6 глава. Тоскливые мысли

               
                Я знаю тьму кромешную и свет,
                Я знаю много всяческих примет,
                Я знаю смерть, что рыщет, всё губя,
                Я знаю всё, но только не себя…

                Франсуа  Вийон

    Однако вижу, что автор слишком забежала вперёд. Вернёмся к началу, когда Евдокия Васильевна привела Лину в школу.

   На перемене её обступили учителя, разглядывали, как экспонат в музее. Смутившись, девушка никого в ту первую встречу и не запомнила. Кто-то задавал вопросы, что-то она отвечала. По звонку все вновь разошлись по классам.

   Энергичная Светлана Ивановна (уроков у неё не было) отвела новую учительницу на квартиру, в избу к одинокой вдове. Хозяйка болезненно худая, морщинистая, с тусклыми глазами и беззубо шамкающим ртом. Из-под платка неопрятно выбивались седые пряди.

   За ситцевой занавеской старуха показала ей узкую кровать под сшитым из пёстрых заплат покрывалом, рядом притулилась и тумбочка для одежды и книг.

   В жерле русской печи что-то пыхтело, неприятно кисловатый запах струился по комнате. Сердце девушки сжалось от грустных чувств. Но скучать ей не дали. Прибежали Катя и Римма, увели с собой, напоили чаем в крошечной комнатке Риммы, подняли настроение.

   К счастью, большую часть времени Лина проводила в школе - вот где был её настоящий дом.   

   Яркое впечатление красоты первого утра стушевалось под натиском новых забот и вовсе не таких ярких картин деревенской жизни. Многое в деревне было непонятным и странным для молодой учительницы.
    Чуждое, чужое: избы старые, как на дореволюционных картинах, снега бескрайние, пожилые учителя хмурые, деревенские жители в стёганых фуфайках малоразговорчивые, ученики глазастые да любопытные.
 
    А милые друзья ох, далеко-о-о... И родные тоже за тысячи километров...

    Детство... не так часто вспоминала его девушка: никогда не видела она в семье ни понимания, ни интереса к её сердечным переживаниям.

    Не было душевной близости с самым родным человеком - матерью: скандальный был у неё характер. Хозяйственные и семейные заботы отнимали всё её время, ссоры с соседями, упрёки и ругань с мужем...
    Она выращивала в огороде цветы, продавала их на рынке. И все её разговоры сводились к обсуждению прибыли или потерь. К завистливым сплетням или осуждающим  упрёкам... 
 
    Никогда матушка и сама книги не брала в руки, и не интересовалась учёбой дочери или её увлечениями. Отметки хорошие, учителя не жалуются... что ещё надо? В свободное время дочь не на танцульки бежит, а в библиотеку - ну и хорошо.
Пыталась приучить к торговле, но толку не было - махнула рукой.

   Её любимицей была младшая дочь. Лина как-то услышала, как матушка сетовала соседке: "Младшенькая-красавица, а эта... и в кого только уродилась?"

    Комплексы и одиночество могли бы сгубить хрупкую душу, если бы не книги да не закадычная подружка, с которой вместе вели дневник и пропадали в библиотеке. Это и спасало. Потом рассталась и с подружкой: после школы разъехались по разным городам - в разные вузы. 

    И в институте, и позже никогда легко и быстро Лина не сходилась с людьми, лишь дневнику доверяя самое сокровенное. Откроем и мы "Общую тетрадь" с пожелтевшими страницами.

   С внутренней стороны обложки под силуэтом задумчивой кудрявой красотки в узорном овале (ох, Лина любила их вырисовывать)- эпиграфы, тоже обрамлённые виньетками. То было время увлечения  Конфуцием:

    "Три вещи никогда не возвращаются обратно: время, слово, возможность. Поэтому не теряй времени, выбирай слова, не упускай возможности".

- Вот уж точно сказано! - вздыхала, перечитывая. - НЕ ТЕРЯЙ ВРЕМЕНИ! Как же, потеряешь... вечно его не хватает!  ВЫБИРАЙ СЛОВА - ну да! Только чтобы выбрать, сколько всего знать надо... НЕ УПУСКАЙ ВОЗМОЖНОСТЬ - а это вообще из области фантастики... В институте ещё были, а какие тут, в деревне, возможности? 

