Воспоминания о настоящем человеке

С каждым годом всё дальше и дальше уходит от нас в прошлое босоногое детство со своими проблемами и мечтами о светлом будущем. Тепло воспоминаний прошедших лет согревает душу, когда мысленно в хаотичном порядке, в зависимости от настроения, прокручиваешь события назад.  Натыкаясь на страшные события в жизни, память старается сгладить воспоминания и ищет причины оправдать обстоятельства. Но чем трагичнее случаи, тем меньше шансов солгать самому себе и труднее обелить прошедшее из-за невозможности повернуть время вспять и прокрутить события по новой.

Прошедшая война заставила по-новому относиться к друг другу. Строилось жильё, игрались свадьбы, рождались дети и в квартире, где абажур освещал железные кровати, этажерку c книгами, стол и шифоньер, царило счастье. По покрашенным полам бегали ребятишки, играли в прятки и боялись уронить с вешалки пиджак отца с наградами и медалями. Под радио просыпались и ложились спать, узнавали последние новости, слушали прямые концерты и спектакли из залов Московских театров. Ходили в гости и принимали гостей с застольем, с песнями, а отсутствие музыкальных инструментов ещё больше объединяло людей. В праздники из окон жилых домов можно было услышать весь фольклор: от частушек до любимых песен Людмилы Зыкиной, Руслановой, Утёсова и народных композиторов.

В семье Кирилла Алексеевича росло три сына. Три танкиста – три весёлых друга, как любил говорить отец про своих сыновей. Старший сын - Валерий играл в футбол в юношеской команде «Крылья Советов» и подавал большие надежды. В школе посещал факультатив по математике и как орехи щёлкал задачки для своих младших братьев, не забывая раздавать подзатыльники, что служило хорошим примером для них. Средний сын - Александр был самым любимым в семье за справедливость, которая не позволяла братьям отлынивать от приборок в доме и воровать варенье из-под кровати и из холодильника под окном на кухне. Он всегда честно делил оставленные на обед деньги и конфеты, свалившиеся нечаянно на головы братьев от родственников и друзей родителей. Занятия греблей на каноэ отнимали у него всё свободное время и делали из него крепкого мускулистого парня. Младший сын - Владимир старался догнать своих братьев по уму и по физическим данным, но большая разница в возрасте с ними (7 и 4 года) не позволяла ему это сделать и перепрыгнуть возрастной барьер.

Все были при деле, и родители легко руководили своими детьми, а в летнее время, с помощью дедушки и бабушки, на берегу живописной реки Самара. Они жили на набережной, в частном, деревянном доме, куда в летние каникулы дети отправлялись вносить посильный вклад в прополке огородов. Возможность свободно передвигаться в своём районе, рыбачить и купаться делала все неприятные работы барьером, перепрыгнув через который, можно было смело заниматься любимым делом.

Летом 1965 года после знойного дня Александр, Владимир и соседский мальчишка Петька получили разрешение у старших сходить на речку искупаться. Пошли по знакомой дороге к воде. Их обогнал грузовой автомобиль, который свернул в сторону свалки, расположенной выше по течению от русла реки. Мальчишки видели, как машина, подъехав к воде, лихо развернулась, и шофёр в противогазе выбросил из кузова на берег железный баллон. Водитель лёгким движением ноги затолкал баллон в воду и стал наблюдать, как жёлтая пена стала покрывать всё пространство и уходить вниз по течению на детский пляж, куда направились мальчишки. Старшие ребята уже умели плавать и подплывали к пене, заигрывая с ней, как в тазу с мылом, а младший Владимир, стоял по колено в воде и кидал камни, в проплывавшие жёлтые горы. Александр первым почувствовал себя плохо и схватив одежду приказал всем бежать домой. До дома добрались быстро, но тут силы сразу кончились, и Александра уложили в тенёк на свежем воздухе, отпаивая козьим молоком до приезда скорой помощи.
Весть быстро облетела посёлок, и собравшиеся мужики сразу пошли разбираться с водителем. Скорая забрала Сашу и увезла в городскую больницу. Сейчас уже никто не вспомнит названия газа и причину отравления подростка, а быстрое выздоровление Александра не дало повода возбудить дело против водителя, нарушившего правила транспортировки опасного груза.
Прошло четыре года, и молодой, крепкий парень, стал угасать, Хождения по больницам не давали результатов, а страшный диагноз «Рак пищевода» был обнаружен на последней стадии. Этот год жизни был страшным для всех, кто знал о летальном исходе. Доктора беспомощно разводили руками, а родители молили Бога, возлагая надежды на исцеление. Чуда не случилось, но смерть пришла в день Рождества Христова 7 января и забрала с собой навсегда самое дорогое и самое любимое тело 17-летнего мальчишки, оставив на память родным и близким фотографии и «другие приключения Шурика».

