Муха цеце

                Ивану Д-му посвящается


55+
Письмо психиатра своему коллеге.


От автора: просьба охаивающим психиатрию пройти мимо этого текста. А также: текст не рекомендован лицам моложе 55 лет. Сделайте свой выбор сейчас.


        Ванюша, привет тебе, привет. Давно собиралась тебе написать, столько всего накопилось, но на фоне твоих последних писем как-то неловко. У тебя -  запредельная усталость от бомбежек, социальной неопределенности, заморочек с начальством и персоналом в условиях военного времени, и тут я со своей мухой цеце. Но всё-таки, Вань, прости меня за мои бабские и политически незрелые настроения. Ты – единственный человек на сегодня, кому я могу рассказать то, что я хочу рассказать, и к чьим комментариям я всегда отношусь супервнимательно.


        Итак, к теме. Ты в курсе, что я вышла замуж за одноклассника, и что в этом году нам исполнилось по 60 лет. У мужа день рождения летом, нынче выпал на субботу. А в понедельник юбилейный день рождения у Кости, нашего одноклассника.
 
        Мы с мужем живем летом на даче. Чудное утро летнего понедельника, сидим за  столом, завтракаем. Довольны, что все хлопоты юбилея позади. Я напоминаю мужу, чтоб не забыл поздравить Костю. Как ты знаешь, я давно на пенсии, муж занимается мелким бизнесом. Костя – единственный друг мужа, доктор наук, заведующей крупной лабораторией, очень обеспеченный материально человек. После того, как он женился на аспирантке, моложе себя на 20 лет, наше с ним общение перешло на телефонный формат. Его Света категорически против «нищебродов и маромоев» в своем кругу.

        И вот, Ваня, только я раскрыла рот, чтоб напомнить Васе про Костю, как раздается телефонный звонок на его сотовый. Вася берет трубку, слушает, что-то пытается сказать и вдруг передаёт трубку мне со словами: «Это Костя».

        Сказать, что я удивилась – значит ничего не сказать. Последние полтора десятилетия Костя звонит только затем, чтобы решить свои автомобильные проблемы. И решает их с Васей. При чем тут я?

        Беру трубку, начинаю поздравлять юбиляра с праздником. Но он прерывает меня.

        - Глаша, у меня Катю везут на «Скорой» в Успенку.

        Ванечка, поясняю, что Катя – это 16-летняя дочка Кости, единственный его ребенок. Успенка – это поселок в 18 км от нашего города, в котором находится ОКПБ на 800 коек, куда я была распределена после мединститута, и откуда, отработав тридцать лет, ушла на пенсию.

        На несколько секунд я потеряла дар речи, а потом у меня в мозгах пошла работа. Сегодня же понедельник, а вчера было воскресенье, девочка домашняя, могла с компанией сверстников «на слабО» попробовать какую-нибудь гадость…

        Забегая вперед, скажу, что всё было именно так, как я подумала. Но с утяжелением.

        Костя повторял, что у Кати нет никакого психического заболевания. Сказал: «Я не смог поехать с Катей, потому что мне сегодня надо обязательно быть на работе».

        Выслушав Костю, я спросила, одна ли Катя в «Скорой», он ответил, что со Светой. Я велела обязательно позвонить мне после решения доктора приемного отделения.

        Он перезвонил часа через полтора. Рассказал, что девочку госпитализировали с диагнозом «обследование» и что шизофрения отнюдь не исключена. Я спросила, кто лечащий врач, он сказал «Нонна Матвеевна». Ты должен её помнить, она шла тремя курсами старше нашего с тобой потока, еще вышла замуж за Витьку из комитета комсомола, с педфака. Характер у неё остался бедовым, мы с ней не раз скандалили за тридцать-то лет, но доктор из неё получился нормальный. Скажу тебе честно, я даже обрадовалась, что Катя попала к Нонке, а не к кому-нибудь из этих молодых с платным образованием. Минус был только в том, что я не могла к Нонке приехать и принять участие в Катиной судьбе, потому что отношения с ней не сложились. Но вот дальнейший мой диалог с Костей и есть то, что подвигло меня на это письмо.

        - Глаша, - глухо говорил Костя. – Я забил в поисковик симптомы, и в интернете прочитал, что Катино состояние – это не шизофрения, а отравление мухой цеце.

