Диспансеризация

ОТ АВТОРА: первоначально этот рассказ назывался "Бог есть!" Однако, почувствовав, что на Прозе.ру недостаточное количество истинно верующих, автор решил изменить название...

***************************************** 

Ноне власть о пожилых  как следует думает…

А у меня возраст стал такой деликатный, что делится на  два и даже на три.  Соседка (она всё время радио слушает, так что в курсе) говорит: «Ефросинья, коль на два делится, то беги делать дис-пан-СЕРИ-за-цию». (Ишь, слово-то какое придумали, и не выговорить. Нет чтобы по-русски сказать обчее  обследование).
 
Мне (скажу по секрету) девяносто. Обычно солидные женсчины свои годы скрывают. А тут куды деваться?  И на два и на три делится без остатка (чтоб такое понять, и высшего не надо).
 
Прямо скажу: «Бабка я бодрая, и пока без чужой помосчи обхожусь. Всё сама да сама:  приготовить иль убраться, иль постирушку какую,  – в общем, годов своих прямо и не осчусчаю»…

А тут все так удачно сбежалось, внук себе новый телефон купил…

Мы все, домашние, пришли смотреть: коробка большая, красивая. Стал он её открывать, телефон достал, ну, прямо скажу, внутрях коробки одна бумага. Сам-то телефон всего ничего, правда, большой, с ладонь, а коробка почти как от телевизора. Но это я шучу, ха-ха, конечно, помене будет. В общем, он коробку бросил,  а я её решила спользовать, то есть с пользой употребить.

Раньше-то я в свою полуклинику бегала – одна нога там, другая – здесь, и уж к вечеру органон и проверила, всё ль на месте, ничего ль не потерялось и как функциклирует.  А ноне после всяких забот обо мне «сверху» так просто, как раньше, не случается. Надо спервоначалу к доктору обчей практики бежать, а уж там получать направление на анализ - ну, сами понимаете, чего…  И только опосля к другим шпецам…

Побежала я к дохтуру.  Дохтур - не нашего обличия. Даже затрудняюсь определить, из каких мест будет. Тот на меня и вовсе не глядит, а в компьютер уставился и нормально так, по-русски грит:

- Вы зачем пришли?

Я и отвечаю:

- У меня на два делится без остатка.

А он:

- Что?

Я ему:

- Годы, милок.

Дохтур - мне:

- Какие годы, голубушка? Вид здоровый. На щеках румянец. Одышки нет. Зачем нам, дорогая, эти формальности?  Ясное дело, к таким годам может что-нибудь и разладиться - слегка… Жалуетесь на что-нибудь или сразу отказ от диспансеризации писать будем?

- Жалюсь, сынок, тебе, сплю плохо, аппетиту совсем нет и голова время от времени совсем не моя…

А он спрашивает:

- А чья?

- Ну, вроде моя, а вроде и нет…

- Не стыдно? В вашем возрасте,  когда большинство гораздо младше Вас давно пустили дым или заняли законное место в отведённых местах и спокойно отдыхают от всех забот, Вы, моя дорогая, приходите к нам и требуете обследования.  Хотя ясно, что коли до таких лет добрались, то у Вас там внутри машина нормально пашет. Зачем  по врачам ходите, уважаемая, и время отнимаете от действительно больных, которые до таких лет не доживут?

(Видимо, про себя думает: «Это ж надо, баба-яга лет на шестьдесят глядится в девяносто).

Женсчина я не глупая и сходу всё поняла:

- Рано отпеваешь, милок, я тебе ещё кровь попорчу.

А он мне (разговорчивый вместо того, чтоб дело делать):

- Вот  из-за таких, голубушка, как вы, я каждый день сам вынужден кровь на анализ сдавать. Так зачем пришли, красавица моя?

- Так в газетах пишут, ежели на два делится, то в самый раз эту самую          дис-пан-СЕРИ-за-цию  надо проходить. Так что пиши мне, милок, на всё бумажки.

Дохтур - мне:

- Хватит мне, уважаемая, мозги пудрить отсутствием головы. Идите себе в коридор, а бумагу вам принесут.  А к специалистам пойдете, когда анализы сдадите!

