Медовый спас

                Медовый спас
      И приснилось Петру этой ночью, что он умирает.  Конкретно умирает: с тревогой в глазах, в мучениях, с конвульсиями - так умирала когда-то прямо на глазах его столетняя бабушка. Тогда говорили про неё - от старости, мол, умерла. Проснулся Петр весь мокрый, с усиленным сердцебиением в груди и изжогой, подкатившей прямо "под горло".
       - Рано ты, дремучая, атаковала меня и пытаешься взять в свои костлявые руки. Мне всего еще около шестидесяти, еще не достроил дом на даче,-  обращаясь к смерти, проговорил  Петр на кухне, насыпая пищевой соды в стакан с водой. Но изжога и впрямь достала его в последнее время, а днем еще и боли под ложечкой, то натощак, то на сытый желудок. Иногда  приходилось и таблетки глотать. "Да, видно, пора настала по врачам ходить, как некоторые мои знакомые: кто с высоким давлением, кто с ишемией, а вот мне придется с больным желудком маяться",-рассуждал Петр. Он знал, что медики сразу "лампочку" глотать назначат,  т.н. фиброгастроскопию( ФГС). Ну, ладно, глотать так глотать, не помирать же, в самом деле. Серега, товарищ по цеху, ему как-то рассказывал, как он глотал,и живой же остался..."А я, чё, хуже, что ли ?. Всё, хватит мучиться. Этот Серёга говорит, что у меня тоже, как и у него же, наверное, язва. Мужики еще потом ржали над ним, что он проглотил лампочку Ильича (была такая, первая в истории СССР, в годы электрификации, зажжённая Лениным электрическая лампочка), так как из его рассказа выходило, что гибкий гастроскоп  был хоть и юрким, но довольно толстым в диаметре и с ярко светящейся лампочкой  на конце, и проходил по узкому горлу пациента чуть ли не со скрежетом. Серёгу еще прозвали тогда  почему-то кишкоглотом.  Всё, сегодня с утра  прямо и пойду к терапевту, пусть дает направление на эту гастроскопию".  С таким настроем, когда  изжога немного утихла, Пётр и уснул.
       И вот  Петр сидит с направлением на ФГС у кабинета  эндоскопии. Для него это страшнее, чем трястись у кабинета зубного врача. С гастроскопии выходят и молодые пациенты и в возрасте, с помятыми, мокрыми полотенцами, а также с помятыми, слезливыми лицами. Дошла и до Петра очередь ... Неприятно было ему, все внутренности, казалось, выворачивались наружу, но он вытерпел. Самое главное, что терпел Петр это всё не зря. Доктор потом так и сказал: язва, большая, хроническая, лечи, за результатом биопсии приходи через 10 дней, а через месяц снова  на контрольную ФГС, посмотрим, как она заживает, всё серьезно, но не рак, должна быть "положительная динамика", но если не лечить... Вот так. И Петр взялся лечиться. Работал он токарем на заводе, на "военке". Сильно много времени себе не уделял, но лекарства принимал как надо, диету старался соблюдать, алкоголь тоже ни-ни, хотя соблазнов было немало. А она, эта язва, продолжала болеть, и изжога по- прежнему подступала  к горлу. Петр заметно похудел. Такой раньше был здоровяк- дубиной не перешибёшь, а осунулся, сам на себя стал не похож. Жена переживала за здоровье Петра и настаивала на посещении им недавно построенного на пожертвования прихожан заводского  храма. И Пётр согласился с ней.
      -Придется сходить к Господу на поклон, чтобы дал немного еще пожить,- озвучил Петр свое решение и в выходной день исполнил  сей акт. Петр не то что не верил в бога,  он просто не задумывался над этим. Он не думал об этом и тогда, в детстве, когда по большим церковным праздникам ходил с родителями в деревне в местную церквушку. Помнил он и деревенских монашек, которые читали псалмы в поминальные  9-ые и 40-ые дни.
