Милые Белые колготки

 «После её выстрела солдатик кричал как….
А. Нуминен «Она мечтала убивать»

     …. Улла и Ильме встречали приехавшую из Чечни  в Калев усталую, покрытую свежими паутинками морщин, и дико  постаревшую за прошедшие полгода, Хельгу, с большим букетом, так любимых ею когда-то, хризантем….  Всю дорогу, прибывшая с войны девушка, угрюмо молчала. На робкие вопросы подруг она односложно отвечала: «Потом. Всё потом»…. Эти  эстонки ещё при Советском союзе серьёзно занимались биатлоном, но только Хельга достигла уровня мастера спорта. Самая миленькая из их четвёрки, Эльза, с ней, отчего то, не вернулась, а спрашивать о ней сегодня бывшие спортсменки так и не решились….
   Вам интересно, что такое Прибалтика середины 90-х. Эйфория от «освобождения» давно прошла, а явились две неизбежных липких «гадины»: нищета и отчаяние. Вот в такое время, 21 июля 1995 года, в свою маленькую Эстонию и вернулась Хельга….
    ….Через два дня она позвонила Улле и пьяным голосом попросила их придти к ней. Сотовых тогда ещё не было, и девушка просто зашла к Ильме, чтобы они пешком прошли расстояние до подружкиного дома, по дороге выдумывая массу всяческих жутких историй. Дверь открыла изрядно шатающаяся Хельга, которая жестом пригласила девчонок проходить в комнату. Там на столе стояли три бутылки с разноэтикеточным «Виски», и валялась приличная кучка помятых долларов. Хозяйка молча разлила янтарный напиток по стаканам. «За Эльзу»,- сквозь сжатые от душевной боли зубы, проскрежетала она и резко опрокинула содержимое в искажённый рот. Подруги тоже выпили…. «Я сидела в небольшом домике напротив и видела, как на ней крутилась эта сволочная БМП», - вдруг заговорила Хельга, поставив дрожащий в её руке стакан на стол. «Я ничего не могла сделать. Ничего. Федералы привязали её руки к ногам, звёздочкой. Потом БМП заехала на неё со стороны раздвинутых ног и начала крутиться, крутиться, кру….»…. Девушка уронила голову на скатерть и зарыдала…. Подруги, переглянувшись, молчали, лишь сочувственно глядя на трясущиеся плечи вернувшейся с войны амазонки….
    Минут через десять Хельга успокоилась и начала рассказывать. Она была снайпером сначала в Грозном. Потом, когда федералы их оттуда выбили, «работала» в Надтеречном и Урус-Мартановском районах. За российского офицера обещали по полторы штуки баксов. Правда, давали не всегда и неохотно. Часто требовали доказательств. Ну, вырежешь на прикладе засечку… Что, видеокамеру, с собой таскать, вместе с оператором…
    Улла подошла к столу и начала ковыряться в беспорядочно разбросанной на нём нём куче денег… «Я тоже туда хочу», - вдруг произнесла она, повернувшись к подругам. – Отомщу этим русским за Эльзу, за больного по их вине, отца. Да и денег на свадьбу с Лацисом подзаработаю. Вон и Ильме возьму с собой. Ей двоих детей тоже чем-то надо кормить»….
    Пьяная Хельга молча налила стакан на треть, и только тогда разразилась отборными эстонскими ругательствами. «Вы, что, сдохнуть решили в свои 25 лет? Шалавы, отупевшие! Так вот, лучшего способа трудно найти… Идиотки!!!»…
   Но через неделю оптимистично настроенные подруги уже сидели в Таллине на конспиративной квартире одного из вербовщиков, вместе ещё с десятком совсем не старых эстонских барышень. Далее их тайно перебросили в Чечню, где в обучающем лагере в Урус-Мартановском районе, они должны были постигать азы снайперского мастерства. Им выдали по новенькой немецкой винтовке Heckler & Koch HK SL9SD с 6-кратным прицелом и фирменным глушителем. Патрон 7.62. Чудо-оружие для работы из засады. Обучал их некий англоговорящий безбородый спец, произносивший короткие точные фразы только по делу и никогда не болтавший лишнего… Месяц тренинга пролетел быстро, и пожелавших не расставаться друг с другом подружек к сентябрю перебросили куда-то в район Гудермеса….
    …Улла, замерев, напряжённо смотрела через увеличенное око 6-кратного прицела на беззаботно спрыгивающих  с «брони» русских ребят. Это был её первый выход, поэтому сразу успокоить трясущиеся поджилки не удалось. Пятьдесят граммов конька из фляжки всё же помогли, и вот она с расстояния, примерно, в триста метров, держала жизни расслабившихся федералов в своих эстонских руках. «Так, - мелькало у неё в голове, - всего их восемь. Бью, как учили, вон того поздоровее, в колено… А потом, когда солдатики бросятся его оттаскивать, нашпигую этих русских свиней немецким свинцом….»