Песнь жизни. Фрагмент 72

Начало: http://proza.ru/2018/11/24/20

   Отправившись к себе в кабинет, Норгар с волнением пытался выбрать имя для сына, только оно отказывалось подбираться. Когда Дийран позвала короля в большой зал, в голове у него не осталось имён, кроме одного «Тальгер». Увидев, как Нэйрин протянула ему ребёнка, правитель едва собрался с силами, подавив растерянность.
-  Нарекаю тебя Тальгер! – вскричал он оглушительным голосом, который подхватил младенец и не менее громко, чем отец. Разрезав руку мечом, Норгар царапнул им по лбу ребёнка.
-  Правь страной достойно! Твоя судьба решена! Имя начертано! Да скрепится твоя судьба с именем кровью отца!
   Вычертив буквы имени сына у себя над головой, король облегчённо вздохнул и вытер пот со лба.
   Когда он уселся за праздничный стол, то выпил немало пива за здоровье крошечного наследника престола. В свои покои Норгар добрался, основательно покачиваясь. На другое утро за дела страны ему пришлось приниматься с больной головой.

   *****

   Наступила осень. Военный лагерь нужно было снабжать тёплой одеждой и топливом, поэтому ни одна овца не избежала летом стрижки, немало вековых деревьев оказалось повалено. Всё это везли на мохнатых лошадях в горы, где припасы и материалы принимали, распределяли то Айрик, то Норгар по очереди. Теперь их обоих влекли в Дайрингар дети. Возвращаясь назад, отцы привозили с собой улыбки, бесконечные рассказы о них. Глядя на радость друзей, безутешная Эрин проливала слёзы. Сколько раз холодными ночами она хотела выйти к теневым, чтобы те, наконец, её убили, прекратив страдание. Только крепкие руки мужа не давали женщине так поступить.
-  Зачем я нужна тебе? Я пустая! Совсем испорченная! - крича, Эрин, вырывалась из объятий Ратвина.
-  Не надо, постой. Ты самая сильная и красивая женщина на свете! Люблю я тебя, а вовсе не тех детей, каких ты могла бы родить. Глупая, я никуда тебя не пущу, ты останешься здесь под моей защитой. 
   Утром тоска проходила, позволяя воительнице даже смеяться. После завтрака она бежала сражаться в отряд родителей.
-  Быстрей! Двигайтесь скорей! Не давайте врагу сминать себя. Вы же Аларъян - цвет людей, что пойдут воевать ледяной край! – бранила учеников Сариан.
-  Даже я на одной ноге сражаюсь лучше, вас! Хватит быть добычей теневых и чёрных! - поддерживал Дальнир Аторм.
   Военные отряды в лагере делились по королевствам, из каких прибыли люди. Исключение составляли отряды Аларъян. В них входили алкаринцы, умевшие обращаться с силой, велерианцы и дайрингарцы, изучавшие её. Новых обладателей дара нашли Дийсан и Таниари Гильден. После долгих споров, каким, казалось, не будет конца, наставники Аларъян решили, обучать всех, у кого имелась сила, независимо от возраста, пусть раньше им приходилось заниматься только с детьми.
   Конечно, Эрин находилась в отряде обладателей дара. Сейчас на неё вдвоём наступали Хэриг и Гернил. По великой игре судьбы они и Горвил попали в одну пещеру, на соседние постели и давно стали приятелями. Непохожая жизнь, разная любовь, а цель одна. Вместе с супругом в лагере находилась Саен. Теперь она и шила, и стирала.
   "Ну вот, в горах я выполняю одновременно две работы, как на зло обе нелюбимые", – ворчала женщина скорей с улыбкой, чем с недовольством. Почему-то жизнь среди воинов её оживила принеся радость, какой она раньше не знала. Труд на свежем воздухе рядом с приятными женщинами. Саен понимала, в походе вернутся тяготы, начнётся кровь и смрад – такие же как в алкаринском лазарете. Однако женщина решила твёрдо, на войне она станет перевязывать раненых, ради Риа, ради собственной искалеченной жизни и других поломанных судеб.
