Вавилон возле гастронома

Весна пришла в город как-то вдруг и сразу. Казалось, еще вчера по ночам довольно прилично подмораживало, да и дневное солнышко, хотя и светило ярко, но большого тепла не давало. И только начавшие появляться первые лужи, за ночь снова промерзали до самого дна. Да и ветер, еще совсем не веселый, не несущий ни капли теплого воздуха, не давал жителям города расслабиться после зимы и снять с себя тяжелую теплую одежду.
Зима как будто не желала сдавать свои позиции, стойко охраняя их ночными заморозками и периодическими высыпаниями холодной и неприятной ледяной крупы. Весна появлялась на городских улицах лишь на короткое время, после полудня, когда яркое солнышко пробивалось сквозь облака и успевало хоть немного согреть воздух. Это была как будто разведка боем, словно перед тем, как войти в город окончательно, весна внимательно изучала все те позиции, которые ей потом придется занимать.
И вот её черед настал – солнышко начинало прогревать воздух и первые проталины на земле уже с самого утра, а к полднику становилось настолько тепло, что жители города начинали расстегивать теплые пальто и куртки, а самые смелые подростки шли из школы, игнорируя головные уборы. Чем, конечно же, вызывали частое недовольство взрослых, особенно старшего поколения, которые с осуждением качали головами, кутаясь в воротники от еще очень свежего ветра. Такое уж тогда было время, время, когда нынешние сорокалетние и пятидесятилетние еще учились в школе. То время, когда взрослые на улицах не проходили мимо мальчишеских драк, а всегда разнимали их, не преминув прочесть целую лекцию нравоучений.

А когда весна начинает вступать в свои права, то она приносит с собой и свои непременные атрибуты. Такие, как бесконечную звонкую капель, как чириканье птиц, радующихся теплу и свету, и конечно же, увеличивающиеся в размерах лужи и бегущие все стремительнее ручьи. Последние атрибуты особенно нервировали взрослых жителей города, которые ворча и проклиная коммунальные службы, перепрыгивали через эти ручьи и вынуждены были обходить внушительные по размерам весенние городские водоемы.
Однако, как это часто бывает, то, что у взрослых вызывает лишь озабоченность и недовольство, для детей и подростков является самым желанным развлечением.
Попутно можно заметить, что тех ручьев, которые порой с веселым журчанием пересекали чуть ли всю улицу от начала и до конца, сейчас почему-то не наблюдается. То ли городской рельеф стал каким-то иным, то ли погода как-то переменилась. Однако, замечено, что даже при немалом желании в нынешнее время найти в городе подходящие ручьи удалось бы с трудом.
Стоит заметить, что и нынешним детям, которые с раннего возраста проводят время, уткнувшись в смартфоны и прочие гаджеты, сложно понять многие из тех развлечений, в которые, позабыв о времени, погружались их родители. Но в те, далекие уже времена – ручьи и разлившиеся лужи, представляли для жителей города среднего и младшего школьного возраста, идеальный полигон для многих задумок. Правда, стоит заметить, что только для мужской половины этих жителей, девочки, как было замечено, к подобным развлечениям проявляли интерес намного реже.

Вот и в описываемый нами день, улица весеннего города была заполнена водой, которая весьма активно перетекала из одних луж, что располагались повыше, в те лужи, что были расположены в низинах. И поскольку время было как раз – после полуденное, то на улицах появилось немалое количество молодых людей школьного возраста, которые возвращались из школы домой. И конечно же все эти многочисленные ручьи не могли остаться без внимания представителями подрастающего поколения.
Вот и сейчас, мимо вереницы из нескольких магазинов, расположенных на первых этажах стандартных советских пятиэтажек, двигалась стайка школьников класса этак пятого или шестого. И двигались эти школьники не просто так, а явно вдоль весьма полноводного ручья, который весело журчал, начинаясь от почтового отделения, пробегал мимо «Булочной», затем миновал Гастроном, после него падал с целого каскада ступенек возле «Цветочного». После чего омывал своими водами набережную, образованную ступенями магазина «Книги», и впадал в настоящее море, имевшее в поперечнике не менее двадцати метров возле «Культтоваров».
Самое интересное, что на другой стороне тротуара, той, что была ближе в проезжей части, тоже протекал ручей, почти такой же полноводный, как и первый. Начинался этот ручей чуть дальше, чем было отделение Почты, видимо пополняясь водой из нескольких луж на проезжей части. А вот заканчивался он там же, где и первый – то есть в море возле «Культтоваров».
И то обстоятельство, что сразу два ручья текли практически рядом, сильнее всего и привлекали школьников.