… Улла тщательно прицелилась и плавно спустила курок. Пуля пронзила мощное бедро одного из бойцов и он, обернувшись, упал на траву…. Девушка удивилась, с какой лёгкостью она смогла выстрелить в человека. Словно в любимом ей биатлоне, когда бьёшь и бьёшь по тарелочкам…. Да и не люди это, а ср…я, одетая в защитную форму, мразь…. Всё ещё ругаясь по-эстонски, Улла медленно выбирала себе, из залёгших, и в отчаянии паливших куда ни попадя, совершенно растерявшихся парней, первую жертву… Ага, вон тот, молоденький, симпатичненький… Небось девки дома любят… Она нажала на спуск…. Пуля аккуратно разместилась у парня между бровей… Хотела сказать… любили….(хе-хе-хе)…. Потом она методично расстреляла ещё пятерых бойцов, включая и первого здоровячка…. Трое ребят, наверное имевших более серьёзный боевой опыт, поняв откуда работает снайпер, укрылись за бронёй….  «Вот на этот случай нам и нужны друзья,- почти пропела Улла и достала из нагрудного кармана рацию…. «Эй, Ильме, какого хера ждёшь то? Давай, добивай этих спрятавшихся от меня ублюдков. Они же на твоей стороне. Прострели их грязные зелёные жопы… Слышишь, что ли?»- девушке всё больше становилось весело… Через пару секунд какой-то солдатик выскочил из-за БМП и упал сражённый в спину метким выстрелом подруги…. «Молодчина, Ильме… Положила трёх гадов, словно по субботам в калевском тире»…. Мстительно выстрелив лежащему на животе сержанту в предполагаемый пах, Улла закрыла прицел и двинулась на встречу подруге….
    ….Пока они передвигались лесными тропами к лагерю, даже опустошившая на треть фляжку Ильме, угрюмо молчала. А её подруга, наоборот, тихонечко, в полголоса веселилась от души… «Я тому молоденькому красавчику и говорю… девкам привет!!! И херак ему поверх ноздрей… А тот, жопастый….. Ты, чего такая нахмуренная? Классно отработали! Живы-здоровы! Щаз бородачи денег дадут…. Ну, чего такое с тобой, Ильме?»…
    «Суки мы с тобой, дорогая подруженька…. Я сама мать… и этих молоденьких парней дома сейчас ждёт такая же….», - девушка, зачем-то поправив на плече красивую винтовку, заплакала…. Дальше они шли молча….
    В лесном лагере их поздравили с первым выходом, и чернобородый бодрый чеченец выдал им по 5 тысяч долларов, каждой. За девчонками, как и принято, для первого раза, был послан наблюдатель, который отозвался о новеньких только с хорошей стороны….
    ….Незаметно наступил октябрь. Нарезок на прикладах эстонских барышень становилось всё больше. Ильме окончательно замкнулась, и на «работе» просто точно и методично отстреливала федералов, целясь, преимущественно, в голову. Улла, наоборот, с каждым днём становилась всё более эмоциональной. Теперь, она сразу палила первой жертве в пах, а потом, ловко ранив всю остальную компанию, и если позволяло время, долго мучила беззащитных парней, пытаясь отстрелить им, лишь чуть выпирающие сквозь камуфляж, такие ненужные на войне, юные «концы»….. Возможно, это объяснялось N-ым количеством потребляемого девушкой героина, который ей заботливо колол симпатичный Ахмед. После дозы он уносил эстонку в свою палатку и почти каждый день овладевал полуотключенной девушкой. По-чеченски парень называл её дешёвой подстилкой…..  Но Улле было уже всё-равно, лишь бы платили за убитых побольше баксов,…. чтоб хватало и на наркоту….
    ….в середине месяца девчонки получили приказ ночью пробраться в Грозный и расположиться для стрельбы около площади «Минутка». С ними выдвинулось около 30-ти молчаливых бородатых, знающих своё дело бойцов. Улла заняла неплохую позицию в окне 9-го этажа какого-то полуразрушенного здания, а её напарница разместилась где-то недалеко, в расщелине более сохранившейся пятиэтажки… Парней также не было видно…. Пока они ждали, Ильме, не смотря на строгий приказ соблюдать радиомолчание, связалась по рации с подругой. «Знаешь, Улла,- начала она тихим голосом,- давай бросим всё и уедем домой. Меня детки уже давно заждались, да и денег теперь надолго хватит. Скоро зима…. Как ты думаешь?»…. Сидевшая на пронизывающем ветру вторая снайперша только хотела сказать подруге что-нибудь ободряющее, как по асфальту загрохотали танки, а за ними притащились и пару грузовиков пехоты… Из кабины первой машины вышел командир и в сопровождении шестерых бойцов, уверенным шагом направился к 9-тиэтажке, где скрывалась, сразу поймавшая его в прицел, эстонка… Когда до её подъезда им осталось пройти не более 30-ти метров, Улла открыла огонь. Сейчас было совсем не до мужских членов, и поэтому, бывшая спортсменка, ощутив себя на биатлонном стрельбище в жутком цейтноте, мгновенно выпустила семь смертельных пуль из своей немецкой 10-ти зарядной, полуавтоматической…. Все точно…. в «тарелочки»… Тут из другого подъезда громыхнули из РПГ-7, и стоящий чуть ближе танк мгновенно задымил…. Улла методично сработала по трём спасающимся танкистам и вставила новую обойму…. Вдоль всего периметра затрещали бесконечные автоматные и пулемётные очереди….
