Песнь жизни. Фрагмент 73

Начало: http://proza.ru/2018/11/24/20

   Кажется больше всех прибавлению в семье Кирвела радовалась Дайнис: "Вот и хорошо. Жена не идёт с ним в поход. Кирвел сможет сражаться, как отважный воин, показывая мужество. Ура, мне не придётся встречаться с его Вельнирой." 
   Очередная беременность среди близких вбивала новый колышек в сердце Эрин. Бархатный шёпот звучал всё настойчивей.
   "Хватит. Умри уже, наконец. Перестань растягивать время. Ты сама знаешь, что не должна жить. Своей смертью ты освободишь всех: Ратвина, родителей, Айрика и Дийсан, им станет легче, когда всё закончится."
   На губах воительницы всё реже появлялась улыбка. Сейчас девушка сидела справа от Дийсан. Она совсем похудела, не радуясь весне. Закутавшись в плащ, Эрин чувствовала, ей всё равно холодно. Воительница знала одно: сражение с Вирангатом наконец, положит предел страданиям: "Скорей бы он начался, наш спасительный поход!"
   Глядя на жену, Ратвин тревожился всё сильней. Если бы можно было оставить Эрин в королевском замке. Воин не раз обсуждал с Сариан и Дальниром такое решение.
-  Она не выдержит тоски и одиночества в столице, – безнадёжно говорила мать.
-  Раз это так, дадим нашей дочери хотя бы погибнуть в бою с честью, а не наложить на себя руки, – договаривал страшное отец.
   Глядя, как Вирангат убивает их дочь, родители тосковали. Он отнимает её медленно, подтачивая капля за каплей, не так стремительно, как отнял сына, позволяя близким ощутить долгую агонию. Больше всего Сариан и Дальнира угнетало их полное бессилие. Каждую ночь воительница молилась Создателю о спасении Эрин. Маршал только мрачнел.
-  Все наши горести - моя кара за тех дезертиров, что я повесил тогда в  лагере, да и за другие преступления тоже. Мы собирали войско Аларъян силой и кровью.  Взявшись за страшное дело, я понимал, расплата придёт, вот она и настала. Тогда я решил, что смогу оплатить всё сполна, только почему вместе со мной страдать тебе? За что умирать нашим детям?
-  Дальнир, выбрось такие мысли из головы. Это просто судьба, она сурова не только к нам. За войну платят все люди. Посмотри вокруг, она никого не миновала. Не бери на себя ответ за то, в чём ты не виновен. Если люди разрушат чёрный замок, может быть, наша Эрин сумеет справиться с темнотой.
-  Ты права, Сари, но надеяться очень трудно. И всё же я должен выдержать.
   Во время обеда воин почти не ел. Он тоже с нетерпением ждал похода. Пусть он положит конец пытке, что зовётся ожиданием. Утолив голод, люди вернулись к повседневным занятиям. Дальнир Аторм принялся обучать Аларъян, пусть за зиму они успели приобрести немалый опыт в схватках с теневыми.
Враги нападали на лагерь почти каждую ночь.
-  Они как будто задались целью, обучить людей с ними сражаться, – не раз говорил маршал.
-  Возможно, прислужники тьмы хотят, чтобы мы задумались?.. - в голосе Айрика было сомнение.
   Если каждую ночь теряя жизни, враги не уменьшаются в числе, то как нам выстоять в ледяном краю?..
   Дальнир Аторм вздохнул, в душе соглашаясь со своим сюзереном.
-  Плохо, что мы не знаем, как укреплён Вирангат, придётся идти туда на свой страх и риск.
-  А всё равно мы зададим теневым жару в их проклятом краю! Разорвём Дивенгарта на мелкие кусочки! Так что ошмётки полетят во все стороны! Нас тут собралось много. Я верю в победу! - в глазах Норгара горел восторг. Сердце короля Дайрингара заражало весь лагерь надеждой.
   "Не беда, что он не всегда ладит с пергаментами, порой бывает непоследователен. Народ любит правителя горцев за его прямоту и чистое сердце", - такие мысли утешали Айрика, когда он в очередной раз уговаривал Норгара поработать с пергаментами словно непослушного ребёнка учить урок. Король Алкарина сам не заметил, как стал для него старшим наставником.