Школьники при этом разделились на две группы, одна облюбовала тот ручей, что протекал вблизи фасадов учреждений, вторая двигалась вдоль ручья, который журчал на другой стороне тротуара.
Тот ручей, что омывал своими водами степени почты и магазинов, выбрали двое пацанов, внешность которых представляла резкий контраст друг с другом. Один из них был довольно плотным, розовощеким крепышом, из-под шерстяной шапки домашней вязки которого выбивались непослушные пряди светлых волос. Второй был прямой противоположностью первого – чуть пониже ростом, худенький, кареглазый, с темно-русыми волосами, которые были видны под сползшей набок шапкой типа «петушок».
Возле второго ручья тоже суетилось двое мальчишек, которые были столь же не похожи, как друг на друга, так и на ребят из соседней компании. Один из них был очень высоким, нескладным парнем, носившим куртку с капюшоном, вероятно из-за своей немалой нелюбви к головным уборам. Из-под этого капюшона торчали рыжеватые вихры, которые постоянно сползали на лоб. Его напарником, напротив, был совсем невысокий коротышка, издалека похожий на этакого пухлого медвежонка, голову которого украшала совсем уж детская, какая-то «не пацанская» шапка, которая наверняка не раз служила поводом для насмешек со стороны тех мальчишек, в чей ближний круг он не входил.
Мальчишки явно вошли в азарт, прыгая с берега на берега возле журчащих ручьев, они уже были забрызганы с ног до головы, а уж про давно промокшие ботинки и говорить было нечего. Развлечение было в самом разгаре, и далеко по улице разносились веселые и в тоже время весьма серьезные комментарии, которыми ребята обменивались во время игры.
При этом внимательный наблюдатель наверняка бы сообразил, что по истории мальчишки сейчас явно проходят Древний мир, а если точнее, то период расцвета государств Междуречья и Египетских царств. И множественные реплики, отпускаемые пацанами, это однозначно подтверждали.
Школьные рюкзаки и ранцы, при этом, валялись в придорожных сугробах, вызывая не слишком одобрительные взгляды некоторых прохожих. Правда, в основном пожилых тетенек, из породы тех, которым всегда и до всего есть дело. Однако молодые люди просто не обращали на бубнение, как они их называли – «вредных теток», никакого внимания.

- Надо вообще канал делать, чтобы галеры могли в верхнем течении из Тигра в Евфрат переплывать, - с деловитым видом, сдвинув вязаную шапку на затылок, говорил розовощекий крепыш.

- Не Саня, - возражал его темноволосый напарник, в шапке «петушок», - вот там, - он указал вдоль улицы, на магазин «Книги», - будет Ниневия, вот возле неё и нужно делать канал.

- Ага, тогда чтобы попасть из Тигра в Евфрат в Вавилоне, нужно будет спускаться вниз по реке, - с недовольным видом отвечал светловолосый Саня, - ты Серега думай, надо канал выше по течению прорывать.

- И как мы его там прорывать будем, через скалы-то? – Резонно заметил темноглазый Серега, намекая на уложенные в районе «Булочной» бордюрные камни. – Там же вообще – сплошная гористая местность?!

- Ну, это, тогда что – Вавилон переносить что ли? – Снова с недовольным видом спросил Саня, глядя на торчащие бордюрные камни так, словно они были его личными врагами. – И вообще, что это «египтяне» там думают?

Под «египтянами», судя по всему, он подразумевал вторую группу мальчишек, которая копалась возле второго ручья. Те тоже занимались тем, что пускали свои кораблики по течению, а заодно и строили что-то на берегах.

- Эй, рабы фараона, Димка, Игорь, хватит уже там по Евфрату плавать без разрешения, - крикнул недовольным голосом Саня, - валите к своему Нилу! – Он указал рукой, куда-то в сторону проходов между домами, в которых было видно, что во дворе протекает еще один ручей.

