Песнь жизни. Фрагмент 71

Начало: http://proza.ru/2018/11/24/20

   Огромные пещеры в центре гор превратились в огромный, хорошо защищённый лагерь, где непрерывно шло обучение воинов, что прибывали и прибывали в войско. Именно здесь возникало союзное единство. Оно постепенно делало людей трёх стран соратниками в войне. В горном лагере алкаринцы, велерианцы и дайрингарцы снова поняли, они - братья. Вместе с ними приходили женщины, иногда даже дети, когда их нельзя было оставить дома, чтобы они не достались прислужникам Вирангата вместо отцов, отправлявшихся в войско.
   Большинство женщин и всех малышей отправляли вглубь страны, в безопасность, но некоторые жёны оставались вместе с мужьями.
   Над кипучей жизнью лагеря возвышался король Норгар, деятельный, весёлый, неутомимый. Он приобрёл уверенность в себе и даже почти спокойствие. Заметив, как к нему приближается Айрик, Норгар широко улыбнулся.
-  Я ведь почти не верил, что вам такое удастся! Но, надо же, наши горы ожили!
-  Были минуты, когда и мы сами не верили в успех нашего дела. 
   Пока правители разговаривали, Ратвин и Эрин помчались искать родителей, потому что узнали, они находятся в лагере войска. Только Кирвел застыл на дороге, поняв, кого приютил у себя в замке. От удивления глаза лорда стали огромными.
-  Неужели я правда встретил самого короля Алкарина? И он женат на Дийсан? – спросил Кирвел Айдрин Тарир, что по случаю оказалась рядом.
-  Я, конечно, видел, как они любят друг друга, подозревал, что они супруги. Но я думал, он актёр, ну или простой воин, а он, оказывается, король.
-  Да, он - правитель, нищий, воин, актёр, всё в одном лице. Алкарин ещё не знал такого правления! Для трудного времени судьба послала нашей стране подходящего человека.
  "Я-то хотел предложить сестре после войны поселиться у меня в замке, а тут, как бы они не предложили мне самому жить в королевском дворце, если мою вотчину окончательно разорит Вирангат."
   Кирвел отправился знакомиться с лагерем, Айдрин осталась на месте, чуждая человеческой суете. Провидица прислушивалась к себе, привыкая к новой жизни внутри неё.
   "Спасибо тебе, Хэриг! Хорошо, ты был со мной. Теперь я не одна, мне будет кому передать свой нелёгкий дар."
   В это время на другом конце лагеря Хэриг сражался на мечах с высоким алкаринцем.
-  Слышали, король Айрик живым из похода вернулся! Дийсан звонкоголосая, Ратвин Ник, леди Эрин, провидица судьбы - все здесь!
   К сражающимся подбежал бойкий юноша, сразу видно, столичный житель.
-  Эх, я никого из них не видал, жил вот в глухой деревне. Только слухи и песни одни до нас долетали.
   Высокий алкаринец погрустнел ещё больше.
–  Так пойдёмте, сейчас всех увидите! Я их показать могу, - юноша привёл старых воинов на другой конец лагеря.
-  Вот они, все тут стоят.
   Житель столицы показывал спутникам знатных людей всех по очереди.
–  Провидица только в сторону отошла.
   При взгляде на неё сердце Хэрига упало.
-  Моя Эйди! Вот и ответ: "Почему?!.."
   Бледный, как смерть, схватившись рукой за грудь, воин забился в дальний конец лагеря, где в одиночестве пытался справиться со страданием, что нежданно вошло в его жизнь. На любые расспросы Хэриг отвечал молчанием.
   К вечеру у него созрело решение.
   "Я должен объясниться с ней. Мы слишком сильно любили друг друга, чтобы оставить многое недосказанным."
   Воин нашёл провидицу возле большого костра в одном из углов уютной пещеры.
-  Прости меня, Эйди! 
   Он робко коснулся любимой руки.
-  Мне не за что тебя прощать, - Айдрин была холодна.
