Рапсодия ушедших лет

       …Между прошлым и будущим есть один момент. Едва ощутимая, почти неуловимая капля настоящего. И если окунуться в неё, то можно услышать звук. Мелодию тишины и Вечности, текущую сквозь время. Настоящим пронизана вся жизнь. И что бы ни происходило, какие бы обстоятельства не нарушали покой, в настоящем всегда присутствует ясность сознания…

       Альбина, устало улыбаясь, шла навстречу женщине. Пожилая дама, заметив хирурга, поднялась и с надеждой заглянула в тёмные глаза.
 
       – Как он? – раздался в полумраке коридора дрожащий голос.
       – Всё в порядке. Операция прошла успешно. Ваш сын сейчас отдыхает. Идите домой. Когда Сева придёт в себя, я вам позвоню.

       В глазах женщины появились слёзы. Она смотрела на врача с благодарностью и невыразимым отчаянием:
 
       – Альбина Михайловна… Алечка…
       – Алевтина Григорьевна, не надо. Я не хочу ничего менять. Да и поздно уже – возраст не тот… Много лет назад вы внесли лепту в мою жизнь. Не стоит ворошить прошлое…

       Судьба часто преподносит сюрпризы. Она как фокусник со шляпой в руке: никогда не знаешь, что вытащит. И никогда не знаешь, что будет дальше.

***

       Любовь ворвалась в жизнь внезапно. Обрушилась вместе с первой майской грозой, подарив мечту с ароматом сирени. Глядя на светловолосого юношу с озорной, обаятельной улыбкой, Альбина чувствовала, как сильно бьётся сердце. В такт тяжёлым каплям дождя. Нежность разливалась в груди свежестью вечернего воздуха, а синева васильковых глаз виделась бездонным небом. Смех, проникающий в душу солнечными лучами, наполнял жизнь особенным смыслом. Казалось, каждая клеточка тела впитывала радость, улыбалась, отдавая миру частичку себя. Волшебное, невероятное счастье…

       Может ли любящая женщина чувствовать себя ещё более счастливой? Когда внутри тела зарождается новая жизнь, краски становятся ярче. Играют множеством оттенков, словно единый, хорошо настроенный оркестр. Собственное присутствие становится ясным, ощутимым, и сердце стучит за двоих. Дни, наполненные приятными хлопотами, пролетают как одно мгновение, и вот уже праздник входит в дом. Маленькое, хрупкое чудо с васильковыми глазами…

       «Всегда буду помнить. Всегда буду любить. Обнимая тебя воспоминанием, чувствую твой тёплый запах и слышу первый крик. Но нам не суждено быть вместе…»

       Альбина включила торшер и опустилась в кресло. Взяв в руки чашку горячего чая, посмотрела в окно. За пеленой снегопада едва различимый свет фонарей казался далёким, неестественным. Она успокоилась. Почти смирилась с горькой утратой, но прошлое неожиданно возникло на пороге. Призрачный гость, о котором хотелось забыть. От которого пыталась убежать. Теперь он стоял и печально смотрел на неё глазами уставшей пожилой женщины…

***

       Боль разлилась в груди, и крик вырвался наружу. Неистовый, нечеловеческий, леденящий кровь. Отказывалась верить. Отказывалась понимать. Не хотела ничего знать, но голоса взрывались в голове, заставляя сжиматься в комочек от ужаса.
 
       – Она не выжила, простите…
       – Слишком слабенькой родилась…
       – Вам нужно успокоиться и жить дальше…

       «Мои мечты рассыпались как карточный домик. Слишком тяжело далось осознание твоего отсутствия. Слишком сильной была боль, и горечь невыплаканных слёз. Насколько глубоко горе способно проникнуть в сердце? И откуда у человека берутся силы, чтобы жить дальше?..»

