Два шамана

1.

Шаман Рустам летел над сибирской тайгой, направляясь по делам, связанным с его работой, в Нижнеудинск.
Несмотря на летнюю жару, на шамане была заячья шапка, защищавшая его от ветра, и валенки, которые, чтоб не слетели с ног, были привязаны к ремню верёвками.
Внизу показался посёлок, и дома, стоявшие в шеренгу, стали махать Рустаму дымами. Несказанное чувство дружбы охватило его, но это длилось недолго. Рустам услышал пальбу из  ружья и прислушался. Из-за ветра и шума тайги, разгулявшейся, словно море в непогоду, понять обстановку было трудно.
И тогда, изловчившись, шаман поймал одну пулю рукой. На ней было написано: «Спускайся вниз, есть важное дело». И Рустам спустился на землю.
Стрелявший в него человек оказался стариком лет семидесяти, с широкой старообрядческой бородой, падавшей на его грудь мягкими белыми кольцами. Рустам ухватился за камень, намереваясь побить им старика, но камень оказался необычным. Размером с детский кулак, он вёл себя так, словно весил тонну.  И тогда Рустам догадался, что старик, стоявший перед ним, особенный. Возможно даже шаман, имевший власть над природными стихиями.

2.

 Илья Петрович – так звали старика – разливал чай, и чашки пели под струёю. Что-то из Чайковского или Дебюсси. А когда закончил разливать, поглядел в начищенный до блеска самовар, словно в магическое зеркало, и продолжил свой рассказ:
 – Вот так я, мил-человек, попал в эти места и всю свою жизнь проработал бухгалтером в леспромхозе. Имею грамоты за свой труд. А предназначенье у меня было иное…
Илья Петрович закашлялся. Астма, как астра, расцвела на его бледных щеках. А когда отпустило, сказал такое:
– А ты с Алтая путь держишь. Из Уймонской долины, как самовар мне сообщил. Сознавайся в своём происхождении!
Рустам развёл руками. Смерил воздух, как измеряют ситец в магазине, и снова принялся за чаепитие.
– Разговор у нас такой, словно мы с детства знаем друг друга!
– Долгие жизни, многие жизни, – вздохнул Илья Петрович и указал пальцем на вазу. – Ты про мёд не забывай. Мёд у меня свой, особенный…
В окошко заглянуло солнце, пробившись сквозь герань, стоявшую на подоконнике. Упало жар-птицей на обои, вспыхнуло и вскоре погасло. Видимо, облако, проплывавшее мимо, имело плотный химический состав!
В том, что касалось вопроса  ясновидения, Рустам был, хоть куда. Он поглядел на хозяина дома так, словно читал книгу, над ним висевшую. Послюнявил пальцы, перевернул страницу и сообщил:
– Хороший ты был шаман в прошлой своей жизни. Охотник был хороший, на коне ездил хорошо. Пошто алтайцем снова не родился?
Илья Петрович забарабанил пальцами по столу.
– В русском теле захотел побывать, на русской бабе жениться. В прошлой-то жизни я шибко с русскими дружил, частенько в гости к ним ездил!
– Ну, ну, – усмехнулся Рустам. – Поди, жалеешь об этом? А когда утки летят на юг, тянет в Уймонскую долину?
Илья Петрович напрягся.
– Ты мне душу не береди, – сказал густо и повелительно. – Тянет, не тянет – не твоё дело. Алтайский народ уважаю, но алтайцем больше не рожусь. Хочу на мир посмотреть. Вот, историю Норвегии в последние годы изучаю…
 Шаман Рустам, услышав про далёкий северный край, вытер лоб полотенцем и торопливо поднялся из-за стола.
– Ну, мне пора!
Илья Петрович отнёсся к его поведению с пониманием. Провёл гостя по тёмной, недостроенной веранде, где кучами были свалены рамки для ульев, сети, мешки и алюминиевая проволока, из которой местные жители делали перемёт. И дойдя до калитки, спросил:
– Ты в Нижнеудинск через посёлок Лесной полетишь или напрямую, через горы?
– Напрямую.
Илья Петрович взглянул на небо так, словно искал в нём чего-то.
– Там есть одна опасность, связанная с магнитной аномалией горы. –Давай-ка, я провожу тебя до предгорья…
И Рустам согласился.

3.

Илья Петрович легко, как будто учился этому с детства, взмыл в вечереющий воздух, в его птичью глубину, застёгивая на лету пуговицы на своей фуфайке. Он твёрдо верил в то, что прежний опыт не забывается. Душа живёт чувствами, а дух – знанием, накопленным в веках. И старый шаман топырил пальцы, как перья, войдя своим сознанием в сознание птиц…
Мимо пролетало облако, и, поглядев на него, Илья Петрович вспомнил о бане по субботам. Увидел орла и полетел следом за ним, как за руководителем. Набрал высоту, на которой летают вертолёты, и только тогда расслабился, помахал Рустаму рукой.
– Не отставай, землячок. Читай молитвы разборчивей!


Рецензии
Со всем уважением к вашему таланту, однако «Спускайся вниз, есть важное дело», какое важное дело? Обманывать ожидания читателя нехорошо, тем более фантазии и мастерства не занимать.

Петр Башаров   15.06.2021 15:15     Заявить о нарушении
Спасибо, Пётр. Для каждого человека его делишки и мыслишки - самые важные))

Игорь Муханов   15.06.2021 16:45   Заявить о нарушении
Не могу согласиться с таким утверждением.

Петр Башаров   15.06.2021 17:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.