Жили-были кот, лиса и водяная полевка

ИЗ МУХРИНСКОГО ДНЕВНИКА

Летом 2012 года я сидела на международном полевом стационаре "Мухрино" в сибирской тайге и писала диссертацию. А вокруг происходило немало интересного.

28 июля

Электричество на Мухрино отключается вечером, когда заходит солнце (солнечные батареи работают, но сломался аккумулятор). Сейчас только включилось снова – сижу с ноутбуком в беседке, среди пихтовых веников.
А вчера у нас был звериный день. Бывают такие дни, когда звери будто бы теряют осторожность и часто попадаются на глаза. Не знаю, с чем это связанно. Но вчера было очень дымно – все горит кругом.
Белый кот Мухер, питающийся сухим кормом и зайцами, поймал пятого зайчонка, но пресытился уже – съел только голову (кроме глаз и ушей). Днем видела еще зайчонка – живого, и взрослый заяц выскочил из-за туалета.
Англичанам-генетикам, пришедшим вчера на Мухрино (изучать изменчивость нашей сибирской Scotch fir) по дороге встретился жирный badger.
Вечером я пошла на болото – маме позвонить. Связь есть только на болоте. Взлетела птица – незаметная на сумеречном лесном дне – бесшумная, как козодой. Пока разговаривала по телефону – лиса пришла по мосткам и направилась ко мне. Молодая, игривая. Не боится, метра на три подходит, подрагивая от любопытства. При резких движениях чуть отскакивает в сторону, но не всерьез. Не бешеная – больно веселая и гладкая. Видимо это и был тот зверь, оттащивший в сторону кабель и нагадивший на мостки

29 июля

Сидим на кухне, пьем чай. Входит толстая водяная полевка (водянуха, Arvicola terrestris) и не обращая на нас внимания, как к себе домой, направляется к мусорной коробке. Илья говорит: «надо принести кота!» И идет за котом. Белый кот перед домом греется на солнышке и вылизывается.
Приносит кота.
Кот неохотно оглядывается кругом, видит водянуху... и ложится. Водянуха сперва пугается, но затем с некой наглой робостью (робкой наглостью), свойственной грызунам, по стеночке, за спиной у кота, подбирается к его миске с кошачьим кормом. Кот лениво лежит на белом пушистом боку (водянуха – не заяц).
Водянуха уже хочет обратно, от греха подальше, и так же по стеночке, выпучив глаза на тупой серой мордочке, направляется к двери. Но на пути лежит кот. Обойти его она решается не сразу, колеблется, жмется, как девица перед купанием в холодной воде, но потом, решившись-таки – пробегает мимо него и оказывается за дверью, а кот только лениво поворачивает в ее сторону белую холеную голову с розовыми прозрачными ушами.

31 июля

Вечером все сидели у костра (Илья, Е.Д., англичане), а я собралась на болото. Говорю – пойду лису проведаю. А мне в ответ – ты ее там, как следует, шугани. А то она мало того, что таскает кабель туда-сюда, еще и повыдергала на площадке колышки с номерами (ученые поставили), и не просто выдергала – а еще и растащила по всей площадке, поменяв местами... еле восстановили.
Иду в сумерках. Белые ночи уже не так белы, темнота стала сгущаться к ночи. Часов в 11 вечера идешь по тропинке, видишь – вроде гриб. Наклоняешься – а это лисья какашка. Идешь дальше – вроде лисья какашка на тропинке, а она вдруг отставила лапку и замерла в полупозиции, оказавшись небольшой жабкой. На болоте никого, но на мостках мокрые лискины следы.
Иду обратно – со светлого болота вошла в темный лес. Странно, не по себе даже как-то. Быстро отвыкла от темноты за время белых ночей, привыкать снова. А тут хруст со стороны ручья. Но хруст легкий – лисонька наша бежит, вытянув длинный пушистый хвост. Подбегает ко мне – метра на три, нюхает воздух, нюхает мои следы. Садится, головку на бок склонив. Иду к ней – отбегает слегка. Подпускает метра на полтора-два. Я говорю ей – эй, лиса, пойдем со мной. Идет. Забегает вперед, и игриво припадает к земле помахивая хвостом, или вовсе ложится на землю, как бы затаивается, чтобы выскочить на меня, когда я подойду ближе. Игра. Я поддерживаю игру – кидаюсь на нее, она отбегает и ложится снова. Кидаю в нее палку. Она – ноль внимания. Так идем с ней по темному лесу. Как будто с собакой гуляю, и даже хочется посвистеть – подозвать ее. Странно – гулять по лесу с дикой лисой, которая плоть от плоти леса, и темнохвой будто светлее стал. Иногда останавливается и начинает нюхать землю. Метров за сто до стационара отстала, свернула в лес и растворилась в темноте.
У костра еще сидят люди. Рассказываю им про прогулку с лисой. Белый кот проходит по тропинке, и вдруг опрометью кидается в лес. Раздается верещание (заяц?), а через какое-то время – хриплый лисий лай. Тишина.
Потом кот возвращается, без добычи. Идет в дом.