   В другом овале, похожем на праздничное блюдо, - каллиграфические буковки: на какой-то скучной лекции штрихи искусно оттачивались, в подражание китайским иероглифам:

    "Счастье — это когда тебя ПОНИМАЮТ, большое счастье — когда тебя ЛЮБЯТ, настоящее счастье — когда ЛЮБИШЬ ты". Перечитывала и вновь вздыхала...

   Понимание - было: студенческая дружба скрашивала небогатый общежитский быт.
А вот о большой любви и о настоящем счастье лишь мечталось...

    На первых страницах тетрадки - записи с последних лекций...
    На следующих - дорожные впечатления, несколько неровных карандашных строк, что легли под перестук вагонных колёс. Последнее предложение:"Не знаю, что меня ждёт в новой жизни, но я постараюсь..." - осталось незаконченным. Она до сих пор ещё не знала, ЧТО её ждёт в этой глуши...

   Девушка открыла новую страницу, обмакнула перо в чернильницу... Она обещала себе, что будет записывать обо всём! Слово надо держать.

       Из дневника Лины Синицыной.

                ***
  ...Столько всего сразу! Перебираю события и лица, вспоминаю, разговариваю сама с собой. А с кем ещё? Не с хозяйкой же, что похрапывает на тёплой печке.

   В избе полумрак. В полночь электричество отключают... Игра теней на потолке - отблески света от керосиновой лампы.
 
     А за окном ясно и звёздно. Полнолуние, и сон куда-то сбежал. В жёлтом мареве  оранжевая луна. Около неё – яркая звёздочка, как отполированная льдинка. Рядом ещё одна заискрилась. И в душе - смутные тени.
 
   Воспоминания, воспоминания... Но не экзамены в институте, не последние дни сборов и прощания... - вспоминаю ЛЕТО! Может, потому что на улице мороз? Так хочется тепла...
                ***
   Задумавшись, Лина смотрит в окно... Как кораблики, плывут в памяти тени беззаботных деньков ушедшего лета!
 
    «Где мои семнадцать лет?» - мальчишки вторили Высоцкому и хохотали. А ведь им и было по семнадцать! Компания собралась пойти из Адлера через горы в Майкоп! Девушку Серёги родители увезли туда на всё лето, он скучал безумно.

    Влюблённый уговорил друзей перейти перевал: дескать, тропы лесные он знает (ходил с отцом), да и всего-ничего идти-то... Романтика!

    Конечно, не добрались - заблудились: а было два парня и три отчаянные  девчонки. Самая старшая - самоуверенная студентка! Три дня авантюристы  блуждали без дорог, без карты, без … да вообще, наверное, без ума.

    Продирались сквозь колючие заросли ажины-ежевики, исцарапались, зато полакомились от души. Ярко-чёрные сочные ягоды похожи на малину. Одной из них Серёга нарисовал себе широкие усы и, коренастый, плечистый, под тёмной шапкой волнистой шевелюры, стал похож на местного горца. Ас-са! - танцевал лезгинку, а мы хохотали...

   Застряли в густой чаще лавровишни. Листья как у лавра, но крупнее, а плоды как вишенки.
   Поднимались всё выше, где раскинули толстые ветви огромные грабы и буки. Стволы  шершавые, замшелые! Ноги тонули в шуршащем ворохе сухих листьев.

   Мальчишки пугали змеями! Визга много, а змей так и не увидели.
Шустрые и вовсе не рыжие, а бежевые белочки то и дело мелькали в переплетении ветвей.

     Узорчатый пряный папоротник - ростом с человека!
 
   Лина вспомнила Гоголя, легенду о цветке папоротника... "Перунов огнецвет"!

- А кто такой Перун? - спрашивают. Пришлось объяснять. Красивая легенда.

  - Посылает раз в году Перун на землю волшебный огонь. И разгорается он в цветке папоротника. Сорвёшь цветок, прикоснёшься им к любому замку, тут он и откроется, поэтому другое его имя - "разрыв-трава".

