Песнь жизни. Фрагмент 70

Начало: http://proza.ru/2018/11/24/20


   Гердана не понимала, что произошло. Почему Кирвел не боится лишиться её благословения и помощи?
   "Ничего, пусть непокорный мальчишка узнает, что значит жить без меня. Он попросит прощения, когда хозяйство начнёт разваливаться на части без крепкой руки госпожи!"
   Однако, через несколько дней леди Карэль пришлось убедиться, сын незаметно перетянул на свою сторону слуг замка и даже его управляющего. Приказы молодого лорда исполнялись неукоснительно, на указания Герданы никто не обращал внимания,  при этом вотчина осталась на месте. Не на шутку разозлившись, женщина написала дочерям, что она хочет поселиться у любой из них. Прочитав письма матери, Ризель и Мирен, а в особенности их мужья решили, что никак не могут принять у себя в домах госпожу Карэль и её властный нрав.
   "Она начнёт тут всем заправлять по-своему, нет, мы не сможем жить рядом с нею..." - посоветовавшись между собой, дочери уведомили мать об отказе.
-  Сын, ты понимаешь? После такой свадьбы ты потеряешь положение в обществе! Ни один приличный лорд не захочет видеть тебя своим другом! - прибегла Гердана к последнему средству убеждения.
-  Но зерно и скот они не перестанут у меня покупать. Высшее общество меня не интересует. Я собираюсь заниматься вотчиной, а не искать возможность сделаться полутеневым. Рано или поздно я хочу умереть, человеком. Приличные лорды - нет. В этом между нами большая разница.
   Не послушав мать, Кирвел оставил её в одиночестве. 
   Знакомство с невестой доставило ему много неожиданной радости. Весёлая, добрая Вельнира окружила жениха, теплом, так похожим на материнское.
   "Неважно, почему он решил вступить в брак со мной. Я благодарна Кирвелу, он вырвет меня из нищеты и позора. Такой муж мне и нужен, решительный и сильный."
Добрая улыбка девушки пробудила в сердце лорда мягкость, что он казалось давно утратил. Незаметно для себя он рассказал невесте про разлуку с Дийсан, про слабость отца.
-  Лорд Джернил был вовсе не слабым, он был очень добрым. Хорошо, жёны других приговорённых шагнули в смерть вслед за ними, не осудив мужество, понимая, такое решение единственно верное. Я стану для тебя верной соратницей пойду за тобой на смерть, если понадобится. Судьба отца тебя не коснётся. Но твоя мать не любила супруга, не хотела погибать вместе с ним. Леди Карель в тайне сочувствует Вирангату. Известно, она оказалась не очень нужной царству льда и скал как союзница. Наследник вотчины ты. Она правила временно. Ещё на руках твоего отца была дочка – грудная малышка. Как такую убить? Лорд Джернил принял тяжёлое решение, какое не принесло ему счастья. Никто не знает, что есть сила, что слабость.
   Слова Вельниры глубоко запали в душу юноши, постепенно принося облегчение. Однажды в замке увидели беззаботную улыбку лорда, услышали с детства любимые им шутки.
-  Обещаю, на моей свадьбе у гостей будет очень весёлое настроение, – говорил он управляющему.