Принесли мне целую пачку бумаги.  Это я взяла и домой пошла. Там в трёх очках разглядела. Вначале анализ жидкий (сами понимаете), потом твёрдый (если получится), потом кровь, в трёх видах:  из пальца, из вены и на СПИД. Идти это в больничку в чужом районе, потому что наш район шибко большой – целых два объединили. И оттого анализ чёрт-те где (свят, свят) принимают.

Ну, делать нечего… Взяла я припасённую коробку (от внукова телефона), всю ночь мучилась, но анализ собрала. В коробку вставила, а на каждой ёмкости на бумажках свою фамилию написала и резинками к банкам прикрепила.  Очень хорошо в коробку они легли, закрыла – загляденье! Никто и не подумает, что анализ, все будут думать, что крутой телефон.

И с утра, ни свет ни заря, перекрестившись, радостно полным ходом в метро. Хорошо о нас заботятся – карточку москвича приложила, огонёк зелёный - проходи, вот я и внутри! Только спустилась, а тут и поезд подошел. Ехать-то далеко…
Машинист как меня узрел, заботливый такой вижу…, меня ждёт.  Поезд стоит,  не уходит.  В вагон вошла, ну и поехали…

Коробку рядом с собой на сиденье положила. Пусть все видят, какая крутая бабка.  Ехать «не ближний свет», глаза прикрыла, дремлю. Открыла – парень стоит, мне улыбается… Я и опять глаза закрыла. Открыла – пора выходить. Глядь, а коробки-то из-под телефона с анализом и нет!

Вот, думаю, тать, а улыбался! Опять мне ночь мучиться, анализ делать, ёмкость одну-другую ещё найду, а вот коробки такой уже нет!

Однако  дело это так бросать нельзя. Наверно, он на той станции сошёл, где я глаза смежила. Не будь дура, сразу  на другую сторону перешла и поехала…
Выхожу на той станции, а тут и он, голубчик, мой анализ распаковывает, и уже рукой внутри шарить собрался. А я как закричу:

- Милиция, милиция! Держи вора!

Как меня увидел нахал, так коробку бросил. И сразу бежать…
 
А милиционэр шпанца того схватил и ко мне подводит:

- Что же это вы, уважаемая, криминал в соблазн вводите? Разве можно одной с такой обновкой ездить. Надо было её для осторожности в какую-нибудь бумагу дополнительно обернуть.  Но теперь, это дело прошлое… Придётся вашу коробку с телефоном, как вещь-док, у Вас до суда изъять. А теперь пройдёмте в отделение на оформление…

Тут я представителю власти и говорю:

- Милок, так то ж не телефон, а коробка одна. В ней у меня анализ - на сдачу везла. А этот тип у меня его стибрил.

Парень, что наручником к милиционеру был пристёгнут, даже от расстройства в депрессию вошёл, и кричит:
 
- Это надо было до такого додуматься!...
 
Тут и милиционэр:

- Коль у Вас, гражданка, коробка только, то её мы как вещь-док брать не будем. А коль предмета нет, то и паренька  придётся отпустить. Ему и так пример будет: у пожилых коробки нельзя тибрить.

Отстегнул шпанца. Только мы его и видели…

И мне:

- Давайте, гражданочка, я Вас провожу, а то ещё какой-нибудь шкет на Ваше добро польстится…

Всяк история своего конца требует. Вот и моя тоже…

Как из метро вышла, так анализ в сумочку переложила, а коробку в мусорной контейнер отправила.
    
Что сказать: всё сдала, и даже на СПИД.  А потом к себе полуклинику отправилась. Дохтура обрадовать.  А там всех обошла, кого надо. Они говорят: ещё лет сто бегать будете, если кто ножку не подставит.

Эх, хорошо у нас милиция работает. – Бог есть!…


Рецензии
Смешно написано, Александр! Я например смеялся над тем, что видать баушке трудновато будет еще раз анализ сообразить, не каждый день у старушек получается (по своей тетке знаю-беда!) Ну и дальше по тексту...
Хороший рассказ, ироничный и оч. жизненный!

Граф Орлов Орлов   11.10.2019 20:32     Заявить о нарушении
Рад видеть Ваше Сиятельство. Спасибо за чтение. Всех благ АЧ

Александр Черенков   12.10.2019 00:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.