Французский поцелуй


рассказ

В кафе играла легкая музыка. У окна сидела миловидная девушка с чувственным лицом и очень печальными глазами, как будто она только что плакала. Она смотрела в окно… Перед ней стоял фужер вина, чашечка  кофе и тарелочка с  пирожным. Он увидел ее через окно, остановился, некоторое время стоял. Она не обращала на него внимание. Тогда он зашел в кафе и сел за столик рядом. Но она по-прежнему смотрела в окно. Даже ее худые приятно округлые и привлекательные плечи выражали чувства, которые окутывала незримая шаль печали. На таких девушек всегда хочется смотреть, а такие плечи всегда хочется положить руки. Они притягивали к себе. И еще тонкий запах ее духов, который доносился до него и кружил голову.
Он почувствовал ее манящий запах и подсел к ней за стол. Она не сразу обратила на него внимание, выпивая вино из фужера. 
- Добрый вечер.
- Добрый, - ответила она просто и несколько печально.
- Что-то случилось?
- Случилось. Но не будем об этом… Мне не хочется думать о плохом. 
- Я понимаю… Миша… - представился он. - Михаил…
- Можно я буду звать тебя  Мишель?.. – просто спросила она.
- Не возражаю… - ответил он.
Она первый раз улыбнулась и оживилась.
- Я из Франции.  Дедушка в детстве звал меня Фросей. В пять лет я уехала с родителями во Францию. Меня стали называть Абель. У меня сегодня непростой день. Хочется немного забыться.  Ты часто бываешь в этом кафе?
- Нет.
- Что ты на меня так смотришь?  Как будто… Как будто… Как будто ты хочешь…  Ты пришел в кафе, чтобы познакомиться с девушкой?
- Да. То есть, нет… То есть…
- Ты пришел за сексом или для души?
- Одно не исключает другое. Вообще-то я пришел к тебе…
- Ко мне?
- Увидел через стекло и пришел…
- Вот как? Это правда?..  – снова улыбнулась она.
- Правда.
- Ты пришел именно ко мне?
- Да, к тебе.
Она улыбнулась совершенно очаровательно.
- Любовь это все…
- Да, ты права. Давай выпьем за встречу…
- Я люблю выпивать, иногда люблю напиваться. Но не люблю быть пьяной…
Он кивнул.
- Почему ты на меня так смотришь? Словно пожираешь меня глазами…
- Ты мне понравилась.
- Предупреждаю…  Я не целуюсь с первым встречным.
- Давай выпьем за этот день, за эту встречу…
- За любовь, - сказала она весело и с юмором.
Он подозвал официанта и попросил принести бутылочку вина.
- Давай выпьем за тебя предложил он, когда официант налил вино в фужеры.
- За любовь! -  слишком смело восторженно сказала она. Ей нравились его шаловливые кучеренки.
- Нет, за тебя… - твердо сказал он. – За этот вечер, за то, что мы встретились.
- Хорошо, я согласна, давай, за меня, за этот вечер. И за нашу встречу…
Они подняли фужеры и выпили.
- Расскажи о себе… - попросил он.
- У меня все довольно прозаично. Живу в Париже… Закончила колледж. Учусь в университете. А ты?
- Все очень похоже… Предлагаю еще выпить.
 Она отрицательно покачала головой.
- На этот раз, за любовь.
- За любовь… -  засмеялась  она и согласилась.
Он позвал официанта и снова попросил им наполнить фужеры.
- На брудершафт, - предложил он  и, чтобы она не получить отказ, с особым значением добавил. – За любовь!
Она посмотрела на него внимательно и спросила:
- За любовь, на брудершафт? Это  можно…
Они с фужерами заплели руки и выпили вина.
- До конца, - предложил он. – За любовь нужно до капельки.
Они теснее сплели руки и выпили из фужеров вино до капли.
- Теперь нужно три раза поцеловаться.
- Это должен быть дружеский поцелуй…
Он кивнул. Они три раза поцеловались, подставляя друг другу щеки.
 - Но ты же не целуешься с первым встречным, - сказал он,  улыбаясь и хитро  насмешливо щурясь.
