Отражение внутреннего мира

Владислав Кочкин прожил в городе тридцать четыре года, то есть, в общем-то, всю свою жизнь. Казалось, что за это время, начиная с более-менее осмысленного детства и заканчивая уже вполне взрослой жизнью, он изучил свой родной город до самых отдаленных его уголков. Благо, что в течении жизни, судьба действительно забрасывала его в самые разные части родного поселения. Родился он в одном из спальных районов, расположенных ближе к центру, в районе, который начинал застраиваться в начале семидесятых, а закончилась застройка уже в восьмидесятые. Начинал учиться в школе, в этом же районе, но, когда перешел в седьмой класс, их семья переехала в другую часть города, расположенную в одном из заречных районов, в квартал с тогдашними новостройками. Разумеется, пришлось сменить и школу. Затем был колледж, который располагался в историческом центре, и в течение четырех лет, Владислав бывал в центральных районах чуть ли не чаще, чем в том, где проживал. После службы в армии, он вернулся уже на третье место жительства, в новую квартиру, которую получили в наследство после смерти тетки отца, его двоюродной бабушки. Сия квартира снова находилась ближе к центру, однако далеко от того района, где прошло детство Владислава. Работу он нашел себе на одном из предприятий города, не так далеко от своего дома, всего в двух кварталах. Но, поскольку, еще и поступил в заочный институт, то периодически ему приходилось ездить в противоположный конец города, там, где институт, собственно, и находился.
После окончания института, Владислав на короткое время снова перебрался в один из районов новостроек, теперь уже новостроек нулевых годов двадцать первого век. Но теперь это было уже не по воле его родителей, а скорее по его собственной инициативе, поскольку именно в этот момент Владислав женился. И, как можно уже догадаться, переехал к своей молодой супруге.
Впрочем, как это порой бывает, совместное проживание с родителями, тем более, когда муж, скажем так, хоть и зарабатывает самостоятельно, но обеспечить семью жильем не может, это проживание начало тяготить его. Собственно, сначала оно начало тяготить родителей его супруги, которые первое время еще скрывали свое недовольство не самым высоким положением своего зятя, а спустя год после свадьбы, уже начали говорить об этом открыто.

Владислав, быть может и рад был бы как-то радикально исправить положение, но имея чисто техническое образование, и не имея никакой протекции, претендовать на какие-то очень денежные места, при всем желании он не мог. Хотя и старался изо всех сил, постоянно оставался на сверхурочные работы, одно время даже пытался подрабатывать репетиторством. Но увы, последнее оказалось маловыгодным делом – сия ниша была уже прочно заполнена и вклинится в неё оказалось весьма непросто.
К тому же, тестя и тёщу раздражало еще и то, что Владислав довольно часто оказывал какую-то помощь своим друзьям, а также частенько навещал родителей. Для него самого была совершенно естественной такая помощь, и уж тем более, он не мог представить, чтобы как-то «забыть» о своих родителях. Тесть и тёща же, считали, что теперь его семья только здесь и исключительно здесь. Со временем их нотации начала все больше и больше поддерживать и молодая супруга Владислава. И примерно через два года совместной жизни, Владислав, не выдержав постоянных придирок, подал на развод.
Для него это было довольно тяжелым шагом, который он действительно сильно переживал. Поскольку человеком он был непьющим, да и вообще мало увлекающимся какого-то рода развлечениями, то фактически оказался в одном шаге от депрессии.

Спасло его только то, что именно в этот же период начались изменения и в его профессиональной деятельности. Как раз в этот момент, предприятие на котором он работал, начало расширяться и во вновь открываемый филиал начали набирать новых сотрудников. Поскольку Владислав был на хорошем счету, то начальство рекомендовало его на повышение, выдвинув на, пусть пока небольшую, но все же руководящую должность в этом филиале. Владислав воспринял это назначение спокойно, и в тоже время, с каким-то внутренним облегчением, поскольку это позволяло ему с головой погрузиться в работу и забыть, хотя бы частично, о своей неудаче на личном фронте. Владислав очень активно взялся на организацию своего подразделения на новом месте, начав и подбор сотрудников, и уточнение по технической оснащенности. Часть сотрудников, по согласованию с руководством переходило со старого места, другую часть набирали, что называется – с улицы.
В последнем случае, все вновь принятые на работу проходили испытательный срок. Как это часто и бывает, этот срок успешно проходили далеко не все. Кого-то не устраивал режим и ритм работы на предприятии, кто-то не вписывался в коллектив, кому-то не хватало профессиональных навыков. И пока, в полной мере, филиал еще не был укомплектован персоналом. Не был исключением и тот сектор, которым руководил Владислав, ибо ему тоже не хватало еще трех человек.

И вот сейчас, фактически в рабочее время, Владислав ехал по адресу, где проживал один из таких сотрудников, что находился на испытательном сроке. Звали его Леонид Званцев, он был чуть старше Владислава, приезжим откуда-то с Севера. Он сразу показал себя очень грамотным, очень высококлассным специалистом, да и с коллективом сошелся достаточно быстро. Человеком он был добрым, немного застенчивым, что бывает редко в нынешнее время, и очень отзывчивым, хотя порой и казался немного наивным. Единственным его недостатком были периодические опоздания на работу, не большие по времени, минут на пять, на десять. Что, в общем-то, было странным, поскольку жил он в одном из старых районов города, весьма насыщенном транспортом. И сегодня вышло так, что он вообще не вышел на работу, и телефон его, по неизвестной причине не отвечал.
Поскольку Владиславу в этот же день, было необходимо завезти некоторые документы в еще один филиал компании, в которой он работал, он решил на обратном пути заехать к Званцеву и узнать в чем там дело.
Первую часть своего дела он завершил достаточно быстро, передав все необходимые бумаги и согласовав все подписи. А вот со второй частью вышла некоторая заминка, которая постепенно начала разрастаться.

Тот район, в котором проживал Званцев, оказался совершенно незнаком Владиславу. Вышло так, что за все время своей жизни, которая прошла исключительно в родном городе, он ни разу не был в этом районе. Район этот находился на некотором удалении от центра, однако был застроен домами времен предвоенных и послевоенных, в архитектуре здесь преобладал так называемый «сталинский ампир». Архитектура домов в четырех кварталах, которые составляли этот район, была насыщена колоннами, лепниной, фальшивыми балконами и арками. В других районах города, за редким исключением, Владислав ничего подобного не видел.
Кроме прочего, оказалось, что все район находится на капитальной реконструкции, в нескольких местах было перекрыто даже движение по улицам. А на многих домах висели сетки, прикрывающие строительные леса. Тут же, вдоль домов были выстроены узенькие галереи с крышами из профилированной жести, по которым передвигались пешеходы. Галереи, как было понятно, были сделаны для того, чтобы защитить прохожих от падения различного строительного мусора. Вот эти то галереи и спутали все карты Владиславу, который из-за того, что все номера домов, были скрыты под строительной сеткой, просто никак не мог найти нужный дом.
В результате, после нескольких расспросов прохожих, среди которых только один человек оказался местным жителем, он смог-таки найти нужный дом. Но вот попасть в нужный подъезд получилось только со двора, парадный вход оказался перекрыт строителями. Правда и во двор, войти удалось только пройдя через две арки, а затем, пройдя по совершенно патриархальной детской площадке, казалось оставшейся еще с советских времен, Владислав попал в нужный подъезд.