   Сейчас, когда Хэриг пришёл к ней с повинной, благодарность к нему превратилась в обиду и боль:
-  Мне не нужны слова твоего покаяния. Ты был прав, у тебя есть жена. Провидицам не дано счастья любви, я узнала печальную правду ещё от своей матери. Мне не стоило звать тебя в поход, но тогда мне было так больно!
   Хэриг сам не знал, отчего правильные слова глубоко его ранят.
   "Эйди права, но можно ли уйти вот так, насовсем расставаясь с мечтой?!" - Воин стоял, не зная, как объясниться. Айдрин молчала тоже, её сердце застыло от холода.
-  Альмета хорошая женщина, я не смог бы её предать. Она спасла меня от смерти, она очень любит меня. А я вот не стою её любви.
-  Я тебя понимаю. Знаешь, то, что нельзя простить простой актрисе, скрывавшей прошлое, легко оправдывается, когда перед тобой великая провидица судьбы. Я не держу на тебя зла. Уходи! Не порть воспоминания о нашей любви!
   Молча развернувшись, Хэриг пошёл прочь от костра Айдрин. На сердце тяжестью легли её чужие глаза. Воин не знал чего ощущает больше: вины перед ней или сожалений о потере большого чувства.
   "Спасибо Создатель, теперь я опять ему благодарна,"  - сказала Айдрин, когда фигура крестьянина растаяла во тьме.
   Она поднялась с места, не в силах оставаться у одинокого костра. Впервые за много лет провидице захотелось к людям. Она подсела к огню, где уже разместились Ратвин и Эрин вместе с родителями. Воительница никак не могла наглядеться на бледную дочь. На её лицо теперь не ложится загар, а прежде он был здоровым, золотистым. Слегка улыбаясь, воительница рассказывала, как они выступали в Велериане. Робкая улыбка оживила усталые черты, сделав их похожими на прежние.
-  Я была такая грустная, что без труда играла несчастную невесту Анакрата, пусть  считала её слабой и глупой. Мама, люди разом поднялись, они растерзали прислужников Вирангата. Ещё мы скитались по настоящим трущобам. До сих пор не пойму, как наш Айрик мог в них выжить, да ещё сберечь внутри что-то человеческое. Трущобы, как жуткие дыры, я буду всегда о них помнить.
-  Да, ни печаль, ни радость не стоит никогда забывать, - Сариан на мгновенье задумалась.
–  Зато наш поход в царство льда и скал состоится. Вы постарались на славу.
Не слыша разговора Воительниц, Айрик обходил вместе с Норгаром лагерь, не переставая удивляться его отличному устройству и тому, что огромную работу проделали настолько быстро.
   "Неужели это наши смутные планы?! Стараниями людей они обрели форму, налились соком, не оказались пустышкой." 
   Закончив обход, король подошёл к Дийсан. Она молча сидела у костра. Прислушавшись к людскому гулу, менестрель ощущала себя совсем крошечной его частью.
   "Как замечательно, принадлежать тому великому, что происходит сейчас в дайрингарских горах! Вот к чему я приложила усилия. Спасибо Творец, за Твой чудесный дар, за голос, что разрешил мне покинуть приют, отправив в жизнь! Прошу, пусть живётся легче тем, кто не может покинуть грустные кельи! Я пою для них, за них. Хотя они об этом и не догадываются. Запертые в маленьких комнатах в вечном страдании. Но заслуженно ли такое великое счастье?! Не знаю. Создатель, благодарю тебя за песню, что выпала мне на долю! За испытания и сомнения, что пришли вместе с ней! - размышления прервала тёплая ладонь супруга, что нежно взяла жену за плечо. Вторая рука повернула лицо менестреля к себе.
-  О чём ты так глубоко задумалась? Возвращайся назад, я хочу знать все твои сомнения и даже тайные мысли.
-  Я благодарила Творца за мой голос, спрашивала, заслужила ли я его? Знаешь, я никогда не пойму, справедливо ли он достался мне, не кому-то другому, более достойному. 
