Когда прошлое становится будущим. Фантастический р

     Тунгусский феномен уже более века тревожит любознательную общественность, а внятного ответа на вопрос: «Что это было?» до сих пор нет. И это не смотря на множество научных экспедиций, отряженных в разное время к месту падения тунгусского «метеорита».
    
     Тунгусский феномен… Удивительный и таинственный. В самом начале ХХ века по небу Восточной Сибири пронеслось нечто ослепительно яркое и оглушительно грохочущее. Повалило и сожгло массу, мирно растущего, леса. Вызвало переполох, основательно тряхнув землю. Устроило белые ночи гораздо южнее тех мест, где  тем положено было красоваться.

     И случился этот феномен между реками Леной и Подкаменной Тунгуской. Это было одно из самых нехоженых мест на территории Российской империи. Людских потерь практически не было. Создавалось впечатление, что люди заранее покинули это место…

     В двадцатые годы двадцатого века советский исследователь Л. Кулик исходил вдоль и поперёк арену великого  небесного  действа. Полагал, что в землю врезался метеорит. Но для подтверждения своей гипотезы, он не  нашёл ни одного осколка упавшего небесного камня.

     Позже американцы Л. Лапаз и У. Либби вместе с советским учёным А. Золотарёвым попытались объяснить столь грандиозный небесный фейерверк, проникновением в атмосферу Земли куска антиматерии. Этим они объяснили невиданную мощь взрыва. Однако, позже, их версия была отвергнута ввиду её чрезмерной экзотичности.

     Советский писатель – фантаст А. Казанцев изложил свой вариант тунгусского «чуда». По его предположению, над Подкаменной Тунгуской потерпел катастрофу инопланетный космический корабль, использовавший для своих нужд ядерное топливо. Тоже, не прошло. Уровень радиации не превышал природного фона.

     Потом стала господствовать теория кометного происхождения тунгусского явления. Предложили её американец Ф. Уипл и советский астроном Астапович. Они допустили, что ядро кометы было слеплено изо льда и взорвалось оно на высоте 5 – 10 километров. Не круто ли для снежка, пусть даже  и космического? И эта гипотеза, увы, тоже, была подвергнута сомнению.

     Но существовала ещё одна интересная версия, касающаяся Тунгусского феномена, которая так осталась не замеченной бдительным научным оком. А зря. Выдвинул её местный шаман, который был непосредственным свидетелем замечательного небесного явления. Ему удалось, с помощью  камлания, определить истинную природу таинственного Тунгусского «метеорита». По его авторитетному мнению,   устроили грандиозный небесный фейерверк в районе Подкаменной Тунгуски боги огня.  А кто они такие, эти боги огня, было совершенно не ясно…

     Окрестности падения «метеорита» уже давно стало заповедником. Это место с коих пор посещают туристы, осваивая тропу первопроходца Л. Кулика, а воз и ныне там. А что падало с неба и что так невиданно бабахнуло, никто достоверно не знает до сих пор. Вопрос: «Что это было?» так и повис в воздухе…

     Академические круги Центра хронопутешествий решили, в конце концов, внести окончательную научную ясность в перезревший вопрос Тунгусского феномена. И снять эту проблему с научной повестки дня, было поручено  опытному путешественнику во времени, Глебу Дронову.

     Непосредственный шеф Глеба, Год Веков, на этот раз, не стал докучать ему своими нотациями относительно исполнения параграфов Хронокодекса, а просто попросил быть осмотрительным.  Но попросил убедительно. Предприятие, действительно, было очень рискованным. И не столько от того, что в дикой тайге хронопутешественник реально мог встретиться с её хозяином. Это ещё меньшее зло. Здесь главным было, не угодить под раздачу небесного огня. По этой причине экипировали Дронова настолько основательно, что в защитном прикиде своём, он стал похож на инопланетянина. Чего стоили только одни очки – хамелеоны. Предпочли безопасность местной моде. И правильно сделали. Лапти и домотканые холщовые штаны, с такой же рубахой, представлялись слабой защитой от опаляющей ударной волны. Ожидалось, что над головой может рвануть с десяток мегатонн в тротиловом эквиваленте. А это не шутки…

     Утро, 29 июня 1908 года. Сутки до ожидаемого небесного фейерверка. Дронов шёл по навигатору. Маршрут был тщательно отработан. Он вёл в сторону эпицентра взрыва. Дронов двигался осторожно и держал ухо востро. Местный топтыга зверь серьёзный и шутить не любит.   И ему было не комильфо, когда кто-то чужой,  без спроса, вторгался на его законную территорию. И мишку понять можно: незваных гостей не любит никто.