   После обеда к труду правителей присоединился канцлер привычный к документам. Глаза Айрика болели, по временам ему казалось, что, расплываясь, буквы делают акробатические кульбиты. Перо всё чаще и чаще ставило кляксы. Свитки закончились, когда за стеной палатки уже наступил вечер. Горные ночи холодны, поэтому костры разводили в пещерах. Именно там все будут ужинать. Над лагерем снова разносились аппетитные запахи жаркого и хлеба.
   "Наша жизнь проходит от еды, до еды!" - улыбаясь, король отыскал Дийсан.
   Она сидела у костра, накинув на плечи шаль. Кусок жёсткого мяса не шёл в горло, намертво стянутое обручем.
-  Ну вот, сегодня я перестаралась, – прошептала менестрель. Айрик терпеливо поил её тёплым чаем.
-  Сейчас ты, как наши дети, только очень большая.
   Жена улыбнулась, пусть её голова была пустая, но тяжёлая. После ужина то там, то тут заводили песни про войну. Все чувствовали приближение похода. Кто-то торопил его, кто-то, наоборот, хотел, чтобы сражения не наступали подольше, но все знали, главное близко. В первый раз Дийсан только слушала чужое пение, не в силах петь сама. Зато звуки проникали в неё. Как целебный отвар для тела, они становились отваром для дара. Боль в горле проходила, силы понемногу возвращались.
   "Везде смелые, решительные люди поют о надежде. Я такая же как они! Как только придёт поход, всё встанет на свои места, не может быть по-другому. Люди, наконец, одержат победу над Вирангатом. Вера в неё нужна как воздух, как самая прекрасная песня. Иначе нечего и стремиться вперёд."
   Веки смежились, Дийсан провалилась в сон под чей-то приятный голос. В его звуках почти не было силы, но было нежное очарование наивной юности. Подняв жену на руки, супруг осторожно отнёс её на постель и сам лёг рядом.
   "Спи, Дий, спи. Раз сегодня ты у меня так устала. Когда я принёс тебя сюда, ты показалась мне лёгкой, пусть и отяжелела от сна." - король улыбнулся. Сквозь чуткую дрёму он слышал, как воины по точному распорядку поднимались, чтобы встретить ночных гостей. Как же часто они появляются!
   Сегодня во сне к Айрику пришла Зини, почему-то странно молодая. Такой он при жизни нищенку не видел.
-  Глупый мальчишка, на что только у тебя хватило нахальства. Король из трущобы, как люди вообще пошли за тобой?.. - Зини хохотала, держась за бока.
   Проснувшись в ночной темноте, Айрик с облегчением понял, страшный сон миновал.
   "Ну нет уж! На этот раз ледяной край с нами не справится! Во мне и правда трущобная кровь. Она всегда выживает! Мы добьёмся победы!" - король погрозил нищенке жестом из прошлой жизни.
   Он поднялся, едва забрезжил рассвет, устав лежать в постели. Упражнения с мечом отлично размяли королевские мускулы. Выполнять их Айрику помогал такая же ранняя пташка Дальнир Аторм.
   "Старческая бессонница, будь она не ладна," - ворчал про себя воин.
   В большом походе его оставили маршалом, вместе с дайрингарцем средних лет. Оба - воины до мозга костей, они быстро нашли общий язык. Маршалы тревожились, не зная, как они будут воевать в Вирангате.
-  Царство льда и скал – земля неизвестная. Мы не представляем, какую тактику разрабатывать, потому что не знаем, с чем столкнёмся в бескрайней тьме. Остаётся только идти вперёд.
   Воины вздыхали.
   "И такая развалина, как я, до сих пор маршал!.." - только наставнику не стоило отвлекаться. Ученик нанёс ему удар, какой на войне стал бы смертельным. 
-  Вот это молодец, истинный мастер! - воин был доволен, пусть поднялся с земли с трудом.