***

Подъезд, как назло, так же оказался в состоянии ремонта, и Владислав с большим трудом протиснулся между лесами и лесенками строителей, расставленных то там, то сям. Но вот, наконец, и дверь нужной квартиры.
И здесь Владислав обратил внимание, что вся лестничная площадка словно была, не так давно залита водой. Это его насторожило, но он решил все же продолжить свою миссию. Подойдя к нужной двери, он наддал на кнопку звонка, но никакого звука не последовало. Владислав нажал на кнопку еще раз, и снова в ответ – тишина. Сначала он собрался было уходить, но затем, чуть подумав, решил все же постучать.
И, к его удивлению, дверь почти сразу распахнулась, и на пороге появился смущенный и несколько промокший Леонид Званцев.

- Владислав, э-э, Сергеевич? – Удивленно, и одновременно смущенно проговорил Леонид. – А у нас тут, в общем, стояки прорвало, всю квартиру залило.

- Да уж теперь я догадываюсь, - ответил Владислав, бросив взгляд на пятна влаги на одежде собеседника, - подобные вещи сродни стихийному бедствию, но все же – что у Вас с телефоном?

- Да понимаете, - все так же смущенно проговорил Леонид, почесав затылок, - городской телефон не работает уже третий день, после этой реконструкции подъезда, а мобильник, вот ведь невезуха, тоже водой залило, теперь только выбрасывать.

- Ну, теперь я вижу, что права поговорка, говорящая, что беда не приходит одна, - покачал головой Владислав, - не могу Вас осуждать за то, что произошло, хотя, наверное, все же стоило бы попытаться как-то сообщить на работу о своем положении.

- Да, наверное, стоило бы позвонить от соседей, - смущенно и одновременно – грустно, ответил Леонид, - да мне как-то в этой суматохе, в голову не пришло.

- Понимаю, бывает и такое, - кивнул головой Владислав, - и поэтому, не буду, конечно, как-то обострять эту ситуацию, однако все же, если для Вас необходимы какие-то дни, чтобы привести здесь все в порядок, лучше договориться об этом заранее.

- Да-да, конечно, - немного суетливо проговорил Леонид, - я думаю, если бы это было можно, я бы взял за свой счет еще и завтрашний день.

- Думаю, что ничего страшного не произойдет, если мы не увидим Вас еще и завтра, - улыбнулся Владислав, - я скажу в отделе кадров об этом, однако послезавтра, все же будем ждать Вас на рабочем месте.

- Да, разумеется, я обязательно буду на работе, - снова немного суетливо, но явно искренне проговорил Леонид.

- В таком случае, могу только пожелать Вам удачи, а мне нужно идти по рабочим делам, - сказал Владислав и, пожав руку претерпевшему немало бытовых неприятностей Леониду, повернулся и двинулся в обратный путь.

К его огорчению, пока он разговаривал с Леонидом, строители перекрыли и черный ход, ведущий во двор. Однако выходить ему было как-то нужно, поэтому один из строителей, открыл для него на первом этаже какую-то боковую дверь.
Владислав вышел в неё и быстро понял, что в доме этом, была вообще очень своеобразная архитектура. Кроме обычных парадного и черного входов, имелась еще и галерея, которая по первому этажу опоясывала весь фасад здания. Из этой галереи можно было попасть как в каждый из подъездов, так и в находящиеся здесь аптеку, весьма архаичного вида, нотариальную контору и еще офис какой-то организации.
Выйти на улицу просто так, как убедился Владислав, здесь было совсем непросто. И единственный выход, который он нашел, оказался в торце этой галереи, там, где она поворачивала на боковой переулок. Здесь, имелся довольно узкий коридор, в который выходила дверь маленького магазинчика, в котором продавали сумки, кошельки и прочую галантерею. В торце же этого коридора, имелась дверь, которая выходила уже на улицу.
В коридор и вышел Владислав, раздумывая о том, какие превратности судьбы порой случаются в жизни. Мало того, что в доме производится капитальный ремонт, который наверняка немало надоел жильцам, так еще и происходит прорыв системы отопления. И какому идиоту пришло в голову проводить опрессовку во время капитального ремонта, было непонятно.
В задумчивости, Владислав повернул за угол, чтобы уже выйти на улицу, когда заметил на стене дома, на самом углу её, странный прямоугольник, похожий на зеркало. Подойдя ближе, он понял, что это отполированная до блеска табличка, из разряда тех, что возвещали о годах жизни в этом доме, кого-то выдающегося человека.
Сейчас надпись практически не видна, а вот поверхность самой таблички была необычно гладкой и отполированной. В этот момент, прямо перед носом Владислава открылась стеклянная дверь, и из магазинчика галантереи вышла женщина.
На короткий момент, стекло двери оказалось между взглядом Владислава и отполированной табличкой. И на это короткое время, из таблички и стекла двери образовалось импровизированное зеркало. На Владислава взглянул грустными глазами уставший молодой человек, с почему-то очень заметными морщинами возле глаз. Владислав не, что бы удивился этому факту, он действительно очень устал, и вполне допускал, что сейчас его лицо далеко не в лучшей форме.
Однако то, что произошло потом, удивило его куда больше.
Пропуская женщину, которая вышла из магазинчика, он отошел в сторону, и на короткий миг в этом внезапном зеркале отразилась уже она. Мельком взглянув на это изображение, Владислав даже удивленно поднял брови – из зеркала на него на несколько секунд посмотрела очень старая женщина с совершенно седой головой и настолько морщинистым лицом, что казалось, что ей лет сто, не меньше.
Немного ошарашенный Владислав быстро перевел взгляд на лицо женщины и был удивлен еще больше. Он увидел женщину лет сорока, может сорока пяти, с довольно ухоженным лицом и светло-каштановыми волосами.
Никакой седины и огромного количества морщин не было и в помине. Женщина заметила его взгляд, видимо восприняв его по-своему, улыбнулась в ответ, поправила прическу и вышла на улицу.
Владислав бросил быстрый взгляд назад – там больше никого не было. Тогда он прошел снова в коридорчик, ведущий во внутреннюю галерею, но и там никого не было.
Он снова вернулся на прежнее место, но дверь магазинчика теперь была закрыта. Чуть подумав, он быстро подошел к этой двери и, открыв ее, снова взглянул в образовавшееся зеркало.
Там был все тот же уставший молодой человек, только лицо его стало более удивленным. Владислав хотел было уже закрыть дверь, но тут обратил внимание на свои глаза в отражении. В первый раз, когда он увидел себя, глаза были тусклым и безразличными, а сейчас они словно светились изнутри. Это еще раз удивило Владислава, и он даже забыл закрыть дверь, пока из магазина ему не крикнули:

- Молодой человек – Вы или заходите, или закройте дверь!

- Хорошо, хорошо, - пробормотал в ответ Владислав, отпуская дверь, которая медленно закрылась. Он был немало озадачен увиденным.

Что-то во всем этом было странное. И хотя ему нужно было на работу, Владислав все же решил подождать еще кого-то, чтобы увидеть в этом странном зеркале отражение еще одного человека. Он все еще думал, что может быть, ему просто все это показалось.
Ждать пришлось еще около пяти минут. И хотя через коридор, с улицы в дом прошли два человека, оба – рабочие-строители, но они не попали в фокус необычного зеркала и не отразились в нем.
Но вот, уже со стороны дома появился старичок, этакий гном наяву, очень небольшого роста, с венчиком седых волос на голове, с чуть застенчивой улыбкой на лице, которое, казалось, бесконечно утомлено прошедшими годами. И в этот же момент, дверь магазинчика приоткрылась, вероятно, продавщица или кто-то еще, собралась выходить, но задержалась в дверях, пропуская старичка.

