Песнь жизни. Фрагмент 74

Начало: http://proza.ru/2018/11/24/20

   Рассвет наступил стремительно. Слишком стремительно, казалось тем, кто не хотел расставаться с любимыми. Лагерь просыпался, повара на скорую руку готовили еду, в основном резали крупные ломти хлеба, да клали на них куски вяленого мяса, что в достатке заготовили за зиму. Сегодня завтрак был очень быстрым. Воины глотали пищу, спеша. Королева Нэйрин, Вельнира, Дийсан и Дийран вовсе не чувствовали её вкуса, сегодня все прощаются. Расставание с мужем или детьми лишало сил и аппетита. Едва завтрак закончился, как те, кто должен был уехать, принялись седлать коней. В отличие от их хозяев лошади радовались скачке, что им предстояла.
   Глядя на белую кобылу, которая перебирала ногами и тихо ржала, королева Нэйрин скрывала слёзы, только её пальцы чуть подрагивали. Крепко обняв жену на прощанье, Норгар подсадил её в седло. Рядом, на лошадь садилась Дийран. Она уже успела обнять всех по очереди. Вельнира всё никак не могла проститься с Кирвелом. Он покрывал лицо жены поцелуями, говорил, как после победы, он будет очень любить их ребёнка.
   Айрик и Дийсан в последний раз прижали к себе детей. Малыши не понимали, они расстаются с родителями надолго. Их привлекала карета, запряжённая шестёркой мохнатых лошадей. Малышам понравился путь в лагерь, понравится и обратная дорога, тем более, она будет недолгой. Скучать они будут потом.
   Король сам посадил детей в карету, на прощанье отдав им деревянные игрушки, которые заказал мастерам в горном лагере.
-  Вот видите, какие они яркие. Надеюсь, к моему возвращению вы успеете их поломать, тогда я закажу вам другие.
Глаза сына и дочери смотрели не на отца, а на подарки. Они хватали игрушки, тащили их друг у друга.
-  Вот только драться не надо. Игрушек на всех хватит, ремесленники меня не подвели.
   Айрик вдруг понял, ему трудно улыбаться, показывая, что грусти нет.
-  До свиданья, мои хорошие! Арверн отпусти сестру, а то карету развалите. Да, Анрид это собака, совсем такая, как у горцев. Они же её смастерили.
Малыши продолжали смеяться.
Отец то и дело сглатывал ком.
   "Создатель, ты же разрешишь мне вернуться? Ты не сможешь допустить нашего расставания!"
   "Хорошо, они не плачут."   
   Смех малышей щемил сердце матери.
   "А то я сама бы рыдала в голос. И знаком Творца мне их не осенить! Не знаю, куда рука попадёт. Но я сотни раз душой его сотворила!"
   Королева Нэйрин решительно хлестнула кобылу, она тотчас рванула вперёд. Затем двинулись все остальные. Вот они скрылись вдали. Провожающие ещё оставались стоять, глядя им вслед. Но вдруг, точно подчиняясь незримому сигналу, они сорвались с места. Стронулся с места весь лагерь. Он внезапно пришёл в движение. Люди покидали гостеприимные горы, садились на коней, строились в колонны. Пехота, кавалерия, обоз. Через час уютные пещеры, что укрывали войско людей, совсем опустели.

