Ольга 46-50 главы

46

Очередной вегетарианский обед ужин заканчивается на удивление быстро. Смотрю на часы на мобильнике. Когда сидели и ели – я телефон рядом с собой положил. Мало ли – вдруг родители позвонят. Вот и смотрел на экран, пока сидели. Такое впечатление было, что мне сейчас родители позвонят и надиктуют нужные инструкции про то как вырасти, повзрослеть и начать наконец-то жить взрослой жизнью. Поэтому я был немного задумчивый все время обеда, а девчонки же весело болтали меж собой без умолку. Ну и Анечка, конечно, опять все время пыталась просить меня подтвердить ее слова. Почему пыталась? Да потому что я слышал ее только со второго раза – такой был задумчивый.
Только зря оказывается все это. То есть излишняя несвоевременная задумчивость никогда до добра не доводит. Нет, я не подавился и не съел между делом пару бумажных салфеток. Просто как только я очнулся от своих мыслей – смотрю, а бутылка –то уже пустая. Нет ну надо же. И эти красавицы сидят сейчас и не торопясь отхлебывают уже сидят из своих бокалов, а я свой тоже уже в руке держу. Да ладно.
Тоже начинаю пить. Прислушиваюсь к веселому девичьему  щебету и начинаю вникать. Это конечно же Ольга внушает «сестре» мысли про их новый общий бизнес. Это же будет детективное агентство. Неверные мужья и жены, поиск домашних животных, розыск кладов и раскрытие семейных тайн – ну и размечтались.
- Можно же даже и людей искать. – весело тараторит Ольга, поглядывая на меня между делом. Видимо она чувствует и знает, какое действие оказывает на меня ее голос, - Официальные-то органы заявление о пропаже раньше трех суток не берут, да и то – пока они там раскачаются, человек может уже и сам от скуки найдется, а мы будем брать заявление сразу. И все.
Нет, идея конечно интересная и не лишена женской логики , но… Я наконец-то допиваю свой бокал. Уже начинаю чувствовать небольшое утомление или слабость, а может просто пьяный уже. А нам еще две кровати собирать – между прочим. Сообщаю об этом своим красавицам. Кажется, на лице Анечки я вижу уже волнение и недоверие.
- А вы сейчас сумеете , дядя Костя,- это Анюта сейчас мне говорит. – Вы не очень …
Аня неожиданно замолкает и начинает краснеть. А у моей дочки неожиданно тоже вдруг голос прорезается:
- Ты чего, сестренка, какой же он пьяный. И ничуть он не пьяный. Совсем нисколько даже. А даже если немного и есть, то совсем чуть-чуть , а мастерство – его не пропьешь между прочим.
Девчонки хватают меня за руки и ведут в маленькую комнату. Приходим, Ольга знаками показывает нам на две совсем немаленьких упаковки лежащие рядом. Занятно. Начинаю тут же медленно распаковывать одну, анечка уже заботливо ходит вокруг меня. Нет ну надо же.
- Анют, ты из прихожей только сумку с инструментами принеси – она не тяжелая.- смеется Ольга.