        Я не поверила своим ушам.

        - Костя, если я не ошибаюсь, муха цеце живет в Африке, а мы с тобой живем на Севере России…

        - Ну так вот и я о том же, - продолжал медленно и монотонно говорить Костя. – Есть перелетные птицы, которые в Африке питаются мухами, в том числе и мухой цеце. Они возвращались на свою родину через наш город. У нас всегда с весны открыта дверь в лоджию, птицы летели мимо, экскременты могли упасть на лоджию, а возле лоджии стоит фикус, испарения могли попасть на листья фикуса, а Катя вчера его поливала, вот и надышалась.

        Ваня, милый дорогой Ваня! Ты меня знаешь. Как и ты, я провела не одну сотню экспертиз – военных, судебных, трудовых, никаким монологом меня невозможно выбить из колеи. Но услышать такой монолог от Кости?! Которого я знаю 56 лет, с садика?! В которого я была влюблена с первого по четвертый класс? С которым столько лет общалась и даже хвасталась ему выпуском своей первой книжки? Я растерялась, Ваня!

        Очень осторожно спросила:

        - Костя, ведь ты – математик, ты доктор наук по технической дисциплине! Кому, как не тебе знать, что такое теория вероятностей! Какова вероятность того, что птицы, съевшие муху цеце, пролетят над нашим городом, что сходят в туалет именно над твоей лоджией, что именно в этот момент дверь в лоджию будет открыта, и что ветер не отнесет их в сторону…

        - Да, Глаша, вероятность этих всех совпадений ничтожно мала, но это не значит, что её нет вовсе.

        Занавес. Картина Репина «Приплыли». Кино и немцы.


        В последующие дни Костя звонил по три-четыре раза. Выходя на грядки, я брала телефон с собой, каждый разговор  длился от получаса до сорока минут. Он рассказывал, как поднял на уши самых крутых инфекционистов нашего города, чтоб Кате провели все необходимые анализы на предмет заражения фекалиями цеце. ДокторА мед.наук не могли послать дОктора тех.наук по короткому эротическому маршруту, они вежливо ссылались на то, что, проживая в северном городе, ни разу не сталкивались со случаями заражения продуктами жизнедеятельности мухи цеце, и потому у них нет необходимости держать в своих лабораториях соответствующие реактивы. 

        Костя рассказывал, как он обзванивал московские учреждения с требованием выслать в наш город для Кати надлежащие реактивы и провести ей анализы, гарантируя полную оплату процедур и транспортных расходов.

        - Меня никто не понимает, меня не хотят слушать, я стучусь в наглухо запертые двери, - монотонно жаловался он. – Ты одна меня слушаешь до конца. Спасибо тебе.


        Однажды я поинтересовалась, говорил ли он Нонне Матвеевне про муху цеце. К тому времени Кате был выставлен диагноз шизофрении, и было объяснено, что употребление большой дозы курительной смеси могло спровоцировать такой острый дебют.

        - Конечно, рассказал, - ответил Костя.

        - И как она отреагировала?

        - Сказала: «Какой вы фантазёр».

        Я сразу же представила, как Нонка выводит в своей тетрадочке стандартные слова «наследственность психопатологически отягощена», и вздохнула. И почему-то подумала: ЧТО должен натворить человек, чтобы в день его юбилея его единственного ребенка увезли в психиатрический стационар с тяжелым диагнозом. Ну ты у нас всегда был атеистом, не буду грузить тебя своими религиозными переживаниями.


        Чем закончилась эта история? Она не закончилась. Костя не дал провести полный курс лечения, забрал дочь из больницы. «Света говорит, что там хуже тюрьмы, завтрак-обед-ужин-прогулки-телепередачи не когда хочешь, а по расписанию, Катя так не привыкла, она не может так жить». Первого сентября Катя пошла в школу, но не смогла проучиться и трех дней, снова срыв, снова госпитализация. Я советовала Косте хоть на этот раз довести курс лечения до конца, но услышала Светин голос: «Да кого ты там слушаешь!!! Что попало!!!». Костя свернул разговор и больше мне не звонил.


        Вот ты знаешь, не был же Костя таким. Мне кажется, в последнее время мир переходит на какие-то странные стандарты поведения, которые ни в одну логику не вмещаются. Причем на всех уровнях. Достаточно включить любую телепередачу.