   *****

   По дороге столбом клубилась пыль. Войско шло на войну за своими королями. Они оба ехали впереди, как символ воли трёх стран: Дайрингара, Велериана, Алкарина - вечных братьев, снова собравшихся вместе. Только велерианцы жалели об отсутствии ещё одного правителя, но они то сами здесь, вместе со всеми. Значит, у их страны есть надежда на неясное будущее, что приходит к людям в мечтах и снах. Войско шагало под весенним солнцем с весёлой походной песней. Ещё нет усталости, есть одно возбуждение, ожидание того, что встретит всех впереди.
   Привал делали только вечером, тщательно разбивая лагерь, зажигая вокруг костры, ставя дозоры. Нападение теневых неизбежно.
   В первую же ночь враги впрямь прилетели трепать войско людей. Яркие огни отгоняли чёрных птиц, не давая им садиться, помогали горящие головешки и стрелы. Мечи приканчивали страшных летунов. Огромные палатки укрывали воинов. Во время ночного нападения они обрадовались, что сшитых Аларъян палаток немало.
   Стоя в центре лагеря, Айрик и Норгар наблюдали за сражением.
-  Отлично держимся, а? – радовался король Дайрингара.
-  Да, очень неплохо. Главное, для того, чтобы их отразить нужна малая часть воинов, остальные прекрасно успевают отдохнуть. Алкарин доконало то, что нам не было покоя ни днём, ни ночью. У теневых нет ни тактики, ни стратегии, я чувствую, такие понятия им чужды. У них есть просто число и умение сражаться, как у турнирных воинов, один на один. За тысячи лет их просто накопилось намного больше чем нас, людей. Если бы мы могли взять теневых простым числом, то давно бы уже победили.
-  Теперь-то у врагов нет больших людских войск, им придётся справляться самим. 
-  Да, человеческих воинов у них нет, да теневым придётся сражаться самим, но почему-то от Вирангата люди всегда отступали, скоро нам придётся разгадать эту тайну.
   Поняв, нападение будет отбито по плану, без неожиданностей, Айрик отправился за женой, чтобы вместе готовиться ко сну.
-  Знаешь, мне вовсе не верится, что мы идём на Вирангат. Мы, как великие воины древних сказаний, собрались вместе. В душе накопилась усталость, но я чувствую гордость за нас!
   Лёжа под пологом Дийсан улыбалась.
-  Жаль, я ощущаю больше тревогу. Такое впечатление, что я разучился надеяться или никогда не умел. Но мы должны разбить ледяной край, иначе всех ждёт слишком страшное время. Так хочется, чтобы мечты о мире, наконец, стали явью. Знаешь, сколько может король, когда в стране нет войны! Тогда жизнь у нас будет новая, такая, какую мы даже не представляем! 
-  Айрик, не сомневайся! Мы одолеем тьму! Помнишь, ты обещал, когда закончится война, больше не брать в руки клинок. Пожалуйста, сдержи своё слово.
-  Обещаю.
   Тихо, но твёрдо. Менестрель взяла в ладонь запястье мужа. Она не выпустила его, даже когда король начал засыпать.

   Утром короткий завтрак, снова поход до самого вечера, ночью жестокое нападение теневых, так дальше и дальше. Когда великое войско людей вступило в Алкарин, а затем в Велериан, нападения на него стали происходить и днём. Несчастные лорды и стражники, что не отправились в поход, по приказу полутеневых выводили отряды в битву с теми, кто шёл на царство льда и скал. Воины стран-союзниц легко сминали врагов, не понеся потерь, против их войска поднимались одни трусы, подлецы да властолюбцы. Все достойные люди сейчас шли на тёмный край. В городах и деревнях, где проходило войско, его приветствовали цветами и криками восторга. Новые воины, которые не решились выступить в горы, присоединялись к походу. Огромное войско шло с надеждами и песней, как в старые добрые времена, потому что люди верили, тогда войско ходило на войну именно так.
   Чувствуя за собой огромную силу, Айрик и Норгар ощущали и большой груз на плечах.
-  Столько доверия, столько ответственности! Разве можно подвести множество людей, вручивших им свои жизни?!

   Когда закончился Велериан местность начала изменяться. Сперва всё реже попадалась растительность. Она стала чахлой, какой-то прибитой. Точно зелень заразило отчаяние. Даже в таких землях жили люди. Они никого не приветствовали, ничем не интересовались, Вирангат давно отнял у них всякое стремление к жизни.
   "Если мы проиграем войну с ледяным краем, наши дети станут такими же!" - эта мысль всё сильней укрепляла желание победить Вирангат любой ценой.
   Наконец, войско вступило в полосу вечной осени. Только она была вовсе не урожайной, природа вокруг стояла мёртвой. Страшны деревья с искривлёнными ветвями. Пожухлые листья всё время висят на них, никогда не зеленея.
   "Что это? Всё ещё жизнь? Или уже смерть?" - Такие вопросы задавали себе воины, лёжа по ночам в палатках.
 