-  Дий, бросай сомневаться, твой дар подходит тебе, как редкий камень хорошей оправе. Тебя бы не могло быть без него. Он родился вместе с тобой. Судьба не могла бы доверить бесценный дар сердцу, что его не достойно. Пора отдыхать. Завтра снова в дорогу.
   Однако, спокойный сон воинов внезапно прервало нападение теневых. Они прилетели, спустившись на землю на своих тёмных птицах. Враги пытались сеять страх. Только люди с горящими ветками, с мечами, пронизанными Алар, сами обладатели живой силы вышли навстречу опасности, без труда отражая нападение, твёрдо зная, время теневых - ночь. Большая часть воинов отдыхало в пещерах, но их сердца наполняла тревога, спутница любого боя.
   Айрик с трудом находился под защитой других. Он должен сражаться с теневыми, только его подданные удержали короля в пещере.
-  Не подвергайте себя напрасной опасности, Ваше Величество! Разрешите верным клинкам вас защитить! Вспомните, Вы - наш правитель!
   Айрик улыбнулся горячей дерзости простого воина, незнакомого ему, потому что порыв был искренний.
   "Надо бы разрешить подданным почаще напоминать мне о титуле."
   Тревожились на жёсткой постели Ратвин и Эрин. Родители не пустили дочь в бой, оставив супруга рядом, чтобы близость теневых и чёрных не сделала бархатный шёпот сильней.
   Только Дайнис не ощущала волнения, находясь в гуще боя. Пока госпожа в безопасности, телохранительница может защищать её снаружи. Если враг начнёт побеждать, тогда служанка вернётся обратно.
   Зато Айдрин Тарир в схватку не рвалась, она не умела сражаться. Руки провидицы не рождены для меча. Если теневые ворвутся в пещеру, она примет жестокую участь спокойно, так и положено предсказательнице чужих судеб. Но чуткое сердце, под каким созревал ребёнок, верило, враги не приблизятся. - Мать не должна умереть, пока новая обладательница дара не родится на свет.
   Теневые, не смогли прорваться к пещерам и с рассветом отступили. Защитники войска возвратились в постель, чтобы добрать часы сна.
-  Вот замечательно! Всех спрятали под каменный свод! Только в надёжности горных укрытий возможно выстоять против теневых.
   Когда нападение отбили, Айрик, наконец, задремал. Заснули Ратвин и Эрин. Они решили остаться в лагере, чтобы упражняться с мечом для похода, предстоящего следующей весной. Супруги поняли, в замке им делать нечего. Обратившись к сюзерену за разрешением остаться, они его получили. Он сам чувствовал его место в кипучей жизни лагеря, где имеются немногие недостатки, какие можно исправить. Например, воинское обучение могло бы вестись более упорядоченно, в независимости от того, какой мастер над оружием сражается с учениками.
   Король Норгар заражал людей глубокой верой, заставляя совершить невозможное, но его дела часто диктовались чувствами, и указать ему на оплошности мог только человек равный по положению. Айрик признался себе, вернутся в королевский замок, его заставляют дети. Только оказавшись недалеко от них, он понял, как сильно скучал по сыновьям и дочке.
   "За летние месяцы они, конечно, выросли. Интересно, малыши меня не забыли? Вот визгу то будет, если так и случилось."
Отец сам удивился тёплому чувству, что возникло в душе при воспоминании о детях.
В конце концов, посоветовавшись с Дийсан, он решил, вернуться в лагерь недели через две, чтобы король Норгар мог отправиться к жене, собиравшейся рожать на свет наследника. Когда этот план предложили самому правителю горцев, он с радостью на него согласился.
-  Мне обязательно нужно быть в замке. Рождение наследника удивительно важно и очень тревожно. Я пока вообще не представляю себя отцом!
-  Поверь я себя им тоже не представлял, - улыбнулся Айрик горячим словам Норгара.