И на короткий момент, зеркало возникло снова. Вытянув шею, чтобы лучше рассмотреть изображение, Владислав взглянул в это стекло. В нем появилось изображение мужчины, ненамного старше Владислава, с очень открытым, жизнерадостным лицом, с большими, широко открытыми глазами. Более того, в этом отражении, как представлялось Владиславу, старичок никак не мог отразиться на такой высоте. При его росте, в зеркале, должна была быть видна, только верхняя часть лица, да еще седая макушка. А здесь же, скорее наоборот – именно верхний край зеркала обрезал шевелюру мужчины, который отражался в нем, а ниже было видно все лицо целиком, и даже шея и плечи, который, к слову сказать, тоже были весьма широки для старичка.
Получалось, что в отражении мало того, что был человек значительно моложе, так еще и изрядно выше ростом, по примерной оценке Владислава, сантиметров на пятнадцать, не меньше.
Владислав был настолько удивлен этой метаморфозой в отражении, что какое-то время просто стоял, открыв рот. И из оцепенения его снова вывела продавщица или кем она там была, из магазинчика.

- Вам что-то нужно здесь? – Спросила она Владислава строгим тоном, сверля при этом недобрым взглядом. – Нечего тут просто так стоять.

- Да, я уже ухожу, - пробормотал Владислав, все еще не придя в себя окончательно, и не веря до конца, что ему это не снится, - мне кажется, что не мешаю никому.

- А если людям пройти нужно?! – Продолжала сердито возмущаться продавщица.

Владислав хотел было ответить, но потом махнул рукой и двинулся в сторону улицы. Проходя мимо двери магазинчика, он на мгновенье увидел в уже почти закрывающейся двери, отражение самой продавщицы.
Конечно, он мог не слишком разобрать в полумраке коридора возраст этой женщины, но уж то, что у неё было хоть и раздраженное, но нормальное, человеческое лицо, он был совершенно уверен.
Но отражение в зеркале было совсем не таким. Владислав на мгновенье словно взглянул на какую-то картину Иеронима Босха, именно такое впечатление производило лицо, которое он увидел в этом отражении.
Но вот стеклянная дверь захлопнулась, и Владислав сообразил, что действительно стоит посередине прохода. Он тряхнул головой и двинулся к выходу.
Что за наваждение сейчас с ним произошло, было совершенно непонятно. Человеком он был практически непьющим, да и последний раз, когда употреблял алкоголь вообще, был, чуть ли не полгода назад. Он никогда не курил, а уж про какие-то наркотические вещества и говорить было нечего. В таком случае, то, что он видел в отражении, могло быть либо галлюцинацией, либо это существовало на самом деле.

Продолжая раздумывать обо всем, что он увидел, Владислав вышел на улицу и двинулся в сторону работы. Правда, в первый момент, все еще находясь под впечатлением произошедшего, пошел не в ту сторону, и сообразил это только когда вышел не на тот перекресток. Поняв, что выбрал не то направление, он вздохнул и развернулся назад.
Уже придя на работу, Владислав подумал, что для проверки реальности существования необычных отражений в этом импровизированном зеркале, стоит показать его кому-то еще. Сначала он подумал о Михаиле Петренко, своем коллеге, с которым был знаком уже не один год, и с которым также давно находился в приятельских отношениях. Михаил отлично подошел бы к роли независимого свидетеля, который мог бы весьма объективно оценить ситуацию, да к тому же и не болтать лишнего. Проблема была только в том, что Михаил в данный момент, находился в командировке в филиале компании в соседней области. И возвращение его планировалось только на следующей неделе. Можно было бы, конечно, подождать, но происшествие, свидетелем которого стал Владислав, настолько захватило всю его натуру, что ждать так долго он уже не мог.
И после некоторого размышления ему пришла в голову весьма удачная мысль – ведь он мог расспросить о доме и о табличке, висящей на нем, живущего там Леонида Званцева. А заодно, аккуратно спросить, не был ли тот свидетелем тех же явлений, что наблюдал сегодня Владислав. Да и, в конце концов, его же можно было взять и в свидетели, быть может, и он тоже, не зная пока о таком эффекте, сможет рассмотреть что-то интересное.
И здесь ждать приходилось целых два дня, но два дня — это не неделя, и потерпеть можно было.
И Владислав немного успокоился, хотя совсем изгнать мысли о том, что он видел из головы, у него не получилось.

***

Однако, на следующий день, Владислав, который так и не смог выбросить из головы мысли о своем вчерашнем приключении, решил после работы повторить эксперимент.
Конечно, можно было бы взять с собой кого-то из молодых сотрудников его сектора, но что-то подсказало Владиславу, что они врядли поймут все правильно, и он отказался от этого. Действовать для начала стоило одному, а затем, убедившись, что эффект повторяется, привлечь свидетеля из людей постарше.
На этот раз, колесить по микрорайону в поисках нужного дома, пришлось меньше. Наверное, если бы в квартале, где находился дом Леонида Званцева, не производился капитальный ремонт, Владислав добрался бы до места еще быстрее. Но, сегодня были перекрыты еще две улицы, поэтому Владиславу опять пришлось два квартала топать пешком. Он, разумеется, нисколько не роптал на такие мелочи, а зайти, на сей раз, решил с улицы, чтобы не ходить по закоулкам внутренней галереи.

В этот вечер, народу в районе дома, где жил Леонид, было больше, Владислав вспомнил, что вчера он был здесь днем, поэтому район и казался столь малолюдным. В данном случае, это играло ему на руку, поскольку, как он надеялся и в том коридоре, где висела вывеска, тоже количество людей стало бы больше. А это значит, что и отражений он может увидеть больше.
Зайдя в коридор, образованный ограждением ремонтников и стеной дома, Владислав увидел, что сегодня ему повезло больше. В той части коридора, которая находилась непосредственно на повороте ко входу во внутреннюю галерею, строители для какой-то цели, сняли часть своего ограждения. Вероятнее всего, просто для того, чтобы было удобнее проносить строительный мусор изнутри. Но это давало Владиславу возможность не торчать посередине коридора, но при этом отлично видеть всех, кто проходит по нему, и соответственно – отражается в этом зеркале.

Этим он и решил воспользоваться, заняв место в образовавшейся нише и сделав вид, что ждет кого-то. Первые несколько прохожих прошли мимо него уже в течение первых пяти минут наблюдения. Однако дверь магазинчика, который работал и сегодня, как выяснил Владислав, пока была закрытой.
Повезло Владиславу примерно через пятнадцать минут ожидания. Из магазина вышла супружеская пара, которая на какое-то время задержалась на выходе, и дверь при этом оказалась, как раз напротив таблички.
Владислав бросил взгляд в сторону внутренней галереи и увидел, что в его сторону движется молодая девушка. Когда он поравнялась с ним, Владислав отметил очень большое количество косметики на её лице, создавалось впечатление, что это не лицо, а какая-то маска манекена.
С некоторым напряжением и немалым волнением, Владислав бросил взгляд в стеклянную дверь, за которой была видна табличка.
И вот девушка попала в фокус, позволяющий увидеть её отражение. Сама она, двигаясь по коридору, не могла увидеть его, отражение было видно только под одним углом, как уже понял Владислав.
Увиденное на этот раз отражение снова поразило его. Лицо девушки, которое отразилось в зеркале, словно состояло из двух половинок. Одна сторона её лица, словно принадлежала совсем юной девушке, лет, быть может, пятнадцати, не более. Лицо это, тонкое, какое-то прозрачное, было грустным и даже печальным.
И одновременно с этим, Владислав увидел и другое лицо, которое принадлежало уже совсем взрослой женщине. Возраст её было трудно оценить, но казалось, что ей лет сорок, не меньше. В этом лице, повидавшем жизнь, насквозь пронизанном цинизмом и высокомерием, сквозило какое-то холодное безразличие ко всему происходящему. Женщина в отражении словно говорила своим видом – «катитесь все к черту». Лицо этой женщины было покрыто косметикой в еще большей степени, чем лицо девушки в реальности, словно женщина хотела скрыть свою истинную сущность.