     Потеряться в нехоженой тайге Дронов не мог. Не позволяла электроника. И, тем не менее, чувствовал себя он не совсем уютно. Лес жил своей жизнью.  Он был полон шума, треска, визга, рёва и щебетанья. Но разумных звуков в этой какофонии звуков слышно не было, что немало расстраивало Дронова. К тому же, несмотря на профилактические меры, допекала таёжная гнусь.

     Хронопутешественник  вышел на лесную поляну и вздохнул свободней: здесь хотя бы больше солнца и обдувает свежий ветерок.  Неожиданно, на противоположной стороне поляны он увидел одинокую человеческую фигурку. Приложился к биноклю. Судя по внешнему виду, это был представитель местной народности. Дронов обрадовался тому, что, наконец, встретил живую душу. А человек, не замечая хронопутешественника, предпринимал тщетные попытки сбить, разбегавшихся оленей, в стадо. Те же противились: им нравились простор и сочная трава.
Хронопутешественник подошёл ближе.
- Эй, человек!
Тунгус поднял голову и, открыв рот, замер на месте. Наверное, переваривал создавшуюся ситуацию, усиленно размышляя над тем,  откуда мог взяться  этот, обвешанный разными непонятными игрушками, странный человек. Хотел было бежать, но Дронов остановил его.
- Постой! Я не причиню тебе зла!
Подошёл совсем близко. Улыбнулся.
- Друг, я вижу, ты понимаешь по-русски.
Уроженец здешних мест испуганно кивнул.
- Говорю немного, однако.
Хронопутешественник облегчённо вздохнул.
- Это хорошо. Хоть, пообщаться есть с кем. А то в тайге одичал совсем.
Неудачно пошутил:
- Там  медведи не очень разговорчивы.
Собеседник не шевельнулся. Лицо каменное. Видно, шутка  прошла мимо кассы, или у адресата было туго с чувством юмора.
Дронов спросил:
- Как зовут тебя, добрый человек?
Тунгус с трудом разжал губы.
- Аристотель. А фамилия моя  Иванов, однако.
Дронов улыбнулся.
- Славное у тебя имя, знаменитое.
Тунгус немного оживился.
- Отец так назвал. Говорит, красивое.
Хронопутешественник поинтересовался:
- Ты, наверное, хорошо знаешь древнегреческую философию?
Аристотель отрицательно покрутил головой.
- Философию, говоришь?  Нет, не слышал о такой.
Добавил для убедительности:
- Неграмотный я, однако.
Глеб мягко улыбнулся.
- А я думал, что ты философ, раз носишь такое имя.
- Оленевод я, однако.  У нас в роду философов никогда не было. Одни оленеводы.
Тунгус пристально рассматривал высокого, атлетичного, диковинно экипированного, пришельца.
- А ты кто будешь, человек со стеклянными глазами? Я много хожу, много вижу. Но таких людей, как ты, в наших краях, не встречал, однако. Откуда пришёл к нам?
Дронов неопределённо взмахнул рукой.
- Я пришёл издалека. И путь мой был труден.
Абориген продолжал изучать странную внешность пришлого человека. Не усмотрев в пришельце никакой угрозы, он окончательно освоился.
- Скажи, человек со стеклянными глазами, тебя сюда послали боги огня?
Хронопутешественник покачал головой.
- Нет. Я пришёл сюда сам, по собственной воле. Путешественник я.
Аристотель поцокал языком, выражая изумление.
- Один? В наших местах? Смелый ты, однако. Даже, шибко смелый!
Дронов задал встречный вопрос:
- А ты, друг,  куда путь держишь?
Аристотель махнул рукой в сторону запада.
- Ухожу я отсюда и оленей своих увожу. Стойбище уже ушло. Я последний остался тут. Олени глупые, однако. Не хотят уходить.  Здесь корма шибко много.
Глеб удивился.
- Зачем ты угоняешь их?
На неподвижном лице пастуха отразилось беспокойство.
- О, человек со стеклянными глазами, шибко надо отсюда уходить. Шаман так сказал. Все уходят из этих мест. И сам шаман тоже ушёл, однако.
Хронопутешественник почувствовал, что разговор подошёл  к чему-то важному.
- Скажи мне, друг, а зачем шаман велел тебе уходить из этих мест? Корма здесь много. Да и олени уходить не хотят.
Тунгус взволнованно ответил.