   Когда земли, где была зелёная растительность, перестали встречаться на пути войска, исчезли и люди, остались только чудовищно искажённые животные. Они чем-то напоминали огромных птиц - спутников теневых и чёрных.
-  У несчастных тварей остался разум! Им очень больно жить изменёнными! Они хотят исчезнуть! – говорила Эрин, сидя у костра. Сама совсем истаяв в бесплодных землях, воительница ощущала, как страдают наполовину живые существа от невозможности избавиться от Вирангата. Дикие сердца изломаны тьмой.
   "Вы так похожи на меня! Мне хочется вас спасти, подарить каждому смерть! Знаю, тогда мрак вас отпустит! Скоро со мной случится тоже самое."
   Находясь рядом с воительницей, Айрик не раз слышал её слова.
   "Странно, вот животные сопротивляются мгле, даже почти переродившись. Мы, люди, слишком часто обращаемся в полутеневых. Неужели сложность стремлений позволяет человеку по своей воле отвергнуть свет? Желания животных просты. Они сопротивляются обращению до последнего, верно чувствуя отличие между дикой жизнью и вечной тьмой. Интересно, осталось ли подобие разума у чёрных птиц? Может они тоже хотели бы избавиться от принуждения хозяев?" - король не расстался с размышлениями даже за ужином, его составили вяленое мясо и хлеб.
-  Не зря мы договорились о провизии с порубежными городами. Без помощи продуктами люди погибли бы от голода, а не от серой стали. 
   Несмотря на нападения мглы, обозы с продовольствием всегда добирались до войска. Поставщиков провизии в достатке снабдили палатками, что защищают от Вирангата. В осенних землях надёжные укрытия стали единственным спасением и для самих воинов. Мёртвые деревья почти не давали огня. Однажды в мрачный час находясь под защитой полога, Айрик наяву услышал зов Дивенгарта.
-  Иди ко мне, оставь их! Откажись от людей. Следуй в мой край. Когда эти жалкие черви доползут до меня, они станут холодными, мёртвыми. Как хорошо, что ты привёл за собой их столько. 
   Но теперь таинственный голос не имел над королём власти. Раз отвергнув Вирангат, он знал, душа не поддастся холодному зову.
-  Уходи, ты мне не нужен!
   Король закрывал разум от тьмы. Дивенгарт исчезал в глубину души. Вблизи ледяного края страшный шрам, оставленный мраком ожил. Порой он саднил. Только привыкнув к нему, сердце словно не замечало боли. Здесь враг был близок. Удар по когда-то повреждённому месту всегда чувствителен.
   Наступил день, когда войско подошло к рубежу Вирангата. Сюда не доберётся обоз с припасами, но для похода в царство льда и скал провизии достаточно. Мёртвый осенний лес заканчивался, дальше шла безжизненная местность. Нет, древние легенды говорили неправду. Над ледяным краем не стояла вечная ночь. В нём был какой-то странный полусвет-полутьма, зыбкий, пугающий. Людям предстояло шагнуть в туман жуткой завесы. Поэтому на ночь они разбили лагерь, пусть воины страшились нападения теневых. Лучше шагнуть в неизвестность на рассвете нового дня, а не на его закате. По земле ползли длинные, по-змеиному живые тени. Они навевали тоску. Дийсан гнала гнетущую мрачность песней, такой задорной, как только могла.
   Едва закончились сумерки, враги жестоко напали на лагерь людей. Их было так много, как никогда.
-  Вы сами пришли к нам, вы поплатитесь! – шипели во мгле метельные голоса.   
   Сегодня Айрик и Норгар решили вступить в бой. Перед рубежом царства врагов отдых правителей равняется трусости.
   Взмах меча, падает мглистый плащ. Увернуться от чёрного, поразить его, заглянуть прямо в ледяные глаза. В холодном взгляде врага нет ни капли любви, что согревает жизнь, пока она длится.
   "Почему Вирангат оставляет своим прислужникам одну жестокость и боль? – родился вопрос в разуме Айрика. - Что за чудовищный замысел воплотила великая тьма, поднявшись наверх к свету? Гордыня и ненависть открыли ей дорогу сюда. Путь в мир ей открыл ЧЕЛОВЕК! Но если он помог мраку выползти наружу, значит человеку под силу точно так же загнать мглу обратно под землю! Или я всё же не прав?" - мысли текли независимо от движений тела.