Все это произошло в считанные секунды, но Владислав, обладающий хорошей, цепкой памятью, уже запечатлел этот образ внутри себя. Образ поражал своим контрастом, и одновременно с этим, яркостью, с которой он отразился в этом странном зеркале.
Почти сразу после этого, в коридоре появилось двое подростков, лет по четырнадцать. Они шли, весело переговариваясь, перебрасываясь не слишком приличными шутками, толкая друг друга. Казалось, что идут два хороших приятеля, у которых отличное настроение и впереди их ждет веселое времяпрепровождение.
И поскольку дверь магазинчика еще оставалась открытой, Владислав стал наблюдать за стеклянной дверью, чтобы рассмотреть изображение, которое появится в зеркале. И на сей раз зеркало осталось верным себе. Никакого следа веселости и верной дружбы не осталось и в помине.
Один из подростков, тот, что шел впереди, выглядел как угрюмый молодой человек лет двадцати, причем зеркало отразило его так, словно он был небрит несколько дней. Взгляд его был очень недобр, очень подозрителен, словно он постоянно ожидал какой-то пакости со стороны. Но самое неприятное было то, как он посмотрел на своего товарища. Это был взгляд хищника, который уже заприметил жертву, но пока, играя с ней, еще не вцепился ей в горло.
Второй подросток, в реальности выглядевший ровесником первого, в отражении показался совсем мальчиком, лет десяти, даже ростом был меньше. Вид его, хотя он улыбался, был видом затравленного волчонка, который боится уже любого хлопка в стороне.
Подростки, все так же смеясь, прошли мимо дверцы магазинчика, которая, наконец, закрылась, и пожилая супружеская пара, задержавшаяся на выходе, наконец вышла на улицу.
Владислав тряхнул головой, сбрасывая некоторое оцепенение, которое снова овладело им после увиденного, и задумался.

Если у него действительно не было галлюцинации, то получалось, что это странное зеркало, обладало способностью отражать не только внешность человека, но и что-то еще. Быть может, какой-то внутренний настрой, а возможно – в какой-то мере – черты характера человека. А в каких-то случаях, тут Владислав вспомнил отражение женщины и старичка вчера, это зеркало отражало еще и внутреннее самоощущение возраста человека.
Женщина, которую он увидел первой, вероятно, прожила очень нелегкую жизнь, или по натуре была человеком далеким от оптимизма. И зеркало отразило её внутреннюю сущность, как изображение старухи.
С другой стороны – жизнерадостный старичок, вероятно большой оптимист и жизнелюб, отразился в этом зеркале как человек еще достаточно молодой. Более того, вероятно имея немалую силу духа, в отражении он выглядел даже выше, чем был на самом деле.
Разумеется, подумал после всего этого Владислав, все это может быть всего лишь плодом его воображения, и в любом случае стоило заручиться свидетельством еще одного человека. Но для этого нужно было дождаться завтрашнего дня.

Хотя, практически все, что он хотел увидеть, то есть удостовериться в том, что он вчера видел все это на самом деле, Владислав уже видел, он решил еще немного задержаться. Просто для того, чтобы увидеть хотя бы еще один образ. Потом он, конечно, немало пожалел, что остался, но что случилось, то случилось.
В своих раздумьях он пропустил нескольких прохожих, которые прошли по коридору. В том числе и кого-то кто вошел в дверь магазинчика. И вот, спустя несколько минут, этот кто-то из магазинчика вышел. Это был мужчина, явно не местный житель, скорее выходец откуда-то из южных краев. Лицо его, вытянутое, бугристое, украшенное, если так можно сказать, двумя шрамами, и в реальности не доставляло удовольствия при наблюдении. Вероятно, он был либо хозяином магазина, либо кем-то близким для той дамы, что вышла его провожать. Это была та самая дама, которую Владислав видел вчера. Сегодня она не обратила на него никакого внимания, полностью поглощенная общением с тем типом, что стоял в дверях. И первое отражение, которое увидел Владислав, было отражением лица женщины. Как и вчера, это отражение поразило его сходством с картинами Босха. Лицо женщины, какого-то странного оттенка, напоминало маску с глазами прорезями, узкой щелью рта и гротескно отвисшими щеками. В реальности такие лица просто не могли существовать.
Но, когда в зеркале мелькнуло отражение мужчины, оно заставило Владислава вздрогнуть. Это вообще не было лицом человека. Это было нечто страшное, нечто среднее между лицом ожившего мертвеца из фильмов ужаса и мордой какого-то волкодлака. Вытянутое вперед, с горящими глазами, поросшее длинными волосами и в то же время – мертвенно белое, лицо было просто каким-то кошмаром.
Наблюдал все это Владислав не больше полуминуты, но впечатление было настолько сильным, что не позволило ему даже спасть спокойно ночью.
Когда дверь магазинчика закрылась, и мужчина вальяжной походкой вышел на улицу, Владислав, словно во сне вышел вслед за ним.
Мужчина прошел по проезжей части, совершенно не обращая внимания на машины, которые ехали почти вплотную к нему. Затем перешел дорогу, так же наплевав на все транспортные средства и сел в черный джип, припаркованный на другой стороне.

- М-да, - пробормотал ошеломленный Владислав, - все-таки, похоже, эта штука отражает внутреннюю сущность человека. Но как же не хотелось бы оказаться на пути этого типа.

Он покачал головой, еще раз оглянулся на коридорчик, в котором скрывалось необычное зеркало, и медленным шагом двинулся к себе домой.

***

На следующий день Леонид Званцев явился на работу намного раньше обычного, видимо, визит непосредственного начальника, задел в нем какие-то глубинные струны души. Владислав, с некоторым удовлетворением отметил этот факт про себя, но на публике хвалить сотрудника не стал, решив отложить это до личного общения. Хотя, честно говоря, ему самому весьма и весьма хотелось поговорить с Леонидом о некоторых вещах, связанных с домом, где тот проживал.
И дождаться конца рабочего дня для Владислава было весьма нелегко. И все-таки он не смог выдержать целый день, видимо впечатления от вчерашнего, были слишком сильны.

- Как у Вас дела с Вашей квартирой? – Спросил он, подойдя к Леониду, когда часть сотрудников разошлись по своим делам. – Большие ли повреждения остались после протечки?

- Да, довольно приличные, но вроде бы домоуправление пообещало оказать всю необходимую помощь, - слегка пожав плечами, с некоторым смущением ответил Леонид, - все-таки это по их вине произошло.

- Вот и правильно, - согласился Владислав, внутренне несколько удивляясь тому, что сей сотрудник оказался отнюдь не таким «тюфяком», каким казался вначале, - а что у Вас с телефонами?

- Городской телефон уже восстановили, - с некоторой радостью сказал Леонид, — вот новый сотовый пока не купил себе, может с зарплаты.

- Ну, я думаю, все еще впереди, - ободряюще произнес Владислав, а затем уже более непринужденным тоном сказал, - какая интересная архитектура в Вашем доме, внутренняя галерея имеется.

- Да, его проектировал, в свое время друг моего деда, очень интересный архитектор, - с каким-то затаенным восторгом сообщил Леонид, - он, говорят, знал какие-то секреты, как правильно располагать здания, что бы они соответствовали геомагнитным линиям Земли.

- Ого, он значит, был в курсе о сетке Хартмана? – С удивлением покачал головой Владислав. – Надо же, в те времена тоже о таких вещах знали?!