- Шаман говорит, что завтра утром здесь будет большой огонь с великим громом. Прилетит он с неба. И ещё будет шибко сильный и горячий ветер. Он повалит много деревьев. Кто останется, тем будет плохо. Людям будет плохо. Оленям будет плохо. Зверю будет плохо.
Глеб понял, что удача вертит хвостом прямо перед самим его носом.
- А скажи мне,  Аристотель, откуда шаман знает, что завтра в этих местах будет сильный гром с огнём и ветром?
Тунгусский Аристотель, подобно  Платону из «Афинской школы» Рафаэля, многозначительно поднял к небу указательный палец.
- О, человек со стеклянными глазами, шаман много знает! И люди слушаются шамана.
Глеб добродушно усмехнулся.
- Аристотель, не называй меня больше «человеком со стеклянными глазами», хорошо. Глаза у меня такие же, как у тебя. Лучше зови меня Платон. Получится гармоничная пара. Договорились?
Тунгусский «философ» кивнул.
- Договорились.
Дронов полюбопытствовал:
- Скажи, почему люди так беспрекословно слушаются шамана?
Аристотель, всем своим существом, выразил глубокое удивление наивной некомпетентности человека со стеклянными глазами, который назвался Платоном.
- Как это почему? А кого ещё слушать?
Перевёл дух. Потом  сакральным голосом продолжил:
- Только шаман может говорить с духами и богами. Больше, никто!
Дронов продолжал сыпать вопросами:
- Что ещё говорил мудрый шаман про завтрашний день?
- О, мудрый шаман открыл великую тайну. Он сказал, что завтра боги огня покинут наше стойбище и уйдут на небо!
Удивлённый Дронов подумал, что ослышался.
- Уйдут на небо?
С сомнением посмотрел на местного «философа».
- Ты, наверное, хотел сказать, что они упадут с неба!
Тунгус благоговейным голосом ответил:
- Нет, боги уйдут на небо! Они уедут на железных нартах.  А повезут эти нарты  огненные олени. Огненные олени побегут по небу так быстро, что случится великий гром и содрогнётся земля!
Переведя дух, продолжил:
- А ещё мудрый шаман сказал, что будет великий огонь. Огненные олени будут дышать так сильно, что от их духа на стойбище свалится и загорится шибко много леса.
Дронов пробормотал:
- Кто бы сомневался…
А тунгусский «философ», тем временем, входил во вкус. Он совсем перестал опасаться своего «коллегу», Платона. Покряхтев для солидности, он с энтузиазмом продолжал  излагать тайны огненных богов, поведанных мудрым шаманом лично ему, Аристотелю.
- У богов огня  другое время. Совсем другое. Оно не такое, как у оленеводов, однако.
Новоявленный Платон вздрогнул от неожиданности:  только что тунгусский Аристотель сообщил прелюбопытнейший факт, касающийся особого времени неких богов. Феномен особого времени переводил разговор в совсем иную плоскость, поскольку затрагивал фундаментальные проблемы мироздания.
- У огненных богов другое время, говоришь! Аристотель, что ты этим хочешь сказать?
Аристотель прищурил и без того узкие глаза. Он так делал всегда, когда тема разговора касалась проблем философского масштаба.
- У огненных богов время всегда идёт от конца к началу. Так сказал шаман. А он неправду говорить не станет. Ведь боги и духи, с которыми он говорит, никогда не лгут.
Дронов иронично улыбнулся.
- Тогда получается, что боги огня вначале рождаются очень старыми, а потом всю жизнь молодеют, так?
Узкие глаза тунгусского «философа» мигом стали широкими. Он не знал, как выйти из парадоксальной ситуации.
- Мне шаман об этом ничего не говорил.
Всё то, что услышал Дронов, выглядело, мягко говоря, не слишком убедительно.
- Шаман, говоришь?
- Шаман!
И тогда самозваный Платон, мучаясь в поисках истины, задал тунгусскому Аристотелю вопрос на точность:
- Аристотель, скажи мне, когда, конкретно по времени, огненные боги завтра уедут на небо?
Оленевод ответил, не моргнув глазом.
- Они уйдут, когда утреннее солнце зависнет над макушками сосен!