   Невзгоды закалили Саен, она больше не та девочка, что мечтала прожить свой век с чистыми руками, найти неземную любовь, свалившуюся с неба словно подарок, волшебный и незаслуженный. Настоящее чувство пришло к ней тогда, когда лучше было его не встречать. Грязные бинты и запах страдания ничуть её не пугают. Саен - алкаринка. Значит, она отдаст родной стране единственное, что может: умелые руки для перевязки. Пока она занимается стиркой и шитьём, благо одного и второго в горах предостаточно.
   Сейчас, когда в работе выдалась свободная минутка, женщина смотрела, как сражается Гернил. Они с Хэригом бились расчетливо и умело, тесня Эрин. К ней на выручку стремился Кирвел. У него обнаружился скрытый дар Аларъян. Брату Дийсан пришлось служить в отряде обладателей силы.
-  Твой дар свернувшись в узел, искривился, почти погаснув, запутался. Ты же его не использовал. По дару Алар ты - плотник, – объясняла сестра, начиная петь вместе с силой воина. Нелёгкие занятия приносили много боли. Алар брата отчаянно скрипела, фальшивила, не отвечая на песню. Несколько раз наставница даже сбивалась с ритма. Вообще занятия с нераскрытыми Аларъян приносили сплошные испытания. Неразвитый дар был похож на дерево, что лишили питания, кривое и уродливое. Кирвел, как и другие это понимал.
-  Кто станет учить лорда плотничать? Не бери себе в голову лишнего, - утешал он сестру.
-  Если бы я не пела с раннего возраста то была бы такой же, как вы. Среди необученных с детства есть одно исключение – Айрик. Но раскрытию его дара помог медальон, теперь я ясно это чувствую.
   Юноша вздыхал, думая о многом. Жизнь изменилась, алкаринцы решили возвратить союзникам утраченное. Восстанавливать зачастую труднее, чем разрушать. Но придёт час, когда Алар снова станет общим достоянием. Такая истина давала веру в лучшее. Сейчас Кирвел сражался, рука об руку с Эрин, чувствуя, отважная девушка хороший соратник в бою.
   Внезапно на площадку для обучения влетел отряд алкаринских воинов. Они шли плечом к плечу. Впереди бежала Дайнис со своим острым мечом. Увидев Кирвела, она тотчас на него напала, нанося коварные удары. Юноша с трудом отбивался от них.
   "Какой он сильный и упрямый! - восхищалась юным лордом телохранительница. - Он почти такой же беспощадный, как я сама."
   Сердце девушки, наполнялось чем-то давно позабытым. Она ещё не понимала, что влюблена в Кирвела. Дайнис казалось, она просто восхищается его воинской статью и нравом.
   "А что я не выношу Вельниру, так она шумная, суетливая, только никто не замечает её недостатков, даже Дийсан. И чем ей понравилась жена брата? Насколько же утомительны вечера, которые приходится проводить с ней. Хорошо, Эрин часто приходит, но и её присутствие плохо помогает. Едва Кирвел появляется в палатке, как начинает смотреть на жену огненными, совсем глупыми глазами, это не подходит воину. Пусть бы постеснялся такие взгляды на неё бросать!" - наконец, Дайнис выбила из руки юноши меч.
-  При всём упорстве тебе не достаёт опыта, недоучка! - глаза телохранительницы зажглись лукавой насмешкой. 
-  Это не беда, мы же союзники! Значит ты поможешь мне получить воинский опыт, чтобы я не погиб по собственной глупости.   
   Молодой лорд широко улыбался.
   "Даже улыбка у него отважная..."