   Начало торжества правда вышло отличным. На него съехалось множество гостей, мелких лордов и не одного крупного. На свадьбу брата не приехали даже сёстры, о чём Кирвел ничуть не жалел. Быстрые кони несли жениха и невесту к храму Создателя, крепкие крестьянские юноши не давали им дороги, пока не получили выкуп. В пронизанной ароматными благовониями и травами полутьме служитель Творца совершал свадебный обряд, Кирвел и Вельнира клялись друг другу в верности и любви до самой смерти.
   "Незаконнорожденная! Совсем незнатная!" - жизнь Герданы рухнула. Её мир треснул по швам. Перед глазами женщины стелился туман. Вот тут её и настиг удар, что парализовал половину тела. Леди упала без чувств, прямо в храме. Гости ужаснулись.
-  Разве она могла не испортить нам праздник? – утешал лорд жену, когда слуги вынесли госпожу наружу. – Не бойся ничего. Мы будем жить счастливо, раз от нашего счастья ей стало так плохо.
   Конечно, гости разъехались, чтобы собраться на новый пир через несколько дней. Он оказался бесшабашным и весёлым, теперь без всяких происшествий. Звуки гуляния долетали до комнаты больной, где она лежала без движения, почти не в силах разговаривать. После служанка рассказала лорду, что Гердана стонала и дёргалась, точно собираясь встать, куда-то пойти. Жизнь госпожи потекла между постелью и ближней комнатой. Приставив к ней умную, внимательную служанку, преданную ему, Кирвел словно забыл о существовании матери. Сын никогда к ней не заходил. Только Наарет навещала дочь. Совсем скрюченная, с больными суставами, она была всё такая же бодрая. Холодная, жестокая Гердана теперь страдает. Мать держала больную за руку, разговаривая о разном. В ответ на тепло и ласку дочь протестующе мычала.
-  Больше не приходи сюда, – сказала она как только смогла говорить. - Видеть тебя не могу. Ты никогда не желала мне добра, это из-за тебя Кир вырос таким упрямым. Вы ему потакали.
   Ничего не ответив, Наарет вышла, чтобы больше не появиться в комнате больной.
Леди Карэль душили злоба и одиночество. Лорд Кирвел перестраивал жизнь в замке на новый лад. Он внимательно следил за тем, чтобы крестьяне успешно утаивали подати от Вирангата, отправляли поменьше воинов в поход против Алкарина. Мысли отца возникли в разуме сына. Сердце признало их справедливыми. Молодой лорд и несколько крестьянских юношей, ставшие его свитой, отпрыски землевладельцев помельче, частенько объезжали владения Карэль вникая во все дела, внимательно следя, чтобы в вотчине был хрупкий достаток.
   В небольшую деревню на окраине они прибыли вечером, почти ночью.
-  Господин, что было у нас сегодня! – восхищённо рассказывала дочь деревенского старосты. - Пришли актёры, что против Вирангата выступают, они тут тоже сыграли. Отец их в нашем погребе укрыл.
-  Ну-ка показывайте, что за артисты под крышкой сидят, - в душе юноши зажглось любопытство.
   Он спустился в погреб по высоким ступеням вслед за старостой, немного боясь оступиться. Лампа коптила, почти не давая света.