- А кто сказал, что ты у меня сегодня первый? Ты у меня сегодня третий или четвертый…
- Как? – удивился он и растерялся.
- Не в этом смысле. Если ты обо мне плохо подумаешь, то я обижусь, восприму,  как оскорбление, и уйду.
- Нет, что ты… Но это как-то, понимаешь ли…
 - Ты потом все поймешь, - успокоила она его.
Они выпили еще вина, разговорились. Он взял ее за руку.  Она не убрала свою и не отодвинулась, когда он подсел поближе.
- Ты очаровательна, - сказал он ей нежно и поцеловал губами завиток и потом щеку, едва касаясь ее.
- Кто-то выпрашивает у меня поцелуя, - благосклонно улыбнулась она.
- Только один поцелуй…  Всего один поцелуй… - прошептал он ей на ушко.
- Один ничего не значащий поцелуй. 
- Да, - сказал он, хотя слова «ничего не значащий» его покоробили.
- Поцелуй это ветерок души…  Это проверка на состоятельность… Небольшой тест мужчины… Проверка жизни. Возможность, чтобы счастливо проводить вот это мгновение жизни. Это предъявление  доказательства, что мы еще дышим, смотрим друг на друга, сидим в кафе и пьем вино… 
- Да, ты права. Это мгновение  больше не повторится. Но оно может оказаться самым дорогим в этой жизни.
Она повернулась к нему и ее губы оказались около его. Они посмотрели друг на  друга, медленно сблизились и поцеловались.  Это был нежный поцелуй. Они словно пробовали им жизнь на вкус.  И когда поцелуй наполнил их, она чуть отстранилась, опустила голову и отвернулась.
- Все хватит, - сказала она.
- А мне немножко не хватило.
- Ты хочешь продолжения?
- Да. Твои губы упоительны, но я не утолил жажду.
- У нас осталось вино.
- Выпьем за поцелуй, - предложил он. – Ничего не значащий, легкий, первый, кружащий голову.  Выпьем за поцелуй, который открывает жизнь, за поцелуй – разведчик, которы ищет и находит продолжение.
- За поцелуй – праздник.
- И еще за то, что в жизни все повторяется. 
Она промолчала. Он налил вина. Они выпили. Он снова взял ее нежно за руку. 
Их руки уже играли на столе и под столом, как милые, ласковые зверьки, то прижимаясь друг к другу, то кувыркаясь, то ложась сверху, то оказываясь снизу. Руки делали все то, что хотели бы делать их обладатели.  Они рассказывали, декларировали  всем об этом, но этого никто кроме них не видел.
- Хорошо, - сказала она. – Пойдем.
- Куда? – спросил он.
- Ты все увидишь сам…
Он заплатил за вино, оставив чаевые.  На столе осталась пустая бутылка, пустые фужеры из-под красного вина, остатки которого еще виднелись  каплями на дне, недопитая чашечка кофе и недоеденное пирожное.    
- Куда мы идем? – спросил он, следуя за ней.
- Молчи, - попросила она. – Ты можешь все испортить.  Там, где могут говорить руки, слова бесполезны.
Они прошли метров сто, вошли в подъезд старого патриархального  дома, каких в центре можно было встретить довольно много, поднялись на третий этаж и вошли в квартиру с большими потолками.  В темноте коридора она сбросила с ног туфли, взяла его за руку и повела за собой.  Он тоже сбросил с ног ботинки.
- Я хочу в туалет, - признался он.
- Потерпи немного, - попросила она. 
Они подошли к слегка заправленной кровати. 
- Можно я приму душ? – спросил он.
- Обойдемся без этого, - сказала она нежно. – Думай только о нас. Сними, пожалуйста, рубашку. 
 В ее словах, в той интонации, которой она говорила, он услышал что-то загадочное. Он расстегнул рубашку. Она несомненно была красива.  И эти плечи он мог теперь обнимать.  Она легла на покрывало. Он лег сверху и взялся руками за ее плечи.  Еще недавно он так об этом мечтал.