   Вечером в палатке госпожи, служанке снова пришлось встречаться с Вельнирой. Женщины обсуждали скорую поездку Дийсан в столицу. Она произойдёт, как только в горный лагерь вернётся Норгар. Болтая о мелочах, менестрель молчала о детях, чтобы не ранить подругу, но мысли её были полны малышами.
   "Скоро она их увидит. Тогда дети расскажут ей много нового. Хорошо, что они живут в замке весело, пусть и скучают по ним с Айриком."
   Засыпая возле короля, женщина ощущала присутствие детей, будто они рядом. Её сон оказался крепким, раз день был утомительным. Дийсан не слышала очередного нападения теневых. Ночные гости давно стали привычными.
   "Здесь, на землях людей враги утром должны улетать восвояси, но в Вирангате по слухам царит вечная ночь. Там теневым не придётся пугаться утреннего света", - понимание этого тревожило Айрика, наполняя сердце очередными сомнениями, что исчезали с рассветом. Утром в лагерь прибыл король Норгар, раскрасневшийся и весёлый.
-  Меня ужасно радует мой карапуз, представляешь, он мне улыбнулся! Ещё ничего не говорит, даже делать ничего не умеет, а меня уже узнаёт!
   Слушая восторги молодого отца, Айрик улыбался в ответ.
-  Всё, завтра можете отправляться в столицу, опять недели на две, потом поменяемся, я очень соскучился по здешней жизни. Если бы не Тальгер, примчался бы сюда на другой же день, такая в замке скука. 