Для Кирилла Алексеевича – отца Саши это был сильный удар. Фронтовик с 1939 года, он закончил войну на Дальнем Востоке, получил там ранение и не был сломлен. Этот удар он перенёс по-своему. Стал чаще принимать спиртное и уединяться на даче. Его уважали на работе, где он трудился на координатно-расточном станке, обрабатывая редуктора для самолётов в отдельном помещении с определённой температурой и влажностью. Золотые руки знали свою работу, и его одного выдвинули на звание Героя Социалистического Труда. Но беда не приходит одна, и жена стала жаловаться на отца в партком, начальству цеха и довела дело до развода. А разведённый коммунист уже не соответствовал высоким моральным качествам и награду переименовали в орден Трудового Красного Знамени. От завода была выделена четырёхкомнатная квартира для налаживания семейных отношений, но разбитую вазу уже не склеишь, и, прожив в семье ещё два года, Кирилл Алексеевич собирает свой чемодан и, махнув рукой на неудачно сложившуюся жизнь, уезжает в город Тольятти, где его с руками и ногами берут на завод и выделяют трёхкомнатную квартиру на пятом этаже, с перспективой на сыновей.
Фортуна, как бы извиняясь за трагические события, давала Кириллу Алексеевичу шанс вернуть семью в новом городе. Недолго думая, отец идёт в комиссионный магазин и покупает мебель, чтобы снизить эхо в пустой квартире, и приезжает к старшему сыну с предложением перебраться из Куйбышева в Тольятти. Валерий отказывается, и он едет к Владимиру с этим же предложением, где узнаёт, что младшего сына забирают через неделю в армию, и никто из них не согласен менять место жительства. Выручает, а может быть ловит его в свои сети, женщина - сотрудница на заводе, весёлая хохлушка, спасая его от одиночества. Им обоим до пенсии остаётся два года, после чего судьба – злодейка в 1980 году забрасывает его на Украину в город Ватутин.

Ещё в Куйбышеве он у себя на даче занимался садоводством. Прививал деревья и добивался созревания плодов груши на яблоне «Антоновка». На другой яблоне росло сразу несколько сортов яблок, и он всегда делился с соседями и друзьями опытом, как лучше «доить» деревья. На Украине, в частном ухоженном доме, где жили родители жены, на берегу небольшой речки был заброшенный сад. Дождавшись плодов с неизвестных ему деревьев, он смело взялся за любимую работу. Черенки в его руках крепко приживались на новое место и через несколько лет стали приносить свои плоды. Среди родственников жены был её младший родной брат, обладавший природным чувством юмора. Дружба возникла на ровном месте и обрастала присказками и анекдотами. Когда они собирались за столом, хохлы молчали. Все слушали и от души смеялись, особенно над теми, до кого юмор доходил позже. Те в свою очередь добросовестно ждали, когда они выйдут на перекур, и запевали песни. А петь украинцы могут. В каждой компании есть свои запевалы. Спетый коллектив сначала тихонько, а потом во весь голос начинает петь, и тут уже замолкают все, даже петухи. Горилка подогревает голосистых баб, и эту душевную волну уже ничем не остановишь. Забывается всё пустое ненужное, и сидишь в пьяном дурмане, радуясь, что оказался в хорошем месте в добрый час.

Кирилл Алексеевич всегда с теплом и юмором отзывался о своих новых товарищах, но и старых не забывал, с которыми прошёл огни, воды и медные трубы. Пенсии в 132 рубля хватало на ежегодное посещение родного города c детьми и их семьями, кладбища, которое, как магнитом притягивало к себе, с ушедшим сыном, братом и друзьями. Бывшие ученики, которые считали его своим наставником, собирались все вместе. Им было что вспомнить и чем гордиться. У каждого за спиной было по сорок лет стажа и никому не было стыдно за прожитые на заводе годы. Кирилл Алексеевич обладал творческой смекалкой, всегда придумывал оснастки на инструмент, искал новые пути обработки металла и методом проб и ошибок изобрёл и написал книгу «Скоростное нарезание резьб». В заводской типографии она была выпущена большим тиражом для библиотек и книжных магазинов и, как он потом с обидой признавался: «Технический редактор получил денег больше меня».