-  Только мне опять предстоит сменить клинок на перо. Вот как начну разить теневых направо и налево огромной стопкой пергаментов. Пусть расчихаются от архивной пыли!
   Правитель и маршал смеялись.
   После утренних упражнений день трудной работы казался Айрику нестрашным.
Вернувшись в пещеру, он потихоньку разбудил Дийсан, спросонья она была медлительной и тёплой.
-  Если сейчас не поешь, то проведёшь целый день у меня на руках, ради такого я даже Норгара брошу.
   Менестрель потянулась в постели.
-  Ничего, он такой крик подымет, что все горцы попросят тебя, вернуться к их королю.
   Первая половина дня пролетела быстро. А во второй случилось то, чего очень долго ждали. В горы из столицы прибыли королева Нэйрин с наследником престола. Дийран, Лини и Нэти привезли детей Айрика и Дийсан, чтобы родители не скучали по ним. Вместе со всеми приехала Айдрин Тарир, взяв с собой крошечную дочку, что успела немного подрасти.
-  Ничего с ней не случится. Судьба всегда защищает своих провидиц, пока они ей нужны, – отвечала суровая мать на удивлённые восклицания придворных. Люди ей верили. Айдрин Тарир собиралась отправиться в поход вместе со всеми. Она должна в нём участвовать, раз всю жизнь была вестницей последнего сражения с царством льда и скал, делая всё возможное, чтобы у людей появилась надежда на него.
   "Разве можно остаться в стороне от того, что стало твоей собственной судьбой?"
Остальные прибыли попрощаться.
-  Зачем тебе ехать в горы? – спросил жену король Норгар в последний свой приезд. -  Я просто примчусь к тебе перед походом, чтобы разлука не была грустной.
-  Нет, я хочу увидеть ваш лагерь своими глазами, несколько дней и его больше не будет. Норгар, чем бы не закончился ваш поход, он не повторится никогда. Как - королева Дайрингара, я должна проводить своих воинов на Вирангат, пожелать им удачи в битве с врагом. 
   Так и решилось, все родные королевской семьи прибудут в горы, оставив замок на Вильдура Варлейга, тем более они уезжают не надолго.
   Когда на дороге заклубилась пыль, дозорные забили тревогу. Лагерь замер в ожидании опасности. Минутой спустя, едва выяснилось, кто прибыл в горы, по нему прокатилась волна радости, очень щемящее чувство. Королева Дайрингара прибыла прощаться со своим королём, значит скоро в поход, слишком скоро, не пройдёт и недели.
   Какие там свитки, услышав радостную весть, Норгар, и Айрик выскочили из палатки. Король Алкарина успел завернуть за Дийсан. Теперь она бежала за ним тихо смеясь.
-  Вот и моя жена! Мой наследник! – во всю мощь кричал правитель горцев. Оглушительный бас разносился далеко над лагерем. Бросившись к Нэйрин, супруг крепко обнял её. Король покрывал лицо жены поцелуями.
   "Какие сильные у неё руки, От неё пахнет немного молоком, немного овечьей шерстью." 
   Норгар с детства любил такой запах. Громкий крик младенца разорвал объятья родителей. Отец взял сына на руки. За зиму Тальгер стал красивым, теперь ребёнок хватал отца за нос или волосы, улыбался именно ему, а не просто так. Недавно малыш начал пробовать сесть.
   Пока счастливый король Дайрингара любовался своим сыном, к Айрику и Дийсан примчались их дети. Правда, горячей любви малышей хватило ненадолго. Вокруг оказалось столько всего интересного: учебная площадка, огромные пещеры, луг с весенними цветами. Арверн и Найталь с громким визгом носились в траве, догоняя друг друга. Лини и Нэти по очереди приходилось таскать Анрида за братом и сестрой, иначе он начинал капризничать. Конечно же, Айрик и Дийсан уделили внимание детским занятиям родители исследовали лагерь вместе с ними. Малышам очень понравились горячие каша и мясо, что готовили для войска.
-  Вкусно, – сказал Арверн, до ушей в ней испачкавшись.
-  Совсем не такая, как в замке.
