Старые Боги

Александру Плесцову - товарищу по этой грешной жизни

У меня защемило сердце, когда Александр прихрамывая перешёл дорогу и исчез в здании метро. Я знал, как сложится его дальнейший путь – до следующей станции, затем выход на платформу Фили. Подождёт электричку и поедет к себе до Селятино. 

Смешное название для человека, прожившего в Туркмении, где были свои, не менее чудные по названиям села и станции. Но для нас здесь, в столице России, многое воспринимается, как издевательство над здравым смыслом.

Александр. Слишком многое пришлось одолеть за последние десятилетия и всё чаще ему приходит мысль, что всё это попусту! Да и вся жизнь попусту! А ведь всегда старался никого не подвести.

Он любил женщин. И в этом нет ни чего предосудительного. Женщины привносят разнообразие в жизнь мужчин. Ну хотя бы на ночь - постель, жаркие объятия, клятвы, объяснения, которые днём иногда кажутся неестественными. Но ведь ночью какие-то цели достигаются. И создаётся иллюзия, что жизнь утром пойдёт по накатанной колее, как в детстве, которое охраняли родители.

Но с женщиной утром начинаются вопросы. Что она так долго возится в ванной? Что долго красится у трюмо? Что так тщательно выбирает одежду, всё время высказывая неудовольствие тем, что есть в гардеробе?
-  Фаина, у моей матери было одно платье. Оно всегда было чистым и самым любимым ею. И она всегда с удовольствием надевала и спешила на работу. Но перед этим она кормила отца, отправляла того на службу. Не знаю, закрадывалась ли у отца мысль, что делает он, а что она, его жена, чтобы не разрушить семью? Бросает ли хмурый взгляд на свою секретаршу, когда та взволнованная соединением по телефону шефа с самым высоким начальством, невольно прихорашивалась и отстёгивала одну из пуговиц блузки, чтобы её прекрасная грудь более предметно поднималась и опускалась при разговоре с мужчинами. Или мама в своём простеньком платьице думала, как она будет выглядеть, когда влезает в кузов машины с открытым верхом, когда едет за товаром на базу?

Фаина выслушивала молча, раз двадцать повторяя операцию выщипывания строптивого волоска из левой брови. Она не давала себе отчёта в том, что делает. Ей просто приходит на ум взгляд Сергея Мировича, когда он приносит рукопись на перепечатку.  Ответственный редактор! Перед ним все млеют! И что, она тоже должна млеть?

Александр взял её в жены и уехал в Мары. Подальше от сцен ревности её бывшего мужа, в общем стремлении пожить спокойно.
У неё было двое детей. Ещё маленьких, которых он воспринял спокойно и с достоинством. Они-то причём, когда взрослые бесятся и разводятся?!
И всегда, когда он думал о жене, приходила мысль, не повторит ли она такой флирт как с ним, с кем ни будь ещё?
Не должна, сейчас у неё главное дети! Сейчас она знает, что Александр встанет вслед за ней и отведёт Ромку и Риту в детский сад.
Потом сбудется то, что он опасался. Потом, когда ребята вырастут и пойдут сами по себе по жизни.

Оно так и произошло. Они расстались без скандала, забрав друг у друга по два десятка лет. Оставались ещё годы. Вполне здоровые и нужные хотя бы для самих себя. Тем более, страна развалилась и надо было искать и жену, и жильё.

Валентину он встретил в гастрономе, когда у неё развалился пакет. Помог собрать. Разговорились. Разведённая, с ребёнком на руках, военнообязанная.
Так и перевелись из Мары под Москву. Не просто повезло, а он предпринял усилия, напористость и смекалку.

А здесь я стал работать в центральной газете. Приезжать в Москву стал часто. Лет пять назад мы с Александром встречались, посидели на скамейке в чьём-то дворе, распили поллитровку. Разомлели, вспоминая прошлое.

На этот раз спиртное исключалось – диабет! Его, Александра! Успел подхватить!
Я примеривал на себя его ситуацию – дрожь! Отторжение такой судьбы! А ведь она не спрашивает? Или спрашивает, так сказать, интересуется, а мы не слышим её!  Не хотим! Не верим, что из этих переговоров с судьбой что-то получится!
И грустно констатируем, что в чем мы всё-таки поддались року!

Александр уходил так, словно это не повторится! Да, он стал юмористом, потому что посмеивается над своей скорой смертью. Мол пришло время. И его можно понять, потому что семеро братьев и все они уходили быстро. Что на это влияло, не знаю. Но ещё в Туркмении, в Чарджоу, мы похоронили одного из них. И было грустно, что хоронили вполне здорового, на взлёте! Теперь у Александра остался всего лишь один брательник.

- Я скоро ещё приеду, - пообещал ему.
- Ну посмотрим, не будем загадывать.
Ему предстояла операция, но сахар мешал. Надо ждать, когда тот уйдёт. Торопиться, значит рыть могилу! А кто ж сам себе враг?!

Он исчез в метро. На улице светило солнце. А на моих глазах исчез человек.
Нет, ну, конечно, он появится при этом же солнце, через километры от меня, выйдет на платформу, сядет в электричку, чтобы смотреть на пробегающую мимо железнодорожную Москву. И будет думать может обо мне, а может и о чём-то другом. Кляня себя занудство, потому что последние три часа нашей беседы воспринимал его моим взглядом.

И вот это незримое общение – он там, я здесь, идущий к дому детей, привело меня к мысли, что мы и не люди, а старые боги. Спустившиеся на Землю ещё молодыми, чтобы понять, что-к-чему на этом белом свете.

Белый свет любят все, потому что он имеет ночь, которая несёт сладострастие, усиливает чувство одиночества, которое тоже присуще богам.

Я подумал, а почему бы и нет? Ведь надо же было куда-то деваться языческим богам под натиском новых. Ведь обидно вдруг становиться ненужными, не приспособленными под новые пространства и содружества народов!
Хотя, какое там содружество? Война на войне! И войной подгоняет! Прямо какая-то биологическая битва клеток, организмов, видов… Бесконечное обновление без задержек на размышления.

Когда меня занесло в эти дебри философии, одёрнул себя. Боги не могут думать и рассуждать. Это не их функция! Они спускаются к людям, входя в них и переваривают их мысли. Своих-то нет!

У меня защемило сердце – от меня уходил Бог Александр. Больной, осуждающий себя за жалобы, подначивающий себя дерзкими представлениями о своих мучениях и скорейшей кончине.
Я помню, он сказал, он просил замолвить о нём слово!
И я выполняю. Потому что это слово и обо мне…


Рецензии
Здравствуйте, Владимир.
Благодарю за талантливо написанный рассказ. Мне понравился. Желаю успехов в творчестве!

Валерий Малыхин   13.04.2019 15:40     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Валерий! Мне надо было как-то высвободить душу,

Владимир Звенигородский   13.04.2019 19:12   Заявить о нарушении