Суть производственных отношений по Марксу

(Это Глава 5 из Книги "Империя Разума. Начала новой экономики: http://proza.ru/2018/08/27/1625 )

Эта глава самая сложная.
Кто сумеет её освоить, может рассчитывать на большие достижения в познании экономики и мира вообще. Глава даст пытливому читателю прикоснуться к чуду удивительного предмета экономической науки, с которым мы имеем дело на каждом шагу, не догадываясь об этом.

5.1. Что есть предмет экономической науки?

Многие читатели, особенно марксисты, на вопрос о том, что есть предмет экономической науки, с ходу ответят: производственные отношения. Но будут испытывать затруднения в подборе примеров, иллюстрирующих суть этой категории.

Их заминка с примерами знаменательна: в СССР уже при И. Сталине, не говоря о более позднем времени, выросло поколение экономистов и даже «марксистов», не ведающих основ марксизма и не понимающих сути марксистской категории производственных отношений.

Это неудивительно: ведь марксизм – революционное учение, а к какой революции могли готовить студентов в стране «победившего социализма»?
Статьёй «Экономические проблемы социализма в СССР» И. Сталин обнажил факт отсутствия экономической науки  в  СССР  и  упрекнул в отсутствии знания производственных отношений  не кого-нибудь, а ответственных специалистов Госплана СССР – органа, определявшего деятельность всех экономических институтов страны!
Его призыв заниматься исследованием реальных производственных отношений был равносилен приговору тем, кто по долгу службы должен был эти отношения определять и планировать.

Почему классики марксизма и большевики-ленинцы вместе  со  Сталиным были убеждены, что политическая экономия имеет научным предметом производственные отношения, и уверенно применяли эту категорию, а следующее поколение экономистов утратило это понимание (более того, доходило, как у Валентина Катасонова,  даже до публичного отречения от предмета экономической науки)?

Кто и как мог откликнуться на призыв Сталина, если даже выпускники сформировавшихся при нём элитных советских вузов, таких как МГИМО, имеющие учёные степени доктора экономических наук, позже публично заявляли, что у экономической науки вообще нет предмета, мол, не наука она вовсе?

Они знали, что главным научным открытием марксизма считается категория производственных отношений, что Маркс гордился собою за введение в научный оборот именно этой категории. Тем не менее заявляли, что экономика – беспредметна, т.е. это не наука. С точки зрения теоретиков марксизма, это нелепое, но честное заявление. Большинство же экономистов, не зная сути производственных отношений как предмета науки, молча занимались и занимаются экономической «алхимией», водя за нос и себя, и своих заказчиков.

5.2. Какую из идей К.Маркс считал своим главным открытием?

Чем же гордился Карл Маркс? Что такого загадочного в его категории «производственные отношения»? И было ли открытие?

Приношу извинения за предстоящий кураж, но, прежде чем идти дальше, предлагаю читателю мысленный эксперимент. Возьмите лист бумаги и напишите три-четыре примера производственных отношений, которые, на Ваш взгляд, должны изучаться экономической наукой. Положите этот лист на стол и продолжайте чтение книги.   

Коварная простота выражения «производственные отношения» многих так разоружает, что они даже не пытаются принять во внимание ключевые признаки этих отношений, что указаны Марксом в качестве обязательных. Это, во-первых, независимость их существования от нашей воли и сознания. И во-вторых, зависимость нашей воли и сознания от них.

Если применять эти признаки, то будет понятно, что ни отношения дружбы, взаимопомощи и сотрудничества как отношения коммунистического производства, ни отношения индивидуализма, наживы и конкуренции как отношения капиталистического производства не являются производственными отношениями, входящими в предмет экономической науки по Марксу.

Не являются производственными отношениями также отношения найма, проката или аренды либо отношения купли-продажи, фиксируемые устными или письменными договорами. Ибо они существуют и действуют, лишь проходя через волю и сознание людей, зависят от воли и сознания, устанавливаются волей и сознанием и потому, по Марксу, лежат вне предмета экономической науки, являются тем, что Маркс называл отношениями надстройки над базисом.

Искушённые читатели вспомнят, что в марксизме производственные отношения отождествляют с отношениями собственности.

