Песни предков

Когда мама что-нибудь делала по хозяйству - убирала квартиру, стирала или готовила еду, она всегда пела. В нашей коммуналке было три хозяйки до войны и три после войны. Две еврейские семьи  с приходом немцев были отправлены в гетто и вскоре расстреляны. После освобождения Ялты от фашистской оккупации две свободные квартиры некоторое время пустовали и вдруг как-то неожиданно мы обрели соседей.
Рядом с нами, дверь в дверь появилась, как ни странно, семья москвичей. Муж хозяйки был преподавателем труда и сразу получил место преподавателя в открывшемся в Ялте ремесленном училище. Жена была домохозяйкой, нигде не работала и целыми днями торчала на общей кухне и что-то постоянно напевала себе под нос.
А мама пела в полный голос, не очень громко, но слышала вся квартира. Из кухни вела дверь в третью квартиру и там вскоре появилась семья с двумя детьми - мальчик был старше меня года на три, а девочка года на два младше. В семье "дверь в дверь"
была девушка на выданье, которая вскоре уехала, выйдя замуж. и девочка моих лет.
А если учесть, что во дворе было ещё три девочки и четыре пацана - все школьники с
небольшой разницей в годах, то можно себе представить картину, когда все собирались в одном месте. Но я делаю акцент на пении мамы и соседок. Отец никогда не пел, разве что в компаниях под общий хор. Все женщины нашей квартиры что-то напевали, но в момент занятий на кухне, мама пела при любой работе.
Чобы перейти к теме песен, должен сказать ещё и о том, что пела бабушка у себя в доме в посёлке Аутка. Пела ли она в молодости и в замужестве - не знаю, меня ещё не было на свете. А во время войны, когда мы с мамой жили у неё в посёлке (в километре от Дома-Музея А.П.Чехова) и сразу после, когда мы вернулись к себе на Морскую улицу, я часто навещал бабушку и помогал ей в огороде, и как-то застал её за тихим пением какой-то обрядовой песни - бабушка гадала и пела.
Смысл песни был такой: молодая девушка оплакивала своего погибшего жениха, узнав, что он утонул в реке по причине ограбления его разбойниками и утопления тела. Рыбаки вытащили сеть с трупом и она попросила их уложить тело на берег.
и далее был текст, который я хорошо запомнил:
                вот вам, вот вам,
                рыболовцы,
                рУбля золотого,
                притащите Василёчка,
                хоть и неживого...
Пела она, сидя за столом, приложив сжатые пальцы ко лбу, поставив локти на стол, а в кулачках держала суровую нитку с иголкой на конце, а на конце иглы висел наколотый кусочек хлебной корочки, который не касался стола и слегка покачивался, как бы кружа над точкой стола. Бабушка осталась рано вдовой с пятью детьми - четыре мальчика и последняя девочка - моя будущая мать. Жизнь в предреволюционные годы и в годы первой мировой и гражданской войны, затем первые годы советской власти была нелёгкой у всех, но у бабушки были свои сложности.
О них я частично упоминал в своих рассказах о её сыновьях, своих дядьях и потому легко понять её трудности в борьбе за выживание.
Никогда весёлых, задорных песен я от бабушки не слышал, хотя она не была нытиком, брюзгой и стойко переносила все тяготы той жизни. Всю жизнь трудилась, никого не осуждая, не перемывая кости, и никогда не опускалась до побирушества при множестве примеров подобного рода на её глазах.
Мать с отцом любили оперетту. Работая парикмахером, отец имел обширную клиентуру, в числе которой была и администратор нашего ялтинского театра, всегда имел билеты на любой театральный спектакль, у нас была даже длительное время своя ложа, билеты в которую продавались, только если отец с матерью не намеревались посетить в театре не заинтересовавший их спектакль.
После войны до 49-го года они брали и меня с собой, и даже когда развелись,  и отец уехал в Симферополь, мама держала абонемент на "нашу" ложу и посещала театр
со вторым мужем, который не был театралом, но ходил с мамой на представления из-за престижа, как теперь говорят - для имиджа.
Я тоже полюбил оперетту и тоже пел. У отца была большая по тому времени коллекция граммпластинок с записями арий известных опер и оперетт, были пластинки с песнями Вертинского, Утёсова, Петра Лещенко и другими, так что мне было на чём учиться и запоминать. Проигрывались пластинки в большом граммофоне, вделанном в дубовую двухэтажную тумбу, внизу которой лежали пластинки, второй этааж занимал заводной механизм с  рупором для усиления звука, а сверху открывался доступ к диску, сбоку торчала съёмная рукоятка для завода, которого хватало на три-четыре пластинки.
Приведу лишь названия  песен, которые пела  мама, не приводя текстов,
довоенных лет и первых послевоенных. "Эх, Андрюша!", "Синий платочек" - этот шульженковский шлягер, я хочу напомнить читателю о тех песнях. мелодии и слова которых я ни до того, ни после мамы не слышал.

