Иван. В списках не значится...

 
  В апреле 1941 года крестьянин Кошелев Иван Максимович 1914 года из села Топориха Поимского района Пензенской области был призван на службу в Красную Армию. 

  В армию он призвался уже в возрасте 26 лет, когда он был женат, у него был годовалый сынишка Сашка. Знал ли он, что видит свою молодую семью в последний раз, и судьба уготовит ему тяжкие испытания в неволе. В воздухе пахло военной грозой, фашистская Германия к этому времени уже оккупировала часть Европы и вплотную приблизилась к границам Советского Союза.

   И уже в первый день войны, 22 июня 1941 года на базе Киевского военного округа на основании приказа НКО СССР был образован на юго-западном направлении Юго-Западный фронт.

   ***

  Красная Армия на Юго-Западном фронте вела ожесточенные бои, обороняясь от наседавшего врага. Под ударами немецкой группы армий «Юг» войска фронта несли большие потери и, избегая окружения, фронт отодвигался все дальше на восток. Организация сопротивления фронта в силу разных причин теряла управляемость, назревала трагедия. Уже в середине июля 1941 года Юго-западный фронт был под ударами противника рассечен надвое. Немцы, имея превосходство, воспользовались своим преимуществом. Но, даже находясь в таком положении, солдаты и командиры Красной Армии проявляли массовый героизм, защищаясь до последнего патрона и последних сил. 

 Я приведу  лишь несколько примеров из воспоминаний ветеранов Великой Отечественной Войны про тот период лето-осень 1941 года на Юго-Западном Фронте,  а также выдержки из книги британского историка  Роберта Кершоу «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных».

***

  Так участники- ветераны 117 Куйбышевской стрелковой дивизии  1-ого  формирования на встрече 14- 15 июня1986 года в городе Куйбышеве вспоминают о тех событиях:

 «… Оборона города Прилуки была возложена на 28-ую стрелковую дивизию  21-ой армии, ширина фронта обороны было более 20 км.  Вечером 15.09.1941 года 7-ая стр. див. 21 армии под командованием полковника Герасимова А.В. полностью потеряла связь с командованием 21 армии. Силы были не равны, Немцы, применяя танковые обхваты, разрезали оборону армии и, сжимая кольцо, захватывали в плен наших бойцов. Но и они несли большие потери личного состава. Котел, устроенный немцами для Красной армии под Киевом, конечно был невосполнимой потерей, но он также перемолол немецкие дивизии, что позволило задержать наступление на Ростов и Москву.

  О событиях 16 сентября 1941 года, дне когда немцы замкнули кольцо окружения на юге восточнее Киева рассказывает бывший командир огневого взвода 9-ой батареи 707 ГАП лейтенант   Вяткин Александр Андреевич:

«… рано утром огневые взвода нашего дивизиона во главе со ст. лейтенантом Брегой И.Я. двинулись по дороге Прилуки – Пирятин, а оставшаяся часть полка пошла в другом направлении (на Ивковцы). Связь с ними прервалась…».

  Во второй половине дня 16 сентября немецкие танки из 4 т.д. в районе Дедовцы - Голубовка прорвали 28 с.к. и начали продвигаться в тыл обороняющихся войск. Под удар попал штаб корпуса, и управление обороной с. к. было парализовано.

 Артиллеристы 322 ЛАП и 707 ГАП мужественно, до последнего патрона, вели непрерывную борьбу с немецкими танками, однако немцам удалось прорваться к расположению штаба 117 с.д. и захватить переправу через реку Удай в районе Ладин - Журавка. Связь с 67 с.к. была прервана, путь на восток отрезан. Оставался один путь отхода на юг, на Пирятин. 