- Говорят, что у деда все друзья были такими, неординарными личностями, - с гордостью ответил Леонид.

- Простите, но когда я позавчера выходил от Вас, - чуть слукавил Владислав, - то видел на доме странную табличку, похожую как будто на мемориальную, не знаете – кому она посвящена?

- Эту табличку прикрутили к дому после смерти моего деда, - с грустью сказал Леонид, - его коллеги говорили, что она содержит труд всей его жизни, хотя все подробности этого труда ушли вместе с дедом в могилу, к сожалению.

- Вот как? – Все больше заинтересовывался Владислав. – А чем занимался Ваш дед?

- Он был физиком, и вроде бы занимался какой-то специальной оптикой, я не знаю до конца, - с виноватой улыбкой проговорил Леонид, - а еще мама говорила, что он сумел заглянуть за какой-то порог.

- За порог? – Владислав удивленно посмотрел на коллегу.

- Прошу прощения, но я не знаю, о чем шла речь, да и мама, похоже – тоже, - развел руками Леонид, - я так понимаю, что она просто повторяла слова самого деда.

- Вот значит как, - задумчиво проговорил Владислав, - получается, табличка – своего рода – памятник всему, чем занимался Ваш дед?!

- Получается, что так, - кивнув головой, согласился Леонид, - хотя смысла этого, сейчас уже никто не знает.

«Да, а жаль, что никто не знает, эта штука очень непроста», - подумал Владислав, а вслух произнес совсем другое:

- Я бы, пожалуй, был не против взглянуть на эту табличку еще раз, Вы не будете возражать, если я подъеду вместе с Вами, к Вашему дому?

- Нет, не буду, - спокойно ответил Леонид, - только сейчас неудобно смотреть на неё, там же ремонт.

- Ничего, я уж как-нибудь, - успокоительно проговорил Владислав, - так что – до вечера.

- Хорошо, до вечера, - не совсем понимая, в чем дело, ответил Леонид.

Владислав уже собрался было вернуться на свое место, но потом вспомнил еще кое-что.

- Скажите, Леонид, я позавчера видел возле одного магазинчика, который находится в Вашем доме, одного неприятного типа, - сказал он, - такого южного вида, который садился в черный джип.

- А, это, наверное, Тенгиз, - поморщился Леонид, - он вроде бы в близких отношениях с Мартой.

- Кто это Марта? – Осведомился Владислав, который на самом деле, уже понял, о ком идет речь.

- Это владелица того самого магазина, - объяснил Леонид, и на лице его появилось такое выражение, словно он увидел гадюку, - очень крикливая тетка, хотя, говорят, что на самом деле, владелец магазина – этот Тенгиз.

- Ну, да, бывает такое, - согласился Владислав, - но кто же он такой?

- Сейчас он называет себя бизнесменом, - махнул рукой Леонид, - только они сейчас все – стали бизнесменами, а раньше он был криминальным авторитетом, и говорит, что весьма жестоким.

- Да уж, не зря получается, зеркало отобразило его таким, - пробормотал себе под нос Владислав, а затем обратился к Леониду, - так значит, вечером проводите меня до своего дома, вернее, до таблички?

- Да, конечно, какой разговор, - согласился Леонид.

Владислав кивнул сотруднику головой и прошел на свое место. В голове его начало кое-что проясняться. Если дед Леонида занимался какой-то специальной оптикой, то нечто, что связано с зеркалами, для него было более чем знакомым предметом. А то, что этот человек сумел заглянуть за какой-то порог, о котором он никому не стал рассказывать, говорило о том, что его открытие имело отношение не только к оптике, а точнее – не столько к оптике. А вот что это была за сфера науки, сейчас даже представить сложно.
Если ему удалось каким-то образом проецировать все мысли, все переживания человека на некое изображение, некий образ, отраженный в зеркале, то это было грандиознейшее открытие. Правда, тут же поправил сам себя Владислав, это только в том случае, если ему это все не показалось. Хотя, уже то, что табличка была этакой терра-инкогнита даже для коллег деда Леонида, говорило о том, что с ней все весьма непросто.
Но прояснить это можно было, только заполучив в свидетели, еще одного человека. И таковым человеком, на первом этапе, вполне мог бы стать сам внук изобретателя.
Ну, а затем, можно было привлечь к этому же делу и Михаила Петренко, который возвращался из командировки уже через три дня. Он был человеком трезвомыслящим, но в, тоже время открытым для всего нового. А именно такой человек и требовался в столь неординарном деле.
Примерно с такими мыслями, Владислав кое-как досидел до конца рабочего дня.

***

Как ни странно, но Леонид воспринял слова Владислава об импровизированной экскурсии к дому, где он жил, более чем серьезно. И по дороге с работы, рассказал действительно интересные факты из истории строительства всего их квартала, в котором, оказывается, одно время жили в основном сотрудники разных «закрытых» ведомств. А два дома, с самой необычной архитектурой, строил близкий друг его деда, архитектор, который, к сожалению, затем погиб на войне.
Но вот они подъехали к тому самому кварталу, который продолжал интенсивно ремонтироваться.

- И давно у Вас тут эта реконструкция? – Осведомился Владислав, когда они вышли из маршрутного такси.

- Уже второй месяц, - покачал головой Леонид, - начали, затем бросили, теперь вот переделывают, вопиющая некомпетентность.

- К сожалению, она сейчас во многих вещах, - кивнул головой Владислав, - ну, что, пройдем сразу к табличке?

- Да, почему бы и нет, - согласился Леонид, - войдем со стороны переулка, как раз там, где магазин галантереи.

- Надеюсь, мне сегодня не придется лицезреть этого Тенгиза, - пробормотал Владислав, внутреннее поежившись, вспомнив отражение в зеркале.

Они подошли к строительному проходу и вошли внутрь. Сегодня здесь было меньше народу, а Владиславу хотелось бы, что бы дверь в магазин была открытой. Открывать же её намеренно и вступать в конфликт с хозяйкой, ему не очень хотелось.
Но, ему снова повезло, как раз, когда они подошли к табличке, в магазин зашла какая-то женщина. Правда, с их места увидеть отражение было невозможно, но Владислав надеялся попасть в нужную точку, в тот момент, когда женщина будет выходить.

- Да, вот она, та самая табличка, - проговорил Леонид, подходя к ней, - говорили, что даже не знают, из какого материала она сделана.

- Как же тогда просверлили отверстия, с помощью которых она крепится к стене? – Удивился Владислав.

- Не знаю, быть может, отверстия были раньше, - развел руками Леонид.

- Знаете, а если посмотреть на табличку отсюда, - Владислав повлек Леонида за собой, - то можно увидеть странное отражение.

- Отражение? – С удивлением посмотрел на своего начальника Леонид.

В этот момент женщина, которая зашла в магазин, вышла из него, и на короткое время, стекло двери совпало в фокусе с висящей табличкой.
Владислав снова увидел молодого человека с уставшим лицом, но вот глаза его светились каким-то внутренним светом еще сильнее. А вот рядом с ним…
Рядом с ним стоял, и с большим удивлением смотрел на отражение, совсем юный субъект, лет этак двадцати. Лицо его, было чертовски похоже на лицо Леонида, но возраст того, кто отражался в зеркале, никак не мог приближаться к сорока.

- Это кто же такой там? – Шепотом спросил Леонид, вытягивая руку в сторону зеркала, и молодой человек в отражении повторил этот жест.

В этот момент дверь закрылась – женщина ушла в сторону улицы.

- Неужели это был я? – Все так же шепотом спросил Леонид. – Но почему такой?

- Думаю, на этот вопрос мог ответить только Ваш дед, - покачал головой Владислав.