    ….затаившаяся на втором этаже Ильме тоже не сидела без дела. Первым выстрелом она сняла, сидевшего в другой машине, офицера, и начала ритмично работать по залёгшему противнику… Федералы, неся ощутимые потери уже начали медленно покидать площадь, как, вдруг, на простреливаемое пространство ворвались шесть «семьдесят двоек», мгновенно открывших огонь из пушек, по спрятавшимся в домах чеченцам…. Выпустив по всем возможным щелям около 50-ти фугасно-осколочных снарядов, они за 5 минут превратили предполагаемые укрытия «чехов» в труху… После этого к площади подъехали 5 (!!!) «Уралов» наполненных парнями в голубых беретах…. Необнаруженная Улла, глядя на всё это действо с приличной высоты, разумно затаилась. Естественно, не стреляла и Ильме….
….Прочесав все подъезды и добив оставшихся боевиков, десантура погрузилась в грузовики и убыла по назначению. Через 10 минут уползли и пять, прибывших на подмогу, танков. На площади осталось около 30-ти солдат и один уцелевший Т-62М. Вдали виднелись два, так и не успевших принявших участие в скоротечной битве, БТРа….
    Вдруг, один из бойцов увидел, как ему показалось, мелькнувший в окне 2-го этажа какой-то отблеск. Было видно, как он тычет грязным пальцем именно в то место, где, предположительно и затаилась вторая эстонка. Улла сбоку наблюдала, как с десяток автоматчиков, пригибаясь, побежали в искомый подъезд. Девушка до боли в пальцах сжала в руках винтовку, не понимая, что ей сейчас делать. «Может быть солдаты и не обнаружат подругу, раз это не удалось десантникам», - до последнего надеялась она, пока не увидела пятерых «комуфляжников», волокущих, практически не сопротивляющееся, тело молодой эстонки…. А остальные пятеро парней, скорее всего поплатились жизнями, изымая снайпера из расщелины дома…
    Улла, глядя в прицел, видела изувеченное, кровавое лицо своей давней подруги. Она уже не могла ей ничем помочь и только ждала, когда ту увезут в штаб. Но у бойцов, как оказалось, было своё давнее отношение к заезжим «белым колготкам». С девятого этажа девушке наблюдала, как два БТРа, развернувшись, встали носами друг к другу. Были видны солдатские спины, колдующие над телом её, перемещаемой куда-то, подруги…. Потом бойцы разошлись и глазам Уллы предстала, лежащая на спине Ильме, привязанная к рукам и ногам, тянущимся к БТРам тросами…. Раскоряченная девушка пыталась шевелиться и по её шепчущим губам, неотрывно смотревшая в прицел Улла поняла, что та произносит имена своих, оставшихся в Калеве, детей… Почти одновременно взревели моторы…
….Но тут, сбросившая оцепенение, снайперша, передёрнув затвор своей немецкой HK SL9SD, открыла безумный огонь по так ненавистным ей "русским ублюдкам"…. Шестеро парней упали сразу, остальные, поначалу не поняв откуда ведётся стрельба, попросту рванули в разные стороны… Однако, это были не те молокососы, которых бросили под Новый год на штурм Грозного, а опытные бойцы. И быстро вычислив, где примерно засел снайпер, открыли прицельный огонь по окнам  9-го этажа. К ним подключился и танк, со своим ПКТ…. Вжавшаяся в цементный пол Улла, сквозь тоненькую щёлку видела, как вновь завелись БТРы, и как подруга её детства, вытянувшись на тросах, плавно и отнюдь не сразу, превратилась в два отдельных кус….    Но также она увидела бежавших в её сторону бойцов…
….медленно вставив в винтовку последнюю обойму 25-летняя эстонка спокойно ждала их наверху…. Вокруг, свистели и отскакивали от стен, пули, но она ничего уже не замечала…. Просто смотрела вниз… Послышался топот приближающейся смерти… Перед тем, как получить пулю в живот Улла успела восемь раз нажать на спусковой крючок… Затем она попятилась к разбитому оконному проёму…. Что-то больно ужалило в спину… Ещё один шаг назад….

  По негласной договорённости, заезжих барышень, именуемых «белыми колготками» НИКОГДА в плен не брали. Понятно, что какой-либо статистики здесь нет и не может быть, но по прикидкам, погибло в чуждых им горах, около 150-ти этих жестоких, так неоднозначно зарабатывающих себе на жизнь, заезжих на войну девиц….
  Во вторую «чеченскую» ни одной наёмницы НИГДЕ замечено не было…..





   
 


Рецензии
Жалко. Жалко всех. Стравливание народов! И потеря всего человеческого.
Хорошо написано.

Евгений Боуден   28.08.2019 09:40     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.