Такая, например: Вот пришла война буржуазная,
                озверел, обозлился народ,
                и по винтику, по кирпичику
                растащили мы этот завод.
Ещё она часто пела такую:
 
Когда выходит золотая,
круглоголовая луна,
столица старого Китая
как фонарём озарена.
.....в Пекине есть такой закон,
там вдоль посольского квартала
проход китайцам запрещён...

или:
 сердце забилось томительной думой,
с детства судьба невзлюбила меня,
беден и зол был отец мой угрюмый,
замуж пошла я, другого любя...

Эти песни и мелодии я нигде и ни от кого больше не слышал, не знаю авторов и когда и по какому случаю они написаны.

С большим задором мама пела утёсовское:
 У самовара я и мОя Маша,
а на дворе совсем уже темно,
а в самоваре так кипит страсть наша,
смеётся месяц весело в окно,
а Маша чайник, чайник наливает,
а взор её так много обещает...
У самовара я и мОя Маша,
вприкуску чай пить будем до утра...

О себе неудобно говорить в хвалебном тоне, но музыкальный слух у меня исключительный до нынешней поры, хотя голоса уже нет. В начальных классах в школе
был предмет ПЕНИЕ и я впервые после войны услышал от нашей молодой учительницы такую песню: (мотив "раскинулось море широко...")
 
Я встретил его близ Одессы родной,
 когда в бой пошла наша рота,
он шёл впереди с автоматом в руках -
моряк Черноморского Флота.
Он шёл впереди и пример всем давал,
а сам из Москвы, из Ордынки,
и ветер гулял за широкой спиной,
и в лентах его бескозырки.
Затем после боя я встретил его
в чистенькой беленькой хате,
лежал он на докторском белом столе
в кровавом военном бушлате.
Двенадцать ранений хирург насчитал,
две пули засели глубОко,
а храбрый моряк и в бреду напевал:
раскинулось море ширОко!
...
Прошло пятьдесят лет после окончания школы и на пятидесятилетие мы собрались тесной компанией в квартире нашей второй мамы, старенькой учительницы нашей, я напел эту мелодию со словами, приведенными выше, она всплакнула и призналась, что уже не помнит ни песню, ни то, что вообще её когда-то пела...

Я пел и в школе с хором,и дуэтом и трио, и в армии. в связи с чем, сидел. получив десять суток строгача, на губе ( об этом читать в "Житейские круговерти")и в компаниях на разных мероприятиях и в домашнем кругу.  Мама была хорошим примером для меня и я пел, когда хлопотал по дому в отсутствие мамы. Помню случай где-то в 50-тых годах.
Мою пол и напеваю арию мельника из оперы "Русалка" Даргомыжского в манере Паторжинского (знаменитый украинский бас), а там мощные басовые модуляции и я, пытаясь басить, пою такой текст: (мельник обращается к молодому поколению в лице дочери Наташи:
Вот то-то, упрямы вы, вам лишь бы целый день на шее
висеть у милого дружка,
да целый день в глаза ему смотреть,
 ан нет, чтоб слушать стариков,
но вы своим умом богаты,
а мы ведь прожили свой век,
да, так как мы ведь прожили свой век!...