   Так и шло: то дворец, то лагерь. Весёлое счастливое время с детьми, кипучее сложное время в горах. Наступила зима, теперь она назначала сроки пребывания в военном лагере и столице. Свои поездки правители вынуждены были осуществлять в промежутках между метелями. Тяжела и тосклива вьюга в замке, где осталось немного придворных, где нужно топить очаги посильней. Прижимая к себе сына, королева Нэйрин черпает от него тепло, чтобы душа от пурги не замёрзла. Рядом с внуком постоянно находится бабушка Дийран, когда дома Норгар, он тоже старается быть поближе к сыну. Когда в столицу приезжают Айрик и Дийсан, праздник наступает для их малышей. Арверн и Найталь носятся по длинным коридорам, не взирая ни на какую непогоду. За ними, как маленькие, бегают Лини и Нэти, а ещё сёстры-подростки Норгара.
   Пройдёт пара лет, они приобретут округлости и девичий румянец. Нрав их смягчится, девушки начнут мечтать о женихах и нарядах, но пока сёстрам Норгара ничего не нужно, кроме быстрой беготни за малышами, лошадей, собак, да весёлых приездов брата. Ещё девочкам нравится играть с королём Алкарина, неистощимым на выдумки.
   Когда затевали прятки, Айрик забирался вместе с супругой в такие места, где его было очень трудно найти, но король непременно помогал кому-нибудь из детей справиться со сложной задачей, причём так, чтобы счастливец никогда не догадался, что ему подсказали. В играх с переодеваниями тоже не было лучшего затейника, чем правитель Алкарина, когда он изображал страшного злодея. Коварный враг гонял по замку отважных воинов, угрожая жестокой расправой. И вдруг грозный злодей сдавался смелости маленьких защитников, чтобы добро победило зло, по крайней мере, в детстве.
   Так люди сопротивлялись зимней тоске. Ночами, лёжа под одеялами все прижимались друг к другу, в метель плохо тем, чья постель одинока. Но как ни тосклива зима в замке. В лагере она страшна. Над горами мечется ветер, он воет, свистит, точно миллионы призраков прилетели отомстить живым за неутраченое тепло.   
   В свисте ветра ночью носятся теневые, летают над пещерами, поют жуткими голосами. Чёрные Аранъяр воют о безнадёжности. Нет, людям никогда не победить Вирангат, всё живое однажды становится мёртвым. Воины жгут огонь в очагах, тесно прижавшись друг к другу. От тоски и бездействия, то и дело вспыхивают ссоры и драки, Айрик и Норгар своей волей их гасят.
   Правителю Алкарина было гораздо трудней, чем королю Дайрингара. По ночам душа Айрика металась вместе с теневыми, теряя веру в огромное дело, что он сам  поднял.
   "Что такое Вирангат? Какова его суть? Как можно справиться с ней?"
Приходили неотвязные вопросы. Однажды в метельную ночь, когда он крепко прижимался к Дийсан, в голову короля в первый раз закралась мысль: "Мне нужно отправиться к чёрному замку, словно лазутчику в стан врага. Может там разрешатся все сомнения. Где не пройдёт целое войско, там проберётся единственный человек, что должен понять истину. Два исхода ждёт рискнувшего добраться до ледяного края: люди выходили из него полутеневыми, либо оставались навеки.
   "Но однажды я уже отверг Вирангат. Я знаю, чем с ним сразиться. Если в чёрном замке умирали все, это не значит, что из него вообще невозможно выбраться.Надо попробовать. Разве можно победить врага? Когда никто не бывал в его логове, не узнал, как оно расположено."
   Появившись однажды, мысль о пути в Вирангат всё время будоражила разум короля.
Однажды не выдержав, он поделился ею с Дийсан.
-  Когда мы пойдём в поход, мне можно отправиться в чёрный замок. С войском останутся король Норгар и Дальнир Аторм. Они отлично умеют воевать. В сражении я не так уж нужен.
   Айрик, забудь даже думать об этом безумии! Ты погибнешь в чёрном краю! Никогда не вернёшься! Там, где царит мгла, нет места жизни. Я знаю очень много легенд и песен. Никто не вышел из тьмы прежним, никто! Пусть дерзкие сердца готовые сразиться с врагом в одиночку находились во все века, - Дийсан тряхнула супруга за плечи, словно стараясь вытрясти из него страшную мысль.
-  Мы должны идти в Вирангат только вместе, все люди, вот наша единственная возможность, иначе - смерть. 
-  Воину всегда грозит гибель. Узнав врага, как можно лучше, можно нанести по нему точный удар. Я хорошо подхожу для тайных дел. Вдруг у меня получится возвратиться из мрака живым, а я никогда того не узнаю?
-  Хорошо, если решишься идти в Вирангат, я последую за тобой, поддержу тебя в царстве льда и скал.
-  Нет, Дий, твоей песне не надо встречаться с потусторонним холодом, она слишком живая и светлая.
   За долгую метель, Айрик обсуждал возникшую идею с ближними союзниками. Все они были против.
-  Это вьюга, это блажь, выглянет солнце и тёмные мысли тебя оставят, - взгляд Дальнира Аторма был суровым, печальным. - Скажу прямо. Думаю, по ночам в твоей крови просыпается Дивенгарт. Страшная связь, что однажды родилась между вами, никогда не исчезнет бесследно, не подпитывай её отчаянием.
-  Такая смелость окажется глупостью. Твоя попытка не принесёт никакой пользы. Ни мёртвый, ни полутеневой, ты людям ничем не поможешь. Может статься, просто погибнуть, будет для тебя счастьем. Прислужником тьмы быть гораздо страшней. Один раз избежав перерождения, не стоит вторично лезть на рожон! - Сариан тоже была непреклонна.
-  Уж если кому-то и надо идти в Вирангат, чтобы разузнать какой он, так это любому воину из обычных людей, но точно не королю. Пошли меня, если надо! Я отлично умею сражаться! - Ратвин был как всегда отважен.
   Под влиянием разговоров мысль затаилась на дне души, но никуда не ушла,
оставшись тлеть огоньком под слоем серого пепла.

