Маска

1.

Новость мгновенно облетела всю Антенарию. Чему удивляться – такова жизнь в провинции, где даже самое незначительное событие претендует на сенсацию. А уж тем более, если кто-то приезжает из столицы. Знаменитости наш холодный край не баловали со времен Первой мировой войны, когда здесь ненадолго останавливался какой-то важный русский военный чин. Миновало почти восемьдесят лет. За это время имя и звание большого гостя совершенно стерлись из памяти. Последние годы Антенарию посещали зимой лишь студенты-лыжники, а летом – сонные любители рыбалки из соседнего уездного городка. Да и как до нас добраться? Единственная связь с внешним миром – с материком, как у нас говорят, – ночной теплоходик, останавливающийся на десять минут по пути из Ландории в Портику.
Про этого гостя сразу стали говорить, что он – выдающийся человек, не то знаменитый политик, а может известный на весь мир поэт или художник.  Поскольку другого транспорта у нас нет, прибыл он, как все решили, на нашем сонном теплоходике и поселился в «Метрополе». Так называется наша маленькая городская гостиница. Сопровождал его африканец, черный, как вакса, и со свирепым лицом. Одно только появление в нашем городке столь фактурного охранника вызвало переполох среди женщин и детей! Желая сохранить свое инкогнито, именитый гость скрывал лицо маской. Снял самый дорогой номер, именуемый в прейскуранте «люксом», с видом на горы и балконом, выходящим на центральную площадь. Все общение таинственного босса с внешним миром происходило через строгого африканца.
Утром следующего дня гость, тщательно скрываемый гримом, провел пресс-конференцию для Фэя, единственного в городке журналиста, для чего в нескольких экземплярах выпустили специальный пресс-релиз. Впоследствии, его красочно украшенные экземпляры, как драгоценный сувенир, отельер стал с важностью раздавать своим самым близким друзьям. Журналисту гость рассказал, что в Антенарию приехал на некоторое время отдохнуть, набраться новых идей и сил для будущих грандиозных свершений. Ради этой поездки отложил несколько важных встреч, упомянув Микеланжело Антониони, датскую королеву Маргрете и генерала Чейни. По некоторым намекам репортер сделал вывод, что за таинственной маской скрывается известный киноактер. Гость снисходительно подарил ему свой автограф на пресс-релизе, но разобрать имя оказалось невозможно.
Пока проходило интервью, в холле и под окнами гостиницы собрались видные представители местного общества. Впервые за всю историю гостиницы в ее крохотном ресторанчике не оказалось свободных мест. Отельеру Винсу пришлось спешно нанимать еще одну официантку и устраивать столики на улице.
– Конечно, я его сразу узнал, – доверительно шепнул на ухо бургомистру Нау отельер. – К нам приехал Сильвестр Сталлоне!
– Не очень он похож на Сталлоне, – возразил директор гимназии Роке. – Наш – высокий. Ростом, как Фэй, даже еще выше и возрастом не подходит!
– Это – Роналдо, «зубастик»! – уверенно заявил городской прокурор Пикт. – Восстанавливается после завершения карьеры в нью-йоркском «Космосе».
– А почему тогда не Билл Гейтс? Вы все путаете, уважаемый. Ваш любимый футболист – темнокожий, – возразил бургомистр.
– Тогда Лотар Маттеус, чемпион мира! – не унимался господин Пикт.
–Успокойтесь! Только я один знаю правду, – продолжил градоначальник.– С месяц назад пришла депеша из столицы, что к нам наведается важная персона…
– Тогда почему вы молчали об этом? – прокурор был явно обижен. – И кто же это?
– Рональд Рейган! – выпалил бургомистр.
Отельер отвернулся, едва сдерживая смех.
– Вы, вероятно, шутите, – отыгрался прокурор. – Наш гость, разумеется, большой человек, но не надо фантазировать.
Тут интервью закончилось и репортер вышел к публике.
– Ну, что? – строго спросил Фэя бургомистр. – Гость открыл вам свое имя?
– Просил не разглашать, – замотал головой репортер. – Поэтому сказать не могу!
– Да мы вас под суд! – возмущению господина Пикта не было границ.
– Хорошо, хорошо,– пошел на попятную Фэй. – Понимаете, не рассмотрел за маской.
– Вы издеваетесь?! А глаза, волосы, рост? Голос, наконец? – рявкнул на озадаченного репортера начальник полицейского участка Джой.
– Что вы на меня кричите?! Сами бы пошли и проверили документы!
– Нет, так не пойдет, – запротестовал бургомистр. – Нам еще скандала не хватало! Антенария – добропорядочный город. За столько лет к нам впервые приехал по-настоящему знаменитый человек, а вы предлагаете напустить на него полицию. К тому же он может скрываться за псевдонимом, понимаете? Вы же, журналисты, такие дотошные. Папарацци! В замочную скважину загляните, любую мелочь схватите!
– Давайте выкладывайте, не валяйте дурака. А то мы вас тряхнем как следует! – выступил вперед громила Джой.
– Ну, хорошо. Вот прихватил зубную щетку. На память, – признался Фэй.
– Отдадите ее нам! – подала голос директриса городского музея Рози.
– Мы вас не про это спрашиваем, – продолжил допрос начальник полицейского участка.
– Это – последнее, что удалось утащить, – репортер протянул бургомистру фотокарточку. – Стояла на столике возле камина.
– Вот, сволочь, все крадет! – рассвирепел Джой.
Все стали рассматривать фото. С пожелтевшей карточки смотрела незнакомая девочка лет пяти.
– Да этому цены нет! – воскликнула директриса музея.
– Кто это? – посмотрел на нее бургомистр.
– Я не знаю! – пожала плечами госпожа Рози.