-  Неудивительно, что каша вкусная, раз её готовят для могучих воинов. Если не будешь есть хорошо, меч из руки вывалится. Давай-ка померимся! - Айрик немного напряг плечо. Арверн старался изо всех сил.
-  Видишь, какая тонкая ручка. Так что давай, ешь ещё, пусть вырастет крепче моей.
-  Папа, возьми меня в поход, я буду храбро сражаться с теневыми. Я удержу меч.
-  Сначала ты подрастёшь, научишься скакать на коне, тогда я тебя с собой и возьму.
-  Я тоже воин, – закричала Найталь. - Я смелая и сильная, пусть и девочка, я тоже хочу с тобой и папой. 
-  Конечно, когда-нибудь мы и тебя с собой возьмём, – заговорила Дийсан. – Только ты не воин, а воительница, то есть девочка-воин.
-  А может воевать дядя, у какого ножки не ходят? – спросил Анрид, шмыгая носом.
-  Представь, когда-нибудь ты вырастешь, и научишься строить большие крепости, чтобы защитить всех от врагов, или будешь рисовать прекрасные карты, по ним войску будет легко ходить. Никто этого не сможет, только ты, значит ты станешь самым отважным воином! - Айрик взял старшего сына к себе на колени. - Главное, просто будь стойким. Тебе больно, а ты не плачешь, в этом ты уже воин, пусть даже ещё не вырос.
   Анрид улыбнулся отцу. Тот облегчённо вздохнул. Наевшись досыта, дети снова принялись носиться по лагерю. Устав за интересный день, они заснули очень рано. Едва поужинав, Айрик и Дийсан взяли две постели. Сложив их вместе, родители улеглись с малышами, уложив их между собой.
   Над горами стояла лунная ночь. Теневые не очень любили хорошую погоду, поэтому сегодня не прилетели, нечаянно дав войску долгожданный отдых. Утром все проснулись бодрыми и радостными. После завтрака каждый занялся своим делом или одним общим: большим учебным сражением перед походом. На него в восхищении смотрела королева Нэйрин.
   "Сколько их! Как слажено идут! Разве в силах кто-нибудь разбить такое войско? Удачи вам! Пусть победа останется за нами! Создатель, дай же нам одолеть врага!"
   Рядом с Нэйрин сражение слушала Дийсан. Лязг мечей, резкие крики, как они ей знакомы, сколько раз война приносило невзгоды.
   "Если так возможно, Творец, то пусть не будет столько боли! Сделай наше сражение лёгким! Сделай последним! Я хочу этого больше всего на свете. Дай мне прожить много лет рядом с Айриком!" - на глаза навернулись слёзы. Женщина смахнула их лёгким движением руки.
   Сражаться закончили только вечером. Усталые воины ужинали с большим аппетитом.
-  Ух, как мы им дали! – с восторгом говорил Хэриг приятелям. - Мы же разнесли их в пух и прах! 
   Зрелый воин, а радовался, как мальчишка, пусть и учебной, но победе над врагом.
-  Да, мы их теснили, пока подмога не подоспела. Хорошо, мы с Алкарином союзники, а не враги, без помощи ледяного края, нам бы никогда его не одолеть,  – задумчиво отозвался Гернил.
-  Вот уж, точно, – добродушно подтвердил Горвил. 
   Хэриг поник.
-  Что ж, выходит, как был Алкарин нам старшим братом, так им и остался. 
   Поужинав, лагерь улёгся спать, как огромное животное с множеством голов и сердец. Сегодня теневые не дали воинам покоя. Несколько сотен защитников охраняли других. Королева Нэйрин узнала, что значит ночная опасность. Чувствуя материнскую тревогу, слыша странные звуки. Тальгер громко плакал. Нэйрин никак не могла его успокоить. Утро наступило такое же солнечное, как и вчерашнее, только женщина чувствовала себя измученной. Беспечная уверенность в победе куда-то улетучилась. Зато молитвы стали ещё горячей.