      Посещение  храма пришлось на Медовый  спас. Петр чинно поднялся по ступеням и вошёл в залитое светом помещение. Все свечи были зажжены у местных образов. Золотое сияние иконостаса, золоченая резьба икон  и серебро паникадил- всё это впечатлило Петра. Принесли поспевший мед нового сбора для освещения. В этот же день были также освещены и лекарственные травы. Петр держал в руках баночку с освещенным медом и пакетик с травами  и повторял за всеми:
-...являясь спасителем мира, Господом  Исусом Христом, может и меня спасет от  возможной смерти от болезни. Может отвратиться болезнь, призывая на помощь его силу...
      После посещения храма у Петра как будто- бы   камень упал с груди:  легко дышалось, легко ходилось по земле, в голове появилась какая-то ясность... Он продолжал принимать  прописанные доктором таблетки, пил заваренные женой травы и два раза в день - утром натощак, а вечером перед сном употреблял по столовой ложке освещённого мёда. Через недельку стало меньше болеть, изжога уже беспокоила реже, захотелось по утрам попить "ядрёного" чайку. Биопсия вроде бы показала, что не все так плохо. Да и полностью втянулся Пётр в заводскую рабочую жизнь, тем более, что из-за "серьёзной обстановке в мире" перед коллективом была поставлена задача по наращиванию темпов производства специальной продукции, а это значит- работы больше, с утра до позднего вечера. Да и на недостроенной даче надо было завершать основные строительные работы, чтобы в холодные дни можно было продолжать внутреннюю отделку. Его рабочие руки еще больше прежнего окрепли, походка стала как-то тяжелее, Пётр стал  увереннее в себе, в общем, стал обычным рабочим человеком. Даже как-то у брата на дне рождения  принял две рюмочки водочки, "для здоровья". Нормально пролетели, как раньше, легли в желудке "хорошо", в удовольствие. Жена и дети стали как-то ближе... Пётр все меньше и меньше стал прислушиваться к работе своего "отвернувшегося от болезни" организма.
      И вот настал решающий для Петра день- решалась судьба его жизни. Не то, чтобы тревога была за своё здоровье (нет, Петр был уверен , что в желудке значительное улучшение), волнение было за то, что если язва вдруг не зажила или, хуже того, не дай бог, переродилась во что-нибудь другое, то возникнут проблемы- надо будет снова лечиться, может быть даже у хирургов, а на все это уйдет много времени, а его и так сейчас совсем мало, а дел много:  ведь зима на носу...
      В этот раз "лампочку" Пётр "проглотил" легче, чем в прошлый раз, только от натуги  слезы из глаз лились пуще прежнего, словно просил Петр у Господа  этой самой "положительной динамики". И Он отблагодарил Петра...
      -Вы чем лечились? - спросил доктор после процедуры, впившись в Петра своими округлившимися от удивления глазами.
      - Всем,- односложно и в то же время, многозначительно ответил Петр, утирая мокрым от слёз полотенцем свое лицо.
    - Я такого в своей практике не встречал, чтобы хроническая язва до трёх сантиметров в диаметре не то что бы зарубцевалась, а бесследно  исчезла из желудка. Это феноменально, это нонсенс... - непонятно кому  восторженно объяснял доктор свои медицинские догадки, т.к. Пётр, несмотря  на агрессивность пройденного им исследования и окрыленный положительным результатом, давно уже молчком, не попрощавшись,  вышмыгнул из кабинета эндоскопии .
      В эту ночь Петру приснился сон, где он летал в голубом- голубом  небе между золотыми куполами храма, а когда он пролетал совсем близко от земли, то хорошо было видно, как в знойных полях, в ароматных от меда волнах нектара рабочие -пчелы достраивали свой сотовый дом...

                Виталий Кудинов.


Рецензии
Замечательный, житейский рассказ Виталий с хорошим окончанием! Спасибо! С уважением,

Александр Мазаев   03.04.2019 15:33     Заявить о нарушении