   Вторая ночь в лагере выдалась спокойной, утро холодным, ясным. В такую погоду хорошо скакать на лошади, отдаваясь солнцу и ветру, что пробирает тебя до костей, но прикосновение его всё равно приятно. Чем холодней ветер, тем горячей руки жены, что обняли тебя сзади. На рассвете Кирвел Карэль тоже попросил разрешения остаться в горах.
-  Ваше Величество, я хочу обучаться сражению вместе с вами, алкаринцами и дайрингарцами. Вчера мне рассказали, в королевском замке остались одни слуги да придворные, что не собираются на войну. 
-  Конечно, останься здесь. Столицу Дайрингара успеешь увидеть, когда война закончится. Сейчас поход важней. Мы тоже скоро сюда вернёмся.

   Поехали вчетвером: Айрик и Дийсан, Дайнис и Айдрин. По вечерам останавливаясь в каменных приютах или деревнях, путники плотно ужинали и падали спать. Всюду приветливые люди, приподнятое настроение. Только в груди короля порой начинало щемить.
   "Что если наши надежды напрасны? Вдруг из огромного войска людей никто не вернётся домой? В древние времена союзники ходили на Вирангат не раз и неизменно терпели страшное поражение. Почему люди не знали побед? Но, Создатель, если не сейчас, то уже никогда. Это последняя попытка спасения, кто знает, успешная ли? Но такая необходимая. Как страшно видеть столько надежды в людских глазах! Чувствовать веру каждого сердца! Ты, кто поднял воинов в поход, заразил их своим решением, почему сам не веришь? Почему не чувствуешь так же беззаветно, как они? Безнадёжный росток трущобы, неужели сомнение никогда не оставит твоё сердце?.."
   Только как бы не сомневался Айрик, а их дорога через три дня закончилась в столице Дайрингара.
   Встретить воинов вышли сама правительница Нэйрин с тяжёлым животом и королева-мать Дийран. Полчаса назад им доложили, король Алкарина Айрик Райнар подъезжает к воротам. Увидев его, две горные королевы поклонились в пояс.
-  Это лишнее, нам нужно кланяться тем, кто там, в горах, они поддержали нас.
-  Нет, за начало великого дела почести положены только тебе, король Айрик Райнар и твоим соратникам. Кто ещё сумел бы рискнуть так, как вы, отыскав настолько странное решение, что оказалось единственно верным? Вы сполна заслужили поклон и пир!
   Торжественная Дийран глядела в глаза правителя прямым серым взглядом.
Гуляние состоялось вечером, но раньше всего, как только переоделись и приняли ванну, супруги поспешили к детям.
-  Мама, папа! – звонко кричали они. Узнав родителей, Арверн и Найталь стремительно бросились к ним. Анрид попросил Лини принести его к маме Дийсан и папе Айрику.
-  Удивительно, вы меня не забыли, такие молодцы! - отец стоял весёлый, озорной, точно маленький. – Я-то думал, вы испугаетесь, как только мы появимся. Целый день готовился вас искать, когда вы в большой шкаф от меня улизнёте или под кровать заберётесь! - Айрик слегка подбрасывал Арверна и Найталь.
   Они громко смеялись. Анрида отец просто поднял вверх на вытянутых руках.
-  Вот посмотри на комнату с моей высоты. Тебе до меня расти и расти. Но может запомнишь, каким взрослому папе замок кажется.
   Дийсан прижимала малышей к себе тайком утирая слёзы. Когда первая радость прошла, Арверн, Найталь и Анрид принялись рассказывать о жизни в горах на своём, непохожем на взрослый, языке. Об очень нужных котятах и лошадях, о новой кукле,  о том, как замковый слуга отлично носит их на плечах. Арверна вчера наказали за шалость, Найталь за него заступилась. Анрид показал, как он научился сам держать вилку, с трудом, но почти ровно. Голубые глаза мальчика сияли от радости.