   Пришёл рассвет, теневые отступили. Войско торопливо завтракало вяленым мясом.
-  Я боюсь. Айрик, мне здесь не по себе, – сказала Дийсан, когда король возвратился.
-  Ничего, Дий, думаю ты такая среди нас не одна. Если честно я тоже страшусь идти в Вирангат. Наверно, идти в царство льда и скал страшится каждый.
   Менестрель вздохнула, прислонившись к родному плечу.
   Где-то рядом навзрыд плакала Эрин, её не могли успокоить ни Ратвин, ни Сариан с Дальниром.
-  Они здесь! Их так много! Несметные полчища! Они сильные! Вирангат сметёт нас! Мы все погибнем! – в отчаянии кричала воительница.
   Наконец, она притихла, впав в беспросветное оцепенение.

   Айрик смотрел, как строились ряды воинов, как блестели на солнце мечи.
   "Кто из людей встретит следующий день? Я должен что-то им сказать, тогда воины поймут, моё сердце живёт их надеждами."
   Встав на небольшой холм король Айрик Райнар почувствовал волнение, в который раз поразившись простоте и величию людской реки сейчас больше похожей на гладь безмятежного озера, но в её глубине набирает силу волна.
-  Я хочу, чтобы вы знали. Я верю в нас, людей! - голос правителя набрал силу, пусть никогда не был звучным. - Верю в три страны союзницы! Мы снова собрались вместе. Сегодня мы или победим врага, или узнаем, гибель неизбежна. Но при любом исходе мы останемся теми, кто до конца выполнил свой долг! Моё место всегда рядом с вами! Я не отступлю! Как знаю, дойдёте и вы. 
   Возможно, речи короля не доставало огня, чтобы зажечь сердца людей, но в ней звучала непоколебимая уверенность в достоинстве тех, кто идёт сражаться. Каждый воин понял, правитель Алкарина их ценит.
   Над войском взлетели крики приветствия.
-  Слава королю Айрику Райнару! Слава королю Норгару Инглару! Победу вечным союзникам!
   Сердцу передалась радостная решимость, что звучала в голосах людей. Едва король покинул холм, как крики приветствия стихли. Войско снялось с места в молчании. Оно вошло в зыбкую завесу Вирангата. Из пугающего тумана тотчас выдвинулись полчища теневых. Ледяной край - их мир, здесь никто их не остановит. Это туда, на солнечный свет, они никогда не могут выбраться. Там, где есть жизнь - для них смерть. Но здесь призрачные люди - господа. Во мгле они могут показать своё истинное число. Холодно, тоскливо, страшно, непонятный, совсем пустой мир. В первые же минуты люди с ужасом поняли, почему Вирангат был непобедим даже тогда, когда был малочислен.
   Движения живых стали замедленными, мысли превратились в вязкую жижу. Едва оказавшись в царстве льда и скал, без памяти упала Эрин. Бархатный шёпот снова завладел ею. Он приказывал умереть.
-  Сдайся, засни, всё станет тихо, легко, – обволакивал шепчущий голос дочь маршала, словно чёрная вата. - Не нужно ни света, ни тепла, только спать, тогда не будет боли.
   Но чуткий зверь был на страже. Он придавал желание жить.
-  Нет, я не хочу спать! Мне надо сражаться! Уж если погибнуть, так вспыхнув искрой в последний раз, а не утонуть во тьме, не сопротивляясь ей, – кричала душа воительницы.
   Только Эрин не могла сбросить с сердца завесу тьмы, что его заморозила, поэтому несколько воинов вместо того, чтобы сражаться несли дочь маршала на руках.
   Время растворилось. Исчезло всё вокруг кроме полчищ теневых и чёрных. Они наступали со зловещим шёпотом. Люди тонули в зыбкой мгле, погибали от ледяных мечей. Некоторые, услышав зов Дивенгарта, уходили на встречу к нему. Они двигались к чёрному замку, где станут сначала полутеневыми, а через много лет теневыми.
   Айрик тоже увидел силуэт страшной твердыни. 
-  Иди и ты ко мне! Не убегай от судьбы. Я жду, ты опять мой. Они не стоят тебя, люди забудут тебя сразу же после твоей гибели. Им всегда нужен король, что решает за них, действует для них. Стадо людей никогда ничего не может, оно всегда ждёт.
-  Отправляйся ты сам в свою тень!
   Рука не дрогнула, нанося очередной удар.
-  Если люди не думают сами, то почему они отправились в поход на тебя, а не вместе с тобой? Они пошли за правдой, когда поняли, что правителям можно верить.
-  Вы погибнете. Ты исчезнешь с земли как и другие. Если даже больным и старым, ты всё равно умрёшь. Распадёшся и следа от тебя не останется.
-  Нашёл, чем удивить.
   Дивенгарт исчезал, но через минуту опять возвращался.