- Сам ты раб фараона! – Не столько обидевшись, сколько разозлившись, ответил долговязый, рыжеволосый Димка. – Географию совсем не знаешь, мы же с той стороны улицы живем! – Он показал на другую сторону проезжей части. – Мы персы, и можем плавать по Евфрату, когда захотим!

Саня на некоторое время озадаченно задумывается, потирая подбородок, и размазывая при этом по лицу грязь, в которой испачкана его рука. И тут ему на помощь приходит приятель и напарник Серега.

- А у вас тогда вообще никакой реки нет! – Безапелляционным тоном заявляет он. – Не хотите взять себе Нил, так и не плавайте по Евфрату, мы здесь еще с позапрошлой недели запруды делали!

- Ага, щас, - пропищал недовольно круглый «медвежонок» Игорь, - мы тут еще с до восьмого марта прошли по всему течению на двух парусных галерах.

- Га-га-га, - захохотал Саня, снимая зачем-то шапку и чуть не роняя её в ручей, видимо от переполняющих его эмоций, - с до восьмого марта… да мы еще с поза-поза-позапрошлой недели, когда училка географии заболела, уже тут плавали по обеим рекам, наперегонки, я три раза победил!

- Чего это – три раза-то?! – Тут же возмутился уже его собственный напарник Серега. – Ты все время по Тигру плаваешь, а в нем воды больше, вот и выиграл два раза. Да и то – один раз мы почти одинаково пришли.

- Ничего не одинаково! – Запальчиво кричит Саня. – Я лучше всех галеры делаю, поэтому и в Вавилоне буду править!

- Тоже мне, правитель нашелся, - фыркнул Димка, наклоняясь к ручью, который изображал Евфрат, чтобы поправить застрявший кораблик, наспех сделанный из куска пенопласта, нескольких спичек и листа картона, - ни разу не построил ни одной крепости здесь, а у нас, - тут он указал на несколько грязно-серых сооружений высотой сантиметров по сорок, торчавших на берегу ручья, - уже четыре крепости есть.

- Это я ничего не построил?! – Буквально взвился на дыбы розовощекий Саня и лицо его стало буквально пунцовым от возмущения. – Мы еще больше, чем вы построили, только у нас ломают все время! Возле магазинов людей много ходит!

- А не надо было выбирать себе этот Тигр, - хитровато улыбаясь, заметил Димка, - вам же предлагали Нил?!

- Ага, чтобы по дворам шляться, - обиженно возразил Саня, с удивлением замечая, что держит шапку в руке и надевая её на голову, - ну уж фиг вам.

- Ха-ха, а нас чего тогда туда посылаешь? – Снова недовольным тоном пропищал «медвежонок» Игорь, подпрыгивая от нетерпения и обливая брызгами товарища. – Фиг вам, а не Евфрат!

Страсти начали накаляться – пунцовый от злости и негодования Саня делает несколько шагов в сторону «медвежонка», явно намереваясь силой восстановить поруганную, как ему кажется, несправедливость. Но на его пути тут же оказался долговязый Димка, который сдернул капюшон, чтобы тот не мешал защищаться, и его рыжие волосы вспыхнули ярким пятном на фоне серых, подтаявших сугробов на обочинах. Саня слегка притормозил, не желая начинать драку, но и отступать ему тоже совсем не хотелось, поэтому он решительно взмахнул рукой и снова перешел в словесное наступление, выкладывая последний козырь:

- И вообще, мы первые предложили плавать по Тигру и Евфрату! Да, да, а вы тогда просто хотели пускать свои вонючие кораблики – спичечные коробки!

Димка, естественно, был готов возразить, что у его оппонента не менее «вонючие кораблики» и даже подкрепить свои слова действием, но, с другой стороны, он понимал, что и Саня тоже прав, поскольку зачинателями идеи с Междуречьем были именно они с Серегой. А если точнее – то вообще один Серега, который чаще всего и выступал генератором идей, а Саня лишь активно подхватил их.
И именно Серега решил вмешаться в свару, которая грозила перерасти в драку, поскольку это и мешало развивать игру, да и грозило наказанием со стороны взрослых.