2.

В тот же день гость через отельера сообщил о желании встретиться с городским начальством. Бургомистр Нау тщетно пытался разыскать полиглота Фэя, но тут выяснилось, что переводчиком будет африканский охранник. В сопровождении главного полицейского Джоя бургомистр переступил порог гостиничного люкса. После они также не смогли рассказать ничего вразумительного о именитом визитере, поскольку разговаривать с ним пришлось через ширму. Маска оказался немногословен и говорил довольно тихо. Сказал принятые в таких случаях дежурные слова и попросил обеспечить покой. После чего, всем любопытствующим возле гостиницы господин Нау настоятельно предложил разойтись.
Визитер не покидал номер, но спустя часа три произошло еще одно значительное событие. Африканец передал посыльному мальчишке несколько телеграмм, которые надлежало отправить по почте. Корреспонденция, естественно, сразу попала в руки бургомистра. Молниеносно в мэрии собралась все та же компания.
Первая телеграмма была адресована королеве Бельгии в Брюссель и содержала следующие слова, написанные по-французски: «Добрался хорошо. Беспокоиться не стоит. Преданный Вам Грегори».
– Грегори Пек! – предположил господин Нау.
– Ерунда! Наш намного моложе, – возразила госпожа Рози.
– Грегори, Грегори, Грегори… Кто же это может быть? – размышлял директор гимназии Роке. – Читайте следующую.
Во второй телеграмме, направленной в Нобелевский комитет в Стокгольм, по-немецки сообщалась: «Выступление и банкет откладываются. Должен отдохнуть. Стиви».
– Теперь понятно! Стивен Кинг. Как мы сразу не догадались?! – воскликнул господин Роке. –  Мистика, загадки – все в его вкусе.
– А при чем тут Нобелевский комитет? – удивился господин главный полицейский.
– Понимаешь, Джой, там есть премия по литературе, – пояснил бургомистр.
– Точно! Через своего африканца Стивен Кинг запросил пачку писчей бумаги, – подтвердил отельер Винс.
– Не хотите ли Вы сказать, что он пишет от руки? – отрицательно покачала головой госпожа Рози. – Давайте третью.
«Доехал отлично. Здесь премилые люди. Бургомистр просто чудо. А еще – местный репортер, талантливый малый».  Все это прочли в последней телеграмме на имя шейха Аль-Муалле из Умм-Эль-Кайвайна за подписью Боба Дилана.
Фэй аж присел, открыв рот.
– Вот это да! Какая развязка! – чуть не упал господин Винс.
– Как это все понимать? – развела руками госпожа Рози.
– Что тут понимать?! Боб Дилан собственной персоной! – подтвердил господин Нау.
– Что ж, поздравляю! Вероятно, вас теперь вызовут в Америку. Вместе с Фэем. У музыканта огромные связи! – Винс с жаром пожал руки бургомистру и репортеру…
– Полицию никто не любит, – заметил разочарованный Джой.