   Люди двигались дальше. Погибая в зыбкой полутьме, они продолжали идти вперёд. Вокруг слышались стоны и предсмертные крики да ещё шипение жестоких врагов. Теневые не отступали. В страшный миг отчаяния Айрик понял, им никогда не прорваться к чёрному замку, люди не смогут убить Дивенгарта, уничтожить его камень. Безнадёжная, правдивая мысль, мгла была не при чём.
-  Нужно поворачивать обратно! - Айрик нашёл руку Норгара.
-  Мы все погибнем! А кто-то уйдёт к Дивенгарту!
-  Надо вернуться! Но как?! Я тут ни зги не вижу!
-  Я знаю куда двигаться, и выведу нас отсюда!
   С трудом отыскав горниста, король Алкарина приказал ему трубить во всю мощь. Люди пошли на пронзительный звук. Айрик выводил войско из царства льда и скал.
   "Каким печальным и бесславным оказался наш поход!" - королю хотелось плакать. Горнист непрерывно трубил, пока человеческое войско снова не оказалось в мёртвом лесу. Едва выбравшись из Вирангата, люди попадали без сил в пожухлую траву.
-  Вставайте! Отходим дальше! Отсюда слышен зов теневых!
   Усталые воины поднялись. Пройдя ещё немного они снова упали на землю.
-  Отдыхаем до ночи, – сказал Айрик. – Во тьме враги на нас нападут. В этом можно не сомневаться.
-  Создатель, мы не можем вернуться так! – в отчаянии воскликнул Норгар. – Мы вообще не можем придти домой. Но каким чудом мы выбрались?!
-  Я вывел людей против зова Дивенгарта. Он обращался ко мне. Айрик поёжился словно от холода.
   Норгар взглянул на него с тенью ужаса: "Дивенгарт заглянул ему в душу. Слава Создателю, моей он не видел!"
   Поймав испуганный взгляд правителя горцев, король Алкарина отошёл в сторону. Упав на траву, он пытался вдохнуть её запах, увидеть капельку жизни в деревьях.
-  Создатель, мы для них впрямь просто черви! Мотыльки-однодневки, на нас вообще не стоит обращать внимания! Где взять силы, чтобы вынести страшную истину?! Это же я привёл всех сюда! Только я! - по щекам катились слёзы, Айрик не замечал, что говорит вслух. Сердце рвалось из груди, в горле застрял комок.
   Вдруг его щеки коснулась рука менестреля, Дийсан пришла на безнадёжный голос. Она вытирала солёные капли, чувствуя, они продолжают течь.
-  Но это ты нас вывел! Без тебя бы все погибли! В поражении нет твоей вины. Мы отступили, как и многие люди до нас!   
   Утешению мешал торжествующий смех Дивенгарта.
-  Жалкие черви! Жалкие черви, жалкие, жалкие, жалкие… 
   Из хорошего на свете осталась рука Дийсан, её голос да зелёные глаза, самые родные на земле.
-  Я взгляну в них, чтобы в сердце вернулось тепло. Безнадёжность ощутили все.
Страдал Ратвин Ник. Он сжимал безвольную руку Эрин. Мучились Дальнир и Сариан, глядя на бледную дочь. Больно сыновьям Хэрига, их отец остался в Вирангате. Тосковали Гернил и Горвил, они сидели рядом с Саен, которая тоже грустила. Сердце Кирвела исходило болью и ненавистью.
-  Я взял в поход много крестьян! Сколько из них погибло! Выходит их убили напрасно!
   А ночь наступала, мёртвая осенняя ночь. В холодной тьме прилетели теневые, разве могли они не напасть, враги торжествуют. Пусть здесь прислужникам мрака больно. Над миром горит полумёртвая луна. Зыбкий печальный свет всё равно остаётся светом. Да, сейчас теневых немного, но теперь люди знают: Вирангат неуязвим. При виде чёрных птиц слёзы на глазах Айрика высохли. Он встал, взяв меч, за ним поднялся Норгар, и лучшие воины. Сегодня они защищали тех, у кого не было сил. Во тьме белый огонь, как никогда ярок.
   "Да, мы однодневки! Но прахом рассыплетесь вы - бессмертные. Ваши птицы улетят в Вирангат, без вас! Если останутся в живых. Получайте! Помните, мы не сдадимся! Погибая, никто не уронит клинок! Наш меч окажется в вашем теле!"
   Поворот, взмах чёрного плаща. Удар Айрика разрубил чёрную фигуру и ещё одну. так до самого рассвета, пока теневые не улетели прочь.
   Утром завтрак. Рядом Дийсан, бледная, печальная. В голове у короля возникла безнадёжная мысль: "Если Вирангат нельзя победить, то возможно его можно запереть? Сделать так, чтобы царство льда и скал не росло, тогда жизнь на земле останется. Но если мы не узнаем, что такое – тёмный край, мы и замкнуть его не сумеем. Кто-то должен отправиться к чёрному замку. Наверное, в него придётся отправиться мне. Приказать любому могу. Но чьё сердце готово выполнить?!