   "Не оставь Норгара, Создатель! Возврати его домой! Чем бы ни закончилась битва с Вирангатом, пусть он встретит со мной всё: и рассвет, и закат!" - Нэйрин доверяла свои надежды зелёной траве, да высокому небу над её головой.
   Лагерь вокруг охватила лихорадочная суета. Сегодня никто не сражался. Вчера вечером воины узнали, наступил последний день в горах, завтра начнётся поход. Каждый старался доделать важные дела: наточить меч, зашить камзол. Айрик и Норгар проверяли немногие свитки. По тайной переписке они договорились с двумя крупными городами в Велериане и Алкарине о снабжении войска людей провизией, когда оно окажется возле самого Вирангата. По слухам, там ничего не растёт. Теперь правитель Алкарина писал письма с различными тонкостями, что могли упростить трудное дело. Возникшие планы он обсуждал с горным королём и Наркелем Ирдэйном.
Дийсан в последний раз показывала слабым Аларъян, как нужно открывать силу, чтобы направить её в меч. Несмотря на ком в горле, это у неё получалось. Эрин осматривала любимого коня, осыпая его ласковыми словами.
-  Не подведи меня, красавец, послужи в великом походе. Я рада, что сумела дотянуть до него. В последнем сражении я и погибну, наверно, конец будет быстрым. Моя Алар почти замерла из-за черноты бархатного шёпота, но я люблю тебя и без неё. Ты очень сильный, здоровый. Я чувствую, вы, животные, помогали мне не сдаваться тьме! 
   Рядом, как всегда, был Ратвин. Он не сводил с жены тревожных глаз.
   А Сариан сейчас рисовала. Суровая воительница давно не держала в руках холст и краски, но по-прежнему брала их с собой. Иногда ей казалось, талант постепенно ушёл. Художница уже изобразила всех, кого любила и просто помнила: Дальнира, Эрин, Ратвина, Дийсан. Их портреты хранились в королевском замке Дайрингара.
  "Когда-нибудь, если Алкарин возродится, их повесят в огромном зале, как память о войне. Там будут все, кроме меня. Мой облик некому запечатлеть."
   Алар воительницы давно не искала выхода. А сегодня утром её зов был настолько сильным, что Сариан не смогла бы ему сопротивляться, даже если бы захотела. Сила водила рукой по холсту, почти как в юности, создавая шедевр. Художница поняла это сразу.
   "Кажется, так совпали звёзды, значит, пришло нужное утро и настроение".
   Линии получались чёткими, краски яркими, точно живыми, лучше, чем у обычных живописцев. На портрете появился он, Айрик Райнар, правитель, что собрал людей в великий поход, подарил им надежду. Сариан бережно провела рукой по холсту.
Король стоял на нём как живой, улыбался чему-то далёкому, светлому. В ярко синих глазах восторг и вызов, Айрик словно готов совершить движение на встречу судьбе.
   "Да, все мы сейчас идём к чему-то большому и важному. Куда ты стремишься?.. Конечно в мирную жизнь. Вам молодым давно пора узнать, как она прекрасна!"- воительница убрала портрет в походную сумку.
   "Наверное, дар всегда живёт в сердце. Он просто ждёт своего часа, который пришёл, когда я совсем его не ждала."
   Незаметно подошёл Дальнир. Сегодня они с дайрингарским маршалом тщательно проверяли карты местности, где пройдёт движение войска: часть по Алкарину, часть по Велериану, дальше ледяной край. О ничейной земле остались только древние воспоминания. Но отбросив беспокойство о тяжёлом пути, маршал улыбался, глядя на волосы Сариан, что на солнце отливали чистым серебром. Даже лёгкая седина их не портила.
   "Это не как у меня, снег среди черноты. Серебристые волосы становятся только белей. Даже если завтра мне предстоит умереть, просто так, внезапно, как оно и бывает, можно сказать, жизнь прошла не зря. Столько в ней было боли и радости, надежд и разочарований. Только пусть судьба защитит Эрин, пусть совершит чудо, даже если оно невозможно. А всё-таки…" 
   Стоя рядом, супруги, не замечали воинов и женщин в обозе. Сегодня у них было очень много работы, столько белья для починки и стирки.
