Дневник ведьмы-оптимистки. Глава 2

РАЗГОВОРЫ, РАЗГОВОРЫ      

      
       День медленно клонился к вечеру и, отчаянно зевая, рисовал лавандовый закат. Я наблюдала за ним и вдруг ощутила, как внутри шевельнулось что-то странное. Необъяснимое, но такое лёгкое и приятное чувство разлилось в груди, что с непривычки я задохнулась и стояла, положив ладони на подоконник, пытаясь прийти в себя.
 
       – Что застыла? – недовольно спросила Антонина. – Некогда мечтать! Кафе в порядок привести надо. Тебе за что деньги платят, а?

       Я обернулась. Посмотрела на коллегу и улыбнулась. Тоня выглядела усталой и сердитой, но её огромные карие глаза излучали детскую весёлость. Она была доброй, открытой, озорной! Смех и радость звенели внутри неё, бурлили, переливаясь ослепительными оттенками, а Праздник так и порхал рядом. Воздушный, прекрасный, с разноцветными яркими крыльями, он шаловливо улыбался в предвкушении торжества. Но маска строгости и напускного высокомерия (может быть, даже отчуждения) не давала девушке увидеть собственное волшебство.
 
       – Хватит прохожих разглядывать, – буркнула Тоня, собирая стаканы и тарелки на поднос. – Лучше помоги мне в зале прибраться.
       – Иди домой, Тонечка. Я сама всё сделаю.

       Она подняла глаза.
 
       – Ты меня… отпускаешь?
       – Да.
       – И не расскажешь об этом Илье Петровичу?
       – Нет.
       – И премии не лишишь?..

       Я рассмеялась. Ну, до чего люди странный, удивительный народ! Ни в одном из миров не существует такого недоверия, как в Человеческой Вселенной! Но этим она и привлекательна. Прекрасная, насыщенная чувствами и мыслями реальность, заставляющая трепетать от восторга. Но самое интересное то, что здесь можно провести любой эксперимент. Выразить и осуществить любое намерение и желание! И никогда не знаешь, куда приведёт тебя очередное исследование или опыт...
       Посмотрев на Антонину, я заулыбалась ещё шире.
 
       – Ты не волнуйся, всё будет хорошо.
       – С чего вдруг ты такой любезной стала? Весь месяц молчаливой тенью ходишь, ни с кем не разговариваешь, а тут…
 
       – Молчаливая Тень? – я встрепенулась. Услышать про сие неприглядное существо из уст ЧЕЛОВЕКА казалось… нелепым. Как будто она с ней знакома… – Ты видела её?

       Тоня издала какой-то странный звук (не то смешок, не то всхлип) и поспешно опустила глаза. А когда вновь посмотрела на меня, ответила:
 
       – Да, видела. Забегала тут на днях, чаю с малиновым вареньем попить.

       Я округлила глаза от изумления.
 
       – Но она не пьёт чай! Предпочитает безвкусные отвары с лёгкой кислинкой. Иногда, когда совсем не в настроении – полынные настойки. А варенье ей не по вкусу. Говорит, что сладости делают людей счастливее, радостнее и она часто без работы остаётся. Поэтому сёстры с ней редко разговаривают.
 
       – Сёстры?.. – сдавленным голосом пролепетала Антонина, отступая на шаг.
 
       – Ну, да. Депрессия и Апатия. Тени, кроме сестёр, общаться не с кем, поэтому она замкнулась в себе и молчит. Хотя у них ещё братец есть: Уныние. Но он особняком стоит. Слишком высокомерный, требовательный и всех своих подчинённых в ежовых рукавицах держит. Тот ещё тип.
 
       На мгновение в кафе повисал тишина. Я смотрела на Антонину, пытаясь понять, что она чувствует и… ничего! Такое впечатление, что все эмоции вылились из неё, оставив странную пустоту. Но потом моя коллега рассмеялась, и я вновь заметила, как Праздник взмахнул пёстрыми крыльями. Задорные огоньки плясали над макушкой, а Веселье хлопало в ладоши и приплясывало, приседая то на одну ногу, то на другую.
 
       – Ох, и чудная ты! – веселилась девушка. – Тебе бы сказки писать! Надо же такое придумать, уму непостижимо!
 
       – Сказки? – пробормотала я. От нового слова веяло тайной, простотой и… волшебством. Как будто что-то необыкновенное и доброе в это мгновение проникло в сердце и разлилось океаном. – Сказки… – повторила я, словно пробуя слово на вкус.

       Оно было похоже на конфету. Сладкую, политую шоколадом и посыпанную тёртыми орешками или кокосовой стружкой. Завёрнутую в шуршащий фантик и спрятанную от посторонних глаз. Её может попробовать только избранный. Только тот, кто знаком с тайной, магией и колдовскими чарами. Тот, в чьём сердце добро сливается с любовью, честью и храбростью. Но какова же начинка?.. Она под настроение. Разная. Неожиданная. Порой, дерзкая. Но всегда неизменно изысканная и смелая, оставляющая лёгкое послевкусие свежести…
 
       – С тобой всё в порядке? – спросила Антонина, коснувшись моей руки.
       – Да, всё хорошо, – но мой рассеянный кивок не убедил коллегу, потому что она, взяв поднос со стола, направилась на кухню. – Ты куда? – я побежала следом.
       – Думаю, остаться. Боюсь, ты одна не справишься.