- Странно, почему я выглядел так, каким был, когда учился в институте? – Удивлению Леонида не было предела.

- Не только ты выглядишь не совсем так, как в действительности, - успокоительно проговорил Владислав, - другие люди тоже меняют свою внешность в своем отражении.

- Но, почему же, - тут Леонид запнулся, - но ведь Ваше изображение было почти таким же, как в реальности?!

- Вероятно, с точки зрения этого зеркала, а точнее – какого-то необычного устройства, мой внутренний возраст и внутренняя сущность совпадают с тем, что видят все во внешности, - ответил Владислав, раздумывая над тем, что кроме себя самого, он больше не видел никого, кто отражался бы также.
Впрочем, и выборка таких отражений, была весьма невелика.

В этот момент дверь магазинчика снова открылась и из него выглянула та самая тетка, чье изображение в зеркале виделось гротескной маской.

- Вам что здесь надо?! – С места в карьер начала она. – Места другого не нашли, чтобы распивать?!

Леонид покраснел, а собрался уже было ответить ей, но в этот момент увидел отражение этой дамы в необычном зеркале.
На его лице отразилась целая гамма эмоций, начиная от безмерного удивления и даже некоторого испуга, до отвращения, которое он совершенно не сумел скрыть. Это настолько явственно отразилось на его лице, что тетка на короткое время даже замолчала, не понимая причины столь разительной перемены во внешности человека, стоявшего перед ней. Она, видимо, подумала, что у неё что-то с внешностью не в порядке, потому что быстро оглядела себя беглым взглядом. Не найдя ничего, к чему можно было бы придраться, она с удвоенной энергией набросилась на Владислава и Леонида.
Владислав, хорошо знакомый с таким типом людей, для которых скандал был родной стихией, предпочел не ввязываться в спор, а просто потянул Леонида за рукав.
Тот был настолько ошеломлен происходящим, что безропотно позволил увести себя от двери магазинчика. И пришел в себя он только во внутренней галерее, да и то, уже возле своего подъезда.

- Она, она, что это было с ней? – Спросил он как-то невпопад, прерывающимся голосом.

- Боюсь, что зеркало, которое изобрел Ваш дед, показало нам внутреннюю сущность этой женщины, - качая головой, ответил Владислав.

- Но ведь это же не человек был, - голос Леонида дрожал от волнения, - разве может у человека быть такая внешность?

- А это, как я уже сказал, не внешность, а отражение того, что находится у того человека в его душе, если можно так сказать, - объяснил Владислав, хотя и сам пока не был до конца уверен в этом.

- Но, как же такое возможно? – Леонид начал постепенно успокаиваться, и на его лице уже появился интерес.

- Скажите, а не осталось у Вас дома каких-то бумаг, может быть записей или дневников Вашего дела? – Вопросом на вопрос ответил Владислав.

- Насколько я знаю, большую часть своих записей, дед то ли спрятал, то ли уничтожил еще при своей жизни, - печально покачал головой Леонид, - еще бабушка, когда была жива, вспоминала, что дед часто говорил о том, что многие будут не готовы к чему-то. Тогда я не понимал – о чем идет речь, но теперь, как вижу, речь шла вот об этом зеркале.

- Хм, очень жаль, и все же – постарайтесь вспомнить, не говорили ли Ваши родственники еще о чем-то подобном? – Владислав, конечно, не надеялся на скорое разрешение вопроса, но вариант, о котором поведал Леонид, вообще отрезал все пути на поиске истины.

- Понимаете, эти разговоры иногда бывали в нашей семье, но я тогда учился в школе, и даже не в старших классах, поэтому не слишком запоминал, - виновато развел руками Леонид, - только и помню о том, что дед все время сомневался в том, как люди примут какое-то его открытие. А еще помню, что вроде бы, были некие затруднения с повторением некоего эксперимента.

- То есть, вполне возможно, что данное зеркало, то, что представляет собой табличка на доме, есть единственный экземпляр того устройства, что сумел разработать Ваш дед? – Уточнил Владислав.

- Я не знаю, - пожал плечами Леонид, - все, что я помнил в отрывочных воспоминаниях детства, я рассказал.

- Чертовски неприятно будет, если это другого экземпляра не существует в природе, - с сожалением проговорил Владислав, - послушайте, Леонид, когда я первый раз посмотрел на эту табличку, мне показалось, что там присутствует какая-то надпись, но прочесть мне её так и не удалось.

- Надпись? – Переспросил Леонид. – Никогда не видел там никакой надписи. А ведь табличка, какое-то время лежала у нас дома, пока её не прикрутили на стенку.

- Неужели мне это показалось? – Задумчиво проговорил Владислав. – Ну, ладно, попробуем разобраться. Вы, Леонид, постарайтесь вспомнить что-то еще, хоть самую малость, о том, что могло бы помочь понять о сути действия сего зеркала.

- Попробую, - неуверенно ответил Леонид, - но я больше ничего не помню.

- Ну, попытка – не пытка, - утешающее проговорил Владислав, - и постарайтесь пока никому ничего не рассказывать об этом.

- Понимаю, - кивнул головой Леонид, - даже если кто-то поверил бы в это зеркало, то врядли оно смогло бы кого-то обрадовать.

- Вот именно, - сказал Владислав, - тогда, я, пожалуй, пойду, а завтра встретимся на работе.

- Завтра, вроде бы суббота, - неуверенно произнес Леонид.

- Ах, черт, и правда – суббота, - махнул рукой Владислав, - тогда – до понедельника.

Они попрощались, после чего Леонид вышел на лестницу своего подъезда, а Владислав медленно двинулся в обратную сторону. Уже подходя к выходу из галереи, он подумал, что можно было бы выйти и через подъезд, ведь ремонт мог уже и закончится, но видимо, что-то тянуло его сюда, к странному зеркалу.

***
 В коридорчике, образованном строительными перегородками, в который выходила дверь магазина галантереи, и в котором висела необычная табличка, стояли две пожилые женщины и о чем-то беседовали. Владислав хотел было их обойти, но тут заметил, что дверь в магазинчик приоткрыта и уже машинально занял позицию, из которой можно было взглянуть в необычное зеркало. Сделать это было нелегко, потому что ту нишу, из которой Владислав вчера вел наблюдение, уже закрыли. Вероятно, для строителей она стала уже не нужна. Но Владислав все же умудрился рассмотреть изображение, которое на несколько секунд появилось в странном изобретении деда Леонида.
Одна из беседующих женщин, оказалась в отражении практически такой же, как и в реальной жизни, что несколько удивило Владислава. До сих пор, отражение, идентичное тому, что видели глаза, он видел только в своем образе. Эта женщина сейчас была второй, чье отражение так же почти не отличалось от оригинала.
А вот вторая женщина немало отличалась в зеркале от своей внешности в реальной жизни. И дело тут скорее было не в возрасте, изображение в зеркале имело примерно тот же возраст, что и в реале. Но вот стать этой женщины, её манеры, её эмоции на лице, отличались разительно. Вместо легкой усталой улыбки, на том лице, что отражалось в зеркале, губы были изогнуты в скептически-презрительной гримасе, которая была проявлена настолько явственно, что казалось, что женщина презирает весь белый свет. К тому же, женщина в зеркале, была значительно выше своего оригинала, да еще и имела совсем иную прическу. Вместо банального пучка, украшавшего голову женщины в реальности, на голове у отражения была выстроена сложная конструкция, которую, как подумал Владислав, было под силу соорудить только очень продвинутому парикмахеру-стилисту.
Видимо самомнение этой дамы было столь велико, что она внутри себя выглядела как этакая хладнокровная королева высшего света.
Владислав настолько засмотрелся на это отражение, что даже не заметил, что кто-то подошел к нему сзади. Он почувствовал это, только когда этот кто-то, положил ему руку на плечо.
Владислав вздрогнул, и в этот момент обе женщины, что разговаривали в коридорчике, закончили разговор и расстались. И вместо них, в зеркале, на несколько секунд появилось изображение самого Владислава, а вот позади него…
Владиславу на мгновенье захотелось зажмуриться. Ибо позади себя он увидел страшного получеловека-полуволка, которого уже видел в этом зеркале вчера. Ему захотелось закрыть глаза, но он понимал, что это ничего не изменит.