-  Добро пожаловать, Ваша Светлость. Извольте увидеть, кого мы здесь укрыли.
Свет лампы и голос крестьянина стал неожиданным для артистов.
-  Кирвел! Это тебя привели?! – раздался в ответ крик менестреля. Она не смогла удержаться.
-  Идут они трудной судьбою своей,
   Чтоб сердцем и жизнью спасти свой Алей... - когда мальчишкой, лорд засыпал на широкой постели, голос сестры был звонче, беззаботней.
-  Дийсан! 
   Она услышала громкий бас, но в нём проскользнули родные нотки прежнего мальчишки.
   Секунда. Менестрель оказалась в горячих объятьях брата.
-  Я верил, ты такая противная, что даже голодная смерть тебя не возьмёт!
   За эти годы Кирвелу казалось, привязанность к сестре поблекла, стёрлась. Другие мысли, другие дела. Но вдруг Дийсан рядом! Подарок судьбы! И точно не было прожитых лет. Чувство большой любви затопило сердце. Юноша заплакал, впервые после того страшного дня, когда его наказали розгой. Ледяная корка, что треснула после появления Вельниры, развалилась, раскрошилась на куски. Сестра вновь вернулась!
   "Больше я её не потеряю!"
-  Вы все едете ко мне в замок! Возражения не принимаются. Сейчас ночь, полутеневые нас не найдут, Теневые тоже не догадаются, кого я могу везти к себе домой. Им сверху видно всё далеко не так хорошо, как кажется некоторым людям. В замке есть огромные подвалы, где в случае опасности легко спрятаться, конечно, Дийсан о них помнит. 
-  Да, глубокие темницы у нас имеются. 
-  Раз мои гости - преступники перед ледяным краем, я с большой радостью дам им хороший приют в сыром каменном мешке, - лицо лорда светилось озорной улыбкой.
-  Почту за честь оказаться в настолько гостеприимном заточении! - улыбнувшись в ответ, Айрик первым поднялся наверх.
   В ночном воздухе раздавалось конское фырканье, негромкие разговоры свиты Кирвела. Его спутникам пришлось поделиться лошадьми с актёрами. В ночной скачке менестрель ехала позади брата. Что это был за путь! Лёгкий, стремительный бег по широкой, лесной тропе. Сердце Дийсан ликовало.
   "Она скачет к родному замку. Как же давно не слышала она знакомого говора, не чувствовала запаха этого леса! Я возвращаюсь домой, Создатель, я возвращаюсь домой!" - глаза защипало, но холодный ветер быстро высушил слёзы.
   Возле подъёмного моста Кирвел спешился и помог спуститься сестре.
-  Дальвиг, открывай, это я, твой лорд, если вдруг меня не узнал. Вот видишь, я слишком быстро вернулся, ты никогда не догадаешься, кого я с собой привёз.
-  С кем же Вы прибыли, господин? - знакомый голос слуги стал совсем старческим.
-  Вот сейчас войдём, и сразу увидишь. 
   Ворота открылись, менестрель шагнула вперёд. С одной стороны её держал брат, с другой Айрик.
-  Дийсан! Наша слепая девочка! – ахнул привратник. -  Живая, здоровая, да ещё как похорошела! Вот сейчас радости-то будет!
-  Вы все меня помните!   
-  Да как же нам не помнить нашу певунью? Когда вас увезли в приют, в замке никто так не пел.
   Через несколько минут весть о приезде Дийсан разлетелась повсюду, миновав только покои Герданы. Больной госпоже, и без того, не рассказывали о делах вотчины, а тяжёлую для неё весть подавно решили не говорить.
   В большом зале гостей встретили Вельнира и Наарет. Увидев внучку, бабушка протянула ей руку. Они встретились: две ладони, шершавая, старческая и молодая,  упругая. Наарет пристально всматривалась в Дийсан. Перед ней стояла красивая женщина, что вполне знает себе цену. Казалось старая леди не была рада, её возвращению. Сколько горя принесло в замок Карэль рождение Дийсан на свет: Гердана, так и не простившая супруга, Кирвел, привязавшийся к незаконной сестре, розга, навсегда отдалившая мать и сына.
   "Даже лучше, что девчонка на совсем исчезла", – твердила Наарет ночами, мучаясь старческой бессонницей. Только сердце леди продолжало болеть о судьбе внучки. Она учила её многим премудростям жизни, наблюдала, как живой ум рвётся к знаниям сквозь темноту перед глазами, как он всё преодолевает. И вместо множества суровых слов, что она могла бы сказать, с губ слетело только одно:
-  Вот ты и дома, внученька! 
   Менестрель удивилась теплу старого голоса, дрожанию пальцев в её руке. Подчиняясь порыву щемящего чувства, она крепко обняла сухонькую, скрюченную Наарет.
-  Так значит, ты и есть Дийсан? – раздался незнакомый голос справа, когда объятья бабушки и внучки распались.
-  Я - Вельнира, жена Кирвела, надеюсь, мы с тобой поладим.
-  Да, именно так и будет, твой голос мне нравится.
   Дийсан обернулась на звук.
   Широкая ладонь накрыла её руку и сильно потрясла.
-  Знаешь, я тоже незаконная дочь лорда, только очень мелкого. Твой брат женился на мне назло матери, но наш брак почему-то оказался счастливым.
-  Да, я сам такого не ждал, - прозвучал голос лорда.
   Гости и господа бойко разговаривали, пока слуги накрывали поздний ужин.
 