И обращаясь уже непосредственно к дочери, поёт дальше,( то есть, я пою!)

Вот хоть бы ты!
Учил тебя я. как девушке прилично жить,
как надобно порой о свадьбе, о свадьбе говорить.
Как надо молодость лелеять,
как надо осторожной быть -
сама подумай. что не вечно,
вас красотой станут пленять,
и ведь не вечно вас станут баловАть,
Вас станут баловать.
Да-да, упрямы Вы, одно и то же надо вам твердить сто раз,
одно и то же надо вам твердить сто раз,
да, надо вам твердить сто раз,
одно и то же надо вам твердить сто раз,(крещендо!)
  сто-о-о-о-о-о ра-а-аз! 

 Вдруг слышу стук в дверь, открываю - на пороге стоит пожилая женщина интеллигентного вида и спрашивает меня, я ли только что пел, говорю: да, я пел. Выяснив, что я один дома и когда придёт с работы мама, женщина удалилась. Вечером, когда я вернулся со двора, мама рассказала мне, что приходившая женщина - профессор консерватории в Москве и приходила и беседовала с мамой о моём голосе и слухе. Я тогда пел не хуже Робертино Лоретти. Через несколько дней, приехал из Симферополя отец и привёз мне аккордеон. Аккордеон "Моцарт" был половинкой стандартного аккордеона и нанятый учитель, дав мне два урока, порекомендовал этот аккордеон продать и купить полный.
А тут моя, подаренная на день рождения, облигация выиграла 500 рублей и мне купили велосипед "Орлёнок"и прощай аккордеон, к которому я не успел прикипеть.
.................
             
От края до края, по горным вершинам
Где горный орел совершает полёт,
О Сталине мудром, родном и любимом
Прекрасную песню слагает народ...
 
В таком ключе, в основном, проходили наши школьные годы с первомайскими праздниками, и юбилеями Великой октябрьской Социалистической Революции.
с "Москва майская":
 
утро красит нежным цветом
стены древнего Кремля,
просыпается с рассветом
 вся советская земля ...
и
Помню я подмосковную осень,
скрежет танков и отблеск штыков,
и всегда будут жить двадцать восемь
самых лучших твоих сынов.
и врагу никогда не добиться,
 чтоб склонилась твоя голова,
дорогая моя столица,
золотая моя Москва.

До конца 50-х годов принято было проводить маёвки с выездом горожан на природу в лесопарковую зону на пикники. Таких зон в Ялте было две: "Пьяная Роща", название которой говорило само за себя и Массандровский парк, тогда, сразу после войны, ещё не застроенный и радующий своим первозданным великолепием.

Урочище "Пьяная Роща" на 10-м километре автодороги Ялта - Ай-Петри - Бахчисарай отличалось наличием больших уютных полян среди сосен с причудливо изогнутыми стволами, отчего и получило такое название и посещавшие эти природные места здесь легко и быстро доходили до"кондиции. Тут работал буфет от Треста ресторанов и пост городского радиоузла, транслирующего  бравурную музыку. Такси работали до изнеможения, завозя и вывозя народ, благо, тогда этот вид услуги был доступен всем и каждому. Предприятия использовали для сотрудников свой транспорт.
Окрестности оглашались всем набором песенного и маршевого репертуара Союза.

Массандровский парк был ближе к городу, более приспособлен для пребывания людей и очень скоро "Пьяная Роща" утратила свою привлекательность, особенно после небольшого пожара - хвоя моментально загорается от брошенного окурка и маёвки там более не проводились. В парке же была огромная поляна, где организовывался городской хор, ежегодно сюда наезжал И.Козловский и божественный лирический тенор Ивана Семёновича завораживал и ласкал публику. Звенели стаканы и фраже - народ праздновал Первомай! Сюда приезжали и приходили семьями, с детьми и всей роднёй. Более объединяющего людей и породняющего средства трудно было придумать.И, естественно, каждая компания, через многочисленные тосты за товарища Сталина и
Буденного с Ворошиловым, и родственников - передовиков производства затевала пение всеми любимых и популярных песен.