Он входил в нее и не мог войти до тех пор, пока она ему не помогла.  Наконец, он оказался там, где стремился быть. Он вошел в нее и замер от охватившего его восторга.  Нужно было начинать путь к восторгу, но он не мог пошевелиться, оставаясь под впечатлением от случившегося.  Она словно подсказала ему, что нужно делать, слегка  подаваясь к нему бедрами.  Он двинулся навстречу ей и их движения вошли  в правильный ритм, поднимая обоих к вершинам наслаждения.  Он не мог отделаться от впечатления, что ему что-то мешает. 
- Что это? – спросил он.
- Где? - спросила она.
- Вот это рядом, - кивнул он на бугорок образованный одеялом или чем-то еще под ним.
- Не обращай внимание, - попросила она.
- По-моему, здесь кто-то лежит, - сказал он, - продолжая двигаться.
- Подумаешь… - сказала она.
- Что значит, подумаешь?..  Мне это мешает… Что там? – спросил он и подумал: «Еще одна загадка».
-  Думай о нас с тобой. Не отвлекайся, если не хочешь, чтобы твой Конек-Горбунок упал.
- Не волнуйся, он не упадет… Просто мне интересно, что там…
- Не останавливайся….  Входи в меня.  Ты же так меня хотел.
- Я не останавливаюсь.
- Я перестаю тебя чувствовать в себе… Не уходи.
- Я не ухожу… Но я хочу в туалет…
- Потерпи…
- Меня это тоже отвлекает, - сказал он и подумал: «Все те же загадки».   
- Конек-Горбунок… - напомнила она.
- Я любил, когда мама мне в детстве читала сказку «Конек-Горбунок».
- Я тоже любила сказку Ершова. Не уходи… Куда ты?
- Это временно.  Мне нужно в ванную.
- В ванную нельзя…
«Ну, вот, опять», - подумал он и спросил:
- А  туалет?
- И в туалет тоже…  Не уходи… Все во мне просит продолжения…  Ты еще можешь?
- Могу…
- Тогда входи…  Обними меня…  Вот так… Я чувствую тебя… Я чувствую… Еще! Еще!…
Какой-ты сильный…  Ты же хочешь меня?
- Хочу… Хочу… Хочу…
- Еще!.. Пожалуйста, еще!.. Еще!..
- А… А… А-а-а…
- Не останавливайся…  Еще немножко…  А-а-а!
Нежная расслабляющая волна накатила на них и уложила на постель без сил.
- Теперь мне можно в туалет? – спросил он.
- Я должна тебе кое-что сказать.
- Я готов выслушать, но не долго. Сегодня я, к сожалению, не захватил памперсы, - улыбнулся он. 
- Ты шутишь?
- А что мне еще делать?  Я больше не могу терпеть. 
- Мне кажется, ты ко мне не остыл. Поцелуй меня…
Он снова целует ее несколько холодно, но она так подает себя ему, что он снова зажигается.
- Я жду тебя… Входи…
- Да, я вхожу… У меня не выходит из головы…
- Ты хочешь испортить нам вечер?
- Нет, что ты…
- Тогда займись мной, займись делом, а не имитацией…
- Я в  туалет хочу…
- Он занят.
- Как?..  Кем?..
- Это не важно…
- Кто там?  Почему он так долго?
- Это его дело в конце концов…
- Мне как-то неудобно заниматься любовью, когда в туалете кто-то сидит…
- Кто сказал, что он сидит?
- А что же он там делает?
- Что ты остановился?  Не останавливайся…
- Нет, объясни мне что происходит. Иначе у нас ничего не получится.
Он встал и пошел по комнате. Остановился у двери, которая вела в другую комнату.
- Не ходи туда, - забеспокоилась она.
- Почему?
- Понимаешь, ты там кое-кого можешь встретить.  И это будет не слишком приятная встреча.
- Почему? Кто это? Это какой-то зверь? Ты спрятала там собаку, чтобы она не набросилась на меня.  Почему ты молчишь? Почему она не лает?
- Нет, это не собака. Это хуже…
- Хуже, чем собака?
- Да, хуже…
- Кто там? 
Она молчала.
- Что здесь происходит?.. Кто у тебя в ванной? – спросил он.