       Это не входило в мои планы. Просто так, что ли, я её домой пораньше отправляю?! Мне здесь посторонние не нужны! Хочу осуществить задуманное в одиночестве, чтобы никто не мешал… Не подумайте ничего такого! Просто… просто интерьер кафе (которое я успела полюбить) нуждается в небольшой реставрации. У меня есть масса идей, как…
 
       – Тонечка, послушай, – принялась я увещевать, – ну, подумай сама! Тебе ехать далеко, ещё ужин готовить… Я же всё равно здесь живу…

       Девушка вытерла руки полотенцем и принялась  составлять вымытую посуду в шкафчик.
 
       – Совсем забыла, что Илья Петрович поселил тебя на чердаке, – воскликнула она, повернувшись. – Скажи, не страшно тут одной по ночам?
 
       – А кого мне бояться? Это замечательное, уютное местечко для тех, кому нравится история, романтика и атмосфера таинства.

       Тоня вновь засмеялась.
 
       – Чем-чем, а таинством здесь и не пахнет. Нашему хозяину даже в голову не придёт менять обстановку. Его и так всё устраивает! Хотя в последнее время клиентов стало гораздо меньше.
 
       – Не переживай, я всё улажу.
       – И клиентов новых найдёшь? – усмехнулась Тоня, надевая куртку.
       – А зачем их искать? – я весело подмигнула. – Сами придут!

       Проводив Антонину и удостоверившись, что она ушла, я развернулась и внимательно осмотрелась. Потом, захлопав от радости в ладоши, сказала:
 
       – Как думаешь, романтический уголок сделать слева от двери или в конце зала?
       – Лучше в конце, – ответила Интересная Идея. – Там нет окон и это единственное место, которое не занято безвкусными пластиковыми диванами и дешёвыми столиками…

***
   
       Утро, лениво потягиваясь и отчаянно зевая, впорхнуло на чердак. Оно сонно протирало туманные глаза, то и дело поглядывая на меня, будто на какую-нибудь заморскую диковинку. В длинном кафтане, сотканном из прохлады раннего апреля и дерзкого ветра, на котором серебрился узор из гаснущих звёзд, Утро выглядело слегка понуро. Я выглянула в окно. Ну, точно! Без дождя не обошлось! А как хотелось, чтобы светило солнышко!
 
       – Это не ко мне, – проворчало Утро, примостившись на обветшалом комоде. – Солнцем заведую не я, сама знаешь. Так что, как Природа велела, так тому и быть.
       – Тебе ли ворчать спозаранку? Лучше улыбнись. Нам сегодня немного бодрости не помешает!

       Утро вздохнуло и изобразило подобие улыбки.
 
       – Так сойдёт?

       Я не ответила. Опустив глаза, вновь принялась перебирать письма, которые обнаружила в одном из старинных сундучков. Читать – не читала, но любопытство уже танцевало вокруг меня, нашёптывая соблазнительные речи.
 
       – Открой, посмотри. Ну, хоть одним глазком! – умоляло оно.
       – Нет! Нельзя чужие письма читать. Да мне и неинтересно совсем…
 
       – Интересно. Ещё как интересно! – верещало Любопытство, забравшись на кровать. – Людям всегда всё интересно. Всё хотят знать, даже то, что им знать не положено. Везде и всюду суют свой нос! А потом оправдываются: это для обогащения знаний. Люди все такие. Любопытные.
 
       – А я не человек. Я – ведьма.
       – Что ты на него внимание обращаешь? – встрепенулось Утро. – Охота тебе время на пустую болтовню тратить? Пойдём лучше кофе попьём.
 
       – Сначала чужие тайны, потом кофе! – воскликнуло Любопытство, почти вплотную приблизившись к Утру. – И вообще, что это ты встреваешь в чужие разговоры? Тоже мне, умник нашёлся!
 
       – Я сюда первый пришёл. А тебе, по-моему, пора. Счастливого пути!

       Любопытство насупилось и отвернулось.
 
       – Хватит ссориться, – сказала я. – Может, найдёте себе совместное занятие?
       – Точно! – Любопытство взмыло под потолок. – Пойдём, чей-нибудь дневник полистаем.
 
       – Не хочу. Да и дел у меня ещё полно.
       – Каких дел?
       – Таких, каких ты не делаешь, – буркнуло Утро и растворилось в воздухе, оставив после себя едва различимую дымку.
 
       – Скучно с вами, – Любопытство пригорюнилось. Усевшись на пуфик и подперев рукой расплывающийся подбородок, оно уставилось на меня.
 
       – Даже не предлагай, – я сложила письма в сундучок и закрыла крышку.
       – Ну, хоть одним глазком, – растягивая слова, молвило Любопытство.
       – Нет.

       Я встала, подошла к двери и взялась за ручку. И прежде, чем выйти, сказала:
 
       – Чтобы через минуту тебя тут не было. И помощников своих забери, а то вон, разбежались по полу! Мне, знаешь ли, проблемы с начальством не нужны.
       – С кем это ты разговариваешь?

       Я, вздрогнув от неожиданности, повернулась. Прямо передо мной стояла Майя и, подозрительно сощурив глаза, буравила меня взглядом.


http://www.proza.ru/2019/04/18/873


Рецензии