- Слюшай, баклан, - прозвучал над ухом неприятный, хриплый голос с акцентом, - щито ты все тут висматриваешь, щито людей беспокоищь?

Владислав хотел было повернуться к Тенгизу, а это, несомненно, был именно он, но тот не дал ему такой возможности. Он резко толкнул Владислава к жестяной стенке строительного ограждения и прижал голову.

- Ты откуда взялся такой?! – Продолжал угрожающе хрипеть над ухом Тенгиз. – Тебя кто послаль?

- Никто, я просто смотрел, - с трудом ответил Владислав, делая попытку, освободится, но хватка у этого Тенгиза была железная.

- Нечего тут висматривать, как пришель, так и ушель, а не висматривать, да?! – Тенгиз больно уперся ему под лопатку чем-то твердым и острым.

- Да я здесь всего второй раз, и то – первый раз просто не знал где выходить, ту же ремонт, - снова попытался освободиться Владислав, но ему опять это не удалось.

- Какой ремонт? Щито ты гонищь? – Тенгиз оторвал его от стены, а затем снова припечатал.

Владиславу удалось на короткий миг повернуть голову, и он увидел в зеркале, что в конце коридорчика появились два человека. Один из них был чем-то похож на самого Владислава, только покрепче телосложением. А вот второй… Второй, не смотря на всю остроту положения, вызвал у Владислава чувство изумления. Он выглядел точно так, словно вышел из какого-то фильма о супергерое, причем играл там самого главного положительного персонажа. Тенгиз несколько ослабил хватку, обратив внимание, что в коридоре они не одни, но серьезного значения появившимся людям не придал. А зря, потому что спустя пару секунд, Владислав вдруг оказался свободен, а Тенгиз провалился куда-то назад.
Владислав осторожно повернулся в сторону коридорчика и только сейчас заметил выглядывавшего из-за угла Леонида. Тенгиз, изрыгая какие-то непонятные слова, лежал на полу коридорчика, прижатый молодым человеком лет тридцати, с короткими светлыми волосами. На руках у него уже были наручники. Рядом с ними, присел на корточки второй человек, чуть постарше первого, и он держал в руках нож-бабочку, но держал не за рукоять, а очень аккуратно за лезвие.
В этот же момент в коридорчике появились еще два человека. Один – уже довольно пожилой, с седыми волосами, а второй – помоложе, в форме майора полиции.

- Ну, что, гражданин Абдрашидзе? Старые подвиги не дают покоя? – С какой-то странной усмешкой произнес пожилой мужчина, затем коротко кивнул двум оперативникам, как уже понял Владислав. – В машину его.

Владислав перевел дух, со стороны внутренней галереи к ним осторожно приблизился Леонид.
В этот момент Тенгиза поставили на ноги и поволокли к выходу. И тут он снова попал, на короткое время в фокус отражения зеркала. И на сей раз он не выглядел так страшно, скорее он напоминал этакую побитую собаку.

- Позвольте Ваши документы молодой человек, - попросил полицейский в форме майора.
Владислав машинально протянул свой паспорт.

- Каким образом изволили свести знакомство с гражданином Абдрашидзе? – Спросил майор, внимательно глядя в паспорт Владислава.

- Да, я как бы, всего второй раз его и увидел, - ответил Владислав, кивая головой Леониду, - вот к товарищу пришел, сегодня второй раз, а вчера первый раз здесь с ним столкнулся. Не знаю, чего он вдруг прицепился.

- Да точно, Владислав ко мне приходил, мы работаем вместе, - сказал Леонид, - это я позвонил в полицию, когда увидел что происходит.

- Однако очень вовремя, надо сказать, - вмешался в разговор пожилой, - мы как раз сидели в машине, размышляя о том, стоит ли продолжать наблюдение, как из отделения пришла информация. Думаю, господин Абдрашидзе, по старой памяти гоп-стопом решил заняться.

- В общем, все понятно господа, - сказал майор, возвращая паспорт, - но лучше было бы, что бы вы оба проехали с нами, чтобы заодно и протокол составить.

- Ну, раз надо, значит надо, - пожал плечами Владислав. Он повернулся к коллеге, - спасибо, Леонид, выручил меня, боюсь, что без этой помощи, плохо бы мне пришлось. Ты то, с чего назад пошел?

- Да, вспомнил, что дед вроде бы никогда не разрешал эту табличку никому рассматривать, - сказал Леонид, когда они уже вышли на улицу и двинулись к полицейской машине.

- И его можно было понять, представь, что было бы, если бы кто-то увидел в нем свое отражение, и оно бы было очень неприглядным, - покачал головой Владислав.

***

Отпустили их из отделения, в которое привезли вместе с Тенгизом, примерно через час, записав все показания. На вопрос же Владислава, что будет с Тенгизом, пожилой полицейский, который оказался начальником оперативно-розыскного бюро, сказал, что у того, за последнее время уже была пара нападений, причем Владислав еще отделался, можно сказать легким испугом. Остальные случаи были куда серьезнее, поэтому бандиту, который так и не смог изжить своих повадок, светил немалый срок.
Это несколько успокоило и Владислава, и Леонида, хотя обоим предстояло посетить полицию и следственный комитет, что дать еще раз показания.
Постояв и поговорив еще немного на улице, они разошлись по домам.

Владислав все размышлял о том, насколько разные отражения людей были в этом странном зеркале. Тот оперативник, отражение которого напоминало образ некоего супергероя, на деле совсем не выглядел таким, хотя именно он, как было понятно, легко и непринужденно обезвредил матерого уголовника.
И одна из тех женщин, которых Владислав наблюдал перед тем, как Тенгиз напал на него, тоже представляла собой весьма неординарный образчик отражения внутреннего мира.
Владислав подумал, что дед Леонида, был, несомненно, настоящим гением в науке, поскольку даже умозрительно было сложно представить, какова же была технология, позволившая сделать такое. Продолжая раздумывать обо всем случившемся, Владислав добрался до своего дома, когда уже совсем стемнело.

***

Утро субботы Владислав провел в размышлениях о том, что же, собственно, является внутренним миром человека. Да, конечно, к этому миру, безусловно, относится память человека, его жизненный опыт, черты характера, какие-то эмоции. Все это было понятно и известно уже давно. Однако, как таковой мир можно было бы выразить физически, вот в чем был вопрос. Ведь и память, и эмоции человека были не пустыми идеями и словами, а несли в себе и некое материальное воплощение. Пусть даже и на очень тонком, очень сложном для восприятия человека, уровне.
Быть может, это могло быть замечено по неким очень незначительным изменениям электромагнитных полей вокруг человека. Да, к тому же было не исключено, что какие-то взаимодействия мыслительной системы человека с окружающим миром, в настоящее время просто не доступно для какой-то регистрации приборами.
Хотя, тут в размышлениях Владислава возникла тупиковая дилемма, ведь дед Леонида, каким-то образом сумел эти взаимодействия зафиксировать. И не просто зафиксировать, но даже и проявить в качестве некоего видимого образа, в том числе и для наблюдения посторонними. От того напряженного раздумья у Владислава начала болеть голова.
И прервать эти раздумья удалось только телефонному звонку.
Звонившим оказался… Леонид Званцев.

