У Святого Филиппа

  Малоприметная площадь Сан Филипп Нери в готическом квартале. Многие о ней и не подозревают, но эту локацию я бы выделил даже на фоне Барселоны. При том что отмечена она не на каждой карте и пролететь мимо неё легко. Сам оказался там случайно, в поисках обязательной архитектурной достопримечательности в виде арочного мостика с одной стороны улицы на другую. А потом свернул в неприметную арку. За которой внезапно обнаружилось нечто… Этакий приход. Не столько католический, сколько тот самый… Который некоторые предпочитают искать иглой по вене. Но первым чувством был какой то умственный разброд с диссонансом. Мифическую стрелку осциллографа вштырило вертикально, а глаз отказывался фиксировать хоть что-нибудь соответствующее этому духовному импульсу. Совершенно непонятно – а шо такого? Весь готический квартал выглядит ничуть не иначе. Замкнутый контур со стенами перекрывающими большую часть неба, мелкий фонтанчик и пара вертикальных древесин, тянущихся к выходу из темноты. И сильно покоцаный портал – вход в какую то церквушку. И всепоглощающее шизофреническое чувство узнавания – это дежавю я где то уже видел. Как в старой песенке:

Здесь всё знакомо до боли в глазах
И как будто бы голос кричит мне –
«Я здесь уже был!»
В этих тёмно-вишнёвых лесах
В расписных небесах
Среди серых камней и могил.

  Вглядевшись чуть пристальней, понимаешь что собственно всё так и есть как в песенке. И дома, и могилы, и камни. И кладбище здесь было лет пятьсот назад, ещё до монастыря со святой инквизицией - еврейское. И портал не просто так спьяну покоцан зверски – предположительно это следы пулемёта. Крупнокалиберного в узком месте почти в упор. На табличке значится 42 человека погибших и год – 1938.

- Что здесь вообще было то? В 1938…
- Война здесь вообще то была в 1938.
- И кто с кем воевал?
- Ну… Если без подробностей – фашисты с коммунистами.
- Какая интересная у них была здесь жизнь…

  Умный чувак Гугл конечно же всё объяснил, что никакой это не крупнокалиберный пулемёт – а бомба сюда прилетела. Снайперски. Ровно к порталу. И проломила перекрытия в бомбоубежище под церковью. Большинство погибших – дети. Бомба была фашистская. А вероятность того что залетит в этот узкий колодец перед божьим храмом – крайне невысока. Всё по мудацкой русской поговорке – На кого Бог пошлёт. Послал сюда, не промахнулся. Жираф большой - ему видней. И пути его неисповедимы. Но если бы приземлил её на пару метров сторону – разнесло бы крышу и никто сегодня не вспомнил бы про это мелкое происшествие.

  А ещё Гугл рассказал что задолго до бомбы здесь неподалёку погиб под трамваем подслеповатый гений - Антонио Гауди. Когда направлялся на молебен к этому вот порталу, к Сан Филиппу Нери, чей статуй высится над входом. Из всех храмов Барселоны он выделял именно этот. Лишённый видимых признаков шедевральности, но весьма намоленый. С насыщенной духовной жизнью. Густо населённый. И неизвестно ещё какими чертями больше – тёмными или светлыми. Всякая жуть изначально здесь прописана, в том числе и кинематографическая. В центре у фонтана закончила свои недолгие дни рыжая девушка в готическом триллере «Парфюмер». В кровавых лапах главного злодея. Здесь вообще хорошо снимать кино – не надо городить никакой лишней бутафории. Всё уже есть, и камни и аура густой концентрации. Видимо отсюда и чувство узнавания – да, я здесь уже был. И это видел, всё так и есть. Мир тесен даже в Барселоне. И чувство сопричастности к местным камням не лишено оснований.

Постучусь в приоткрытые двери
За которыми родные мне лица.
Мне откроют, но сперва не поверят,
Что такое могло приключиться.
А поверив проявят участие
И расспросят о будущем вкратце.
Я навру им с три короба счастья –
Пусть живут и ничего не боятся.

  Вот такое было кино… И закончилось в высшей степени кинематографично. Уже уходили оттуда… Когда навстречу из арки вырулила большая процессия детей. Дети были мелкие, лет трёх-четырёх. Двигались ровно по тем камням куда прилетела бомба, мимо портала в осколочных пробоинах и стены с мемориальной табличкой. Все одеты в какие то странные балахоны, что усиливало бредовость картинки. Сказать что было жутко – было бы преувеличением. Разве что слегка.

- Чёрт возьми… Приют у них тут что ли? Сиротский… По-прежнему, как в 38 году. И чо они все в каких то дурацких балахонах?
- Да ну… Скорее всего – обычный детский сад. А балахоны – просто чехлы одноразовые. Один-два Евро. А костюмчик стоит 100-200. Всё продумано и европейски рационально.

-
Стих – Константин Арбенин.


Рецензии