 Вспоминает бывший начальник штаба 117 с.д. капитан Обушенко Иван Федотович:

«… И вот примерно во второй половине дня из леса вышло 5 танков, открыли огонь по нашему гаубичному полку, который был на огневых позициях недалеко от нас… танки по лесным дорогам прошли и обошли нас…. Штаб 28 с. к. видимо попал под удар танков противника. Кто погиб, а кто мелкими группами выходил из окружения…»
 
   Красноармеец  Сагадаев Фарид Хадаевич, бывший писарь  ПФС 820 сп рассказывает:

 «… 16 сентября тылы нашего полка проехали Пирятин, но дальше дорога была отрезана. Говорили, что это десант парашютистов. Несколько попыток прорваться были отбиты. Появились немецкие танки. Решено было на берегу  реки Удай обоз сжечь, а ночью мелкими группами просочиться из окружения. Река Удай небольшая, но один её берег болотистый, тянется на несколько километров. Многие бросались в реку, думая ее переплыть, но погружались в трясину. Раздавались душераздирающие крики: «Спасите!», «Рятуйте!», а немцы обстреливали из минометов и бомбили с воздуха до самой ночи…».

   Шел 87-ой день войны. Я не случайно описываю подробно воспоминания об этом дне, ведь в извещении для родных красноармейца Кошелева Ивана Максимовича указана дата 16 сентября 1941 года, когда он пропал без вести.

***

  В своей книге британский историк  Роберт Кершоу «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных» пишет о тех трагических событиях, приводя воспоминания немцев-участников войны (солдат, офицеров, их письма домой и дневниковые записи). В России его издало издательство «Эсма» в 2010 году.

  Вот выдержки  из книги: «Подразделения фельдфебеля Макса Кунерта понесло тяжелейшие потери. «Наши потери еще ничего, - заметил кто-то из его товарищей, - вот в батальоне – это да». Второй батальон и разведывательное подразделение на правом фланге потеряло большую часть техники и личного состава. «Повсюду валялись опрокинутые мотоциклы  с колясками и трупы, трупы, трупы наших…».

   В немецких войсках уже к зиме 1941 года быстро вошла в обиход поговорка « Лучше три французские компании, чем одна русская».
 
 Ефрейтор из 72-ой пехотной дивизии пишет домой: « Сегодня утром нам объявили, что русские потеряли 600 орудий и 150000 человек… Что им с того – эта страна неисчерпаема!». 

 Не смотря на трагизм событий на  Юго-западном фронте, план быстрого наступления немцев  на Москву был сорван, ведь они также потеряли часть своих боеспособных дивизий  в этой кровавой каше.

***
 
  Но каждая потеря солдата для Красной Армии также отзывалась болью, ведь за каждым бойцом была семья, которая навсегда теряла своего близкого человека.

   Из окружения, устроенного немцами под Киевом выбрались немногие, и уже глубокой осенью по городам и весям России пошли похоронки и извещения с кратким содержанием «пропал без вести». И семьи, получившие эту бумажки, не знали  что делать - оплакивать своего близкого человека или еще есть надежда, что он еще найдется. Так с этой надеждой и жила до последнего семья дяди моей матери по деду.

   Домой, в село Топориха Пензенской области от него пришло последнее письмо 6 августа 1941 года (жена – Татьяна).  Именно в августе - сентябре 1941 года шли  кровопролитные бои на Юго-Западном фронте, где воевал красноармеец Кошелев И.М., и естественно писать уже письма домой в это время у бойца не было возможности.

  Извещение Поимского РВК « О пропавшем без вести красноармейца Кошелева Ивана Максимовича »  его семья получила  в ноябре 1941 года.  Об этом  упоминается в донесении № 92639 Поимского РВК Пензенской области от 19.11.1946года, в настоящее время оно хранится в архиве военкомата города Белинского Пензенской области. В нем он числился без вести пропавшим с 16 сентября 1941 года.

Продолжение следует.


P. S. На снимке донесение № 92639 Поимского РВК Пензенской области от 19.11.1946 года


Рецензии
Евгений,спасибо за данное произведение.Успехов в личной жизни и литературном творчестве.

Александр Елесин   09.09.2019 19:31     Заявить о нарушении
Вам, Александр, спасибо за вашу оценку. Желаю Удачи в ваших трудах. Евгений

Евгений Кошелев   10.09.2019 06:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.