        Помнишь, мы с тобой встречались в последний раз в Москве на съезде психиатров, женщина-профессор из Казани читала доклад о роли СМИ в развитии психических заболеваний. Нам с тобой понравились в её докладе некоторые положения. Особенно про то, что в сериалах и рекламных роликах людям внушаются и навязываются с закреплением паттерна действия чрезвычайно неадаптивные способы поведения, как  в бытовых, так и в стрессовых ситуациях.

        Люди, которых я знала много лет, вдруг начинают нести полную чушь с абсолютной убежденностью, что они правы. За примерами ходить не надо. Три дня назад в нашем подъезде случилась жуткая драка. Бывший муж зашел поздравить супругу с днем рождения и увидел, что супруга не одна. На часах – полвторого ночи. Когда дикие крики и грохот из квартиры женщины переместились к нашей тамбурной двери, я осторожно приоткрыла двери и увидела, что мужчин пытается вразумлять Полина Ивановна с первого этажа. На секундочку, женщине 83 года, и ничего на ней не было кроме ночной рубашки. 20 лет она выносила мозги и взрослым, и подросткам своими представлениями о правилах поведения. Чехвостила за прозрачные топики и короткие юбочки. А тут! В ночнушке! Босиком! В зимнем подъезде! Слава Богу, уже вызванная милиция, то есть полиция, увезла дебоширов.
 
        - Полина Ивановна, вы что делаете?! Немедленно вернитесь домой!

        А она гордо отвечает:

        - Я – ничего не боюсь! Я – старшая по подъезду и обязана разбираться с нарушителями общественного порядка!

        - Так кто же разбирается босиком и в ночной рубашке?

        - А что такого?! – удивляется она.

        Что это, Ваня?


        Вишенка на торте – это я. Недавно проходила диспансеризацию, дошла очередь до маммографии. Ну прошла, одеваюсь, велено за результатом прийти через три дня. Дошла до гардероба, подаю номерок. И вижу, как с криком, «Задержите её!» несётся по коридору обследовавшая меня пожилая фельдшер.

        Подбегает. Ваня, представь, оказывается, я ушла, не сняв свинцовый фартук! А коридор – длинный. И я шла, не чувствуя тяжести фартука, по всему коридору! Меня что, тоже муха цеце посетила?

        Фельдшер голосила так, что из всех трех окошечек регистратуры и из ближайших кабинетов высыпали люди. Они услышали, как она пригласила следующего пациента и обнаружила отсутствие фартука. Как она осмотрела весь кабинет и не нашла его.

        - 25 лет работаю, ну бывало, в бахилах люди на улицу выходят, но чтобы в фартуке – такого не было никогда!

        Через три дня прихожу за результатом, осторожно открываю дверь, надеясь, что не её смена, смотрю – она. Протягивает мне мои бумажки и очень смущено рассказывает, как за прошедшие три дня еще два человека пытались уйти в фартуке.

        - Мужчину удалось в дверях отловить, а за женщиной бежала, как за вами. Что с народом происходит… - уже спокойно размышляла она.


        Ваня, ты был на нашем курсе самый умный. И остался им, судя по твоим статьям и отзывам о тебе. ЧТО с людьми происходит. Какая муха цеце их кусает. Если даже я, вроде не дура, и то ушла в свинцовом фартуке. Если доктор наук несет такую жуткую чушь. А ревнитель нравственных норм скачет по подъезду чуть ли не в натуральном виде.

        Ну вот, всё тебе рассказала. Можешь кидать в меня тапками. Отчитаешь меня, наверное, в свойственной тебе манере жесткого профессионального юмора.
 
        Поклон супруге. Мир твоему многострадальному краю. И чтоб ни тебя, ни твоих близких никогда не кусала муха цеце.


Рецензии
Вы знаете, действительно люди стали себя вести очень странно. Не все. Но многие.
Телевизор? Инопланетяне? Бесы? Цеце?

Пост и молитва должны помогать.
Спасибо Вам.

Генрих Мак-Палтус   31.03.2019 23:39     Заявить о нарушении
Да, пост и молитва. Я бы к этому добавила ещё послушание. Благодарю Вас за понимание. Помощи Божией Вам на всех стезях.

Глафира Кошкина   02.04.2019 14:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.