Дарданелла

                ДАРДАНЕЛЛА
                (Все имена и фамилии
                вымышлены,
                совпадения случайны,
                Дарданеллы и  Геллеспонт -
                пролив между Европейским
                полуостровом Галлиполи (Турция)
                и северо-западом Малой Азии
                (ширина от 1,3 км до 6 км,
                длина - 65 км)


               
      Как-то,  находясь по  делам  в  отделении реанимации типичной провинциальной  городской больницы  и  проходя по широкому коридору, я краем глаза отметил в палате, дверь  в которую  была открыта  настежь, такую занимательную картину: на функциональной кровати ногами к двери лежал больной, чью голову разглядеть было невозможно из-за развернутой газеты, которую и держали  прямо перед собой руки этого "продвинутого" (на больного,  нуждающегося в реанимационных мероприятиях,  с первого взгляда он был не похож) пациента. Читал он её или не читал - мне было не видно, но  стало жутко интересно, и я, потихоньку зайдя  в палату, заглянул за край газеты. Мой интерес был удовлетворен  и,  более того, я был сильно удивлен, т.к. оказалось, что передо мной лежал и читал прессу  мой старый знакомый - рабочий из лесного хозяйства с колоритным прозвищем "Дарданелла". И что еще интересно: прозвище я вспомнил сразу, а вот настоящее его имя так и запамятовал.
      - О,  Александрыч,  здравствуй, - тоже сразу признал меня  Дарданелла, особо не удивившись моему появлению, помня, наверное,  о моей принадлежности  к медицине  из предыдущего нашего общения с ним .
      - Привет, ты чего здесь делаешь? -  спросил  я, рассматривая его с ног до головы, как - будто не знал,  что делают  больные в реанимации. Об этом  я знал, а вот что тяжелобольные читают газеты - я еще такого не видел.
      - Как что делаешь?! Ты чё, не знаешь? - вопросом на вопрос ответил  Дарданелла с  такой интонацией  "закадычного  друга" в голосе, что мне стало как-то неудобно – человек  в опасности, а я и не в курсе событий. - Порезали же меня. Почти на смерть! Честно говоря, случайно живой остался. - Закончив фразу, он протянул мне руку. Мы  поздоровались, и я хорошо почувствовал при рукопожатии слабость в его кисти.
      Тут я припомнил разговор между хирургами, состоявшийся в ординаторской несколько дней назад, суть которого заключалась  вот в чем: поступил тяжело больной с ножевым ранением в сердце. Почему в эту маленькую больничку, а не в Центральную городскую? Да потому, что "скорая" не была уверена -  довезет до Центральной больницы клиента живым или нет: крови много потерял, сердцебиение   еле-еле прослушивалось, пульс вовсе не прощупывался. А здесь,  в  больнице на окраине, – рядом хирургия. «Может, повезет», – рассудили в « Скорой». Взялся  за операцию молодой дежурант   и повезло ему:  ушил  он рану в сердце - кровотечение остановилось, сердце заработало, ритм восстановился. Потом подключили  пациента к аппарату и вот - почти выходили больного  в реанимации. Правда,  больной всё ещё находился на волоске от смерти. И вот теперь он лежит передо мной с ясным,  небесной частоты взглядом, с нездоровым блеском в глазах, как ангелочек с  крылышками на церковных  картинах, и своим чтением газеты совсем не оправдывает своё  звонкое прозвище. Я знал историю возникновения его прозвища. Потом узнал и причину  удара ножом ...
      Познакомился я с ним в те дни, когда он в числе нескольких человек на моей даче  из бревен рубил  баню. Рубил в прямом смысле: он не расставался со своим орудием труда – топором ни на минуту. В эти  же дни я стал понимать и значение его прозвища.  Дарданелла  в свободную минуту пересказывал новости свежие и не совсем,  прочитанные им  ранее  либо в газетах и журналах, либо услышанные по радио и увиденные по  телевизору,  первому попавшему ему на глаза человеку и который хотя бы чуть-чуть проявил желание выслушать  его. Из него "пёрло" так,  будто он не мог удержать в себе  добытую им информацию. Иногда  его пересказы   слушались с интересом, а иногда, особенно когда  был пьян, речь его была непонятной и бессвязной: он  по несколько раз повторял одно  и тоже, даже не понимая этого. А выпивки, насколько я успел узнать, у него и его коллег, случались частенько  - после работы, а то и во время работы,  а уж после получки и в праздники - обязательно. "Фишкой" его всегда  была  шокирующая информация, а слушателями в большинстве - простые и не слишком образованные рабочие. Один такой, с судимостью в прошлом, и порезал его недавно.
