Любовь, комсомол и весна!

ЛЮБОВЬ, КОМСОМОЛ И ВЕСНА!

Арина Петровна  прочитала на «Прозе.ру» сказку «Ля-ля-ля. ТРИ. ру. БЛЯ» с интересом и усмешкой. С автором Жекой Махно она была из одного времени, из одной очереди, из одной колонны на демонстрации. Учила те же стихи к юбилею Ленина:

«И выбрав свой путь на распутье, вступая в завещанный след семнадцатилетние, будьте, как Ленин семнадцати лет!»

 Над их головами трепыхались одни и те же транспаранты: «Мир, Труд, Май», «Слава КПСС» и т.п. Каждое утро по радио пели песни с нелепыми словами: «А в кармане, как винтовка, комсомольская путевка!», «Мы до труда охочие возьмем все наши ТЭЦ, умножим на рабочую энергию сердец!».  Все так и было.

 Арина Петровна прикрыла глаза. Ее раздражал яркий свет монитора.Память возвращала прошлое живыми картинками. Вот, из октябрят все дружно, взявшись за руки, переходят в пионеры, а из пионеров – в комсомольцы. Правда, чтобы вступить в комсомол, требовалось, пусть самое маленькое, но все же усилие - выучить Устав и аргументировать общественности, почему тебе приспичило стать членом ВЛКСМ? Разве нельзя строить светлое будущее, не являясь комсомольцем?

 Арине Петровне, в ту пору просто Арише, пятнадцатилетней ученице 9 А класса было неохота и скучно изгаляться в словоблудии и обосновывать несуществующее. Но куда деваться, раз все вступают, то и она, как все.  В первый день четвертой четверти на перемене к ней за парту подсела комсорг класса Света Млынчик – девочка с плаката – белобрысая, крепенькая, правильная, как равносторонний треугольник, отличница, и сказала:

«Пиши заявление. В следующую среду будет комсомольское собрание.» Сегодня Арина Петровна в свои шестьдесят с гаком, как ни старалась, не могла вспомнить, какие и в каком порядке рекомендации, заявления, инстанции она получала, писала и проходила.  Наверное, потому что занимало ее тогда совсем другое.
Ранней весной 1972 года она прочитала «Мастера и Маргариту». И мир изменился, как изменилась нехорошая квартира перед балом у Воланда.
Обычный мальчик из параллельного класса, с которым проучилась девять лет, даже не зная его имени и фамилии, вдруг оказался похож на худенького демона-пажа. А какой был воздух, а какая луна! Она плыла. таяла, сияла, искрилась, подходила совсем близко к земле. До комсомола ли тут!?...

В райкоме Ариша так и не сумела внятно обосновать, почему вступает в ряды ВЛКСМ. Более того, умудрилась забыть священную дату рождения Владимира Ильича Ленина и не вполне была уверена, какой сейчас год пятилетки – определяющий, решающий или завершающий. Но все обошлось. Ее не только не выставили с позором, но, напротив, пожали руку и поздравили с переходом в новое качество. Комсомольский билет сохранился. С его фотографии смотрит хорошенькая, глупенькая девочка с карими, наивными, как у белька, глазами. Вместе с Аришей в  комсомол вступили ее две подруги-одноклассницы, столь же увлеченные романом Булгакова.

Из райкома новоиспеченные комсомолки прямиком направилась в винный магазин. (Как точно заметил однажды великий сатирик Аркадий Райкин, «сообразить на троих - это же счастье!») Крупная, высокая, с «халой» на голове, Наташа Скоробогатых, как самая представительная, была делегирована компанией для приобретения бутылки вермута, а Ариша, с Леной Зубаревой встали в классическую очередь за колбасой, какая достанется.
«Они у тебя что там в райкоме спрашивали?», – полюбопытствовала, вспоминая свой позор, Ариша.
«Спросили, какие посты занимает Леонид Ильич», - ответила Зубарева, а Ариша отметила про себя, что и на этот вопрос она точного ответа не знает.
«А что ты?»
«Ну, сказала, что Брежнев глава государства. А эти комсомольцы штатные докапываются - «А точнее?». А я точнее не знаю», -  хмыкнула подруга.
Тут дядька, стоявший в очереди перед ними, повернулся и насмешливо, но и с любопытством оглядел двух политически не подкованных юных особ, и с издевательской интонацией произнес:
«У вас, барышни, наверное, уши зацементированы. Раз вы умудрились не расслышать, что выдающийся руководитель ленинского типа товарищ Леонид Ильич Брежнев – Генеральный секретарь ЦК КПСС и Председатель Президиума Верховного Совета СССР».
Девочки потупились и ничего не ответили. Когда въедливый гражданин повернулся к ним спиной, Зубарева покрутила пальцем у виска.