1 августа

Англичане уехали – пирожки остались. Не свежие уже, пришлось выкинуть в лес, там доедят все. Иду с подносом, и по одному в лес зашвыриваю. Это тебе – бесстрашная лисичка. Это тебе – коричневый толстый дрозд, это тебе – птичка, объевшая нашу бузину. Это тебе – водянуха, не боящаяся кота. Все – кончилась пирожки. Водянуха, кстати, когда дала себя как следует рассмотреть, оказалась мужчиной. Теперь буду говорить о ней в мужском роде: он – водянуха. Похоже на фамилию.
Кричит перепелятник – так тревожно и тоскливо, будто что-то происходит очень плохое в мире, и ему не поможет прокисший пирожок. Илья нервничает от этих криков и лезет в интернет читать новости.
Сижу с ноутбуком в беседке, работаю, а лес своей жизнью живет вокруг. Прилетает семейство поползней. Молодой поползень – облезлый недоросль. Началось время любопытных и наглых лесных подростков. Уже летает, как большой, а сам "желторотый", на меня заглядывается, даже забывает есть.
У болота отметились четыре кукши, впервые в это лето.
И вот уже день прошел, и по лесу кто-то ходит в сумерках, ветками хрустит, солнце золотится за темнохвоем, садится, и ко мне жаба пришла. На фоне еще довольно светлого неба, перебирает ножками толстый паук, свесившийся с крыши. Клавиатуру уже плохо видно, пойду домой.

5 августа

Перепелятники орут с раннего утра. Мы не думали, что они такие общительные и шумные. Перекрикиваются между собой, всего их возле нашего дома штуки три. Летит один – в когтях водянуха. Орет (наверное, радостно – «я ее поймал, ура!»). Летит пустой – тоже орет («не поймал, ушла!»). Звон в ушах. В пересохшем ручье полевок надолго хватит.
Но это дневные птицы. К ночи прилетели совы и, рассевшись на деревьях, интеллигентно переговаривались "кви-кви". Луна большая, желтая, ночные бабочки на стеклах.
*
Появился запах осени. Вдруг облетела маленькая осинка – красные листья рассыпались по тропе, изрытой барсуком. А потом и желтые березовые листья стали попадаться. Грибы прут из земли, раздвигая листья и веточки. Белый гриб шляпкой, словно богатырь плечом, силится поднять упавший на него березовых сук, но пока никак – корежится, но не сдается.
*
В безветренный вечер на болоте у горизонта будто сизое облако. Пригляделась – это не облако, а дым пожара. А выглядит очень мирно. С другой стороны – тоже облако дыма, но чуть другого оттенка. А с третей стороны – луна.
На геофизическом профиле снова помет волка.
*
Лиса – хулиганка. Наевшись водяных полевок, отправляется на болото поиграть, потаскать кабель и покакать на мостки. Там много «игрушек» – флажков-маркеров на палочках, которыми помечены площадки на которых ведутся исследования. Некоторые палочки выдернула сразу. Если не получилось выдернуть – обгрызла флажок. А на дальней площадке французов со столбика сорвала флажок, а столбик высокий, больше метра. Судя по тому, как истоптано болото – прыгала долго.
*
У водянухи, похоже, есть жена. Бегают вдвоем. Вчера гоняла кого-то из них веником.
*
Интернет свелся к минимуму – вроде есть, а вроде и нет. Уж не лиса ли перегрызла оптоволокно? Нет, оказалось, не лиса.
*
Сижу на кухне, вдруг грохот на крыльце – и перепелятник взлетает. Выскакиваю и вижу ошеломленного кота, нервно озирающегося. Уж не на него ли птица спикировала.
Кстати о птичках: нашли дохлого дрозда в бочке с водой.
*
Стали думать – что делать с лисой-хулиганкой, как отвлечь ее от площадок. Решили принести ей какую-нибудь игрушку. Например – воздушные шарики к мосткам привязать. Она захочет их схватить зубами, а они лопнут, она испугается и больше на мостки не придет.
*
Сегодня, вроде, лиса вела себя скромно – никаких новых разрушений. Может быть ей надоело.

6 августа

У кота кончился корм. Наловить что ли ему водяных полевок и пожарить? А то помрет с голоду, бедный.