   После трапезы Кирвел проводил сестру и остальных актёров в самую тайную темницу под замком и не напрасно. Утром во владения Карэль нагрянули несколько стражников во главе с полутеневым.
-  Вчера к нам поступила весть, вы прячете у себя преступников – артистов. Они бегут от законной власти королевства, – произнёс бессмертный прислужник тьмы, как всегда невыразимо прекрасный. Казалось его глаза хотят заморозить душу человека.
-  Нет, Вы ошибаетесь! Как можно такое думать? - в лице юноши было столько страха и недоумения, что полутеневой начал сомневаться в правдивости тайного послания, полученного им.
   "Эти людишки всегда боятся. Угрозы - самое сильное средство против них." 
-  Если Вы не отдадите преступников, ваша смерть будет медленной и мучительной.
-  Да, конечно! Если бы они только были у меня я бы непременно их отдал, - Кирвел почтительно кланялся.
-  Ума не приложу, кто мог подумать, что я решусь спрятать кого-нибудь в своём замке!
-  Сейчас мы осмотрим ваши владения.
   Пока лорд карэль старательно водил прислужников Вирангата по закоулкам замка, во всех подробностях объясняя, что и как в нём находится и хранится, доверенный слуга выводил актёров потайным ходом наружу в лес. Кирвел отыскал его, когда лазал в подземельях, прячась от боли и тоски по отцу и сестре.
   "Потайной ход всегда пригодится! - лорд был доволен детской находкой. - Если бы его не было, его бы стоило прорыть."
   Когда алкаринцы растворились в лесу, второй слуга отлично укрыл крышку опасного люка.
   Тем временем осмотр спустился в подземелье. Мысленно моля Создателя, чтобы сестры и её спутников в нём уже не было, Кирвел подвёл полутеневого и стражников к той темнице, где они только что прятались. Пока бессмертный прислужник тьмы яростно выстукивал стены, молодой лорд щедро одарил стражников золотом, после чего те стали очень ленивы в осмотре. Страх перед наказанием никогда не был в них сильней любви к звонким монетам.
-  Неужто в вашем замке совсем нет потайных ходов? – прозвучал ледяной вопрос полутеневого. Он просто не умел разговаривать по-другому. 
-  Может, когда-то они и были, но куда нам спускаться в подземелья, чтобы осматривать их? В темнице легко, оступившись, сломать себе шею. Моей вотчиной долго правила мать, она не интересовалась войной, да и меня, поверьте, она не волнует.
   Юноша старался выглядеть совершенно покорным.
-  Но ваш отец боролся против справедливых законов страны. Только милостью его величества короля Велериана он был прощён после искреннего раскаяния.
-  Я почти не разговаривал с отцом, меня растила мать, вы же сами знаете, она была всем сердцем предана королевству, как жаль, что она заболела.
-  Почему ваш брак оказался таким мезальянсом? Говорят, Вы вступили в него, только чтобы досадить очень уважаемой вами матери.
-  Нет, ко мне просто пришла любовь, к сожалению, сердцу не прикажешь, - Кирвел глубоко вздохнул.
   Он прекрасно понимал, после осмотра замка приспешники мглы обратятся к соседям. Родовитые лорды доложат им, Кирвел Карэль вовсе не такая невинная овечка, как о себе рассказывает, но к этому времени они успеют покинуть вотчину.
   Появление полутеневого окончательно показало юноше, для него пришёл час, вступить в войско людей. Теперь заветное желание лорда стало единственной возможностью спастись. Запутывая прислужника мрака, он старался выторговать у судьбы немного времени для них с сестрой. Оно нужно, чтобы собраться в дорогу.
   "Если в великой битве люди победят, я заново отстрою родовой замок, если нет, убитому воину вотчина не нужна", - Кирвел Карэль не собирался жить после поражения, повторяя судьбу отца.
   Наконец, полутеневой со стражниками покинули подземелья. На лице бессмертного не отразилось ничего, ни досады, ни разочарования. Ледяной как снег облик, жуткий живому сердцу! Его не забудешь до самой смерти!
Едва прислужники Вирангата скрылись за поворотом, доверенный слуга возвратил в замок актёров. Тогда закипела работа.