- Здорово! В любую квартиру или дом попасть можно!- это Витька вывод сделал. Уж не грабить ли кого-нибудь собрался?

- А еще, - интриговала студентка доверчивых слушателей, - он может (ну, это по мнению предков) разорвать любые цепи и отпугнуть нечистую силу.

   Люба с Ниной тут же бросились разбрасывать папоротник - от нечистой силы! Мальчишки помогать отказались - хохотали, валяясь у костра.

     Говорливая горная речка всю ночь рассказывала свои легенды, под которые так сладко спалось... Огромные звёзды, словно приклеенные, низко-низко мерцали на чёрном небе, и в каждой была неразгаданная тайна...
 
    Хватило ума от реки далеко не уходить. Вода ледяная! А войдёшь - обжигает.  Вкусная - не передать словами!
      Съели консервы с чёрствым хлебом. Вечером кашу в котелке сварили...

    С утра снова спуски-подъёмы. Карабкаешься - пот глаза заливает... Валились от усталости буквально без задних ног. Интересно, почему так говорят?.. Оттого ли, что когда предки прыгали на четвереньках, то руки тоже считались ногами?

    Ночью противно выли голодные шакалы. А у юных туристов даже палатки не было. Благо, ночи тёплые, без дождей - повезло!

   Еле уговорила Лина мальчишек вернуться! В Аибге  залезли через окно в пустую школу -  переночевать. Зашли в  класс, где на стенах висели смешные плакаты: «1+1=2»,  «2+2=4»  и т.д.
    Или: «Ма-ма  мы-ла  ра-му». Читали, считали и хохотали безумно. Пока было светло, играли в карты. Мальчишки конфисковали их у Нины.

     Не было шестёрки червей. Серёга вырезал из бумаги, нарисовал посредине огромное сердце, пронзённое стрелой, и подписал: «За измену!». Покатывались со смеху над тем, кому  эта шестёрка попадалась.
 
   Особенно заядло играл Витька, худой, тонкошеий, вихрастый и ужасно азартный: замечал козыри, вешал «погоны», ругал Любу за ошибки. Лицо у него бледное, скуластое, глаз прищуренный и сигарета в углу изогнутых губ. Игрок!
 
    Недавно пришло письмо из дома: «Приходили ваши старые приятели, свистели у калитки. Люба  вышла к ним, а вернувшись, сказала, что они уезжают и пришли попрощаться"...
 
  И что-то заныло в душе Лины. Думалось:"Встречусь ли с ними ещё? Вряд ли..."

   Ах, какие звёзды! Здесь, "На краю Ойкумены", - вспомнился роман Ефремова. Окраина мира... А в мире ох! столько событий!

   Первая женщина в космосе - среди этих вот звёзд! трое суток в безжизненном пространстве! 48 витков вокруг Земли! «Чайка», ярославская ткачиха.
  Перед стартом воскликнула: "Эй, Небо! Снимите шляпу!" Вот с кого надо брать пример, с Терешковой!  А ты тут ноешь, жалуешься...

   Смешной пушистый тигрёнок прыгнул на стол, заглядывает в тетрадь и мурлычет. Сочувствует, наверное... Киска, сиди спокойно! Не мешай вспоминать!
   
   Как далеко сейчас та - прежняя жизнь!..
 
   Здесь мир совершенно другой. Снаружи - ослепительно белый. В избе - серый.
 В школе - мелькание лиц... суета... Строгое директорское око... Справлюсь ли я?.. 

               Продолжение на   http://www.proza.ru/2017/12/26/1545


Рецензии
Наверное, про каждую главу буду говорить:"Ах, какая замечательная!"
И это не комплимент даже, а констатация факта! Всё очень зримо:и картинки быта, и переживания героини... А поход?! Сама их обожаю и блуждать доводилось не раз :))
Спасибо, дорогая Элла! Замечательно!!

Нила Кинд   27.10.2021 10:17     Заявить о нарушении
Ой, не надо хвалить, дорогая Нила!
Я вижу свои недостатки, повторы, проходные эпизоды...
Но так приятно было вспоминать - всё словно заново оживало в душе.
С улыбкой,

Элла Лякишева   27.10.2021 22:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 52 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.