Это важный момент. Дело в том, что Маркс шёл к своему открытию от впечатлений, полученных им в качестве журналиста, присутствовавшего в 40-е годы XIX века на заседаниях 6-го Рейнского ландтага по вопросам о «краже» леса крестьянами. В Германии тогда шли процессы приватизации земель, прежде считавшихся землями общего пользования. Крестьяне, испокон веку собиравшие хворост и иные блага в общих лесах, вдруг стали подсудимыми за сбор хвороста в тех же лесах, ставших частными владениями. По естественному праву - как бы «по понятиям» - нельзя лишать доступа к естественным природным угодьям ни крестьян, ни людей вообще, коими они всегда пользовались как неотъемлемым условием своей жизни. Но закон делал их преступниками и отправлял в ряды криминала.

К. Маркса, как свидетеля этих дебатов, сильно впечатлила коллизия между естественным и юридическим правом, известная, впрочем, с давних времён. И он попытался обобщить понимание этой коллизии в связи со всеми общественными отношениями.  Результатом этого обобщения и стала категория производственных отношений - как материальных отношений, предшествующих воле и сознанию людей. По сути, она стала обобщением категории естественной собственности, или, проще говоря, «отношений по понятиям» в отличие от «отношений по праву». Ниже, говоря об отношениях естественной собственности, а также просто о собственности, мы будем также называть её «собственностью-по-понятию», имея в виду, что это нечто совершенно иное, чем «собственность-по-праву».

 Этот момент формирования категории производственных отношений лежит в основе замечательного марксистского тезиса о том, что система производственных отношений – это то же самое, что и система реальных отношений собственности, так что предмет экономической науки получает важную окраску: он есть система отношений собственности.

Тезис о тождественности отношений собственности и производственных отношений по научно-методологической значимости сопоставим с тезисом Чёрча-Тьюринга, уже упомянутым в предыдущей главе. Для предупреждения двусмысленностей, сформулируем этот тезис отдельным постулатом.

Постулат 3. Термины: производственные отношения, отношения собственности и экономические отношения считаем синонимами.
Для пытливого читателя, однако, данное продвижение вперёд не снимает вопроса о сути производственных отношений, ибо отношения естественного права, отношения «собственности-по-понятию», как первичные понятия, требуют точного раскрытия на примерах, а с примерами у нас, с самого начала главы, акцентирована проблема.

Возьмите ещё раз лист бумаги, на котором Вы ранее написали примеры производственных отношений. И, прежде чем читать дальше, продолжите тот список, написав несколько примеров отношений естественного права или «собственности-по-понятию», должных войти, по Вашему мнению, в предмет экономической науки. И ещё раз отложите листок в сторону.

Зигзаг в сторону рассмотрения отношений собственности мы сделали, сославшись на наличие неких искушённых читателей: имелись в виду как раз те, кто из марксистской литературы знает или слышал, что производственные отношения и отношения собственности совпадают.

Однако, курьёз заключается в том, что попытка выведать у искушённых читателей примеры отношений собственности, призванных войти в предмет экономической науки, приводит к тем же недоразумениям, что и попытка узнать примеры производственных отношений: люди в большинстве своём сбиваются на примеры правовых отношений собственности, выдавая их за экономические отношения.

Так, типичным ответом «искушённых читателей» является ошибочное приведение ими отношений владения, распоряжения, пользования в качестве примеров отношений, якобы входящих в предмет экономики.

Но вспомним ключевые признаки производственных отношений по Марксу: независимость их существования от воли и сознания людей и, более того, зависимость воли и сознания людей от них - и сделаем вывод, что отношения владения, распоряжения, пользования, определяемые, устанавливаемые и реализуемые людьми, не могут входить в предмет экономической науки. Они есть отношения хозяйственного права, конструируемые и развиваемые людьми. А хозяйственное право лежит в сфере юриспруденции, т.е. в «надстройке», а не в «базисе», не в предмете экономической науки.

Подведём промежуточный итог: категория производственных отношений, как и система реальных отношений собственности, есть некая скрытая «вещь в себе», которая непосвящённым сначала кажется чем-то простым и разумеющимся, но исчезающим и неуловимым при попытке перейти к конкретным примерам.

Забегая вперед, отметим: с примерами проблем нет - мы приведём их множество. Проблема в выборе правильного научного угла зрения и наличия некоторого жизненного опыта, без которых масса  примеров, лежащих на поверхности, нами просто не замечается.

Таинственность истины производственных отношений по Марксу подтверждается множеством то и дело вспыхивающих больших и малых дискуссий по данной теме, в том числе в форумах интернет-сайтов, свидетельствующих, что эта тема действительно не тривиальна.