Из магазина, немного посовещавшись, Ариша с подругами направились в Донской монастырь, в те времена место, как загадочное, так и укромное. Отойдя немного вглубь, отыскали ровную надгробную плиту, под которой, судя по надписи,  «вкушал мир» купец Есьмейкин . (Сейчас подобные старорежимные фамилии встречаются редко).
Выставили свои запасы и отковыряли маникюрными ножницами  пластиковую пробку.
«За благополучное вступление в комсомол», - произнесла Наташа Скоробогатых, отпила свой глоток и передала бутылку Лене Зубаревой.
«За упокой души купца Есьмейкина», - приняла эстафету Зубарева.
Аришин тост был за первую ночь весеннего полнолуния.
Девочки помолчали и закусили колбаской. Потом Зубарева снова взяла бутылку и предложила: «За Леонида Ильича Брежнева».
«За то, что мы теперь знаем, кто он такой»,- поддержала тост Ариша, забирая бутылку.
«А вы что, раньше не знали?», - удивилась Скоробогатых.
«Знали, но в общих чертах»,- ответила Ленка.
А Ариша добавила:
«Он же не Булгаков и не Кнут Гамсун».
Развивать тему Ильича было неинтересно. Немного помолчав, Ариша задумчиво произнесла:
«Говорят, в полнолуние надо загадывать желание. – Хочу понравиться мальчику из соседнего класса и побывать когда-нибудь в Италии. Помните, как в романе : «мессир, я предпочитаю Рим».
И, обратив лицо к луне, она отпила из горлышка и поставила бутылку на плиту посередине выбитой фамилии Есьмейкина.
А Зубарева, посмотрев на небо, тихо сказала:
«Хочу, чтобы мои родители передумали разводиться. А еще хочу джинсы  вранглер», - и передала вермут Скоробогатых, которая попросила у ночного светила  помочь ей похудеть и поступить в МГИМО.
К девочкам подошла голодная бездомная рыжая собака с мордой-чемоданчиком и понюхала воздух. Зубарева указала на колбасу: «Отдадим?»
Ариша и Скоробогатых кивнули,  Лена положила колбасу перед собакой со словами «скажи спасибо, что не все сожрали». Потом, не сговариваясь взяли портфели и молча пошли к монастырским воротам.
Невыпитая даже до середины бутылка вермута так и осталась стоять  на гробовом камне купца Есьмейкина.

Домой Ариша возвращалась около семи вечера. На скамеечке возле подъезда  сидели мальчишки из школы и тренькали на гитаре. Среди них был демон-паж и его друг Ершов. Ариша сделала свое фирменное лицо «ах, оставьте» и, не здороваясь, прошла мимо. Поднявшись на третий этаж, открыла своими ключами дверь квартиры, где жила вместе с бабушкой.

Ариша снимала пальто и прислушивалась к разговору на кухне. Соседка, тетя Маруся, в последнее время зачастившая к бабушке, с визгливыми интонациями вещала:
«А у него на трусах, спереди алым шелком вышито «Люба с любовью!» Дал же бог мужа-кобеля. То-то мне подозрительным казалось – ни одного вечера, ни одного выходного не был дома в последнее время. В понедельник у него партийное собрание, во вторник профсоюзная конференция, в среду общественная нагрузка – навестить ветерана трех революций, в субботу субботник, в воскресение воскресник!»,  -  тетя Маруся хотела  продолжить, но, заметив Аришу, осеклась. И , как ни в чем не бывало, будто только за тем и заходила, спросила у бабушки:
«Александра Алексеевна, вы куличи-то на Пасху печь будете?»
На тете Марусе и бабушке были одинаковые пегие халаты с той разницей, что бабушкин халат украшал воротничок из вологодских кружев, а у соседки на пышной груди, на месте вырванной с корнем пуговицы лепились аппликация в виде сердечка и служившая застежкой булавка.
Ариша  поздоровалась и объявила, что ее сегодня приняли в комсомол.
«Ну и слава Богу, - ответила бабушка и добавила,- мой руки и иди ужинать. От мамы с папой посылка пришла из  ГДР. Завтра поедем забирать.»
 Ариша обрадовалась. Если мама не забыла купить ей  белую водолазку,  она будет самой нарядной в классе на первомайской демонстрации. Ей очень хотелось пойти на демонстрацию. Во-первых, там весело, а во-вторых, она сможет поглазеть на своего демона-пажа.
«Бабуль, я ужинать не буду. Мы с девочками в столовке пельмешек поели», - соврала Ариша. После сладкого вермута с колбасой есть совсем не хотелось.
К удовольствию тети Маруси, Ариша ретировалась с кухни. В гостиной не горел свет, но все равно было светло – в окно ломилась луна. На уроках астрономии рассказывали, что такое суперполнолуние  называется луна в перигее.
 Ариша завернулась в плед и выскользнула на балкон. На ветру трепыхалась сделанная из пакета молока кормушка для синичек и снегирей. Бабушка всегда заботилась о птицах.Однажды она принесла домой подбитую ворону, которая прожила в семье почти год. Ворону подлечили и она улетела с этого самого балкона. На память о птице осталась большая клетка и порванные на ленточки обои.