-  Нам больше нельзя здесь оставаться, – сказал лорд жене, как только её увидел. - У меня слишком дерзкий нрав, я успел показать его всем соседям, теперь никто не поверит в мою покорность.
-  Понимаю, сегодня мы соберёмся, завтра ночью сумеем выступить. Всё равно ты рано или поздно ушёл бы на войну, никто бы не сумел тебя удержать, Теперь я могу отправиться вместе с тобой. Значит, ни о чём жалеть не станем. Сестра у тебя очень хорошая!
   До самого вечера сеньор объяснял управляющему, как лучше вести дела. Вдруг ледяной край не станет разрушать вотчину Карэль. Другой господин может оставить прежнего помощника, на его месте. Опытный человек хорошо разбирается в делах своего хозяйства. Такая надежда помогала Кирвелу легче принять расставание с родовым замком.
   Вечером собрались в общем зале за прощальным ужином. Когда первый голод был утолён, Дийсан запела, чтобы поддержать дух людей, что находились в большой тревоге. Голос менестреля разнёсся под сводами зала, через раскрытые окна он достиг верхнего этажа, где на беду Герданы служанка решила перед сном проветрить её комнату.
   "Ненавистный голос его бастарда! Неужели он снова звучит?!" - больная страшно закричала. Ненависть и отчаяние, казалось, прибавили ей сил. Внезапно она поднялась с постели, пусть раньше почти не вставала. Держась за стены, Гердана  расплывшимся приведением двинулась вниз. Перепуганная служанка шла за ней не в силах её остановить. Всё ближе зал. Громче звук. На несколько минут в помрачённом разуме его перекрыл крик ребёнка. Вот Гердана видит грудную девочку, что спит на руках у кормилицы.
   "Джернил привёз в дом бастарда! Он был мне неверен! Из-за глупого безрассудства меня казнят! Не хочу умирать! Не хочу перед смертью видеть чужого ребёнка! Когда он посмел полюбить другую?! Я же его ждала!" - застыв на пороге, леди Карэль увидела Дийсан.
   "Столько ночей беспросветной ревности! Я же её уничтожила! Как она посмела вернуться?!"
   Здоровая рука вытянулась вперёд. Губы хотели что-то сказать и не могли. Увидев мать, Кирвел бросился к ней, но больная его не заметила. Грудь женщины что-то перехватило, мир накрыло белым туманом, в ушах стоял звон. Гердана упала мёртвой.
-  Что ты наделала?! Зачем пришла?! - сердце лорда стиснула боль.
-  Для чего ты открыла окно?! - Кирвел сверкнул на служанку яростными глазами.
-  С завтрашнего дня будешь чистить коровники! Чтобы на век научилась, как затворять окна на ночь!
   Юный лорд отнёс тело матери в спальню. Узнав страшную весть, сестра пошла вслед за ним.
-  Прости. Мне не надо было появляться в замке, не стоило петь. 
-  Нет, перестань. Её сожгла собственная ненависть. Единственное чего не надо было делать, так это открывать окна. Я не хотел говорить о твоём возвращении, пусть бы осталась в счастливом неведении. Да и служанка эта ни в чём не виновата, она не могла предсказать, что всё так обернётся. Я не должен её наказывать, но и простить не могу. Очень плохо, что мать умерла так. 
   Одев покойницу в нарядное платье, сын уложил её на высокий стол. Из своей комнаты приковыляла Наарет, кажется горе скрючило её ещё сильней. Старушка не плакала, не упрекнула внучку ни в чём. Она не могла ненавидеть Дийсан, но и принять её не могла. Уважая чувства бабушки, менестрель вышла за дверь.
   Гердана лежала на столе как молодая. В юности она была прекрасна. Красива надменным обликом благородной крови, в чьём сердце жил холод.
   "Мама, ты похожа на полутеневых!" - Кирвел ужаснулся пришедшей мысли.
   "Ты и живая походила на них, только я этого не замечал. Создатель! Ты не любила даже меня! Ты ни к кому не умела привязываться!" - юноша заплакал. На рассвете он покинул покойницу.
   "Я прощаю тебя! Прости меня тоже! Мне придётся уйти. Я не могу расплатиться за твой костёр жизнями близких людей. Пусть встретит тебя свет Создателя! Покой в его чертоге! Верю, там ты поймёшь, что значит любовь, и встретишь меня теплом, когда я приду к тебе мёртвый", - Кирвел тихонько притворил за собой дверь.