   В первый же солнечный день король с супругой поскакали в столицу. Снег хрустел под копытами коней, мороз щипал щёки. Идея отправиться во мглу теперь казалась Айрику безумной.
   "Разве можно уйти в царство льда и скал от яркого солнца? От таинственных глаз моей Дий? От детей с их наивным любопытством? Не зря говорят: из Вирангата обратного хода нет. Не иначе, частица Дивенгарта, что таится в душе, звала меня во тьму. Спасибо Творцу! Я избавился от мрачных желаний."
   Королю захотелось очертить над собой знак Создателя, что бы он отогнал тень.
Приехав в мирный замок, правитель скоро узнал радостную весть: провидица судьбы Айдрин Тарир родила маленькую девочку, назвав дочку Вейлин. Малышка была совсем крошечная, но здоровая. Сердце суровой женщины смягчилось, в глазах появился свет.
   "Ты родилась! Значит, надежда Алкарина не утрачена! Я верю, Создатель не пошлёт провидицу для страны, погибшей безвозвратно. Спи, моя родная. Придёт время, когда горести мира обрушатся на тебя, но я буду рядом и помогу. Как помогла мне когда-то Лейдан. Я очень давно не вспоминала её. Моя мать - единственная душа, что любила меня беззаветно, потому, что я есть. Творец, тогда я не успела проститься с ней!" - по щекам Айдрин катились слёзы. Однако, провидица судьбы улыбнулась, когда Айрик и Дийсан пришли её навестить.
-  Можно мне подержать твою доченьку? – попросила менестрель.
-  Конечно, возьми её.
-  Да она совсем крошечная, - Дийсан нежно покачивала малышку на руках.
   "Арверн и Найталь были больше неё, пусть поместились во мне вдвоём." 
Пока Дийсан носила Вейлин по комнате, провидица судьбы пристально вглядывалась в черты короля. Айрику показалось, в её глазах затаилась тень печали и невысказанный вопрос.
-  Если хотите о чём-то меня спросить, спрашивайте. Не надо меня бояться. Скажите всё, что назначено мне судьбой, даже если такое знание принесёт печаль. В предстоящем походе нам понадобится помощь провидения, он почти безнадёжен.
   Синие искры смотрели прямо. Глаза Айдрин опустились.
-  Если такова будет воля Творца, однажды ты сам всё узнаешь. Побыв ещё немного у провидицы король и королева Алкарина отправились к своим детям.
Они как всегда обрадовались родителям.
-  Пойдём кататься на санках, хотим на саночки! На горку хотим! – закричали малыши хором. Даже Анрид присоединился к брату и сестре. Сдавшись, Айрик и Дийсан поспешили одеваться для прогулки, Лини и Нэти принялись одевать детей.
   Катание получилось весёлым. Арверн и Найталь, спускаясь с горки, падали и смеялись, барахтаясь в белом снегу, особенно, когда отец их подталкивал. Даже Анрид, сидя на руках у Айрика, который катал его на больших санях, визжал от восторга. Глаза малыша блестели.
   В замок вернулись вечером, голодные и счастливые. Пока родители были в столице, катания совершали каждый день, потому что метели отступили. Когда наступила пора возвращаться в лагерь, вообще, пришла оттепель. Нэйрин и Дийран провожали отбывающих в сыром воздухе, что пах по-весеннему.
  "Скоро отправляться в поход, – с волнением подумал король подхлёстывая коня, чтобы он сорвался в галоп.
-  Начатое дело нужно завершить. Этой весной, так или иначе, многое станет ясно."
Скакун рвался вперёд, опережая тревогу. Под стук копыт правитель радовался погожему дню.