 Демон-паж с компанией все еще сидели на скамейке. У Ершова, по прозвищу «крысенок». оказался неплохой голос. Она прекрасно слышала, как он пел:
«… любовь придёт, мелькнёт мечта, как белый парус вдалеке...»
Можно было сколько угодно стоять и слушать мальчишек, но не хотелось, чтобы они ее заметили. Вернувшись в комнату, она включила торшер, уселась в кресло нового венгерского гарнитура с изогнутыми ножками и узкими деревянными подлокотниками, закрученными на конце, как хвост хамелеона, и закрыла глаза… Какой хороший длинный день…

«Бабушка, ты  прямо за компьютером заснула», - перед Ариной Петровной стояла ее внучка Лера, кстати, совсем непохожая  на нее в юности – высокая, тоненькая блондинка.
Забавно, что Арина Петровна обосновалась в том же кресле, что и сорок с гаком лет назад. Обивка сохранила свой вишневый цвет, только лак потускнел и подлокотники расшатались.
«Я не заснула, а так, задумалась. Вспомнила, как с девчонками из класса в  полнолуние загадывали желание в Донском монастыре на могиле купца Есьмейкина».
«Ну и что, сбылось?», - спросила Лера и села, забросив ногу на ногу в точно такое же, как у бабушки, кресло напротив.
«Как сказать…Наталью Николаевну Скоробогатых ты знаешь. Она, как  и хотела, поступила в МГИМО, где сейчас и преподает. Другую подругу, Лену Зубареву, через месяц насмерть сбила машина. А мое желание сбылось на половину – я увидела Италию». И чтобы не уточнять, про половину несбывшуюся, Арина Петровна сама задала вопрос;
«А вы со своими подружками о чем мечтаете?»
Лера снисходительно улыбнулась:
«Как раз сегодня мы с девочками говорили, что хорошо бы найти богатого папика. Тогда можно и не запариваться».

Арина Петровна относилась к тем людям, которые умели не принимать разговоры за дела, и от «меркантильности» внучки шок эффекта не испытала.
«Лер, поставь чайник, а я посмотрю еще кое-что в компьютере и приду к тебе на кухню».
Когда внучка ушла, она быстро набрала на клавиатуре слова песни, которую с семидесятых годов не слышала. Хрипловатый бардовский голос заставил ее глубоко вздохнуть:
И жизнь прошла, и жизнь прошла,
И ничего нет впереди -
Лишь пустота, лишь пустота.
Не уходи, не уходи...


Рецензии
"Ранней весной 1972 года она прочитала «Мастера и Маргариту». И мир изменился, как изменилась нехорошая квартира перед балом у Воланда" - это про меня... Первые ростки знаний "о божественном".
А от комсомола остались воспоминания как о ненужной, лицемерной организации. Что, собственно, и подтвердилось в "лихие 90-е", когда первыми банкирами стали бывшие комсомольские вожаки с присвоенными комсомольскими взносами...
Но зато там далеко "как молоды мы были, как искренне любили"...
Спасибо за ностальгию,

Надежда Первушина   02.07.2019 17:05     Заявить о нарушении
Спасибо, что уловили настроение.

С уважением и благодарностью,
М. Баута

Марина Баута   03.07.2019 21:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.