   *****

   Они уходили ранним утром, ускользая из всех щелей, двигаясь тайными тропами. Шли верные слуги, крестьяне, спешил лорд с женой, простившись с замком и бабушкой Наарет, что осталась оплакивать гордую дочь. Кирвел и остальные покинули замок через подземный ход, углубились в лесные дебри. Брат решил идти в Дайрингар вместе с сестрой. С собой он взял только супругу. Спутники Айрика шли вперёд. Каждого одолевали свои весёлые и не очень мысли. Никто не обратил внимания на светлую улыбку, что иногда посещала лицо Айдрин, точно лучик осеннего солнца непогожий день.
   Недавно провидица поняла, она ждёт ребёнка. Айдрин точно знала, у неё родится дочь, она ни в коем случае её не выкинет. Такое знание дано лишь провидицам судьбы. Они способны зачать ребёнка только раз в жизни, обязательно девочку для продолжения трудного дела - провидения судьбы. 
   Поэтому матери никогда её не теряют. Говорили, что чем сильней дар женщины, тем позже она рожает наследницу. Для Айдрин все сроки давно миновали.
   Сколько лет провидицу медленно подтачивала мысль, что она последняя в роду, что с ней умрёт предсказание в королевском дворе Алкарина. Но горькая и страстная ночь с Хэригом принесла Айдрин нежданный подарок. Теперь провидица всей душой приветствовала его приход. Айдрин радовалась тому, что Айрик решил больше не останавливаться для представлений Анакрата.

-  Всё, – сказал он вечером в подземелье замка Карэль. - Если мы хотим вернуться в Дайрингар живыми, то нам нельзя больше выступать. Мы будем останавливаться в деревнях и городках только для того, чтобы найти себе пищу и ночлег.
   Из-за своего решения, Айрик обрадовался, когда в ближайшей деревне его отряд встретил крестьянина, что пообещал провести их к рубежу Дайрингара такими тайными тропами, что никакие теневые и полутеневые их не выследят.

   На другой день жаркая погода сменилась проливным дождём. Он оказался не только частым, но и холодным. Дождь доставил путникам много неприятностей. Самым желанным местом для них стала тёплая таверна с большим очагом или хотя бы сухой сеновал. Деньги были, поэтому путники не отказывали себе в удобствах, просто сами удобства на их пути оказались редкостью. Крестьянин не обманул. Он провёл отряд Айрика в горную страну дикой глушью. На третьей неделе пути люди сами не заметили, как перешли рубеж Дайрингара. Оказывается его можно было найти, минуя Алкарин. Просто в очередной деревне дома были из серого камня с узкими окнами, а жители её называли себя дайрингарцами.

