Портрет начальника

   К начальнику всегда очередь. Как не придешь с каким-нибудь вопросом – дверь закрыта и в приемной куча народу. Петр так ни разу и не дождался своей очереди и каждый раз говорил себе, что больше сюда не придет. Но потом приходил снова.

   Вот и в этот раз, помявшись в нерешительности перед очередью сотрудников, Петр вдруг заметил свободный стул. Он тут же метнулся к нему, уселся и стал ждать.
   На стене напротив, под самым потолком, висел портрет начальника. Петр посмотрел на него снизу вверх исподлобья и прошептал нечленораздельное ругательство.
Портрет начальника усмехнулся. «Показалось» - быстро подумал Петр, но портрет продолжал глумливо ухмыляться.

 - Ну все, мне надоело! – сказал Петр тихо, чтобы не услышали на соседнем стуле.
 - Тогда уходи – сказал портрет тоже тихо и наклонился к Петру.
 - А куда я пойду? – сказал Петр злобно.
 - Туда, где тебе пока не надоело – портрет снова заулыбался.
 - Да вы понимаете, что все неприятности здесь вообще из-за вас?
 - Понимаю – кивнул портрет, - уходи туда, где нет меня.

   Петр задумался, припоминая что-то:
 - Да вы же везде...
 - Правильно! – сказал портрет, заулыбался и стал похож на масляный блин, блестящий на солнышке, - мы развиваемся и становимся все больше и больше.
 - Вы теперь даже на кухне у меня… И под диваном… И в гараже у Семена, где мы встречаемся с ребятами на выходных.
 - Потому что без меня никак! – строго сказал портрет и огляделся по сторонам – не я, тогда вообще неизвестно кто!
 - Может хоть воровать не будет… - пробурчал Петр.
 - А ты меня поймал? – потрет нахмурился и заиграл желваками.
Петр почувствовал привычную неловкость и дрожь в коленках. Повисла минутная тяжелая пауза.
 - Ну и не баклань тогда! – отрезал потрет и одернул полы пиджака, привстав.

 - Зарплата то совсем ничего, а ваши замы мерседесы покупают… - робко буркнул Петр.
 - Замы — это замы. За всеми я уследить не могу – снисходительно и немного брезгливо заметил потрет, - к тому же многие из них и до работы у нас были людьми не бедными.
 - Я понимаю, я чужих денег никогда не считал.
 - Правильно! – одобрил потрет.
 - Я стараюсь в общем то сам заработать, и вечером и по выходным подрабатываю в такси…
 - Выпиваешь? – быстро бросил потрет.
 - Ну немного… По праздникам…
 - Праздников у нас хватает – усмехнулся потрет – со спортом как у тебя?
 - Ну немного подкачиваюсь…
 - Нужна система! Бросай алкоголь, курение.  – портрет весь стал пружинистым и собранным и снова поправил на себе пиджак, - пробежки по утрам, плавание. Зайди к моему заму по развитию, он тебе выпишет абонемент в спортзал.
 - Спасибо…
 - Ты же ведь отец. Тебе надо показывать пример сыновьям. Ты должен быть сильным.
 - Сильным, жестким как вы… - кивнул Петр.
 - Правильно! Иначе нас сожрут – портрет опять оглянулся по сторонам.
 - Я понимаю.
 - Молодец – похвалил потрет – если не забыл, в субботу у нас праздник.
 - Я помню, но мне надо с детьми посидеть.
 - Это очень важный праздник. – сказал портрет строго и вместе с тем торжественно, - Очень важный для всех нас день.
   Петр почему-то сразу вспомнил как в детстве он, его сестра, отец, мать, дедушка вставали друг другу на плечи и делали гимнастическую пирамиду. Дед никогда не жаловался и не стонал, а ведь он был тяжело ранен на войне, хотя, вроде бы, по паспорту, родился уже после того, как она закончилась.
- Я постараюсь прийти, конечно.
- У тебя есть костюм?
- В прошлом году я нес транспарант.
- В этом году ты будешь в костюме дирижабля. Зайдешь к моему заму по культурно-досуговой деятельности и скажешь, что тебе нужен костюм дирижабля.
- Хорошо.
- Ну все. Иди – сказал портрет, снял с пиджака Петра незаметную пылинку и похлопал его по плечу.

   Петр вздохнул и встал со стула. Он хотел еще что-то сказать, но портрет на него уже не смотрел. Он немного запутался, но при этом теперь четко знал куда ему идти и что просить.
 - А-а-а-а – закричал кто-то совсем рядом с Петром и пронесся к кабинету начальника.
 - Сумасшедший! - Секретарь вскочила из-за стола и вместе с другими кинулась оттаскивать сумасшедшего от двери.
Он тянул за ручку, а все остальные тянули его назад.
Внезапно дверь распахнулась, и Петр с любопытством заглянул – что же за ней. За дверью была кирпичная стена – то есть сам дверной проем был заложен кирпичом.
 - Вот это да! – сказал сумасшедший.
Секретарь быстро закрыла дверь и повесила на нее табличку с надписью «ремонт».
 - Расходитесь, ничего особенного не произошло, начальник примет вас завтра, а сегодня у нас ремонт.
 - Да-да – закивал Петр и объясняя секретарю зачем он сюда пришел, добавил: - мне просто хотелось уточнить, есть ли у нас на складе костюмы дирижаблей.


Рецензии
Пора в лорогу, старина, подъем пропет,
Ведь ты же сам мечтал услышать, старина,
Как на заре стучатся волны в парапет,
И чуть звенит бакштаг, как первая струна.

Дожди размоют отпечатки наших кед,
Загородит дорогу горная стена,
Но мы дойдем, и грянут волны в парапет,
И зазвенит бакштаг как первая струна.

Послушай, парень, ты берешь ненужный груз,
Ты слишком долго с ней прощался у дверей,
Чужими делает людей слепая грусть,
И повернуть обратно хочется скорей.
Источник teksty-pesenok.ru

Пойми, старик, ты безразличен ей давно,
Пойми, старик, она прощалась не с тобой,
Пойми, старик, ей абсолютно все равно,
Что шум приемника, что утренний прибой.

А если трудно разом все перечеркнуть,
Давай поделим пополам твою печаль,
Я сам когда-то в первый раз пускался в путь,
И все прощался и не мог сказать "прощай".

Ну что ж, идем, уже кончается рассвет,
Ведь ты же сам мечтал услышать, старина,
Как на заре стучатся волны в парапет,
И чуть звенит бакштаг, как первая струна.

Олешка Лиса   07.05.2019 16:28     Заявить о нарушении
Эх, стих хороший, тут, конечно, спору нет
О том как волны ударяют в парапет.
Однако, Старина давно не носит кед,
Не отправляется куда глаза глядят, нет-нет.
Зачем испытывать разлукою старух, уж лучше вместе весело давить клопов да мух.
Пускай уходит в море пароход - у старины полно за печкой хлопот

Старина Вв   07.05.2019 16:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.