-  Ты у меня самый стойкий! Теперь мы с тобой продолжим учиться ходить, раз для этого тебе нужно больше времени, чем другим малышам.
   Слушая похвалу отца, Анрид улыбался всё сильней, глядя на него удивительно ясным взглядом. От детских голосов, от их непосредственной радости к Айрику пришло очень большое чувство, какое нельзя ни постичь, ни высказать.
-  Ради вас я и вернулся сюда, мои хорошие! Когда-нибудь у меня будет для вас столько времени, что я успею вам надоесть! Пусть только война закончится!
 
   Когда малыши заснули, родители отправились на пир. Он показался им совсем неважным, но торжество было нужно тем, кто ждал в замке, не смыкая глаз по ночам,  молясь о том, чтобы войско людей появилось в горах. Вот на столах и стояло мясо,  лилось рекой вино, как та благодарность, что могут оказать придворные воинам. Благодарность в виде чистых постелей, тёплого очага, горячей воды и зелени, которая украсила спальню.
   Окунувшись в мирную жизнь, Айрик и Дийсан с радостью поняли, в Дайрингаре им хорошо.
   Конечно же, менестрель по вечерам пела в большом зале, делясь со всеми своей радостью и болью. По многочисленным просьбам придворных и самих королев ей приходилось исполнять песни из Анакрата, все вместе, по порядку, и в отдельности. Даже суровых дайрингарцев проняла искренность трагической пьесы о юном велерианце.

   Айрик делил дни во дворце между кузницей и детьми. Упражняться в воинском искусстве ему было не с кем, разве что с Дайнис и Наркелем Ирдэйном. Канцлер твёрдо решил добиться у короля разрешения отбыть в горы вместе с ним.
-  Я должен воевать в войске людей. Оставшись здесь, я не прощу этого ни себе, ни Вам. Мне незачем жить без Алкарина. Если наше королевство обречено, в моей жизни нет смысла. Бесцельное существование - напрасный расход дней, поэтому я сам его прекращу.
   Две пары глаз встретились в безмолвном поединке, ни одна не хотела отступить.
-  Представь, мы одержим победу, но ты погибнешь в битве. Как тогда поднимать Алкарин без тебя?
-  Во-первых, страной будете править Вы. Значит моё отсутствие не будет таким уж великим несчастьем. Во-вторых, Вы подберёте на должность канцлера самого умного из моих бастардов. Не может быть, чтобы ни один из них не унаследовал хороших способностей. Представьте себе, поколения через два канцлером королевства по обычаю сможет становиться только бастард. Интересно было бы положить начало такой традиции!
-  Да, конечно, такое может случиться, если только твой сын, что станет канцлером не женится, как нормальный человек.
   Наркель Ирдэйн усмехнулся. Самой большой его слабостью была частая смена любовниц. Женщины рожали многих бастардов. Своих детей Наркель Ирдэйн признавал, правда, всегда стараясь проверить отпрысков на подлинность происхождения. Отец находил время для нескольких малышей и пары подростков.
-  Разве может незаконнорождённый не признавать и не любить своих бастардов, раз они появились на свет?! - отвечал канцлер всем, кто приставал с расспросами.    
   "Женщина это что-то странное, слезливое, переменчивое. Все хорошие леди достались другим", - в глубине души Наркель хотел бы иметь жену, которую можно любить до конца дней. Но женщины, что стала бы для него единственной, канцлер пока не встретил. Только в трудный разговор такие мысли вторглись случайно. Справившись с ними, Наркель продолжил убеждать короля.
-  Ради Алкарина я убил родного племянника. Никто не может сказать, что я его не любил. Разве у меня нет права участвовать в последнем походе людей на Вирангат и погибнуть в нём, если он окажется неудачным?! - глаза канцлера не уступали.
   Тогда сюзерен сдался.
-  Раз возможность сражаться дана каждому, так значит каждому. Для себя Айрик знал, он будет жить, даже если не останется надежды.