Единство, существовавшее в рядах марксистов, от классиков до большевиков ленинского призыва, включая И. Сталина, по вопросу о сути категории производственных отношений, вдруг исчезло, по крайней мере в рядах советских экономистов и в рядах марксистов «позднего призыва». Это говорит о факте культурной утраты части идейного содержания марксизма.

Обращает на себя внимание и вовсе поразительный факт, что к этой дискуссии то и дело подключаются не экономисты, а знатоки языков и переводов, предлагающие свои трактовки категории производственных отношений, опирающиеся на толкования немецких слов, употреблённых Марксом в оригинале. Мол, есть некая истина, доступная лишь носителям языка оригинала. Якобы переводчики по-своему исказили перевод: то ли неверно поняли оригинал, то ли не нашли в русском языке адекватных слов.

Возразим языковедам и переводчикам. Если речь идёт действительно о научных текстах, то смысловые оттенки слов оригинала вообще не важны, особенно если речь идёт об обозначении первичных понятий и категорий, каковой является категория производственных отношений. Более того, не  является важным даже само слово оригинала: его можно заменить термином «абракадабра» и этим же термином перевести на русский язык - смысл текста при этом не изменится.

Первичные понятия потому и первичны, что они ни на каком языке не сводимы к иным понятиям и раскрываются лишь примерами. А примеры есть объективные факты, инвариантные к языкам.

Так, математические объекты геометрии Евклида - круги, треугольники, квадраты, точки и отрезки - строго одни и те же на всех языках.

Так и категория производственных отношений: если она действительно имеет научный смысл, то она может быть названа на языке оригинала любым знакосочетанием.

Читатель обязан осмыслить её через примеры, но не через переведённые знакосочетания. Её смысл следует искать в контекстах её употребления при описании фактов реальности.  Радикальные проблемы перевода возникают лишь тогда, когда существуют пропасти различий в материальной культуре народов. Так, явно проблематично перевести на язык жителей Огненной Земли или на язык папуасов Папуа-Новой Гвинеи такие термины, как фондовая биржа или блокчейн. Но перевод категории производственных отношений, сравнивая материальные культуры немецкого, французского, английского, русского и других народов, никак не упирается в пропасть их различий, ибо имеет тьму совершенно идентичных примеров, раскрывающих её содержание представителю любого из народов. Поэтому «открытия» языковедов и переводчиков в данном случае нам не очень интересны и могут говорить лишь о том, что эта категория ещё не научна и является идеей лишь частной этнической культуры.

5.3. Числовая суть производственных отношений

Не будем утомлять читателя множеством ссылок на контексты употребления Марксом и Энгельсом категории производственных отношений. Пытливый читатель найдёт полезным самому перечитать сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса. Взяв тот же «Капитал» К. Маркса, мы встретим почти на каждой странице анализ производственных отношений.
Перейдем к раскрытию этой категории и оценке её значимости для реализации коммунистического проекта.

Из множества примеров, приводимых классиками марксизма, наиболее точны и однозначны формулировки, данные В.И. Лениным в работе «Развитие капитализма в России».

Для обоснования тезиса о развитии буржуазных производственных отношений в России Ленин обращается к земской статистике фактов имущественного расслоения крестьянских хозяйств. Сопоставляя численные соотношения размеров земельных наделов, количества лошадей и численности работоспособных душ и едоков, распределённых по крестьянским дворам, В. Ленин спрашивает, мол, что мы можем сказать, глядя на эти арифметические пропорции? И отвечает буквально так: эти АРИФМЕТИЧЕСКИЕ ПРОПОРЦИИ и есть буржуазные производственные отношения. Причём выделенные большими буквами слова подчёркнуты в тексте оригинала самим Лениным.

Дадим интерпретацию этой уникальной формулировке В.И. Ленина.

Во-первых, с предельной однозначностью производственным отношением названа арифметическая пропорция, т.е. число - математический объект.

Вспомним «Капитал» Маркса. Отметим, что там почти на каждой странице рассмотрению подвергаются именно математические объекты: стоимость, прибыль, капитал, прибавочная стоимость, производительность труда и т.д. - как некие величины.

 Иначе говоря, истина производственных отношений как материальных отношений, как отношений реальной собственности лежит как бы на поверхности: она выражается буквально соотношениями материальных объектов и процессов, имеющими математическую природу и могущими выражаться числами. Не в этом ли секрет утверждения К. Маркса, что он превратил политическую экономию в естественнонаучную дисциплину? Он буквально свел её к математике!

