Отдых в Финляндии

В преддверье Нового года на двух машинах  мы собрались в Финляндию  на  отдых семьями:  я  с женой,  сын с супругой и двое мелких – пятилетний  внук Дима  и  двухлетняя Анечка.  Выехали в пять утра из Москвы  в сторону Суоми по платной дороге,  чтобы на первом этапе  до Питера добраться  как можно быстрее, ведь впервые отправились в  дальнее путешествие с детьми,  никто не знал, как они поведут себя.  Раннее утро встретило снежной пеленой и   трассой,   залитой грязной  жидкостью, которая оседала на фарах и стёклах снующих машин, ухудшая обзор.  Дорога была освещена,  но фонари мерцали где- то высоко,   а дворники старательно размазывали по стеклу тёмную муть. Если приходилось обгонять фуру, то на несколько секунд видимость  пропадала совсем. Но машин мало, дорога гладкая,  камер нет, -  а скорость  сто сорок  на  хорошей дороге даже  не чувствуется.
И уже к полудню добрались  до Питера.  Дети вели себя замечательно, но им   надо было отдохнуть от кресел и подвигаться. Решили  устроить привал в ближайшем торговом центре, там же и перекусить.  Но, как только съехали с  кольцевой,  попали в капкан,  из которого не было выхода. Вереница на въезд в развлекательный центр растянулась на полтора километра.  Ни вправо, ни влево не свернуть.     Через час припарковались на стоянке  и попали в другую очередь -  из людей на вход. Внутри здания  клубился народ -  казалось,  весь город вдруг в одно время приехал в этот магазин. Едва усадили детей за краешек свободного столика в кафе, накормили их котлетами, предусмотрительно захваченными  из дорожных припасов.  Стоя на одной ноге,  пожевали сами, что нашлось на дне сумки.  И пристроились в хвост очереди на выезд из торгового центра. Когда мы доползли  обратно до кольцевой, уже смеркалось.    Усталые дети мирно спали в своих креслах,  «отдохнувшие» взрослые философски поглядывали на  горизонт.    До границы оставалось больше трехсот километров…
Должен заметить, что мы с женой впервые пересекали границу Российской федерации  самостоятельно,   поэтому,   когда впереди замаячил  человек в форме  и приказал остановиться,  стало немного не по себе.  Пограничник   бегло проверил шенгенскую  визу,   сличил лица  – и открыл шлагбаум:  езжайте. Неужели так просто?  Мы   радостно всматривались в финские пейзажи – какая красота!  Километров через пять  только заметили, что все дорожные надписи на русском.   Продвинутый сын объяснил из своего экипажа  по телефону, что мы все еще в России, - какая досада, мы уже были готовы удивляться доступности Европы.   Но вот она впереди - настоящая  таможня. И длинная вереница   машин.  Полчаса   ползем до развилки. Соотечественники рулят на досмотр   направо,   граждане Евросоюза  поворачивают  налево.  Досматривают всех одинаково тщательно:  –  отпечатки пальцев,  вопросы о маршруте и целях,  придирчивый   фейсконтроль,  проверка багажников.  Вспотев от волнения, суеты и неловкости,   мы с женой выдержали  все  процедуры и отъехали от поста с замиранием сердца. Если у своих так строго,  то что  ждет нас на вражеской границе? 
Очередь из трёх десятков машин на финской таможне не удивила, а настроила   на смиренное  ожидание, которым, видимо, следовало оплатить предстоящий  отдых.  Но неожиданно  весь поток устремился  вперед:   разом зажглись огоньки в десятке окошек пропускных линий,  как будто финский десант пограничников бросили на прорыв русских туристов.   В этом рывке мы потеряли из виду попутчиков,  и остались один на один с таможенным офицером. Подрулили к окошку. Пограничник по-русски  с акцентом  спросил, на сколько дней приехали и куда.  Жена старательно выговорила название курорта: озеро Пеурунка. По застывшему лицу финна было видно -  он не знает, что это такое.  Я честно попытался вспомнить еще какую-нибудь местность из путеводителя,   но на ум  ничего не шло.  Тогда жена,  старательно растягивая гласные в окончании,  выдала, как пароль,  название поселка: «Лаукаа».   Финн  сверился со списком, вернул нам паспорта  и приветливо закивал, мол, проезжайте.   И все? Мы стрелой помчались на площадку досмотра – уже видели, что машины там не задерживаются. 
