Стол, за которым работал папа...

                Химия давалась легко...

                -Конечно! У него ведь папа - химик!,- говорили те, кому всегда и везде все было понятно.

                А мне, просто, очень нравились  научно-популярные книжки, где мудрые академики простыми словами рассказывали о захватывающих открытиях, самопожертвованиях отважных первооткрывателей, а также удивительных деталях взаимодействий великих ученых, молекул, атомов и элементарных частиц.

                За отчаянной суетой всего окружающего там ярко и контрастно проглядывали  строгие законы гармонии вселенского мироустройства.

                Самым сложным, оказалось поддерживать авторитет моего папы. Как учитель средней школы, он давно и полностью переключился с химии на преподавание биологии.

                По старой памяти отец ещё неплохо разбирался в решении большинства несложных  задачек. Однако, Этя Ароновна Фридман - наша классная  и химичка в одном лице , взирая на легкость, с которой я щёлкал обычные задания, стала извлекать из журналов особые садистские случаи и потчевать меня ими все с возраставшей энергией.

                Было очевидно, что учительницу уже обуял какой-то нездоровый азарт, и она, судя по всему, очень надеялась дойти до пределов, где мне уже не удастся решить очередную головоломку.

                Зачастую, как и коньяки, трудные  задачи помечались звездочками.  Одной, двумя, очень редко, тремя. Слава Б-гу, что неуемная фантазия составителей не добралась до заветных пяти, которые так восхвалял незабвенный уморительный актёр Филиппов из « Карнавальной ночи»


                Глядя на бесконечные варианты, по которым могли проходить окислительно-восстановительные реакции, непредсказуемое поведение атомов хрома, железа и марганца, меняющих свои валентности как перчатки, отец безнадёжно махал рукой и отправлялся готовиться к своим очередным урокам по биологии.

                Виновато улыбаясь, он оставлял меня с тяжелейшими заданиями один на один. За стареньким письменным столом, доставшимся нам за бесценок от родителей одного отличника, начинались бесконечные часы мучительных раздумий.

                - Дай Б-г, чтобы Ваш сын учился не хуже нашего,- напутствовали стол его пожилые хозяева.  Продали они его, помнится, всего за одну красненькую и немного потертую советскую десятирублёвку с изображением Ленина. Стол был, действительно, волшебным,очень удобным и помогал мне как мог.

                Особенно восхищали выдвижные ящики. Они  двигались легко, бесшумно и плавно - от одного  касания пальца.

                После покупки, на следующий же день, отец пригласил плотника - своего великовозрастного ученика из вечерней школы. Тот, вдобавок ко всему великолепию, приспособил  на поверхности стола роскошное дерматиновое покрытие. Оно было тисненым и вкусно пахло.

                Обложившись  учебниками, последними журналами и пособиями, папа пристраивался неподалеку и начинал составлять бесконечные планы уроков. На куске старой панели ДСП, как называли древесно-стружечную плиту, обитую невзрачным пластиком, он умудрялся писать своим удивительно красивым каллиграфическим почерком.

                Свой "письменный стол" отцу приходилось каждый раз устанавливать, засовывая этот кусок ДСП в узкое пространство между подоконником и чугунными батареями отопления. В таком положении папа высиживал по несколько часов. Зимой, когда батареи были слишком горячими , он прикрывал их какими-то старыми простынями или полотенцами.

                - Передай привет папе !,- видя блестящее решение очередной тяжеленной задачи и понимающе улыбаясь, Этя Ароновна похлопывала по плечу и давала следующее , ещё более трудное задание, очередной раз казавшееся неподъемным.

                Очень бы хотелось рассказать ей, пояснить, как-нибудь намекнуть, что все это порешал именно я, решил самостоятельно, без чьей-либо помощи. Однако, зародить хотя бы малейшую тень подозрения в папиной несостоятельности, было совершенно невозможно.

                Стёрлись в памяти  громкие победы в городских, республиканских и прочих олимпиадах. В суете-сует поблекли защиты диплома и диссертации, многочисленные достижения в других жизненных коллизиях, казавшихся в ту пору значительными.

                Сейчас больше вспоминается тот любимый волшебный письменный стол, помогавший во множествах локальных поединков с самим собою.

                Однако, кусок старой древесно-стружечной плиты, выполнявшей роль стола, с поцарапанным во многих местах светлым пластиком, за которым работал мой дорогой папа, запомнился навсегда.., во всех подробностях...
      


Рецензии
Мозаика нашей жизни сложена из вот таких кусочков воспоминаний...

Саида Изюмова   20.03.2019 18:57     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Саида)))

Эмануил Бланк   20.03.2019 20:37   Заявить о нарушении