Но, во-вторых, важно понять, почему Ленин назвал эти арифметические пропорции буржуазными отношениями. Ведь не имел же он в виду, будто числа сами по себе есть буржуазные производственные отношения.

А вот здесь и надо вспомнить ключевые признаки производственных отношений по Марксу, указанные выше: их первичность для сознания человека.

Ленин как раз и имел в виду влияние этих пропорций на сознание крестьян, материально зажатых ими. Факт массового расслоения уже дан статистикой пореформенной России. Куда податься бедному крестьянину? Если Вы, как крестьянин, имеете двадцать душ едоков на восьмерых взрослых, а из средств производства – всего одну лошадь да клочок земли меньше десятины. А у соседа – на десять душ семьи, включая пять взрослых, целый табун лошадей в сто голов, да стадо коров в двести голов, да три сотни десятин земли, на обработку которых в его хозяйстве нет рабочих рук, то о чём вы подумаете, сопоставляя пропорции ваших хозяйств? И о чём будет думать ваш сосед?

Вариантов для размышлений у каждого крестьянина много. Это факт, что средства производства сконцентрированы у тех, у кого мало рабочих рук. А рабочие руки и едоки сконцентрировались там, где нет средств производства. Значит, наём и батрачество – вероятный выход.

Но почему именно наём и батрачество? Всегда есть иные варианты: отхожие промыслы в ближайших городах; аренда земли и лошадей у соседей; собрать мирской сход и потребовать передела земли; продать членов своей семьи в рабство кому-нибудь, пусть даже соседям; наконец, пойти на скрытый или явный разбой на дорогах.

Симметричные мысли - у соседа: дать выгодную работу соседям; предложить соседям продаться ему в рабство; сдать лишнюю землю кому-то в аренду; продать «лишние» или все средства производства, уехать в город…

 Что является предметом и содержанием мыслей крестьян в данном примере? Очевидно: осмысление всей совокупности обстоятельств, не зависящих от их воли и сознания; анализ материальных отношений собственности; сопоставление своих способностей, возможностей и потребностей; выявление того, что зависит от воли и сознания, и принятие решений.

Иначе говоря, данный пример раскрывает во всей полноте действие категории производственных отношений - материальных, существующих независимо от воли и сознания людей, определяющих их волю и сознание.

В-третьих, чтобы сделать вывод, будто массовыми решениями станут капиталистические варианты развития, т.е. наймы в работники или в батраки, исход в города и превращение малоземельного крестьянства в рабочий  класс,  надо знать, что эти варианты действительно осознаются большинством как более выгодные, предпочтительные варианты. А это зависит от развитости товарных и денежных отношений в стране и соотношений уровней развития производительных сил, участвующих во всех этих вариантах.

5.4. Производственные отношения и производительные силы

Если земледелие ведётся примитивно, мотыгами да тяпками, и требует много физического труда на орошение или мелиорацию, а в обществе господствует натуральное хозяйство, то наём вряд ли актуален: скорее, необходим принудительный труд и явное рабство. А если труд наёмника в кулацком хозяйстве достаточно производителен, позволяет кулаку давать работнику более-менее достойную оплату, чтобы тот мог содержать семью лучше, чем с отхожих промыслов, и спокойнее и надёжнее, чем с разбоя, то малоземельный крестьянин пойдёт наниматься в работники либо в батраки. Здесь возможен веер промежуточных форм отношений, от вольнонаёмного работника до фактически рабского подчинения,  в зависимости от безвыходности положения крестьянина, т.е. от реального состояния производственных отношений как соотношений его собственности с собственностью окружающих хозяев.
Важно при этом понимать также суть не только производственных отношений, но и производительных сил, а также осознавать их роль в общей истории.

К производительным силам относятся не только земля, здания, сооружения и технические устройства и способности работников. Но и боевые искусства феодалов, захватывающих крестьянские земли и города и покушающихся на земли соседних стран; разбойные силы пиратов; организованность и сила противостоящей им полиции и суда, защищающих те или иные слои собственников; сила кулака деревенского соседа и т.п. И математические соотношения всех этих сил также суть материальные производственные отношения своего времени.

В пореформенной России, согласно В.И. Ленину, с учётом уровней развития различных производительных сил, всё складывалось в пользу массового выбора капиталистических форм хозяйствования, тем более что этому способствовала и политика властей. Но сохраняли актуальность и иные варианты, вплоть до восстаний и массовых переделов земель.