   В голове возник отчаянный план. От его безумия сердце застыло в нерешительности.
   "Если у чёрных птиц есть остаток разума, возможно, у меня выйдет позвать одну из них частью Вирангата, что таится во мне самом. Я смогу лететь, как теневой?
Какой безнадёжный план, вряд ли его ждёт успех. Но другого-нет. И не будет." - король никому не доверил отчаянных рассуждений.
   "Норгар глядит на меня с подозрением. Он боится, что уйду Вирангат. Те, кто знает меня хорошо, примутся отговаривать от безрассудного поступка. Я не могу их слушать. Моей решимости и так немного."
   Подчинившись неясному порыву, Айрик подошёл к Эрин. Она лежала безмолвная, прекрасная, точно мраморная статуя. Только слабое дыхание нарушало почти неживой покой.
   "Смерть оставит тебя почти прежней, гордая дочь Алкарина! Ты не сдалась Вирангату! Приняла меня и Дийсан в своё сердце! Я не хочу, чтобы ты умерла! Вы с Ратвином должны жить!"
   Вдруг Айрик ощутил, как частица ледяного края, что жила в нём, потянулась к бархатному шёпоту воительницы. Она связалась с ним в единую нить. На её конце король увидел слабый свет. Огонёк этот пах лесом, где живут сильные звери. Животные, что могут быть дикими или любить человека. Искорку жизни оплели тысячи чёрных нитей. Они разрушали, они душили огонь! Но свет не сдавался, сражаясь из последних сил.
-  Возьми частицу моего дара! Прими мои искры! Я не целитель, но я поделюсь с тобой Алар по тёмной связи Вирангата. Огоньки живой силы помогут тебе продержаться до моего возвращения. Эрин, я вернусь! Там в глубине ты продолжаешь надеяться! Возьми моей стали! Чтобы жизнь стала прочней!
   Огонь Айрика потёк по нити, как горячий металл, коснулся дикого леса. Воительница приняла сильный свет, уцепилась за него коготками, потёрлась пушистой шёрсткой о тепло, так нужное ей. Лесной огонёк стал ярче, немного ожил.
-  Помоги мне, пожалуйста, дай немного твоего дара. Тогда я сумею сделать, что должен. Я верю, ты всё поймёшь. В нас обоих есть мгла.
   Айрику показалось, его сердца коснулась лёгкая лапа волчицы или собаки, в руку ткнулся влажный холодный нос, лицо лизнул шершавый язык.
-  Спасибо, Эри, я почувствовал какая она! Сила у тебя удивительная! Вы с Ратвином ещё будете счастливы! Ты только меня дождись!
   Оставив воительницу, король глядел на бледное солнце. От принятого решения ему было страшно и холодно.
   "А может я никуда не отправлюсь. Мы просто повернём назад, разнося по земле печальные знания. Вести о начале конца. Кажется я замахнулся на что-то невыполнимое: побывать в Вирангате и вернуться обратно." 
   На плечо Айрика легла рука жены.
-  О чём ты думаешь, мой хороший? - любимый голос был нежным.
-  Мыслей у меня много. Одна лучше другой. Пойдём в палатку, ты споёшь мне что-нибудь доброе, тогда на минутку в сердце вернётся мир.
-  Король Норгар зовёт тебя на совет, он говорит, нам пора решать, как быть дальше.
-  Передайте ему, это дела завтрашнего дня. Сегодня я устал.
   Король лёг на постель. Менестрель устроилась рядом. Айрик сам не понял, как в крови загорелось желание такое, какого давно не случалось. Он поцеловал Дийсан в губы, пощекотал шею и за ухом. И!.. Оно началось! Всего было так много!
-  Айрик, какой ты сегодня! Я тебя таким и не помню! - менестрель лежала удивлённая и счастливая.
-  Вот сам не знал, что вдруг таким окажусь, - король улыбнулся. Но по сердцу жены пробежал холодок.
-  Страстный огонь! В опасности! В походе! Когда земля умирает! Айрик, он накличет беду.
-  Дий, отказаться от радости, если она пришла, значит обкрадывать жизнь. Вдруг это наша единственная награда? Не бойся сейчас! Что случится, оно произойдёт, был я с тобой или нет.
   Взяв в руки волосы менестреля, правитель сплёл из них что-то странное то ли узел, то ли косичку.
-  Вот смотри, я лучше всякой служанки причёску тебе сделал. Ты согласна такую носить? Если она никому не понравится, скажи, это я плёл. Глядишь через пару дней придворные начнут похожие косички носить.
-  Айрик!
   Дийсан рассмеялась. Она вдруг запела тихо без слов. Мотив был радостный, с надеждой на жизнь и победу.
-  Вот так-то лучше, Дий, этого я и хотел, - король лежал, прикрыв глаза, чувствуя, как хорошо у него на сердце.