   *****

   Весна покрыла свежей зеленью горные долины. В Дайрингар прилетели птицы, в воздухе разлились терпкие ароматы. Тёплым днём королям было непросто усидеть в палатке за разбором свитков отчётов. Сколько человек состоит в войске, откуда взято продовольствие, сколько непроницаемых для теневых палаток сшито Аларъян.
-  Когда же эти дела закончатся? – в сердцах воскликнул Норгар.
-  Мне не терпится взять в руки меч. Я скоро разрублю проклятую стопку пергаментов, чтобы не возиться с ними.
-  Ничего, впереди целый вечер. Тогда и станем сражаться между собой, пока не заснём, - Айрик, вгляделся в свиток с жалобой лорда. По мнению хитреца он вовсе не заслужил того, чтобы часть его крестьян вступила в войско, и тем более чтобы снабжать воинов зерном.
-  Вот, восхитись редкой верностью одного из твоих подданных, - правитель Алкарина протянул свиток горному королю.
-  Моего отца на него нет! Он бы этому лорду или голову с плеч смахнул или отравил по-тихому.
-  Да, иногда милосердие не идёт власти на пользу.
-  Зря я оставил Вильдура в замке! Где там твой Наркель? Ты говорил, он обещал нам помочь с чтением нудных свитков. 
   Канцлер учится владению мечом, такое занятие ему не по душе, но он упорно сражается. Значит нам придётся пока поработать одним.
-  Если твоему Наркелю по сердцу свитки, давай ему их отдадим. Пусть он с головой погрузится в документы.
-  После обеда это произойдёт.
-  Обед, неужели он настанет? 
   Долгожданная трапеза пришла через час. Как и в замке, она была общей, только здесь воины и люди, что обслуживали их нужды, имели возможность есть на свежем воздухе. Пища была простая: чёрный хлеб, каша, мясо да травяной отвар, всё очень вкусное. Люди ели с удовольствием. Окинув взглядом большую площадку для обучения, сейчас превратившуюся в столовую, Айрик нашёл, где присела Дийсан. От усталости она была бледная, с большими кругами под глазами. В последний месяц наставница только и делала, что упорно пыталась хотя бы немного открыть дар у новых Аларъян.
   "Пусть обладатели силы не овладев ремеслом, только научатся направлять Алар в меч, заставив её сражаться, чтобы сила и ловкость удесятерились это будет большая победа", - менестрелю казалось, всё её тело колют иголки, даже дышать трудно.   
   Бережная рука супруга, то ли поправившая, то ли растрепавшая ей волосы, казалось, придала ей сил.
-  Гора свитков не уменьшается? - женщина захотела услышать родной голос.
-  Как только один слой разберём, столичным ветром новый приносит, но это привычное зло. С твоей усталостью оно ни в какое сравнение не идёт.
-  Ничего, когда начнётся поход, мне станет легче, тогда я уже не буду столько времени отдавать нашему безнадёжному обучению.
   Едва Дийсан замолчала, как к ней и Айрику подсели Кирвел и его жена. В последние дни Вельнира сильно грустила. Она собиралась идти в поход вместе с мужем, как вдруг её застало одновременно радостное и грустное известие. Вельнира ждала ребёнка.
-  Радостное: род Карэль продолжится, грустное: вместо Вирангата женщина попадёт в королевский замок. По ночам Вельнира плакала.
-  Как же я оставлю тебя среди опасностей? – шептала она Кирвелу. - Ничего, когда я вернусь из похода, меня уже будет ждать маленький сынок или симпатичная дочка. Когда будешь производить малыша на свет, помни, что я буду рад и дочери, и сыну, главное, чтобы ребёнок появился крепким и не принёс вреда своей маме.
-  Конечно, я буду помнить твой наказ, и твой наследник непременно родится крепким! - Вельнира погладила светлые волосы мужа. – И знаешь, Кир, если ты не вернёшься к нам, я выращу его достойным человеком, только ты всё равно не вздумай погибать в военном походе!
-  Даже не собираюсь, но я очень тебе доверяю, я знаю, ты меня не подведёшь, - Кирвел нежно поцеловал жену.

Продолжение здесь: http://proza.ru/2019/04/04/103proza.ru/2019/04/04/98


Рецензии
Улыбнулась, прочитав о совсем земных привычках:"Потом король уселся за праздничный стол, где выпил немало пива за здоровье крошечного наследника престола, поэтому в свои покои Норгар добрался, основательно покачиваясь. А на другое утро за дела страны королю пришлось приниматься с больной головой"...

Неужели Дайнис влюбляется в Кирвела? Никак не может автор без новых душевных трагедий))) И Айрик мучается тоже:"- Что такое Вирангат? Какова его суть? Как справиться с его сутью? Душу Айрика мучили неотвязные вопросы". И всё бы ничего, если бы не тайна Чёрного замка...

Новая тайна?!! Ну а между тем пока пришла лишь новая весна и новые ...надежды!
С неизменным уважением и ещё одной надеждой, что все любимые герои останутся живы и будут счастливы,)))

Элла Лякишева   09.07.2019 11:23     Заявить о нарушении
Так тайна же очень старая, ещё из первой части произведения, через весь сюжет она проходила. Когда-то люди должны многое разгадать.
Конечно, привычки у них вполне земные. Раз пиво есть, надо его пить. С ответной улыбкой поэтому поводу.

Лидия Сарычева   10.07.2019 10:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.