Самой популярной была:
Шумел камыш, деревья гнулись.
и ночка тёмная была.
одна возлюбленная пара
 всю ночь гуляла до утра...

Когда я на почте служил ямщиком,
был молод. имел я силёнку,
 и, верите братцы, в селеньи одном
любил я в ту пору девчонку.
Сначала я в девке не чуял беды,
потом зачастил не на шутку -
куда ни поеду, куда ни пойду,
а к ней загляну на минутку!...

И, разумеется:
 
"Синенький скромный платочек,
падал с опущенных плеч,
ты говорила, что не забудешь
 синий платочек сберечь...

И это на целый день.

В 1954 году после присоединения Крыма к Украине к репертуару подобных мероприятий прибавились такие украинские песни, как "Рэвэ тай стогне Днипр шырокый",
"Маруся раз, два, три, калина -
чернявая дивчина", которая стала даже строевой песней в Армии.

А теперь почувствуйте разницу -
ревёт и стонет Днепр широкий и
РЭВЭ ТА Й СТОГНЭ ДНИПР ШЫРОКЫЙ -
 мощь какая чувствуется!
 Шучу, но щиры украинци думают именно так!

Жизнь шла своим чередом, наше поколение творило, мудрело, толстело, хворало, сбегАло за рубеж и неумолимо старело. Рождались новые поколения, для которых наш репертуар был уже не интересен, поскольку после социальных потрясений от развала страны, наши песни и марши, утратив свою актуальность, стали "чужими" и нам самим.
Но ГИМН я до конца дней своих буду помнить только с таким текстом:

Союз нерушимый республик свободных
Сплотила навеки Великая Русь.
Да здравствует созданный волей народов
Единый, могучий Советский Союз!

Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надёжный оплот!
Знамя советское, знамя народное
Пусть от победы к победе ведёт!
.........................
В 1972 году я в составе делегации парикмахеров был приглашён на областной конкурс в Одессу. Конкурс одесситы провели на высоте, были показаны новинки в парикмахерском деле и большой обмен опытом. Меня пригласили в состав жюри и мне не без пользы для дела посчастливилось пообщаться с такими же передовиками и новаторами в своём деле коллегами.
После конкурса гостеприимные одесситы устроили банкет. где я в очередной раз блеснул ещё к тому времени не утратившим силу вокалом и на ура спел:

Раз пчела в ясный день весной
 Свой пчелиный покинув рой,
 Полетела цветы искать
 И нектар собирать.

 А внизу по траве густой,
 За ней гусеница с тоской,
 Всё ползет, устремив свой взор
 На пчелу и простор.

 И от страсти, сгорая, она,
 Со слезами сказала:
 -Я люблю тебя, пчелка, ответь,
 Как с тобой улететь?!

 И вздыхая всё ох и ах,
 Тонет гусеница в слезах,
 А над нею кружит пчела,
 Как всегда весела
.
И Гусеница,настрадавшись днём,
 уснула беспокойным сном,
а пробудившись ото сна,она
уж бабочкой   была.

 Утром сердце своё пчела,
 Этой бабочке отдала
 И они в голубую высь
 Вместе с ней понеслись!

 По лугам,по полям и садам
 Они парой летают -
 Ароматом поят их цветы,
 Жизнь полна красоты!

 Эту песню я вам пропел,
 Каждый понял, как сам сумел,
 Так зачем объяснять вам вновь,
 Что такое любовь!

В первый раз я пел эту песню в свой тридцатилетний юбилей у себя дома, в квартире
на Морской, в немногочисленной компании родных и друзей.
Сейчас (2019 год) я уже не могу припомнить никакого мероприятия. где мне пришлось бы петь соло. И лишь в 2012 году, когда Крым был ещё в составе Украины, ко мне из Петербурга приехал в гости двоюродный брат, бывший морской офицер и
инженер-кораблестроитель Спец.КБ, которому тогда было уже 88 лет и я встретил его
в Севастополе и мы с ним дуэтом спели на Графской пристани, никого не стесняясь,
замечательную песню  "Заветный камень":

Холодные волны вздымает лавиной
Широкое Черное море.
Последний матрос, Севастополь покинув,
Уходит он, с волнами споря.