3.

Бургомистр обещал Маске, что горожане не будут досаждать ему своим вниманием.  Антенария соблюдала правила. Чаще всего гость выходил погулять в город и его окрестности рано утром или в сумерках. Он не избегал простых жителей и даже мог немного пообщаться. Детям не отказывал в автографах. Каждый раз подписывался по-разному, всегда неразборчиво, на всем что попадалось под руку, – открытках, журнальчиках или книжках, а иногда на одежде или сумках. Вместе с подписью Маска оставлял простые пожелания, типа «слушайся маму», «будь внимательней в горах», «учись хорошо», «осторожно со скутером» и т.п.  Горничной подписал книгу Стивена Кинга «Кладбище домашних любимцев»: «С благодарностью за гостеприимство. Будьте добры! От мастера ужасов С.К.» Отельер Винс на плакате с Аленом Делоном заполучил следующую запись: «Спасибо за лучшие дни в моей жизни! А.Д.» 
Когда Минк, сын прокурора, подкараулил знаменитость на выходе из гостиницы, тот черканул несколько слов на его футбольном мяче: «Будущему чемпиону от чемпиона мира. Уважай старших и не обижай девочек!»
– Каким именем тебе подписать? – спросил он мальчишку.
– Конечно, своим. Лотаром Маттеусом, – ответил Минк.
– Разумеется!
И гость поставил малопонятную заковыристую подпись.
Впоследствии все нравоучительные наставления и автографы, оставленные Маской, стали ценными раритетами и продавались в антикварной лавке. А один, сделанный на старой виниловой пластинке, по слухам, даже продали на аукционе в столице за сто тысяч долларов, официально подтвердив подлинность ее принадлежности Бобу Дилану.
Спустя несколько дней бургомистр через африканского охранника обратился с просьбой об аудиенции у знаменитого гостя. Тот назначил время и предупредил, что не сможет уделить больше десяти минут, притом без каких-либо фотографий и при сохранении инкогнито. Когда господин Нау вошел в номер, его встретил долговязый господин в густом гриме, темных очках и густой высокой шевелюре, похожей на парик.
– Простите, что сохраняю анонимность. Вы же понимаете, что как только поклонники узнают, где я отдыхаю, как сюда слетятся толпы со всех концов мира, – странным сиплым голосом пояснил хозяин люкса.
– Да, конечно…
– И лица не могу открыть. Все из-за проклятых папарацци. Вот и этот ваш репортер – шустрый малый, украл фотографию любимой племянницы.
– Мы его жестоко накажем и все вернем! – попытался убедить гостя бургомистр.
– Не стОит. Он – добрый малый, разбирается в искусстве. Театрал.
– Театрал?– удивился бургомистр.
– Представьте себе. А по поводу пропажи, у меня есть еще точно такая же карточка. Я привык к такому поведению репортеров и ношу целый набор одинаковых фотографий. Так, о чем вы пришли просить?
– Это все школьники. В воскресенье хотят устроить музыкальный фестиваль в вашу честь. Я понимаю, вы приехали отдохнуть. Ребятишки придут сюда на площадь перед гостиницей. Может, вы выйдете на балкон и скажете им несколько слов?
– Я вас просил… Но детям отказать не могу. Конечно, я скажу им несколько слов в назидание.
Вечером весь город собрался на площади. Чуть в стороне за происходящим наблюдали бургомистр и главный полицейский. Школьная группа притащила технику и сыграла в честь гостя несколько вещиц своих и из репертуара Боба Дилана. Ждать пришлось долго. Наконец, когда совсем стемнело, заморская звезда появился на балконе. Он посмотрел на транспарант «Спасибо, Боб!». На несколько мгновений приподнял темные очки и снял шляпу. Гость даже позволил всем желающим сфотографировать себя. Господин Винс тщетно попытался разыскать среди толпы Фэя, чтобы попросить сделать отдельный снимок гостя, на котором была бы видна вывеска гостиницы. Из-за недостатка света рассмотреть лицо гостя было трудно и кроме бесформенного темного пятна на балконе на фотографиях ничего не получилось.
– Я рад оказаться среди Вас в этом чудесном городе! – сказал знаменитый визитер. – Во всем мире нет столь замечательных людей! Спасибо за веру, добродушие и любовь! Я навсегда останусь среди вас!
– Может, вмешаться? – неожиданно предложил господин Джой бургомистру.
– Зачем? – удивился тот.
В то же самое время великодушный гость спешно вернулся в комнату и выключил свет.
Больше его никто не видел.

