Грустная минька о нашей реальности...

-Знаю, меня сейчас побьют камнями, то бишь словами… Но мне в общем-то уже все равно, — Мирослава Андреевна усмехнулась, судорожно сглотнула ком в горле…
Вновь склонилась над клавиатурой.
- Да, пишу  на сайте «Медицина для всех»  - и про самоубийства… А что же делать, если официально эвтаназию в нашем государстве не признают. А самоубийства таковой не считаются и отлично укладываются в статистику убывшего населения.

Крохотную родинку на бедре она задела мочалкой. Та чуть покровила и засохла.
Через полгода внезапно заболела нога, стало трудно ходить. Мирослава Андреевна все недуги уже привыкла списывать на возраст - почти 75 лет на свете прожила. Немудрено, что тело старится. Но к хирургу все же пошла, тот отправил на рентген.
Далее по списку…
Онкология. Третья стадия. Бабулька неоперабельная.

Назначили химию, которая отняла последние силы. И желание жить —  чтоб так мучиться. Предложили радиотерапию. Тоже амбулаторно.

Мирослава Андреевна, получившая когда-то прекрасное образование в Союзе, два десятка лет проработала в системе Минмедпрома, по специальности была биохимиком и многое понимала о своей болезни. Как-то  поинтересовалась у врачей на очередном консилиуме — зачем продлевать невыносимые мучения, зачем терпеть почти невыносимую боль? При том, что  положенные ей обезболивающие отсутствовали в аптечном пункте поликлиники. А в обычных аптеках стоили неимоверных денег или их просто не заказывали из-за заоблачной стоимости.
Стандартные  болеутоляющие даже иллюзорно не помогали…
Заикнулась про эвтаназию… Ее резко прервали: не хотите лечиться — никто не заставляет.

Пока не столкнулась сама с этой проблемой, Мирослава Андреевна каждый четверг отсылала смс-ку с небольшой суммой на номера, которые давал Питерский канал.
Миллионы рублей  требовались для больных деток с тяжелой онкологией. Взрослые глаза малышей, испытывающих боль и последствия жесткого лечения, вызывали слезы и…недоумение… Почему государство не закупает нужных лекарств, протезов, оборудования? Почему обезумевшие от горя родители просят помощи у таких же страдальцев?
И находят ее. Потому что многие  бабульки, подобно Мирославе Андреевне, еженедельно списывают с мобильников по 50-100 рублей, а в итоге складываются те самые миллионы.

Только кто же будет собирать средства для неё? Одинокой старой женщины.
И ухаживать за ней некому. Ещё немного… и совсем сляжет.
Есть патронажные услуги, но про них она мало что знает. И опять же, наверняка, за деньги. Есть хосписы, но туда тоже не всех берут… умирающего от рака мужа туда не взяли.
Парадокс — социальные работники онкобольным не полагаются — по закону.
У  Мирославы  Андреевны была Настенька. Теперь  нет. Как только в Центре стал известен диагноз подопечной, её открепили, вычеркнули из списка.
С трудом она «доползает»  до магазина за продуктами, пенсию перевела на почту, чтобы не ездить в банк. Изредка обращается за помощью к соседям — грузить их часто  своими проблемами стыдно.
И не дай Бог  кому испытывать постоянно помимо боли ещё и страстное желание покончить со всем — разом. Потому что никаких других желаний, мечтаний и надежд не осталось.

Самое разумное - никого не обременять, получить последний укол и достойно покинуть этот скорбный мир. За такую спасительную благость она отдала бы и квартиру, и пенсию… все, что было у неё.
Страдания телесные столь мучительны, что  доводы разума о греховности суицида уже бесполезны.

Мирослава Андреевна вытерла выступившие слезы и продолжила:
-Да, меня вынуждают совершить насилие над собой. Ни помощи, ни заботы, ни сочувствия, ни стремления облегчить страдания — ничего не даёт государство таким как я. Одиноким, беспомощным, безнадежно больным.
Сколько нас, брошенных на произвол судьбы?..
Жаль, не накопила денег, чтоб в Голландию уехать умирать…

Она  пока ещё выбирает способ… понадёжнее, чтоб без возврата.
Но перед уходом сочла своим долгом написать, что привело её к такому  итогу.

Это вопль безнадежно больного, оставшегося по сути один на один с врагом.
Может этот вопль сольётся с множеством подобных и заставит, вынудит, наконец, власть держащих принять разумное решение.
Скольким страдальцам станет легче примириться с неизбежным…
Сколько спасённых душ отойдут в мир иной с благодарностью…

12 апреля 2019г.


Рецензии
Не знаю, что написать. Слишком тяжело.

Сергей Вебер   20.06.2019 19:45     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.