И грозный, соленый, бушующий вал
О шлюпку волну за волной разбивал.
В туманной дали
Не видно земли,
Ушли далеко корабли.

Друзья-моряки подобрали героя,
Кипела волна штормовая,
Он камень сжимал посиневшей рукою
И тихо сказал, умирая:

«Когда покидал я родимый утес,
С собою кусочек гранита унес…
И там, чтоб вдали
От крымской земли
О ней мы забыть не могли.

Кто камень возьмет, тот пускай поклянется,
Что с честью носить его будет.
Он первым в любимую бухту вернется
И клятвы своей не забудет!

Тот камень заветный и ночью, и днем
Матросское сердце сжигает огнем.
Пусть свято хранит
Мой камень-гранит,
Он русскою кровью омыт».

Сквозь бури и штормы прошел этот камень,
И стал он на место достойно.
Знакомая чайка взмахнула крылами,
И сердце забилось спокойно.

Взошел на утес черноморский матрос,
Кто Родине новую славу принес,
И в мирной дали
Идут корабли
Под солнцем родимой земли.

Я всегда начинал эту песню словами: ОГРОМНЫЕ ВОЛНЫ ВЗДЫМАЕТ ЛАВИНОЙ...
Для меня, южанина, было непонятно, что автор  употребляет слово ХОЛОДНЫЕ...и это в ИЮЛЕ!!! Я мог бы понять, если бы речь шла о Баренцевом море, но в Чёрном в это время самая тёплая вода. Потом, когда я начал писать, пришёл к пониманию того,
что это метафора, аллегория, усиливающая впечатление от грозной опасности ситуации. И более у меня таких недоумений по поводу чужих текстов  не возникало.
В связи с таким пониманием я делаю акцент на ассоциации темы героизма со всем. прожитым мной огромным куском истории моей Родины и потому иллюстрирую написанное
фрагментом картины А.Дейнеки "Оборона Севастополя".
И в каждое своё посещение Севастополя я, услышав мелодию "Легендарный Севастополь" застываю по стойке смирно и не меняю позы до полного окончания мелодии! Но это уже другая тема. И на этом хочу поставить точку.
 Спасибо читателям, кто до конца осилил мои откровения. Всех благ и здоровья!


Рецензии
Здравствуй Долик! Мне приятно, что тема о песнях нашего прсоевоенного
детства получила продолжение у тебя и у других авторов Прозы.ру.
Я думала, что назвав воспоминания "Песни предков", ты начнёшь издалека, но был бы иной плас, конечно, А родителей как-то неудобно называть предкамии,
разве что в шутку.. А тема благодатная, и ты отлично её преподнёс!. Интересно, что пчелу и гусеницу я тоже пела! И сюжетная и мелодичнаяя1
Вот бы нам с тобой её спеть дуэтом!
Некоторые песни, мне кажется, можно было представить одним куплетом.
Но это , как думает автор.
Статья, в целом, понравилась, она всколыхнула нашу память.
Непонятными для меня стали твои размышления О РЭВЭ та СТОГНЭ...
Я не могу с ними согласиться.Но это другая уже темаю
Может, возьмёмся за песни юности? А?
Творческого вдохновения тебе, Долик!

Валентина Марцафей   02.04.2019 17:52     Заявить о нарушении
Мы в расчёте - я не понял юмора у тебя в рассказе, а ты не поняла моего - щиры украинцы считают мову более продвинутой, нежели собачья мова, т.е. русский язык.
За остальное спасибо сердечное! Делить юность на периоды я не умею и более на эту тему создать ещё какое-то "нечто" не способен, так что ограничусь этой эскападой!
Целую руки!

Адольф Зиганиди 2   02.04.2019 18:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.