Наш самый классный класс

  Я сформировалась только к студенческим годам, а в подростковом возрасте была рослым, худеньким гадким утенком. Как -то один мальчишка в классе решил мне сделать комплимент, сказав, что у меня красивые глаза, а ноги, наверное, мне на сдачу достались.  Я страдала астмой и ревматизмом, поэтому школу  посещала нечасто особенно в холодные месяцы года. Когда учителя при перекличке называли мою фамилию, им  хором отвечали, что я ушла на   зимнюю спячку. Обучения на дому тогда не было, приходилось заниматься самостоятельно. Благодаря хорошим учебникам программа усваивалась без труда, я без напряжения училась без троек и вместе со всеми переходила из класса в класс.

        Класс у нас был дружный. В новой 59 школе г. Магнитогорска мы занимались с начала четвертого класса. Школа тогда стояла на окраине города. На уроках мы с интересом наблюдали из окна, как быстро строились дома рядом, украшенные рисунками книг, самолетов  и  ракет. Страна великих строек отмечала первые космические успехи. Советские спутники бороздили дали Вселенной. Все ликовали и поздравляли друг друга, когда успешно завершил полет вокруг Земли Юрий Гагарин. Многие мечтали повторить подвиги Германа Титова и Валентины Терешковой, стать учителями, инженерами и врачами, усердно постигали азы наук. Ребята в классе были разные, но дружные. Знания быстро выветривались, но воспоминания о школьных годах в памяти одноклассников сохранились живыми и светлыми, как и вера в то, что мы живем в самой лучшей стране на планете — в СССР.

         Ирина Погудина из параллельного класса «Г» рассказывала, что им не нравилось, что учитель истории одновременно вел уроки труда у мальчиков, и их класс, не сговариваясь, убегал с уроков истории на Урал. Мы из класса «Б» срывами уроков не отличались, материал особо не зубрили, но на все уроки ходили регулярно, хотя рассказы об исторических событиях слушали в пол - уха. Люба Бабенко и Надежда Чуприкова весело разрисовывали совместное фото, добавляя усы, рога и хвосты чернилами друг другу. Историк добродушно показал этот шедевр классу: «Посмотрите на эти автопортреты». Девчонки ненадолго притихли. Потом Надежда станет зубным врачом и уедет на Дальний Восток. С Любашей Бабенко мы будем дружить долго, погуляем на свадьбе друг у друга, но потом она закончит металлургический факультет МГМИ, выйдет замуж, родит двух шустрых сыновей и уедет работать в «почтовом ящике» в Ижевске. Так разойдутся наши пути. Большеглазая, очень шустрая Ольга Футман закончит инфак, но будет работать в суде, а потом уедет  дочке на Юг, в Новороссийск.

      Но это будет потом, а пока мы с Леней Гуляковым на последней парте второго ряда вели доверительные  беседы. Так я узнала, что ему нравится симпатичная девочка Люба  Смалько с темными длинными вьющимися волосами и карими глазами,  отдававших рыжинкой. Моя подруга, носившая домашние задания во время болезни, Любаша Бабенко дружила с русоголовым и сероглазым Юрой Роговым. Кареглазая и чернобровая брюнетка с ладной женственной фигуркой нравилась многим ребятам в квартале, но выбрала одноклассника и они долго гуляли по улице после уроков, держась за руки, ходили друг к другу в гости. Я хорошо относилась к «Гуле» и из добрых побуждений хотела сблизить его со Смалько, рассказала Любе о  чувствах Гулякова, клятвенно пообещав ему о доверенной тайне никому ни «гу — гу». Скоро об этом узнал весь класс и Леонид несколько дней со мной не разговаривал, но потом надо было обменяться информацией во время контрольных и размолвка была забыта.

          0 секретах Полишинеля знали все. Жанна Виштал с красивыми серо — зелеными глазами и с огромными ресницами, ходившая в музыкальную школу с объемной виелончелью, сидела за одной партой с самым классным парнем в классе, по ее мнению, Игорем Доржиевым, но первой любовью у нее был Володя  Мизецкий из параллельного класса. Миловидная голубоглазая Ольга Скитаева с красивой бабеттой из начесанных каштановых волос, украшенной огромными белыми бантами по бокам, дружила с квартальскими ребятами более старшего возраста. Пухленькая невысокая Лида Нижегородова с красивым носиком, усыпанным веснушками, общалась со сташеклассником, а  Витя Павлов рассказал, что его сестра - рыжеволосая Галина - «завела роман» с совсем взрослым парнем.