И тут нас озадачило: ряд высоких металлических  корзин  под общей надписью по-русски: «Мясные продукты, рыбные деликатесы и колбаса к ввозу запрещены. Оставьте их в наших корзинах.»  Жена поджала губы и решительно сжала кулаки: не оставлю! К машине приближался грозный таможенник, а по салону витал предательский запах домашних колбас  с чесноком, красной рыбки и икры. Все это мы наивно везли к Новогоднему столу – и что? Сдать врагу?! Да  пусть попробуют! К счастью, международного конфликта удалось избежать.  Финский пограничник с улицы, не останавливаясь,   приветливо махнул рукой: можно!
Мы гордо проехали вдоль ряда совершенно пустых корзин и пристроились в хвост других машин с доверху набитыми багажниками.  Плохо они знают русских!
Проехав несколько километров, мы не встретили больше постов,   только надписи стали появляться на финском.  Да еще с обочин пропали металлические отбойники. Вместо них появились  тонкие, чуть больше метра штакетины с хилыми светоотражателями,  воткнутые, наподобие лыжных палок,  абы как  в сугробы. Было ощущение, что за очередным поворотом  появится высокий солдат с заиндевелой  бородой, в маскировочном халате,  со снайперской винтовкой на плече и поднимет руку, требуя остановиться.  Образ явно  навеян  фильмами о далёкой войне с финнами.  Однако,  таможенный пост мирно удалялся, а дорога загадочно вела нас в глубь чужой страны.
Двухполосная    трасса –  чистая, без следов реагента. На ней изредка встречался знак ограничения скорости – восемьдесят     километров. Обгон запрещен, поэтому собирается  вереница из десятка машин. Дорога сухая,  с небольшими змейками  пороши, езда по ней безопасна и приятна.  Никого не хотелось обгонять! Лобовые стёкла стали прозрачными, дворники отдыхали после трудной смены. Освещения на дороге не было, но сквозь разлапистые ели,  вплотную прильнувшие к  дороге,  мелькали огоньки окон,  спрятавших в глубине усадеб. К огонькам  от трассы вели  накатанные следы шин. И нам хватало света! Фары десятка машин, сбившихся в караван, освещали  дорогу так, что казалось:   свет передвигается по дороге вместе с нами.
Проехав около трёхсот километров на север монотонно и легко,   мы уже ночью добрались  до места отдыха.
За стойкой рецепции встретил финн,  говоривший  по-английски. Для меня с женой это было равносильно, как если бы он был немым. Продвинутые дети выполнили все формальности и получили ключи на всех. Приученные поездками в Турцию с услужливым  сопровождением до комнаты, мы были несколько озадачены. Дежурный просто  указал  направление к  корпусу. И сразу забыл о нашем существовании.  Номер просторный, светлый, много в отделке дерева. Телевизор настроен только на местные и европейские каналы. Соседний Питер заблокирован.  Вокруг отеля  огромные сосны и ели.  Снег нереально белый, хлопья  крупные и чистые, как  в ожидание праздника.
В отеле нет навязчивого   сервиса, но все нужное есть.  А самое ценное – сауна прямо в номере и огромный сушильный шкаф. В спа-комплексе  после водных  развлечений  один сушильный шкаф  заменяет дюжину горничных и прачек. Когда вечером в него загружаются мокрые полотенца, халаты и купальники  шести взрослых и не очень взрослых людей, а через два часа вынимаются сухими и теплыми, - это чистая радость. 
К чему я за всё время не смог привыкнуть, так это к неуловимому дню. В девять только начинается  утро, в три часа уже заканчивается в нашем понятии вечер. За окном по большей части ночь с небольшими сумеречными интервалами. Солнце,  казалось, не считало нужным показываться на час-два, чтобы не дразнить людей. Летом воздаст  все и сразу  белыми ночами.
С вечера опять  зарядил снег, покрывая ровным слоем дороги, машины и территорию отеля. Под окном  с утра только заячьи следы, петляющие к лесу. И тут же огромный снегоуборщик, расчищающий  дорогу к цивилизации. .
