Зойка. Часть 2. Глава 4

На новую работу Люся ходила больше, чем с охотой. Она чувствовала свою значимость. Перед ночной сменой приезжала загодя, успевала перед планёркой обежать ближайшие в окрестности магазины,  поглазеть на витрины. Продукты не закупала, стеснялась тащиться с авоськами на станцию. Не последний кусок дома доедают, холодильник, благодаря Илюше,  всегда полон мяса.  Если только в исключительных случаях, когда попадалась «Таллинская» колбаса или майонез, ну и сгущенное молоко не могла обойти стороной, зная, как любят его мать с Заюшкой. Дочка всегда просила отчима проковырять ей в банке маленькую дырочку, через которую, жмурясь от удовольствия, со свистом высасывала тягучее сливочно-сладкое лакомство.  Прасковья же, аккуратно подцепив на кончик чайной ложки сгущенное молоко, переворачивала ложку вниз дном и, положив в рот, запивала несколькими глотками крепкого чая. 

Зачастую к дежурным наведывался начальник станции Павлов Александр Иванович. Вроде бы по работе, но ни для кого не было секретом, что приходил он полюбоваться Люсей. Располагался всегда так, чтобы она была в поле его видимости. Первое время она смущалась, а потом привыкла и перестала обращать на начальника внимание, чётко выполняя свою работу. Павлов был красив в прямом понимании этого слова: высокий, спортивного телосложения, яркий брюнет с синими глазами и орлиным носом, он нравился многим женщинам, как на станции, так и в Отделение дороги, но Люсю он интересовал только как профессионал своего дела. Никаких чувств к нему она не испытывала, но его интерес и внимание льстили.

Не очень удобно было добираться до работы, но автобусы ходили регулярно и по расписанию, а как только сходил снег, зачастую подвозил её Илья на своём стареньком мотоцикле.

Ночные смены выматывали, особенно, если приходилось выходить на подработки. Две ночи подряд давались тяжело, легче было отработать два дня в день, но это было не часто. Дневные отдавали старенькой пенсионерке Валентине Петровне, отработавшей на станции более пятидесяти лет. Люся не возмущалась, принимая во внимание возраст Валентины Петровны.

- Ты бы начинала практиковаться, Людмила, на дежурную, пятый курс пролетит и диплом, - не раз говорила ей дежурная Вологодского конца Полина Степановна. – Я через год на пенсию ухожу, работать ни дня не останусь! Так что место тебе освобожу, а пока бы подменной походила.

- Спасибо, Полина Степановна, но мне нравится работа маневрового диспетчера. Всё хочу с Александром Ивановичем поговорить на эту тему, но неловко как-то начинать разговор, он всегда так занят.

- А чего неловкого? Вот придёт и спроси. Тебе, думаю, не откажет! Коршуном высматривает тебя, - беззлобно рассмеялась Полина Степановна.

- Скажете тоже, - порозовела от смущения Люська.

- Людочка, разборка в парк! Пусть телеграфисты выбегают, на подходе уже, - перебила их разговор Вера Даниловна, вторая дежурная по станции.

Немногим старше Люси, она выглядела солидно для своих лет, все называли её только по имени и отчеству. По характеру Вера Даниловна была необыкновенно мягким и добрым человеком, никогда ни с кем не конфликтовала, работу свою любила. 

Эту смену Люся любила больше других. Двенадцать часов пролетали для неё незаметно, к тому же они, единственные, кто отпускал её раньше на сорок минут, чтобы успевала на автобус, а не дожидалась потом последнего, совершенно спокойно взяв на себя её обязанности.  Они и друг друга заменяли с лёгкостью, давая возможность передохнуть, перекусить и спокойно выпить чашку чая.

- Людочка, ты бы собиралась уже, скоро автобус! – кивнула в сторону автостанции Вера Даниловна.

- Меня сегодня муж обещал встретить, Верочка Даниловна, так что я с вами до конца. Спасибо!

- Хороший у тебя муж, Люда. Внимательный! – похвалила Илюшу Полина Степановна. – Повезло тебе! А у меня, если я на работе, спит, скотина, в обнимку с бутылкой! Не проводит, не встретит. Выгнать бы к чёртовой матери, да жалко. Столько лет вместе…

«Хороший!» - подумала про себя Люся. А ведь могла бы и не выйти за Илью замуж… С детских лет любила его брата-близнеца Митю. Первый год брака вспоминать не хочется. Жила поневоле, наступая на горло собственной песне, сдерживаясь, чтобы не взорваться, не убежать… Спасали сессии, которые давали передышку её истерзанной в клочья душе. Там были друзья: суматошная Алёнка, всезнающий и не замолкающий Лёнчик, Гена, Петя и Олег.

Бедный Илюша! Он всё понимал, но ни разу не упрекнул, терпеливо подлаживаясь под семейную жизнь. Единожды поймав её брезгливый взгляд, всегда старался прятать свою травмированную ступню под носками. Выпивал, но никогда не напивался, как деревенские мужики. А в последние годы и выпивать бросил. Незаметно для себя Люся вдруг поняла, что сердце её отогрелось и уютно устроилось в больших ладонях Илюши.

Продолжение:  http://www.proza.ru/2019/04/02/58


Рецензии
Здравствуйте, Мариночка!
Вот и славно, что в семье Людмилы взаимопонимание...
А вот внимание начальника настораживает... сложно красивым в жизни приходится...
Маришечка, улыбнулась, читая про сгущенку... как же вкусно было употреблять её через дырочку (наше поколение, наверное, все через это прошли)... так и представила довольную мордашку Заюшки!
С теплом души и самыми добрыми пожеланиями, Т.М.

Татьяна Микулич   20.10.2019 16:18     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Танечка!

Ой, да, Танюша! Я тоже очень уважала через дырочку, намного вкуснее, чем ложечкой)))) До сих пор этот вкус помнится. Попробовала теперь... не то... Ушёл тот возраст, да и сгущёнка в свободной продаже)
Начальник у Людмилы неплохой, но об этом дальше)))

С теплом души к Вам и безграничной благодарностью,

Марина Белухина   20.10.2019 21:24   Заявить о нарушении
...и сгущенка уже не та...

Татьяна Микулич   20.10.2019 21:25   Заявить о нарушении
Согласна, Танечка, с Вами...

Марина Белухина   20.10.2019 21:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.