    Лицо Дронова сразу стало серьёзным. Ироничная улыбка мигом стёрлась с его лица. «Откуда тёмный, местный шаман мог знать, - подумал он, - что завтра, в семь часов утра, 30 июня 1908 года, в районе Подкаменной Тунгуски произойдёт грандиозное событие, которое вошло в историю, как  Тунгусский «метеорит»? Откуда ему было известно, что будет повалена и сожжена тайга  на большой территории? И главное, люди были заранее предупреждены об опасности.  Выходит,  дремучий шаман, в самом деле, что-то знал? А если так, то откуда у него эта информация? У мифических огненных богов умыкнул? Или у духов выкамлал? Это уже серьёзно.  Ну, и чудеса!».

Липовый Платон задал, ещё один, уточняющий вопрос местному Аристотелю:
- Скажи мне, шаман с огненными богами встречался?
Тунгус покачал головой.
- Их никто из наших людей не видел, однако. И не мог увидеть.
Дронов удивился.
- Почему? Ведь они находились в стойбище, перед тем, как уехать на небо!
Тунгус снова прищурил свои глаза.
- Они сразу улетели…
Выдержав небольшую паузу, важно добавил:
- Платон, для них наше завтра - это их вчера, а наше вчера – это их завтра.
«Неужели эти боги огня, действительно, живут в потоке времени, - с удивлением подумал хронопутешественник, - который направлен вспять, по отношению к потоку  времени, в котором живём мы? Разве так бывает?  Бред какой-то!»
Видя смущение пришлого человека, тунгус мягко заметил:
- Платон, я про время тоже, по началу, ничего не понял, однако. Но шаман мне всё объяснил. И ты, тоже, не сомневайся, однако.
Лицо путешественника во времени снова стало серьёзным. Даже, слишком.
- Скажи, как шаман беседовал с ними?
- Я тоже сначала не понимал, как беседовал с ними шаман, однако.   Спросил у него. Он говорит, что на шибко большом расстоянии. Через голову, однако.
Дронов удивился.
- Телепатия?
Местный «философ» недоумевающе захлопал глазами.
- Платон, я такого слова не знаю.
Глеб доходчиво пояснил:
- Аристотель, если говорить простыми словами, то между богами огня и шаманом произошёл обмен мыслями на расстоянии. Отсюда шаман узнал всё то, что будет завтра.
Местный Аристотель снова захлопал глазами, но хлопал ими не долго.  До него, кажется, дошло…
Нетерпеливо потоптавшись на месте, он предложил:
- Платон, уходить отсюда надо, однако. Шаман не ошибается.
Дронов согласился:
- Пожалуй, пойдём. Вдвоём веселее.
«Философ» выглядел расстроенным.
- Мы уйти успеем. Вот только глупые олени не все уйдут. Жалко оленей, однако…

     Но Дронов уже не слушал его. Его мысли были заняты другим: «Итак, что мы имеем в активе? А в активе мы имеем много чего.  На основании камлания местного шамана выходит, что Землю, действительно, посещали гости со звёзд, которых он назвал огненными богами. Судя по всему, завтра  будет наблюдаться их уход из этих краёв. И если время для космических пришельцев течёт в обратном направлении, как это убедительно утверждал шаман, то в будущем мы станем свидетелями их неизбежного визита на нашу планету. Когда это событие произойдёт, не известно. Всё зависит от межзвёздного расстояния, разделяющего наши миры…».






 


Рецензии