Отмеченные солнцем. Повесть. Глава 1

           Все совпадения случайны...

О том, что у ребёнка лишняя хромосома, Алёна узнала совершенно случайно

и поздно, поскольку, казалось бы ничто не предрасполагало к подобному.

Первое и единственное УЗИ, в раннем сроке,больше обеспокоило врача

предлежанием плаценты, как ей объяснили,- слишком близким расположением её

к выходу, угрожающим кровотечением. Потом болела бабушка, затем похороны,-утраты

и траты. Обследование подорожало, гривна упала, денег категорически

не хватало, даже на УЗИ. Всё и так будет хорошо,- говорила пенсионерка

мама. И действительно: муж студент, она студентка, почти не пьют, совсем

не курят,- обоим чуть чуть за двадцать... К повторному обследованию

пришлось прибегнуть из-за жесточайшего токсикоза,так не своевременно

накрывшего её в самый канун защиты диплома и недовольство врача сердцебиением

плода.

Что она почувствовала,- безусловно шок: померкло солнце, исчезли звуки и

запахи, так и брела от консультации три-четыре остановки, почти у

самого края дороги, пугая автолюбителей. Но отчаяния не было.

Почему-то вспомнила, как удивил её,случайно увиденный по телеку сюжет

об известном на весь мир симфоническом оркестре, все музыканты которого

жили с синдромом Дауна...

  Сегодня, по прошествии восьми лет, у мужа бывшего, давно другая семья

и вполне себе обычная девочка растёт, а они с матерью работают в

газетном киоске, неделя через неделю, друг другу хозяйство сдают,- никаких

тебе недостач,- киоск- ребёнок, ребёнок- киоск. Какие, никакие- две

зарплаты, да и на кофе можно чуток заработать, правда у мамы это

куда лучше выходит. Самое сложное позади: операция на сердце маленького

Витьки,-прошла в Киеве и успешно,а  был ещё и порок сердца. Одно удручало:

ребёнок- плохо научаем, она много читала и знала, что синдром этот

протекает с разной формой личностных изменений, от лёгкой дебильности

до выраженной имбицильности, практически идиотии. Витя- находился примерно

посередине, чуть чуть ближе к лучшему варианту. Поэтому музыке его не учили.

Он был добрый, потешный мальчик с типичной внешностью и маленькой головой,

нередко взбалмашный и обидчивый, любитель покушать и поспать, достаточно

аккуратно обходивший себя за столом, что стоило матери неимоверных усилий.

Кроме того, ориентировался в гаджетах, много лучше бабушки- пенсионерки.

Она так и говорила, что ещё неизвестно: у кого из нас двоих синдром...

За последние четыре года они регулярно оздоравливались в санатории матери

и ребёнка, где Алёна могла наблюдать за другими детками в подобном

положении. Вот, к примеру, Лизочка, ровесница Вити,- ходит в обычную школу,

родилась без порока сердца и внешность её достаточно смутно похожа на

облик сына, а хромосома то есть! Музыке не учат, но рисует- заглядение!

Витьку же за стол с фломастерами не усадить, иногда он смотрит на мать

почти с иронией, что порождает в ней отчаянные надежды.

Всё ещё красивая и очень ещё молодая , как, впрочем, и мама Лизы,- Алёна,

безмерно и самозабвенно любит своего солнечного ребёнка. Бабушка тоже.

Звонит ей по три раза на дню, не молоденькая уже, а сидит в киоске три

недели подряд бессменно, чтобы только оздоровилось дитятко...

Одинокая уже почти семь лет, Алёна,- глубоко прячет своё женское естество.

Бывший, уходя, просил прощения и понимания. Говорил, что растить такого

ребёнка, ещё и сына не может, просто смотреть на него не может...

Обещал помогать, но помогал очень редко и мало, да и то до тех пор только,

пока дочка не родилась. Поначалу забегал, плакал почти,- любви просил,

ласки,- но в ней, как будто канал какой переключили,- видеть его не

могла и прикосновения, даже касание рукой вызывало,так удивлявшее её самое,

отвращение и неприятие. Приходить перестал совсем. Витя поступил в первый класс

вспомогательной школы: освоил чтение, письмо, счёт,- нередко плакал,

обижали дети, плакали вместе с ним и мама, и бабушка.

"Отец" помог купить всё необходимое, не переставая жаловался, но приехал

на хорошей машине и хвастал, что своя...

Тая же, мама Лизы, как она сама говорила, что нам то -рыжим без "этого дела"

никак нельзя,- намекая на мужчин. Ещё в первый свой приезд с четырёхлетними

солнечными детьми- они очень подружились и выяснили, что проживают за

сто тридцать километров друг от друга и, потому старались путёвки в этот

южный приморский город брать на один и тот же заезд. Ещё у одиночки Таи,

здесь была "любовь",- фитнес-инструктор Данила из соседнего пансионата.

Отставленная бывшим мужем, не перелюбленная красавица,- старалась не

вдаваться в подробности, чем же занимается инструктор во всё остальное

время, тем более, что тот был женат... Случалось, подруга убегала до

утра и Алёна,уложив детей валетом в своей комнате,- дожидалась её.

Однажды, пришлось уложить на свою постель и одиннадцатилетнего Диму,

приехавшего с выпивохой дедушкой, а дедушку закрыть в его комнате,

поскольку, после "приёма на грудь" того тянуло на подвиги и ему уже

грозили досрочной выпиской... Дима- самый сложный из детей с синдромом. Остав

ленный домашними на попечение деда, который хорошо заботился о мальчишке,только

если,изредка, бывал трезв,-ребёнок был откровенно педагогически запущен.

У него случались приступы агрессии, тогда он отказывался от врачебного

осмотра и мог, забившись в угол комнаты дичится и реветь, как потревоженный

медвежонок, к тому же очень жадно и неаккуратно ел, при этом струйка слюны

почти постоянно стекала с его полуоткрытого рта.

Вот и сейчас: Тая задержалась, деда не поднять,а Алёна привела троих детей

в столовую , усадив за их с Таей стол и помогала Диме, пытавшемуся есть

сразу из двух тарелок, справиться с этим сложным заданием, задыхаясь от

жалости.


Рецензии