   Сидя на постоялом дворе, Айрик чувствовал, что он совершил предательство, решив не заходить в Алкарин.
-  Я должен знать, как живёт моя страна, идут ли алкаринцы в войско людей.
Айрик всем сердцем верил, что они туда идут, что горечь поражения слишком свежа, чтобы алкаринцы могли легко с ней смириться.
   На постоялом дворе Айрику и остальным оказывали искреннее гостеприимство, сейчас дайрингарцы оказывали его всем чужестранцам, что следовали через их деревни в горы. Дайрингар наводнили воины. Множество добровольцев из горных деревень тоже уходило на войну, в сердцах людей мало-помалу зарождалась надежда.
-  Наконец, Дайрингар всё-таки не один, разбитые, почти сломленные союзники теперь присоединились к нему. Но это всё же союзники. Встречать врагов в одиночестве слишком тяжко.
   Засыпая в чистых постелях, путники чувствовали себя в безопасности. Безопасность – прекрасное чувство, светлое, спокойное. Дайрингар - мирная страна, пока ещё мирная.

   На другой день небо прояснилось, несмотря на холодный ветер было солнечно. Отправляясь утром в путь, Айрик решил купить в деревне лохматых коней Дайрингара. Крестьяне продали их с радостью. Движение тут же ускорилось. Дорога из Велериана, как и дорога в Велериан напоминала лёгкую прогулку. Достигнув гор, Айрик и остальные увидели огромные изменения. Начатая, когда они уезжали, дорога была уже достроена. По ней к глубоким пещерам поднимался поток людей: алкаринцев, велерианцев, дайрингарцев. Отряд Айрика оказался только каплей неудержимого потока. Короля Алкарина удивило то, какое движение сумели они поднять. Он застывал в уважении перед великим разливом людей, готовых защитить целый мир и три страны, что стоят на рубеже Вирангата.
-  Возможно, из нашей мысли что-нибудь и выйдет, что-нибудь такое же прекрасное, как и сама мысль.

Продолжение здесь: http://proza.ru/2019/04/04/96


Рецензии
Спасибо за прекрасную главу, Лидочка!
Прочла её на одном дыхании, просто проглотила, и хотелось бы ещё, но и так мало осталось, буду растягивать удовольствие!
Сегодня подумала, скоро роман закончится, и что я буду делать?!
Придётся писать самой.
Чем дальше, тем сложнее найти автора того уровня, который восхищает. И когда любимая книга подходит к концу, наступает какое-то опустошение, словно разлука пришла с дорогими людьми... Думаю, тебе это тоже знакомо.

"- Лорд Джернил был вовсе не слабым, он был очень добрым. Хорошо, жёны других приговорённых шагнули в смерть вслед за ними, не осудив мужество, понимая, такое решение единственно верное. Я стану для тебя верной соратницей пойду за тобой на смерть, если понадобится. Судьба отца тебя не коснётся. Но твоя мать не любила супруга, не хотела погибать вместе с ним. Леди Карель в тайне сочувствует Вирангату." - жена Кирвелу досталась мудрая! Не могла не процитировать...

"Никто не знает, что есть сила, что слабость." - это точно. Иногда в немощи и проявляется самое большое мужество.

"- Возможно, из нашей мысли что-нибудь и выйдет, что-нибудь такое же прекрасное, как и сама мысль." - да! Я тоже в это верю! Пусть потекут к тебе читательские реки, как люди, спешащие в Дайрингар из всех королевств для борьбы со злом! Аминь.
Крепко тебя обнимаю!

Натали Бизанс   05.08.2019 13:36     Заявить о нарушении
Спасибо, от всей души!
Да, мне это очень знакома. Хорошая книга, как настоящая болезнь!
Пиши очень много! Я тебя читать буду!
Пусть хотя бы ручейком добрым и чистым, и относительно, но постоянным. Самые заветные мечты:)
Да, осталась немного. Скоро мы пройдём их путь. И дальше встречаться в сердце и памяти. Этим себя утешаю всегда, когда дочитываю любимых, раз их нельзя не дочитывать.

Лидия Сарычева   05.08.2019 15:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.