47

Девочка ангел уходит и быстро возвращается. Действительно хозяйственная сумка. Ольга подтверждающее кивает, Анечка протягивает и отдает сумку мне, а я беру сумку и смотрю внутрь ее. Действительно инструменты. Отвертка, гаечный ключ и даже пассатижи. Нет ну надо же.
- Ну вот, молодцы,- весело бормочет Ольга,- Давайте тогда начинайте пока, а я пойду быстренько посуду помою , ага? Заодно и Ингу нашу покормлю.
И наш чертенок уходит даже не дождавшись ответа. А я заканчиваю инвентаризацию инструмента, бегло изучаю инструкцию и преступаю к сборке.
- Вам помочь, дядя Костя,- Анюта уже беспокойно суетится рядом со мной.
- Ага,- соглашаюсь я, сразу вспоминаю Ольгу и начинаю смеяться. Правда недолго и несильно.- Вот тут тогда подержи, пожалуйста. Хотя нет, лучше тут.
Анечка понимающе кивает и держит именно там, где я сказал. Начинаю закручивать пятый шуруп. А процесс то пошел. Правда вот тут детальку, кажется, вниз головой перевернул но кажется это не принципиально. Кровати – то односпальные, детали от них не такие уж и большие и мы с Анечкой пока что, вроде бы, справляемся вдвоем. Когда появляется Оленька, мы с Аней уже заканчиваем сборку одной кровати. Я даже уже тюфяк сверху кладу и говорю:
- Ну, девочки, кто хочет испытать?- весело спрашиваю я.
- Нет, мне одной  кажется или он это всерьез говорит,- привычно ворчит Ольга и улыбается,- Нет, я вообще в жизни никогда не стремилась быть первой. И неоправданный риск – это тоже не совсем мое.
- Тогда я тоже могу,- весело говорит Аня,- Я не боюсь и дяде Косте доверяю.
Смотрю - уже идет и начинает садиться. А еще и улыбается. Причем демонстративно и кажется лично мне. Оля почему-то прищуривается и хмуриться начинает.
- Стоять,- слышу я возмущенный голос Оленьки – почти писк,- Я сама лучше. Я сама хочу.
Анюта быстро снова встает, весело усмехается и с победным видом глядит на сестру.
- Подумаешь,- ворчит Оля,- Строит из себя. А он мне отец между прочим. И я ему вообще больше всех на свете теперь доверяю. Как бы там кому и что со стороны не казалось.
Ольга садится на только что собранную мной кровать. Сначала осторожно присаживается, а потом уже почти сразу устраивается удобнее. Привстает снова садится и так несколько раз. А потом кажется окончательно осмелев ложится на кровать и вытягивается во всю ее длину – надо же, прямо как раз . А потом даже глаза закрывает.
Нет ну надо же. И я начинаю распаковывать вторую кровать. Аня мне помогает уже со знанием дела, а потом уже присоединяется и Оля. Она видимо слышит как я перестаю шуршать и начинаю греметь. Поэтому быстро открывает глаза, буквально соскакивает на пол с кровати и присоединяется к нам.  Вторую кровать мы собираем гораздо быстрее. Потому что во первых нас уже не двое, а трое и во вторых – мы уже примерно знаем что и как нужно делать. Поэтому справляться гораздо легче.  Вот и хорошо.
48

Кровати собраны и уже даже испытаны обеими девочками. Потом они начинают застилать и заправлять их и я оставляю девчонок и ухожу в гостиную. А заодно и сумку с инструментами прихватываю – нет, ну а чего им с девичьей спальне делать? А в гостиной включаю телевизор, усаживаюсь в кресло и начинаю щелкать каналы. Вдруг Инга начинает суетиться, поскуливать и поглядывать на меня. Решаю немного пошутить:
- Девочки, а кто у нас сегодня щенка выгуливает? Может мне сходить?
Вижу Ольга уже бежит и весело ворчит:
- Как тебе сходить, папочка, куда тебе сходить? Одному что ли? Вот еще, скажешь тоже а еще писатель.
Смотрю, уже собирается. Прическу себе делает и глазки подрисовывает. И Анечка вон уже одетая бежит. Тоже собирается.
- А ты то куда, Анечка,- удивляюсь я и спрашиваю у нее.
- Гулять,- смотрит на меня и весело улыбается,- Потому что я поведу Ингу, а ты поможешь дяде Косте. Ага?
-хорош уже меня подкалывать,- ворчит Оля.
Она подходит ко мне, отбирает пульт, выключает телевизор. Потом практически силой поднимает с дивана и ведет за руку в прихожую. А там снова усаживает меня на стул , накидывает мне на ноги ботинки и начинает с энтузиазмом их шнуровать. Надо же – и все это без единого слова. И чего делать-то? Хотя я же вроде обещал слушаться. И если кто-то выкручивает в подъезде лампочки – значит это кому-нибудь нужно. А то что хочет женщина того вообще хочет бог. Ну не знаю. Вроде бы чем бы дите не тешилось лишь бы не забеременело. Поэтому сижу, вздыхаю и молчу.
Я вздыхаю, а Ольга уже кажется все сделала и закончила, уже поднимается с колен. Быстро и неожиданно целую ее в самое темечко. Кажется дочка пугается потому что вздрагивает :
- Все, можем идти,- уже стоит передо мной довольная и улыбается,- И не пугай меня так больше пожалуйста, папочка, я же могла тебе зубы случайно головой выбить. Ага?
- Извини, не подумал,- я почему-то начинаю смущаться,- И вообще спасибо тебе, солнышко.
Я нежно обнимаю Ольгу и снова целую ее шикарные волосы. Она  почему-то начинает шмыгать носом. Я тоже почему-то начинаю реветь и крепко обнимаю свою дочку. Да для меня она именно дочка и никто другой. И мне абсолютно фиолетово с какого она полюса.
И так мы стоим какое-то время. Кажется ревем уже оба. Слышу снова уже носом шмыгает. Хотя этот новый звук не передо мной а уже со стороны. Поглубже вдыхаю и поворачиваюсь. Надо же. так и знал. Анечка рядом с нами стоит и тоже уже носом шмыгает:
- господи, как же мило вы смотритесь. Прямо как два котеночка из женского журнала.