Итак, мы видим, что категория производственных отношений - как предмета экономических исследований - на поверхности явлений проявляется числами, т.е. математическими объектами. В буквальном смысле это соотношения свойств (размеров, сил и иных качеств) объектов собственности, принадлежащих участникам общественного производства.

Производственные отношения - это объективные математические свойства реальности. Их совокупность принимается марксизмом в качестве предмета экономической науки.

Идея Маркса о том, чтобы  рассматривать эти отношения в качестве первичных понятий экономической науки, наряду с идеей о классовой относительности теоретического сознания участников производства, сопоставима по значимости с идеями Евклида и Лобачевского о первичности понятия «точка» и о допустимости «равноправного» сосуществования в геометрии теорий, различающихся аксиомами, отрицающими друг друга.

Всё ли стало понятно с сущностью этой категории? Нет, не всё! Осталось коварное слово «принадлежащих» - об объектах собственности.

5.6. Производственные отношения как отношения собственности

Разве принадлежность объекта человеку не проходит через его волю и сознание?
Разве возможна собственность без воли собственника, без сознания? Если невозможна, то суть производственных отношений как материальных отношений собственности, предшествующих воле и сознанию, вновь как бы испаряется…

Лишь дав ответы на эти вопросы, главу «Суть производственных отношений по Марксу» можно будет закрыть. Для этого, помимо чуда числового выражения производственных отношений, нам предстоит постичь ещё одно чудо – раскрыть феномен собственности в экономическом смысле, т.е.  «собственности-по-понятию», и отличить его от «собственности-по-праву».

Ключ к сути собственности в экономическом смысле в отличие от собственности юридической лежит на самой поверхности: дан нашим бытом - так же просто, как и числовая суть производственных отношений.

Местоимения «мой», «моё», «твоё», «наше» и т.п. Они то и дело   употребляются нами в двух совершенно разных смыслах.

Одно дело, когда речь идёт о праве на вещь. И тогда мы говорим о ней, имея в виду, что у нас есть права на неё, а у других людей, мол, этих прав нет.

Оформлены ли эти права надлежащим образом, по закону, или  вещь захвачена силой и заявлена моею по праву захвата, или она  просто найдена мною и присвоена по праву находки - во всех этих случаях слово «моя» имеет правовой, а не экономический смысл. И когда мы говорим: моя квартира, моё предприятие, мои деньги, мой участок земли - мы противопоставляем своё право правам других людей.

Другое дело, когда речь идёт о констатации не правовых, а естественных отношений.
Мы говорим: вот моя мать, вот мой дом родной, вот моя рука, моя Родина, мой русский язык, мой русский народ. Этот ряд можно долго продолжать: моя работа, мои любимые книги, мои способности, мои потребности, мои дети, мои труды и т.д. Это всё примеры объектов, являющихся нашими по естественным причинам, предшествующим волевому или юридическому праву. Этими причинами могут быть как природные, так и институциональные или социально-культурные обстоятельства, существующие независимо от воли и сознания субъектов этого местоимения.

Местоимения «мой», «твоё», «ваше» или «наше», употребляемые для указания принадлежности объектов, имеющей место в силу естественных причин, предшествующих волеизъявлению субъектов этих местоимений, обозначают объекты собственности, образующие производственные отношения.

А теперь возьмите лист бумаги со списком Ваших примеров производственных отношений и отношений собственности. Прочитайте его и оцените сами, насколько верны Ваши примеры.

Возвращаясь к определению сути категории производственных отношений по Марксу, можем выразить её так.

Определение 5. Производственные отношения - это математические  объекты,  выражающие соотношения объективных свойств людей, их вещей, отношений, обстоятельств и процессов, существующих независимо от воли и сознания людей и существенных для воспроизводства их жизни.

В данном определении не дана расшифровка природы принадлежности объектов людям – естественная ли она или правовая - по той причине, что правовая природа опосредованно сводится к естественным отношениям. Это сведение является, вообще говоря, непростым общественным процессом, чреватым драматической борьбой людей за справедливость.

Различение парадигм естественной и правовой собственности чрезвычайно важно для правильного понимания всех исторических процессов, включая процесс реализации коммунистического проекта. Поэтому посвятим этому различению отдельную главу.
(Продолжение: Глава 6. Собственность по понятию и по праву )


Рецензии