   "Разве можно умирать? Пока над землёй ещё светит солнце, и в живых остаются близкие. Гибель мира будет долгой, гораздо длинней человеческой жизни. К тому же, я едва ли способен прервать её собственной рукой. У крови, что выжила в трущобе, стремление к жизни гораздо сильней, чем стремление к чести. Увы, такова правда."

   После разговора с канцлером король отлично потрудился в кузнице, а потом до самого вечера играл с детьми. За эти две недели он облазил с ними все окрестности замка. Отец водил сыновей и дочку на речку и в лес, где учил их взбираться на деревья, собирать цветы и ягоды, первым подавая пример. Он пускал с детьми по воде кораблики и просто палочки и камешки, но сам в реки и ручьи не забирался, раз горная вода ледяная и быстрая.
   Арверн, Анрид и Найталь засыпали отца вопросами, Айрик старательно на них отвечал. Он впервые понял, с детьми может быть интересно, их разум рождает такие мысли, каких не бывает у взрослых.
   "Хорошо ничего не знать, тогда можно столько открыть! Но показывать малышам мир всё-таки ещё лучше!"
   Стремительные, прекрасные две недели пролетели. Наступила пора отъезда в горный лагерь, поэтому королевский замок и мирная жизнь казались людям особенно желанными.
   Айрик, Дийсан и Наркель простились с ней на рассвете, накануне они особенно долго тискали и веселили детей. Дийсан пела лучшие песни. Когда малыши заснули, она оставила их с трудом.
   "Обещаю вам, мои маленькие! Когда закончится этот поход, я больше никогда не пойду на войну! Я больше не могу на неё уходить! Ваш папа тоже останется дома, я его удержу! Чтобы не встретило нас: победа или поражение, для меня это будет последняя битва!"
   Король не слышал горячих надежд материнского сердца, Дийсан произносила их про себя. Только пальцы жены дрожали в его руке, когда они выходили из замка.
-  Ничего, не бойся, скоро вы с Норгаром встретитесь. Он будет рядом, когда придёт твой срок, – утешала менестрель королеву Нэйрин, что вышла их проводить.
-  Да, я скоро его увижу, а мы сделаем в замке всё, чтобы вашим малышам жилось у нас хорошо.
-  Спасибо тебе! - Дийсан улыбнулась сквозь подступившие слёзы.
-  Женщины, – протянул канцлер.
-  Женщины, – присоединился правитель.

   Через несколько минут они помчались вперёд к самому важному делу их жизни.
Едва увидев, что король Айрик прибыл в военный лагерь, Норгар несказанно обрадовался его появлению.
-  Наконец, вы прискакали. Поверите или нет? У меня на сердце так беспокойно. Всё снидает какая-то тревога, никогда такой не было. Завтра на рассвете, что есть духу помчусь в столицу! А сегодня передам тебе все дела! 
   Правитель горцев без жалости тряс руку короля Алкарина.
Они занимались делами до глубокой ночи. Норгар спешил, немилосердно гоняя подданных. Люди ещё прибывали, всех нужно где-то размещать и кормить, нужно собирать отряды для обучения, чтобы с ними работали хорошие наставники. Следует отправлять женщин и детей вглубь страны, пристраивать тех, кто остался. Забота о войске требует сотни мелких дел. Ещё Аларъян должны хорошо сражаться рядом с обычными воинами. Пока Айрик был в столице, у него появилась важная мысль. Он предложил её Норгару и наставнице школы Аларъян - Таниари Гильден.
-  Нужно сшить как можно больше палаток, какие создают Аларъян. Они - хорошая преграда для теневых. Мы убедились в их прочности на собственном опыте, когда объезжали крепости Алкарина, чтобы разбудить чаши силы, какие в них были.
-  Отлично, мы наделаем кучу палаток! главное, чтобы у вас обладатели дара такие нашлись! - загорелся новой работой горный король.
-  Я привлеку к изготовлению палаток как можно больше людей способных к такому труду, - пообещала Таниари Гильден.