49

Ничего себе метафора. Она меня даже немного смущает. Хотя немного – это слабо сказано конечно. Потому что на самом деле она меня смущает очень сильно. Подумаешь: « два котенка из женского журнала». Можно подумать, можно подумать… Хотя… А по фиг по большому счету. Потому что никогда я бруталом не был по большому счету и становиться им все еще не собираюсь, что характерно. Тем более на старости лет. Почему это вдруг про старость вспомнил? Потому что вот же  дочка стоит – очень красивая и уже достаточно взрослая по большому счету. Скоро у нее самой уже наверное уже дети будут, то есть мои внуки. Хотя чего это я такое несу? Дочка, внуки. Оленька же не человек. Она порождение преисподней и сил тьмы. Да уж в средние века меня бы давно уже наверное на костре сожгли. Ну или распяли – четвертовали как минимум. Хотя… Да по фиг уже на все.  Как говорил классик – сбылась мечта идиота. Значит буду весело улыбаться и тупо радоваться. Короче снова задумался, а девченки-то меня уже на улицу вытащили за обе руки оказывается. И Инга снизу своим сопливым носом мне в подбородок тычется. Тоже мне «почти лайка». Хотя как я ее за пазуху себе сажал совсем не помню. Это уже клиника.   
- Сейчас налево,- слышу я веселый голос Ольги, - Молодцы, а теперь направо.
- Слышь, внучка Сусанина,- ухмыляюсь я, а Аня тут же хохотать начинает. Нет, а чего я такого сказал-то? И вообще – у меня очень плохое чувство юмора сформировашееся под влиянием постоянного дефицита общения.- Куда ты нас ведешь –то?
- Место ищу укромное, чтоб наша почти лайка могла спокойно пописать и не стеснялась.
Подумаешь. Скажет тоже. Собака, а туда же – стесняется она. Тоже мне принцесса цирка.  Ворчу я про себя. Машинально уже. А чего это я сегодня к вечеру разворчался. Даже на Ингу.
- Да моя девочка,- говорю я ей.
Я склоняю лицо к нашей щеночке и ласково трусь лбом об ее голову, а она в ответ начинает лизать мне лицо. Причем почему-то прямо в губы. Хотя подумаешь. Я не брезгливый. Снова решаю пошутить:
- А она кажется уже. Потому что сыро кажется вдруг стало. А раньше было сухо – я точно помню.
Уже вижу как… Сначала Инга на меня удивленно посмотрела, а потом вдруг Ольга уже смотрю куртку на мне торопливо расстегивает, а Анюта уже Ингу нашу почти хватает и чуть ли не за шкирку.
- Стоп, дяденька пошутил. – ворчливо смеюсь я уже почти как Ольга,- А чувство юмора у меня хреновое. Все товарищи уже должны быть в курсе. И видимо это наследственное, потому что у нашей Оленьки точно такое же.
Идем дальше. Анечка снисходительно как-то ухмыляется, а Оля кажется в кулак хохочет идет. И одновременно под руки меня ведут. А Ингу я уже просто в руках несу как кошку.
Так мы идем и болтаем. Причем говорим вроде бы о серьезных вещах – про будущий бизнес девочек , но все равно – одна продолжает ухмыляться а другая ворчать – видимо уже машинально. Ольга указывает нам на тихое место и я приземляю Ингу. Ольга отворачивается зачем-то и Аня делает то же самое. Повторяю за ними. Не может же собака стесняться? Нет конечно. Значит какой-то новый прикол. Вот наверняка же меня разыграть решили? Уже вспоминаю Олино: «папочка видел тебя голой?». Шутки конечно у девочки еще те. Хотя согласен – у меня они не намного лучше. Слышу за спиной радостный собачий лай и голос Оли: « а мы уже все». Да ладно, да не может быть. Поворачиваюсь обратно, хватаю Ингу и снова пихаю ее себе за пазуху. Этот щенок сова задирает морду и снова лижет мне лицо – значит не обиделась. Вот и хорошо. Неожиданно я слышу громкий женский  плач, почти крик. Даже Инга кажется испугалась. А чего случилось то?