Продолжение здесь: http://proza.ru/2019/04/04/111


Рецензии
Прочла, невозможно остановится не узнав, что будет дальше...

"Почему Вирангат оставляет своим прислужникам одну жестокость и боль? – родился вопрос в разуме Айрика. - Что за чудовищный замысел воплотила великая тьма, поднявшись наверх к свету? Гордыня и ненависть открыли ей дорогу сюда. Путь в мир ей открыл ЧЕЛОВЕК! Но если он помог мраку выползти наружу, значит человеку под силу точно так же загнать мглу обратно под землю! Или я всё же не прав?" - эти размышления и нам, земным людям близки и понятны.

"Вдруг Айрик ощутил, как частица ледяного края, что жила в нём, потянулась к бархатному шёпоту воительницы. Она связалась с ним в единую нить. На её конце король увидел слабый свет. Огонёк этот пах лесом, где живут сильные звери. Животные, что могут быть дикими или любить человека. Искорку жизни оплели тысячи чёрных нитей. Они разрушали, они душили огонь! Но свет не сдавался, сражаясь из последних сил. " - сильное описание.

Вообще выхватить здесь кусочки очень трудно, повествование летит с огромной скоростью и напряжением.

Иду дальше...

Натали Бизанс   09.08.2019 17:26     Заявить о нарушении
Спасибо, моя хорошая!
Да, именно так Айрик и мог рассуждать! Хорошо, что перед этим напряжением им всё же выпало немного счастья и отдыха. Но вот оно началось!

Лидия Сарычева   10.08.2019 18:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.