Стране в пятидесятые годы нужен был рывок, и Кирилл Алексеевич проехал всю страну с тяжёлым деревянным чемоданом по всем крупным машиностроительным городам, делясь опытом. Дембельский чемодан, с которым он вернулся с войны, набитым солью, теперь перевозил искусно сделанные резцы и оснастку для станка. На заводах он старался примечать неизвестные ему ранее приёмы обработки металла и привёз домой много новаторских идей.

Грамоты с портретами коммунистических вождей стопкой заполнили папку для бумаг. Еврейский завод, как в простонародье называли предприятие, на котором он трудился, за большое количество евреев в руководящем составе, щедро награждал передовиков производства Почётными грамотами, фотографиями на Доске Почёта, не забывая про себя любимых, выписывая премии и путёвки в дома отдыха. Однажды коммунист Кирилл Алексеевич высказался по этому поводу на заводской партконференции, не забыв упомянуть о пьянках в заводской столовой над самой проходной, куда не приглашали рабочих, а резвились на глазах у выходящих заводчан со второй смены и справляли нужду в кустах. Его выслушали, после чего он два раза по путёвке ездил в Трускавец лечить камни в почках. Вышли камни, когда он с сыном Владимиром в 1969 году «дикарём» поехал в Ундоры Ульяновской области, где пил местную воду «Волжанка» из старого источника.

Токарей всегда отличал небольшой горб за правым плечом, и частенько ребята расслаблялись за столом борьбой на руках, где Кирилл Алексеевич не терпел поражений. Жизнь шла своим чередом. Внуки радовали его, особенно старший внук Игорь, который гордо нёс дальше его фамилию. Бывшая квартира разлетелась пирогами по кусочкам для детей и их жён, как и его жизнь, у которой нет разворота. Есть лишь стоп-кран, способный остановить всех пассажиров, после чего виновника высаживают из поезда, и все едут дальше.

Его стоп-кран сработал на Украине, где он тоже оставил свой след и добросовестно трудился на заводе простым токарем до 1987 года. Инсульт сразил его за четыре дня, лишив сначала движений и речи, а потом и жизни. Где-то ещё летают самолёты с его редукторами, работают детали машин, вышедшие из-под резца его токарного станка, доживают свой век сыновья, а правнук носит его красивое имя - Кирилл. Сын Владимир успел в советское время взять горсть земли с могилы отца в Украине и высыпать её на могилу брата Александра в Куйбышеве. Там теперь стоит памятник им двоим и деду. Недавно к ним присоединилась мать и жена, оставив сыну Владимиру квартиру, на деньги от продажи которой, в посёлке рядом с городом был построен большой одноэтажный деревянный четырёхкомнатный дом. То, что развалилось в семидесятых, вернулось в наши дни этаким большим пирогом. Как будут делить его потом, жизнь покажет, но лучше вспоминать о хорошем человеке, глядя на живое монументальное строение, чем на мраморный памятник и поминать добрым словом и делами.

День смеха в стране был всегда днём рождения Кирилла Алексеевича, и поэтому юмор всегда шёл следом за ним, не давая грустить по каждому поводу. В семидесятые годы он выписывал «Роман газету». Роман Шолохова «Поднятая целина» взял его за душу – ровесника Великой Октябрьской Социалистической революции. Он часто перечитывал отдельные главы, а эпизоды с дедом Щукарём незаметно для всех выучил наизусть и в праздничные застолья, когда была выпита пара – тройка рюмок, он вставал и начинал рассказ сначала своими словами, потом по тексту про похождения деда Щукаря. Юмор, который подарил нам Шолохов, заставлял смеяться всех, а Кирилл Алексеевич умело передавал его собравшимся за столом. Свежие анекдоты дополняли встречу весёлым настроением и надолго запоминались друзьям и родственникам в душевной компании. Только сейчас, по прошествии многих лет, понимаешь, как мало мы знаем друг друга. Почему тогда – давно, не задавал себе этого вопроса, а их накопилось за прошедший период очень много, вот только ответ держать уже некому.


Рецензии
Написано просто, ясно, информативно. Я думаю, такой очерк заинтересует какую-то областную газету (По местам боевой славы). Удачи, Владимир! А я жду Ваших неподражаемых стихов, где нет равных!

Виталий Хватов   03.04.2019 22:33     Заявить о нарушении
Спасибо Виталий! На сайте стихи. ру находятся все мои стихи, где я обычно пропадаю.
http://www.stihi.ru/avtor/fomavk1
Владимир Фомин 4

Владимир Фомин 4   04.04.2019 06:38   Заявить о нарушении
Спасибо, замётано.

Виталий Хватов   04.04.2019 10:26   Заявить о нарушении