Вместе с другими трудилась Саен. Она чинила бельё не только Гернила, но и Хэрига, с Горвилом.
   "Вот, три неразлучных друга," – по привычке ворчала женщина, хотя губы её улыбались. Впервые за долгое время она шила старательно, с удовольствием.
   "Пусть бельё, что я зачинила, не подведёт воинов в бою, окажется прочным, чтобы Гернил гордился моей работой. Это удивительное чувство, сделать мужу приятное, чтобы он был благодарен мне. Оно намного сильней и светлей непонятной любви, какую я раньше хотела."
   Саен было радостно. Заглянув в обоз, Гернил заметил, как светятся её глаза.
-  Ты такая красивая сегодня, неужели это из-за похода? 
-  Нет, просто так замечательно, что ты у меня есть! - смутившись, жена протянула воину рубашку.
   На ней она вышила неказистый цветок, но для крестьянина он оказался самым красивым на свете.
   Не только Саен дарила сегодня рукоделие, его подносили мужчинам, и другие женщины, что находились в горном лагере. Конечно же, королева Нэйрин протянула супругу свитер белой шерсти.
-  Какой он красивый! - растянув подарок жены на руках, король растрогался и удивился.
-  Главное, он тёплый, говорят в Вирангате холодно, ты обязательно носи его там, я верю, мои руки защитят тебя от меча или стрелы. Неужели я была такая глупая, когда думала, что не свяжу тебе ни одного свитера?! Теперь я знаю, именно тебе вязать их прекрасней всего, тебе и нашим детям, пусть их будет ещё много. 
-  Вот когда мы возвратимся с победой, ты свяжешь мне большую кучу свитеров, и родишь штук десять сыновей и дочек. Ты верь, я вернусь!
-  Конечно, я буду ждать! - губы Нэйрин задрожали. Она прижалась к мужу, залив  его, и свитер слезами. Женщина долго крепилась, но вдруг не выдержала.
-  Глупая, ну не плачь, не надо. Ты же у меня очень сильная! - слёзы жены смутили короля, солёные капли, точно сделали его сердце мягче.
-  Никакая я не сильная! Королева не должна плакать, провожая мужа на войну, а я разревелась, как простая крестьянка. 
-  Всё равно ты у меня самая лучшая.
   Тальгер спал рядом в колыбели. Его родители упали на постель , чтобы продолжить прощание.
В другом конце лагеря Дийсан и Айрик сидели рядом с детьми. Арверн, Найталь и Анрид спали на постели, умаявшись за день, и даже не послушав материнских песен.   
   Менестрель тосковала: "Снова разлука! Зря я гневила Создателя напрасным обещанием вернуться назад! Кому-то из нас суждено остаться на бесплодной земле Вирангата. Прошу, не отнимай Айрика! Дай ему жить! Дай нам вернуться вместе или погибнуть вдвоём! Пожалуйста! Сколько из нас просит тебя сегодня! Чьи-то просьбы ты выполнишь, а у кого-то возьмёшь любимых."
   Алар детей потихоньку раскрывалась. От Найталь слабо пахло полем, от Арверна железом, Анрид излучал запах камня, - сегодня вечером мать уловила тонкую струйку.
   "Когда вернусь, ваша сила станет ещё богаче. Со временем я начну вас учить", - почему-то менестрель улыбнулась.
   Глядя на малышей, Айрик всем существом ощутил желание выжить, возвратившись с победой.
   "Вот я тогда развернусь! Можно возводить величественные дворцы, открывать школы и библиотеки. В Алкарине давно пора составить новый свод законов. Удивительно, когда-нибудь скажут он был составлен в моё правление..." - король вынашивал эту мысль давно.
   Одни законы устарели, сложившись до возведения стены. Другие подходят к жизни страны, что совсем отгородилась от мира. В свободные минуты Айрик, стесняясь собственной мечтательности, писал некоторые тексты, опираясь на наблюдения жизни.
   "Казнь за поклонение стихиям. Им давно никто не поклоняется. Налог с ремесленников их изделиями. В казну давно платят монеты.