- Эй, хватит орать друг на друга, - махнув рукой, позвал он приятелей, - давайте лучше канал построим, как раз от гастронома, а то мы так никогда Вавилон не построим!

- Ладно, канал – дело нужное, - с очень важным и серьезным видом провозгласил Саня, делая вид, что последнее слово все равно осталось за ним, - заодно посмотрим, куда вода потечет – в Тигр или Евфрат.

- А вот и посмотрим, - согласился Димка, оглядываясь на Игоря, добавляя вполголоса, - а то забрали себе полноводную реку, а может с каналом вся вода к нам пойдет.

Для строительства канала обе противоборствующие стороны решают заключить временное перемирие, после чего начинается работа.
Димка с Игорем начали раскапывать в мешанине из талого снега, песка и мелких кусков асфальта, раскрошившегося после скалывания льда, неширокую канаву, которую затем предполагалось соединить с ручьем, изображавшим Тигр. Саня с Серегой, в свою очередь начали строить плотину, чтобы отвести ручей подальше от входа в Гастроном, поскольку тут уже начало образовываться небольшое озеро, вызывавшее недовольство некоторых посетителей магазина.
Работа была в самом разгаре, когда плотина уже прилично выросла и в длину, и в высоту, из магазина вышла немолодая уже и очень полная тетка, с такой же весьма пухлой девчонкой, лет этак шести. И именно эта девчонка, разодетая в прах и пух, в какую-то совершенно невообразимую розово-оранжевую куртку, и стала причиной этой самой катастрофы.
Конечно же, её внимание привлекла построенная, и имеющая уже метра два в длину, плотина. И конечно же, как всякая особа женского пола, пусть даже и столь мелкая по возрасту, она не могла себе позволить в открытую интересоваться, чем это там занимаются взрослые, с её точки зрения, мальчишки. Задрав нос до самого неба, и невзирая не предупреждения дамы, которая ей была, вероятно, все-таки бабушкой, она смело зашагала вдоль плотины. Беда была в том, что лед, покрывавший асфальт, еще не совсем растаял, а теперь он еще был скрыт под водой, которая набралась возле построенной плотины.
И похожая на яркий, разноцветный надувной шарик, девчонка, конечно же, поскользнулась и упала прямо в образовавшееся возле входа в Гастроном «водохранилище».

В течение нескольких секунд перед Гастрономом разыгрывалась немая сцена.
Мальчишки смотрели на упавшую девочку с легким осуждением и уже с некоторым предчувствием неприятностей. Редкие прохожие с сочувствием качали головами. Сама девчонка, была в первый момент настолько ошеломлена, что пока не проявляла никаких эмоций, лишь удивленно хлопая глазами, продолжая сидеть в луже.
А вот её бабушка, что называется, просекла ситуацию сразу же, и было очевидно, что взрыва праведного гнева не избежать.
И этот взрыв грянул так, что его осколки достались даже некоторым прохожим, которые имели несчастье просто оказаться рядом, но не наказать немедленно маленьких негодяев, которые… намеренно подстроили сущую провокацию, чтобы испортить жизнь порядочным людям и их детям.
Накал праведного гнева достиг такой высокой температуры, что девчонка, которая некоторое время лишь тихонько хныкала, продолжая сидеть в луже (бабушка даже не подумала её поднимать, видимо, боялась промочить ноги), тоже внезапно взвыла таким голосом, что один из прохожих начал немедленно ковырять пальцем в ухе.

Недавние соперники-конкуренты немедленно превратились в товарищей по несчастью, ибо мальчишки прекрасно понимали, что такие вот – громогласные тетки-правдолюбки ни за что не будут разбираться – кто прав, а кто виноват, призывая наказать всех присутствующих. Поэтому самым верным решением, как подсказывал и их мальчишеский опыт, да и интуиция тоже, было как можно быстрее покинуть место происшествия.
Осторожно отступая назад, под насмешливо-понимающими взглядами прохожих, мальчишки подобрали свои ранцы и рюкзаки, и также аккуратно начали отступать к ближайшей подворотне.
И это, естественно, не понравилось сварливой тетке, наконец-то решившейся подобраться к своей внучке, которая уже и сам поднялась и начала выходить из лужи, и она подняла еще более страшный крик. Забыв про промокшую внучку, тетка довольно быстро и не обращая внимания на лужи, двинулась вслед за ребятами, и те поняли, что откладывать бегство больше нельзя.
Еще мгновенье и вся четверка уже несется между домами, не разбирая дороги и поднимая целые каскады брызг грязной талой воды, окончательно превращая собственную одежду в подобие старой половой тряпки.