 Решил  и я очистить машину.  Слой свежего снега в десять сантиметров легко сметался с кузова. Быстро управившись,  решил прокатиться. Машина  легко тронулась под горку по  первозданной целине, оставляя после себя две колеи. Проехав немного, решил вернуться, но машина забуксовала, отказавшись ехать на подъем.  Куртка заняла место на заднем сидении, пар пробивался из под свитера, но проехать пару метров вверх - всё,  чего я смог за полчаса добиться. И никого вокруг.  Припарковав машину на обочине,   отправился пешком в гору. Было раннее утро и, возможно, никто не видел    результат моей самонадеянной глупости.  Во всяком случае, в центре многолюдного отеля  я был один, как в пустыне.         Хотелось посмеяться над собой и финским гостеприимством, но не было сил. Как-нибудь в другой раз. 
Неделя  пролетела,  как один день. Огромный бассейн с детскими и не очень детскими горками, спортзал, баня и много чего ещё, что   делает всякий отдых  полным и приятным. Космическая подсветка   бассейна с парадом фантастических планет на небосклоне  заставляла  забыть об отсутствии тепла и солнца на земле
С нами отдыхало много русских, поэтому удивляло отсутствие русскоговорящего  персонала.   Под нас никто не прогибался, - не знаешь английского – нарисуют картинку:  на автоматизированных заправках, в супермаркете, на аттракционах. За нашим комфортом и безопасностью следили электронные устройства. Немного обидно, зато надежно. И никаких гастарбайтеров - всюду финны: спокойные, неторопливые,  не очень общительные… Финские женщины сродни мужчинам: широкоплечие, высокие, корпусные. Но их тонкая кожа светится румянцем, белизной и здоровьем. Улыбчивые и открытые лица. Я  любовался.
Однажды в супермаркете на безлюдной парковке сын экспромтом изобразил полицейский разворот. Машину занесло на свежей пороше и выбросило в кювет.  Мощный  KIA  врезался радиатором в снежный вал,  лег днищем на сугроб и замер беспомощно. От удара по снегу растеклась охлаждающая жидкость.  Пассажиры растерянно выбрались из машины.  У внуков глаза  загорелись – вот это приключение!
Я вспомнил собственные мучения на горке в заснеженном отеле и приготовился к одиночеству.  Но уже через минуту, видя нашу беду, рядом остановилось авто. Пожилая финская пара – ни слова по русски, английский символический, - но оба энергичные, - поспешили на помощь. На диво быстро мы все стали понимать друг друга. Нашелся трос,   прицепили к буксиру и с трудом  выдернули машину из сугроба.  Появился адрес механика, живущего в паре километров,  - в итоге обнимались на прощание и хохотали все. Уже к вечеру седой мастер починил систему и залил в радиатор фирменную финскую смесь, выдерживающую сорок пять мороза. Деловито, спокойно и за разумную цену. Механик сам пригнал машину в отель и  притащил с собой  походный терминал, чтобы все по-честному, и никто его не заподозрил в неуплате налогов.  В чужой стране никто не пытался заработать  на нашей беде, все просто помогали.   На месте аварии, чтобы отгрести снег и зацепить трос, продавец из комиссионки напротив даже принес с витрины совковую лопату. Откопал нас и снова поставил лопату в витрину. Просто так…Потому и запомнилось все   не как неприятность, а действительно как приключение.
 За всё время пребывания в Финляндии  я не встретил ни одного полицейского, не видел ни одной аварии. И только возвращаясь на территорию России,  на первом же перекрёстке встретил четыре разбитые машины и наших полицейских с мигалками. И понял, что безопасность на дорогах не зависит от количества засад ДПС  и качества светоотражателей на массивных отбойниках. А зависит  от чего то другого, что заставляет и наших безалаберных  водителей за границей подчинятся чужим  правилам. Я заметил одну особенность: вереница из десятка машин может передвигаться по дороге долгое время, и никто не стремится вырваться из этого потока.  Потому что в этом караване всем  комфортно.
Я отдыхал в Турции, Египте, Тайланде и везде чувствовал себя хорошо, но в конце всегда тянуло домой, и только в Финляндии мне захотелось остаться и пожить некоторое время  обычной жизнью. Встретить весну, лето, осень.  Незнание языка совсем не напрягает. Народ доброжелательный, улыбчивый, спокойный, ну совсем как у нас в глубинке, куда ещё не успела добраться суета больших городов. 
У меня впервые появилось место за границей,   куда захотелось однажды вернуться.      


Рецензии
Может предки русских, всё таки финны? У меня тоже добрые воспоминания об этом, каком-то детском народе.

Надежда Халилова   13.03.2019 21:21     Заявить о нарушении