      Как – то раз, в очередной их перекур,  он  перехватил меня:
   – Александрыч, а ты знаешь, что пролив Босфора и Дарданеллы называют "черноморскими проливами" и это единственный путь  сообщения между Черным и Средиземным  морями?
           Коронный этот вопрос, как позже выяснилось, он задавал почти всем, отсюда и прилипшее к нему « погоняло». И вот  этот  коренастый, жилистый  мужичок  попал  в неприятную историю,  едва не закончившуюся для него  плачевно. Словесная  перепалка Дарданеллы с новичком из  бригады,  начавшаяся из-за того, что последний,  кривляясь  и перебивая рассказчика, и  как бы издеваясь над ним, тем самым не давая закончить историю, переросла в перебранку  с матерными словами, в коей, сам того не ведая, мой знакомый  употребил  обидные  среди "зеков"  слова. За эти " запрещенные" в лексиконе   слова он и пострадал: "новичок"  спокойно достал из-за голенища сапога нож и как-то привычно для него, отработано, хладнокровно, словно в арбуз, всадил  лезвие прямо в левую половину груди  - прямо в сердце... Он бил наверняка ...
      В этот раз он отложил газету в сторону и начал:
   -  Александрыч, вот кого не спросишь - все почему-то думают, что столицей Австралии является Сидней - большой город на побережье, а на самом деле столица - это город  Канберра,  находящийся в глубине материка и который гораздо меньше  Сиднея.
    - Понятно, - остановил я его, - ты вот болтаешь много, газеты, смотрю, читаешь, позаботься лучше о себе, отдохни немного  от чтения, ведь на вид -  в тебе ни кровиночки  не осталось, - упрекнул я его.
      В глаза бросалась и бледность его лица, и худоба, которые вдруг  стали заметны больше, но речь его, вопреки всему,  довольно нетихая, стройными фразами лилась из его уст:
    -  Представляешь,   Александрыч,  попаду я на "тот свет" (если, конечно умру ещё), - он улыбался, сверкая глазёнками, - там у меня уже много друзей-товарищей  обитает, и они у  меня спросят "свежие" новости с этого света, а я не полностью  владею этой информацией, вот  я и впитываю её как можно больше, пока не помер, -  Дарданелла  впялился  в меня своим  взглядом, ожидая моей реакции. Я вида не подал, что был  шокирован таким его заявлением, но  через какое-то мгновение считал его сообщение  уже вполне нормальным: больные имеют  право уносить "туда" любую информацию.
     - Молодец , Д...., - я чуть- чуть не сказал: «Дарданелла» , но тут в палату вошла медсестра  с "заряженной» лекарством  капельницей в руке, и я  замялся с произношением вслух его "кликухи", так  как  все еще не вспомнил его  имени.
      - Так, Владимир Сергеевич, - сказала медсестра, не обращая внимания на меня, - откладываем газетку в сторону. Силы вам  и на том свете тоже будут нужны, пока всех знакомых  своих разыщите , - медсестра  так же относилась с юмором к  читающему в реанимации пациенту.
      "Да, да, Володей его зовут", - вспомнил я   и, не прощаясь, чтобы не мешать  лечебному процессу, вышел из палаты.
      Можно восхищаться  мыслям о человеческой тяге к принципам земной жизни  после смерти. Ведь  это надо верить в загробную жизнь без всяких церковных наставлений, верить в то, что  нахождение ТАМ проходит по законам земной жизни и забота о бывших друзьях - товарищах важнее собственного благополучия здесь, на земле.
      Да, он был на пороге смерти и, выписавшись не долечившись потом  из больницы,  т. к. отказался лечиться дальше в краевом отделении  хирургии, вышел на работу  "к себе" в лес, на свежий воздух, а умер  он мгновенно, так и не выпустив топор из рук. Он говорил: "Как смерть ходит с косой, так  и я хожу с топором ". Рассказывали мне, что  в последнее время из кармана его пиджака выглядывала  книжица - "Ветхий завет". И  я думаю, обиделись  все-таки  немного на него "корифаны", потому что не полную  и свежую  информацию  он ТУДА принес с собой, а помешал  ему  в этом, сам того не ведая, я …


Рецензии