Стоит заметить, что тетка, при всей своей склочности и жажде мщения, быстро поняла, что соревноваться в беге с молодыми людьми ей несколько не с руки, и прокричав еще несколько угроз им в спину, она развернулась и двинулась к своей внучке, которую пытались утешать какие-то посторонние женщины. Немедленно накричав на них и спровадив подальше, тетка принялась отчитывать свое дитя, которая только-только успокоилось, а теперь, под напором крикливых нравоучений, снова зашлось в плаче.
Впрочем, мальчишки ничего этого уже не видели, они пронеслись по дворам нескольких домов и выскочили на улицу уже позади огромной лужи возле магазина «Культтоваров».
Немного отдышавшись, вся четверка, двигаясь уже медленным шагом, обсуждала произошедшее и свои дальнейшие действия.

- Вот же, гадство какое, - с каким-то возмущением восклицал розовощекий Саня, который опять снял шапку, - откуда только эта толстуха взялась?

- Откуда, откуда – из магазина, - грустно ответил Димка, оглядываясь назад, - накрылся теперь наш канал, когда мы теперь его сделаем?

- Да, ладно тебе, - махнул рукой Серега, разглядывая свои испачканные сверху до низу брюки и думая о том, как ему достанется от родителей, - не каждый же день эта тетка в этот магазин ходит.

- И то верно, - оживился «медвежонок» Игорь, который теперь выглядел так, словно окунулся в грязь с головой, - можно взять завтра и продолжить строительство.

- А вдруг завтра все замерзнет? – Вдруг остановился Саня, посмотрев озадаченно на приятелей.

- Нет, не замерзнет, - авторитетно ответил Серега, - я вчера программу «Время» смотрел, там сказали, что до выходных погода будет такая же.

- Ладно, тогда я на ту сторону, - кивнул головой в сторону улицы Димка, - мне еще назад целый квартал идти, лучше я здесь перейду, чтобы с теткой той не встречаться.

- И я с тобой тогда, - тут же засуетился Игорь, а потом повернулся к Сане и Сереге, - ну, пока, до завтра!

- Давай, давай, - махнули рукой приятели, поворачиваясь в противоположную сторону – они жили на этой стороне, и Саня уже практически пришел.
А вот Сереге нужно было топать назад, и идти на соседнюю улицу, правда, теперь он собирался пробираться дворами, поскольку вспомнил, что вредная и крикливая тетка живет в его доме, в соседнем подъезде. И встречаться с ней, в ближайшие два-три дня, в планы мальчишки никак не входило.
Поэтому нужно было спешить, чтобы прийти к своему дому намного раньше.

- В общем, я тоже пошел, - немного помявшись, - сказал Серега, ковыряя мыском ботинка сероватый и ноздреватый снег в сугробе.

- Ага, давай, - кивнул головой Саня, снова вспоминая про шапку и натягивая её на голову, - а Вавилон все-таки будет возле Гастронома!

- А Ниневия возле Почты, - ответил Серега и махнув другу рукой, деловитым шагом двинулся в сторону дома, старательно обходя лужи.
Хотя уже давно промок насквозь.


Рецензии
Замечательный рассказ! А как о весне написано...И опять-таки - все в духе старой советской прозы - легко читается, никаких выкрутасов, а сюжет светлый и добрый... Спасибо! Очень понравился!!!

Татьяна Шаперина   09.04.2019 16:43     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Татьяна.
Рассказ написан фактически - на одном дыхании, ибо навеян собственными воспоминаниями!!

Сергей Макаров Юс   09.04.2019 20:45   Заявить о нарушении
Здорово! Творческих успехов Вам!

Татьяна Шаперина   10.04.2019 17:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.