50

Смотрю дальше, а женщина эта уже к нам идет. Да ладно. И чего это вдруг. Ну вот, как сглазил. Сначала вроде бы шла целенаправленно, а потом вдруг разглядела чего-то и смутилась:
- Извините, вам некогда, наверное. Да и компания у вас – ничего себе.
- А вы не правы, между прочим,- снова по своему весело ворчит Ольга,- Мы ему никакие не молодые любовницы и не жена с подругой. Просто я дочка, а это вот племянница двоюродная. Короче не суть. Папочка у меня инвалид и мы с сестренкой его на прогулку вывели, между прочим. Ему самому ходить тяжело. Поэтому под руки и держим.
Вот вроде бы и огрызнулась от души, и вроде все высказала, а как будто все так и надо и никто ни на кого не обиделся. А женщина неожиданно вдруг покраснела и реветь начала:
- Извините, пожалуйста, я не знала. А у меня дочка потерялась. Днем щенок у нее убежал – испугался чего-то. Она искать прошла и сама пропала. Ищем ее с мужем уже часа три. А уже темнеет . прямо сердце кровью обливается. Что делать? Уже с мужем в разные стороны пошли.
Лицо моей дочки ужу почему-то принимает самый серьезный вид. Вот еще – да ладно. С чего бы это?
- Все в порядке, сейчас найдем.- радостно фыркает Оля. Потом она наклоняется к Анюте прямо через меня и шепчет:
- вот и наше первое дело, сестренка.
Оставляем женщину сидеть на скамейке и Ольга велит ей ждать нас. Потом девчонки дружно хватают меня под руки и тащат куда-то. Вернее это Оля тащит снова куда-то нас обоих. Снова веселый паровозик. Странно, но я неожиданно ощущаю подозрительный прилив сил.
- А мы не зря дядю Костю с собой тащим,- капризным голосом интересуется Анечка.
- Какого дядю Костю?- Ольга останавливается и удивленно на нас смотрит.
А я пытаюсь снова пошутить и быстро оглядываюсь вокруг. А Анечка как обычно начинает весело смеяться , глядя на меня – такое чувство что она делает это исключительно из уважения.
- Я про папочку твоего.
- Точно,- Оля картинно хлопает себя по лбу ладонью,- Надо было его там на скамейке оставить.
Пытаюсь представить эту ситуацию и она мне почему-то не нравится. Сидишь на скамейке с незнакомой женщиной у которой пропал ребенок и пытаешься просто по человечески ее утешить, а тут муж возвращается муж и потом попробуй докажи ему что ты не верблюд.
- Да ну тебя, вот еще,- говорю я Ольге,- И шутки у тебя не смешные.
- Тогда пошли дальше.
Снова тащит нас куда-то как трудолюбивый паровозик из мультика, а Анечка другую мою руку уже отпустила и за шею обняла. Нет ну надо же. Сейчас вот только самое время для проявления нежности.
- А мы куда идем-то?- интересуюсь я.
- Девочку ищем,- выплевывает прямо на ходу Оля.
Интересная шутка. Только мне не смешно уже. Потому что я в курсе всех произошедших событий. А зачем мне сообщать очевидное – я же не настолько тупой. Поэтому пытаюсь развить мысль:
- Это понятно, но направление у тебя, Олюшка,  странное какое-то почему-то,- ухмыляюсь я,- Так обычно не ищут. Ты, доченька, словно знаешь куда идешь.
- А у меня интуиция. – нахально ухмыляется Ольга, останавливаясь и глядя прямо мне в глаза,- Можешь называть это звериным чутьем. На этом я и надеюсь построить нашу работу в будущем агентстве.
Срываемся с места и спешим дальше. А что делать – уже темнеет. А Оля идет и чему-то улыбается.
- Все пришли.
 - Чутье наверное пропало,- из меня выпадает очередной  сарказм – видимо от нервов.
- Вот еще,- ухмыляется дочка,- Начинаю обратный отсчет. Пять, четыре, три , два, один, стоп.
Действительно встаем. Кажется, мы просто уперлись носом в подъезд. Вот еще. И чего теперь делать? Я слышу детский плачь, оглядываюсь на звук и вижу девочку лет двенадцати, которая сидит на скамейке, держит на коленях милого щеночка и горько плачет.
- Посиди тут папочка. Вот хотя бы пока с Анютой, а я девочку быстренько отведу к маме. Ага?
Ольга обнимает девочку, что-то шепчет ей на ушко и та сразу начинает улыбаться. Они быстро уходят. А мы с Аней остаемся. Сидим и ждем. Нет ну и болтаем пока конечно. А как же иначе – как же без этого.


Рецензии