- Владислав Сергеевич! – Взволнованным голосом с придыханием произнес Леонид. – Там табличку демонтировали!

- Как это демонтировали?! – Не сразу понял Владислав. – Зачем демонтировали?!

- Вроде бы нужно было стену выравнивать, и табличка им мешала, - все так же взволнованно проговорил Леонид.

- И что с табличкой теперь? – Спросил, немного приходя в себя, Владислав. – Где она находится?

- Да, разбили её, когда отбивали кувалдами, да отбойными молотками, - очень грустным голосом сообщил Леонид, - я сам-то этого не видел, мне тут соседка рассказала. А сейчас обломки таблички погрузили в самосвал, который мусор вывозит.

- А самосвал еще там? – Уже мало на что, надеясь, спросил Владислав.

- Нет, в том-то и дело, что уже поехал, - совсем упавшим голосом проговорил Леонид, - я хотел их остановить, но они начали кричать, что у них график, и что они не могут задерживать движение на улице.

- В общем – как обычно, никому ничего не нужно, есть только мое, а остальное ничье, - грустно вздохнул Владислав, - что совсем ни одного кусочка не осталось?

- Остался один, только маленький совсем, меньше сигаретной пачки, - ответил Леонид.

- Ладно, подождите немного, я сейчас приеду, - сказал Владислав, затем положил трубку, постоял немного.
Затем чертыхнулся дважды и начал быстро собираться, хотя, судя по всему – торопиться уже было некуда.

До квартала, где располагался дом Леонида, он добрался примерно за полчаса. Улица по-прежнему была перекрыта, и возле самого дома стояло несколько самосвалов, некоторые из которых уже были заполнены строительным мусором. Леонид стоял неподалеку от того угла дома, где раньше висела табличка, и где еще вчера начиналось строительное ограждение. Сегодня ограждения уже не было, точнее оно было отнесено дальше от стены. А от самой стены уже было отбито немалое количество плитки, которой она была облицована. На том месте, где находилась табличка, зияло несколько глубоких выбоин. Владислав отметил про себя, что магазинчик галантереи был сегодня закрыт, и даже более того – его дверь была задрапирована черной пленкой.
Владислав подошел к Леониду, продолжавшего смотреть с тоской на разбитую стену.

- Ну, что коллега, сказка закончилась, так и не дав нам возможность разгадать загадку? – Спросил Владислав, пожимая руку Леониду.

- Вот все, что осталось от бывшего зеркала, - Леонид, с потерянным выражением лица, подал Владиславу маленький тусклый кусочек материала, похожего на оргстекло.
Владислав взял его в руки и начал рассматривать. Поверхность материала, видимо, когда-то отполированная до блеска, сейчас была испещрена мельчайшими трещинами, которые появились после варварского отделения от стены. По весу материал был похож скорее на алюминий, но при этом казался более твердым. Обратная его сторона была более шершавой, что говорило о том, что обработке её подвергали разной.

- Да, негусто совсем осталось, - качая головой, проговорил Владислав, возвращая кусок Леониду.

Затем он посмотрел на закрытую дверь магазинчика и спросил:

- А эти что же? Закрылись на время ремонта?

- Может и так, - пожал плечами Леонид, - хотя тут уже слух прошел, что после ареста Тенгиза, Марта сразу же куда-то сбежала.

- Даже так? – Удивился Владислав. – Впрочем, какое нам до неё дело, нам бы со своими делами разобраться.

- Да, это точно, - понурив голову, ответил Леонид, но тут же поднял её и глаза у него снова загорелись, - я ведь совсем забыл, я вчера дома одну штуку нашел.

- Какую штуку? – Повернулся к нему Владислав.

- Да я вчера, решил на всякий случай покопаться в старых вещах, которые остались от деда с бабкой, на антресолях, - чуть смутившись, ответил Леонид.

Владислав подумал, что его немного наивный и добрый коллега, вчера, должно быть, перерыл все ящики на этих старых антресолях, однако вслух спросил:

- И как я понял, сумели что-то найти?

- Ну, в общем-то да, - замялся Леонид, - только не знаю, чем это может нам помочь.

- И что же это такое? – Осведомился Владислав.

- Вот, нашел за подкладкой старого фотоальбома, - Леонид протянул Владиславу несколько небольших пожелтевших листочков. Судя по всему, это были листки какой-то записной книжки, из которой они были когда-то вырваны. Судя по цвету и ветхости бумаги, вырваны были довольно давно.

- Я после того, как нашел эти листки, перерыл все, что только было можно, но больше ничего не нашел, - виновато развел руками Леонид.

- Хм, но здесь явно написано каким-то шифром, - задумчиво проговорил Владислав, разглядывая листочки, - идут строки, в которых есть и буквы, и цифры, и эти строки не равной длины.

- И не одной записи открытым текстом, - грустно заметил Леонид, - дед видимо, не хотел, чтобы эти записи прочитал посторонний.

- А Вы откуда уверены, что это записи Вашего деда? – Удивился Владислав, хотя в глубине души он не сомневался в этом.

- Буквы «в» и «б» - очень характерно написаны, я хорошо знаю почерк своего деда, - серьезно ответил Леонид, - я уже вчера пробовал прикинуть, что тут может быть написано, но не смог ничего понять.

- Судя по виду шифра, использовался алгоритм шифрования случайной длины и кодовой последовательности, - покачал головой Владислав, - как-то сталкивался в институте с подобными вещами. И дело тут еще и в том, что количество кодовых символов может быть разным для разной надписи.

- Ну, этак шифр никогда не подберешь, - разочарованно проговорил Леонид.

- Ну, почему не подберешь? – Сказал Владислав. – Не думаю, что Ваш дед писал все эти тексты каким-то невскрываемым шифром, думаю, нужно просто найти нужные последовательности.

- Ну, это же может занять уйму времени, - покачал головой Леонид.

- А мы разве куда-то торопимся? – Улыбнулся Владислав. – У нас куча времени впереди для расшифровки этих записей. А с понедельника на работу выходит мой хороший приятель – Михаил Петренко, большой любитель подобных вещей. Так что можем втроем на этот шифр навалиться.

- И ведь правда, - немного повеселел Леонид, - может у нас получится его прочитать? Может дед оставил там какую-то информацию об этом зеркале?

- Вполне может быть, - серьезно сказал Владислав, - так что думаю – нам нужно просто взяться за дело.

- Я готов, - сразу же оживился Леонид.

- Ну, тогда – вперед, - засмеялся Владислав, и они двинулись в сторону квартиры Леонида, чтобы попробовать расшифровать записи человека, сумевшего придумать столь необычное зеркало.
Зеркало, которое отражает внутренний мир человека.


Рецензии
Здорово! Внутренний мир каждого человека неповторим, но в некоторые лучше не заглядывать- испачкаешься. А что касается отражений... Мне всегда казалось, что зеркала совсем не так просты, как нам стараются казаться, когда повторяют отражение.

Ирина Матросова   25.04.2019 16:08     Заявить о нарушении
Знаете, а ведь даже с точки зрения классической физики - зеркала не повторяют внешний вид отражающегося объекта досконально - в них всегда есть свои нюансы.
А мне подумалось как-то - а каков был бы наш мир, если бы люди могли видеть не только внешность тех, кто их окружает, но и их внутренний мир.
И этот рассказ - этакая слабая попытка описать такой мир.
Спасибо за отзыв!

Сергей Макаров Юс   25.04.2019 19:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.