7 августа

Сегодня идет дождь, и мои домашние слизни его почуяли, как и дикие – лесные. Выползли среди бела дня пожевать гриб, поползать. Вынесла их на улицу, пусть порадуются хорошей влажности. Капля капнула на рожок – рожок втянулся. Унесла обратно.

8 августа

Сидим на кухне. Входит Водянуха, идет по стеночке к мусорной коробке. Илья метко швыряет в него открывашку (и, судя по звуку, попадает). Водянуха молча исчезает.
Но через несколько минут снова входит Водянуха. Кот лежит на лавке. Водянуха идет робко (помнит открывашку), прячется за ведром. Я тянусь за веником – удаляется. Через несколько минут входит снова... И так до вечера.
Мусорная коробка влечет его как магнит. Водянуха все больше и больше напоминает мне Лешу, главного героя фильма "Пыль".
*
А бедный кот совсем оголодал и согласен даже на пустые макароны. Видимо, зайцы в лесу кончились, а водянухи категорически не нравятся.
*
Лиса, которая хулиганит на болоте – совсем лисенок. Живая острая мордочка, черные ушки, пушистый хвост. Заметив меня и понюхав воздух – подскакивает, игриво взбрыкивает. Я сажусь на мостки. Она тоже садится напротив, метрах в трех. Зевает. Потом замечает в болоте что-то и сует нос в сфагнум, по самые глаза. Роется там, а потом начинает чем-то громко хрустеть. Долго хрустела. Я встала, чтоб уйти - она сначала встала тоже, но потом вернулась и снова сунула нос в сфагнум. Что-то там было очень вкусное. Не лягушки ли?
*
Ночью Водянуха дорвался до помойной коробки. Шумно в ней возился (может и не один, а всей семьей), разворотил. Пытался утащить чайные пакетики, но они застряли в дырке.

13 августа

Медленный дождь. Намокаешь постепенно, вместе с грибным душистым лесом. Вместе с лесом радуешься – может погасит пожары. Потом намокают куртка и штаны, по штанам вода стекает в сапоги. Войти в осоку – как в реку.
*
Дошла почти до цивилизации – до трассы. Возле дороги грибник с красным ведром. Хотела посмотреть порои кабанов в зарослях стрелолиста: пороев нет, свежих следов нет. *
Идти тепло, стоять холодно, сидеть – тем более. На коряжке, у края леса, сидит болотная сова и мокнет.
*
На обратной дороге набрала в мокрый пакет мокрых лисичек.
Зато потом, какой уют в избушке.
*
Илья нашел штук десять небольших полосатых слизней – на самом душистом грибе. Пока они все живут у нас, (а из грибов – душистая похлебка).
*
Водянуху назвали Лешей. Приехали люди – Леша стеснялся недолго, быстро освоился. Опять получил веником по толстому глупому заду. Видела, как после посещения помойной коробки он ест лист подорожника, придерживая его лапками. Очень трогательный, бедненький такой.
*
Нашла статью про сбор и определение слизней Британских островов. «Не забудьте – слизни едят бумагу и картон, поэтому этикетки надо держать отдельно от образцов».
*
В ведре – жук-плавунец. Воду берем из бочки, в бочке вода дождевая, небесно прозрачная.
Илья принес опята. Будем мариновать. Цапля сегодня летала, и сойка. Кроме обычных наших соседей.
*
Люди уехали. Проломился кто-то по ручью. Может – лось. Зверем пахнуло крепко. По тропинке ходят рябчики, как курицы. Я буду по ним скучать на «большой земле».

14 августа

Закрыли дверь на ночь. Кот остался снаружи, может быть искал себе зайцев. Под утро интеллигентно скребся в дверь. А потом за дело принялся Леша, и мы проснулись окончательно. Леша грыз дверь. Дверь плохо поддавалась и он в гневе изорвал «пенку» стоявшую у двери.
*
Когда сидишь на мостках, то издалека чувствуешь шаги человека, идущего с метеостанции. Все сильнее и сильнее, как поезд.
*
Леша с горя завалил дягиль. Скоро примется за деревья.
*
На Мухринском озере мелкий песок с твердыми складочками, прозрачная вода и семь белых лебедей. Потом поднялись волны с барашками, вода замутилась.
*
А на берегу – красно от клюквы. Твердая, еще незрелая, но уже красная сверху. Еще не очень кислая. Босыми ногами по клюкве, ступить некуда.
*
На обратном пути вездеход захромал на одну гусеницу. Стемнело, овраги стали глубже, лес – гуще. У болота (дома почти) нас встречала лиса, улыбающаяся в свете фар.
*
Это последняя запись моего мухринского лета. Завтра уезжаю, а когда вернусь – будет уже осень.


Рецензии