       Альбина посвятила себя работе. Изо дня в день проводила в больнице почти всё свободное время. Пытаясь справиться с пустотой, брала по пять операций в сутки. Валилась с ног от усталости, но не расслаблялась. Ответственная должность требовала соответствующего подхода. Блестящий хирург. Красивая женщина. Но окруженная одиночеством и мрачными мыслями. Приходила домой, ставила сумочку на пол в прихожей. Бросив взгляд в зеркало, привычным, отработанным жестом поправляла волосы и шла на кухню, чтобы выпить стакан воды. Потом долго сидела в спальне, не включая свет, и вслушивалась в тишину квартиры. Отныне переживала горе тихо, без истерик и слёз. И лишь однажды в сердце вспыхнула надежда…

       В глазах недавно прооперированной женщины плескалось раскаяние. Сухая ладонь сжимала руку доктора так сильно, будто цеплялась за жизнь. По щекам текли слёзы, а голос дрожал от стыда и смущения:
 
       – Я сразу узнала вас. Вы ведь Альбина Головина? Хотя прошло столько лет…
       – Двадцать, – пролепетали побелевшие губы.
       – До сих пор больно вспоминать… Сама не знаю, как согласилась на это. Поймите, у меня была семья, проблемы. Мне требовались деньги…

       Альбина сглотнула. Отчего-то подогнулись колени и женщина, осторожно опустившись на стул, прикрыла глаза.
 
       – Она была жива… – прошептала собеседница. – И совершенно здорова… Просто заведующая роддомом…
       – Оказалась моей несостоявшейся свекровью. Алевтина Григорьевна не одобрила выбор сына. Но мы с Севой… Мы любили друг друга. Строили планы на будущее, мечтали о детях…

       Альбина поднялась:
 
       – Раиса Валентиновна, вам следует больше отдыхать. Если что-то понадобится, медсестра будет рядом.
       – Прости… – со слезами произнесла пожилая дама. – Прости, Алечка…
 
       «Насколько далеко способна завести ненависть? Когда разум окутан противоречиями, что чувствует сердце?.. У нас отняли возможность быть вместе, но моя любовь намного глубже, чем обида. Думая, что ты умерла, я утратила способность мыслить здраво. Хотела одного: последовать за тобой, чтобы освободиться от бремени страданий и боли. Но что-то теплилось внутри. Слабенький лучик надежды освещал моё существование, заставляя верить в лучшее. День, когда правда открылась, стал переломным в моей жизни. Потому что, в тот день я научилась прощать…»

***

       Альбина проснулась рано. Улыбнувшись своему отражению, провела щёткой по волосам и отправилась готовить завтрак. Прикрыв дверь, включила музыку. Тихо, чтобы не мешала родным видеть утренние сны. Окунувшись в приятные хлопоты и магию робкого рассвета, не услышала, как на кухню вошёл муж. Но прежде, чем ласковые руки обняли её, почувствовала присутствие любимого всем своим существом. Ощутила нежность, когда ладони легли на округлившийся живот, а у самого уха раздался шёпот:
 
       – Доброе утро, малыш.
 
       Лёгкий поцелуй коснулся щеки, наполняя радостью исцелившееся сердце. Но тут в столовую ворвался вихрь. С копной светлых вьющихся волос и озорным взором. Утро наполнилось звонким голосом:
 
       – Завтрак готов? Я на лекции опаздываю!..

       Маленькое, хрупкое чудо с васильковыми глазами…
 
       – Мам, всё в порядке? Мне не нравится твоя бледность. Может, после обеда сходим в парк? Врач прописал тебе прогулки на свежем воздухе, – весёлая улыбка озарила лицо дочери.
 
       – Меня в свою компанию примите? – спросил Сева. – Я взял сегодня выходной.
       – Конечно! И бабушку тоже. А то она на улицу почти не выходит. Ну, всё, я побежала!

       Повесив на плечо сумку, девушка вылетала из дома, оставив после себя аромат невыразимого счастья и цветущей сирени.

***

       «Когда думаешь, что жизнь повернула не туда, всегда остаётся надежда на лучшее. Вера, сияющая глубоко внутри, словно маяк, который указывает путь в тумане будней. Любовь, способная прощать, дарит исцеление и покой. Теперь моя жизнь звучит по-новому. Наполненная счастьем, нежностью и пониманием, она играет симфонию настоящего, растворяя рапсодию ушедших лет…»


Рецензии