-  Там… Это мой кузен… Он пришел с другом. Который захотел меня изнасиловать в извращенном виде… В извращенном я не согласилось… И…
- Что и…?
- Я не дала ему этого сделать. Они поссорились… Боже мой, зачем ты меня об этом спрашиваешь.
- Но я должен знать…
- Подожди…
- Почему я должен ждать?
- Хорошо, я все тебе расскажу с самого начала. 
- Я слушаю.
- Мы с бабушкой ездили на дачу. Хотели на несколько дней. Но все так получилось, что вместо завтрашнего дня мы вернулись сегодня утром. Когда мы вошли, то увидели, что дедушка спит в спальне с другой женщиной.  Бабушка очень сильная, волевая женщина не смогла справиться с собой. Она взяла на кухне сковородку, зашла в спальню и… Она в состоянии аффекта убила, обоих, сковородкой… Ты можешь себе такое представить? Сковородкой? Обоих?.. Когда она увидела, что случилось, то ей стало плохо. Я помогла ей дойти до кровати, и она умерла.
- Это…  Это она там лежит? – кивнул он на бугорок на постели.
- Да…
- А в соседней комнате?
- Ты правильно все понял… И, представь себе, в это время пришли мой кузен, который был в меня давно влюблен и его друг. Мы стали болтать на кухне. И друг кузена захотел меня изнасиловать в извращенном виде…  Он дурачился, надувал презервативы, хлопал их, наливал в них воду и при этом смеялся, как идиот.  Они подрались с кузеном из-за меня. И кузен его ударил. Тот упал и больше не шевелился. Кузен был в шоке. Он метался, не знал, что ему делать и потом затащил меня в ванную. Он давно меня любил, сказал, что ему нужно снять стресс, и стал меня раздевать. Я оттолкнула его, он упал и ударился головой о раковину.   Я его просто оттолкнула…  Ему не повезло.
- Под кроватью тоже кто-то есть? – спросил он нервно и заглянул под кровать. – Мне кажется, что по всей квартире, во всех углах кто-то спрятан.
- Нет, там никого нет. День начался как-то плохо. Я не знала, что мне делать и пошла в кафе, чтобы обо всем забыть. Там я встретила тебя. И ты вернул меня к жизни этим поцелуем. День оказался не таким испорченным, а даже наоборот…
Он молчал. Она начала торопливо одеваться.
- Я улетаю в Париж. Самолет рано утром...
- А как же? – спросил он и посмотрел вокруг.
- Оденься, - попросила она.
Он начал одеваться.
- Ты не мог бы мне помочь? - попросила она.
- Конечно, - ответил он.
- Вызови мне такси в Шереметьево.
Она элегантно открыла стоявшую у кровати дорожную сумку и  стала бросать в нее вещи.
Он достал из кармана мобильный телефон и  вызвал ей такси.
- Ты меня проводишь?
Он кивнул и сообщил:
- Машина будет через пятнадцать минут.
- Хорошо.
- А как же мы? – спросил он.
- Тебе лучше обо всем забыть.
Гибкая и красивая она стояла с сумкой в руках.
- Я понесу, - сказал он и забрал у нее сумку.
Они вышли из квартиры. Она закрыла ее на ключ, и они начали спускаться к подъезду.
Машина стояла у подъезда. Водитель забрал у него из рук сумку и уложил в багажник.
- Не все получилось так, как хотелось бы, - сказала она.
Он кивнул.
- Последний поцелуй, - предложила она. - На прощание… Ничего не значащий, легкий, как ветерок и как пролетающие мгновения жизни.
Он обнял ее. Они целовались и не могли оторваться друг от друга. Она нежно постучала ему ладошкой по спине. И он понял, что пора.
Она, как уже настоящая парижанка, изогнулась в талии, садясь в машину, и помахала ему ручкой на прощание.      
Он стоял, смотрел вслед отъезжающей машине и понимал, что этот день никогда не забудет. На губах еще оставался нежный таявший вкус поцелуя. А около него еще витали ее духи. 

              Конец.


Рецензии
пишите хорошо

Альбина Салахбекова   12.03.2019 01:37     Заявить о нарушении