Самая короткая и загадочная глава

Вечером следующего дня африканец пришел к господину Винсу рассчитаться за номер.
– А что, ваш хозяин покидает нас? Так быстро? – отельер был расстроен.
– Мой наниматель уже покинул отель, – еще больше удивил охранник знаменитого гостя.
– Как же так? Когда?
– Рано утром. Он предупредил, что если не вернется к семи после полудня, значит, я свободен.
– На чем же он уехал? Сегодня не было рейсов.
– Меня он не ставил в известность.
– Простите, разве вы приехали не вместе? – внезапно в голове господина Винса возникла догадка.
– Нет. Мы встретились здесь, возле отеля. У черного входа…

Эпилог

– Вы понимаете, что это означает?! Нас провели. Не было в Антенарии никакого знаменитого гостя! – негодовал господин Винс.
Сохраняя удивительное спокойствие, бургомистр усадил гостя в кресло.
– Хотите коньяку? – спросил он.
– Вы, вероятно, меня не поняли?!
– Почему же? Был, не был… А кто знает, был ли у нас вообще кто-то прежде? Все эти разговоры про русского генерала…
– Что вы имеете в виду?
– Мы живем в забытом Богом краю. Здесь никогда никого не было, нет и не будет. Кто бы это ни был, он подарил нашему городу шанс. Вот и мой сын молится на фотографию, хотя на ней ни черта не видно. И что я ему должен сказать? Что в его жизни никогда не было Стивена Кинга, Боба Дилана и Лотара Матеуса, или кем он еще там представлялся. Не было и никогда не будет?
– А что если настоящие Боб Дилан или Ален Делон узнают про все, что здесь происходило?
– Какое им дело до нас с вами?
Господин Винс задумался.
– Сто, – наконец, произнес он.
– Не понял?
– Лучше сто пятьдесят. Вы предложили коньяк.
– То-то. Но согласитесь, как же было здорово!
– Действительно! Кто бы мог предположить, что в моей гостинице целую неделю будет жить сам Боб Дилан! Как вы думаете, а все остальные это понимают?
В ответ бургомистр улыбнулся и они выпили коньяк.

10 марта 2019.


Рецензии
Хороший рассказ, понравился.
С дружеским приветом
Владимир

Владимир Врубель   05.04.2019 18:03     Заявить о нарушении
Спасибо Владимир!

Юрий Николаевич Егоров   05.04.2019 18:20   Заявить о нарушении
Возможно, Вы правы, но в голове ничего не осталось. Должно, стар стал и глуп.
Светлой Удачи!

Роберт Хорошилов   11.04.2019 09:13   Заявить о нарушении