   Вечером усталый Айрик обрадовался, когда Норгар, наконец, отправился спать. Король горцев провёл беспокойную ночь, предвкушая свидание с женой, пытаясь представить рождение наследника. Едва забрезжил рассвет, как он был в седле. Он помчался в путь, забыв позавтракать. Занятый бешеной скачкой, такой что едва не загнал коня, король прибыл в столицу через полтора дня и опоздал. Его супруга уже родила наследника престола. Роды начались ночью, оказавшись не трудными. Рядом с невесткой находилась Дийран и три пожилых повитухи. Женщинам помогали опытные служанки.
-  Какой большой! – воскликнула старшая повитуха, когда мальчик огласил комнату богатырским криком.
-  Из него получится хороший Инглар, – с гордостью произнесла Дийран, взяв внука на руки.
   "А вот кричит он как настоящий Дарнфельд!" - бабушка улыбнулась младенцу.
-  Дайте его мне, – приказала Нэйрин. - Вы же знаете, я буду кормить сына сама. 
Дийран бережно протянула ребёнка матери.
   "Наконец, ты пришёл к нам, малыш. Где же твой отец? Пусть он даст тебе имя, достойное короля!" 
   Как известно он появился в замке в этот же день.
-  Уже родился? Как же так, вышло-то?! – всё время удивлялся Норгар, узнав хорошие вести.
-  Вот так и случилось, быстро и очень легко, – ответила королю мать. – Пойдём, мы покажем тебе его.
-  Конечно же! Только я приму ванну, не хочу, чтобы сын в первый раз в жизни увидел меня грязным.
   Дийран улыбнулась. Роды всегда волнительны и страшны. Но теперь, когда они миновали, можно больше не волноваться, а искренне радоваться появлению здорового наследника престола.
   "Создатель, пусть здоровье не оставляет его и дальше, пусть он вырастет сильным, смышлёным, настоящим королём!" - горячо желала бабушка.
-  Какой крошечный!
   Удивился Норгар, как только увидел малыша. На лице отца появилась широкая улыбка. Король никак не мог поверить, что сморщенный человечек, что пищит на его руках, и есть его сын.
-  Неужели они такие бывают? - услышав голос отца, малыш закричал.
-  Да, вот такими они и появляются на свет. – отозвалась Нэйрин, немного бледная и счастливая.
-  Так оказывается мне ещё долго ждать, пока мой карапуз станет таким, как дети короля Айрика.
-  Да, года четыре, не меньше, а сегодня проведи для него церемонию наречения имени.

Продолжение здесь: http://proza.ru/2019/04/04/98


Рецензии
Здравствуй, Лидочка!
Спасибо за главу, дала нам всем отдых перед тяжёлыми событиями,
позволила побыть с любимыми героями, пока все живы и не началась битва, которая для многих станет последней...
Только бы Айрик и Дийсан остались живы, о большем и не прошу автора, так как знаю,без потерь не бывает войны.
Чувствуется, нарастающее волнение на фоне всё ещё мирных событий.
Вот бы им чашу найти и всем дать Алар!
Жду развязки и одновременно страшусь её...
В любом случае - благодарю тебя за проделанный титанический труд по созданию этого великолепного романа!
Чем бы не закончилась эта история - она уже навсегда останется в моём сердце!
С любовью, крепко обнимаю,

Натали Бизанс   06.08.2019 14:38     Заявить о нарушении
Спасибо, родная!
Даже не знаю, что тебе сказать. Конечно, в любой войне потерь бывает много, но большинство из них может остаться почти за кадром, потому что даже за самую большую книгу перед нами проходит горстка людей. Но для тяжести в сердце , наверно, бывает достаточно и одной. Сама всё увидишь. Придётся тебе принимать меня и прощать. Спасибо, хорошая моя, за заранее данное обещание! Осталось немного! Скоро придём туда, куда изначально было назначено.
Доброй ночи тебе! Очень хороших снов!

Лидия Сарычева   06.08.2019 22:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.