-  После войны можно отменить многие пережитки, записав новый уклад. Почему в стране была одна школа Аларъян? Можно построить две или три, только небольшие. Так ученики окажутся ближе к дому. Наставникам будет легче проверить детей. Нужно, чтобы у каждого монастырского приюта был единый устав. Пусть в них не только кормят сирот, но обучают грамоте, подыскивая ремесло", - обилие возможностей будоражило сердце нетерпением действия. Правитель успел набросать на пергамент короткие тезисы, но как же этого мало!
   Рядом слышалось сопение малышей.
   "Создатель, я знаю, всего что хочется, не успеть. Но дай мне вырастить их! Тогда дети продолжат мои начинания. Для Анрида нужно подобрать дело. Арверну желательно с детства показывать страну. Когда станет ясно, какой нрав у Найталь, его нужно гранить, как алмаз. Она - дочь правителя..." - Айрик вертелся на крае постели. Растревоженные мысли не могли успокоиться. Король жалел, что опасность не даёт выйти на воздух.
   В это время в другой пещере Вельнира бурно прощалась с Кирвелом.
-  Несчастный ребёнок, надо же ему было зародиться во мне именно теперь! Из-за него я останусь тосковать одна в замке, когда ты пойдёшь в поход.
-  Ну, хватит, родная, перестань, рано или поздно мы вернёмся назад. Вот радости тогда будет!
-  Смотри не обращай внимания на доступных красавиц, что идут с вами вместе, не забывай меня, а то я сама не знаю, что тебе сделаю, если только пойму, ты был мне неверен.
-  Конечно, ты для меня единственная. Кроме тебя мне не надо никаких женщин. Тем более поход меня утомит.
   Схватив мужа за плечи, Вельнира решительно упала с ним на постель, в общем, прощались они долго и бурно.
   Сариан и Дальнир не расставались, они уходили на войну вместе. Супруги тихо лежали рядом.
-  Смотри, Сари, не плачь обо мне, если я погибну. Для меня это будет хорошая смерть. Жизнь выдалась длинной. Её отнимет по-настоящему великое дело. Для старого маршала Алкарина огромная честь, погибнуть в походе его возрождения.
-  И как ты это себе представляешь? Значит, ты лежишь неподвижный, а я стою возле твоего костра. Нет, уж тогда я хочу оказаться там вместе с тобой. Я слишком долго тебя любила, чтобы в старости расставаться.
-  Возможно, всё и сложится так, но женщине легче видеть мир без войны. Вы намного крепче связаны с жизнью. Не представляю, что делать, если мы одержим победу, а я вдруг останусь жив. Оказывается, я совсем забыл мир.
-  Дальнир я тоже его не помню. Наши дети – вот главная наша надежда. Кто объяснит им, как налаживать новую жизнь. Боюсь одному Наркелю не под силу укротить нрав горячего короля. Без бархатной тьмы Эрин нарожает нам внуков, кто станет учить их сражаться? Я не страшусь смерти, но очень хочу дождаться прихода мира.
   Супруги так и лежали, не смыкая глаз, спокойные, готовые к неведомой судьбе.

Продолжение здесь: http://proza.ru/2019/04/04/107


Рецензии
Дорогая Лида, ощущение, что ты подготовила не только
всех героев к походу, но и всех твоих читателей.
Тревожно, и в то же время, ждать уже больше нельзя.
Конечно, хочется, чтобы все были живы, но такого не бывает...
Я почему-то больше переживаю не только за Айрика и Дийсан,
но и за Эрин. Ужасно хочется, чтобы частички поселившейся в ней
черной силы исчезли навсегда. И у Сариан и Дальнира было бы
достойное продолжение.
Сил и терпения автору!

С теплом и наилучшими пожеланиями,

Лана Сиена   30.09.2019 21:03     Заявить о нарушении
Спасибо от всего сердца! Моя хорошая! За отзыв и пожелания!
Да, медлить нельзя! Старалась готовить всех и немного дать отдохнуть!
С сердечностью и нежностью!

Лидия Сарычева   01.10.2019 16:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.