            Несмотря на желание казаться более взрослыми, подростки оставались несмышлеными детьми. В коридоре следила за дисциплиной строгий завуч  Валентина Владимировна, которая в школе у всех вела химию и за излишнюю полноту получившая кличку «химбомба», поэтому на переменах «бэшки» отводили душу в родном классе, носились по партам, толкали друг друга, в общем бесились от души. От мальчишек, особенно от Гришки Красильникова, нередко доставалось и девчонкам. Только не трогали крепкую черноглазую очень спортивную Веру Намаконову, которая могла кому угодно двинуть только так, за что пользовалась «уважухой» у всех парней в классе. Характер Вера имела добродушный и покладистый, сплетничать не любила, была справедливой и уважали за это ее не только ребята.

             Тишина царила на уроках математики, которую вела классный руководитель Галина Николаевна, поддерживающая не только дисциплину, но и хорошие отношения со всеми родителями, которая могла пожурить не только за излишнюю подвижность, но и за «винегрет в голове», если кто — то путался при доказательстве теоремы. Кареглазая красавица с роскошными золотистыми локонами, завязанными хвостом, учитель русского языка и литературы Валентина Владимировна  была доброй, но на ее урках было так интересно, что слышно было муху, жужжащую в тишине. Биологичка Маргарита так увлеченно рассказывала про пестики и тычинки, строение и повадки животных, что мы однажды с Жанной Виштал решили препарировать лягушек, но так как нам не удалось добыть хлороформ для их усыпления, затею оставили и переключились на сочинение песен. Я писала стихи, а Жанна сочиняла музыку. В трудные жизненные минуты мы оказывались рядом. Жанна закончила консерваторию, но, выйдя замуж за Мизецкого, потом с ним разошлась, ушла из музучилища на комбинат, чтобы вырастить дочку, заработала горячий стаж и успешно занималась бизнесом. Мы и сейчас почти ежедневно звоним друг другу.

        С Валей Вдовиной, закончившей медучилище, судьба меня столкнула, когда, почувствовав смерть бабушки, я в пять часов утра прибежала в комбинатовскую больницу, где она лежала. Валя, дежурившая в приемном покое, дала мне халат и пропустил меня в отделение, молча без слов осушила мои слезы в минуту горя. С Галкой Казаковой, «казаком в юбке», я встречусь неожиданно в новых кварталах, где мы окажемся живущими по соседству. В школе она слыла отчаянным сорванцом и любимицей одноклассников, учителям нередко дерзила, но ей как — все прощалось. Галка мечтала стать хирургом, но успехи в школе были не ахти какими, она стала строителем, уехала в Новороссийск, родила двух дочек, в девяностые продала квартиру и вернулась после смерти родителей и брата в их двушку, не брезговала алкоголем, скоро сменила место жительства и пропала из виду. Я не обо всех рассказала, но всех помню и люблю. Почему так щиплет глаза и радостно на душе одновременно, когда вспоминаешь о самых классных в мире выпускниках из 8 «б» класса 59 школы?

           Парни в классе были очень умными, большинство учились хорошо, только Жувасина химичка стукала головой об стену, заставляя запоминать формулы и даты. Выше меня был только Саша Первушин, похожий в очках на Знайку из волшебной повести Волкова. У нас с ним были хорошо подвешены языки и нас вызывали к доске на открытых уроках, а англичанка фотографировала, когда мы превращались во время сценок в английских денди и леди. Саша Щербина, Алеша Шеренков и другие хорошо «шарили» в физике и математике, большинство ребят закончили МГМИ и судьба разбросала их по свету, но некоторых вернула в родной Магнитогорск. Пусть они дополнят своими воспоминаниями историю о нашем классе.

               Поредели наши ряды, нет в живых Лени Куньшина, Вити Павлова, Сергея Кузнецова и Веры Намаконовой. Опустела без них Земля, но в памяти нашей они останутся жить вечно.


Рецензии
Во времена СССР все классы были классные, во всяком случае до года эдак 1975. Потом уже и в школы начала вползать гниль из взрослой жизни. А нынешняя молодежь... Если нас можно было сравнить с хорошей песней, например, "Березы", то на их долю достанется тупая скороговорка рэпа.

Геннадий Ищенко   13.07.2019 07:26     Заявить о нарушении
Спасибо, Геннадий, Вы очень верно подметили тенденцию нашей школы.Кроме того. раньше воспитательная работа была нацелена на патриотизм и коллективизм. а теперь нравственные ориентиры размыты. Из школьной программы выброшена "Повесть о настоящем человеке" Полевого, но второклассникам предлагается читать стихи Бальмонта. в которых они ничего не понимают.Поэтому подростков прельщает рэп.

Нинон Пручкина   13.07.2019 10:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.