Глава 27. Ужин с дьяволом

   Когда вечером на Москву обрушился циклон, преобразивший столицу в подобие Венеции с её знаменитыми каналами,  трое друзей проснулись. Раскаты грома были такой силы, что могли поднять и мёртвого. Раскрыв глаза, они очутились в полной темноте, лишь через узкие дверные щели проникал тусклый свет. Почти одновременно они вышли из своих странных комнат и оказались в большом зале, в центре которого расположился массивный дубовый стол, а возле него гарнитур из четырёх стульев того же исполнения. На столе стоял старинный бронзовый канделябр с крупными восковыми свечами, света которых не хватало осветить всё пространство, и от этого казалось, что помещение не имеет стен, а вместо них один сплошной мрак, уходящий в бесконечность.
   Один из стульев занимал А.Н., а три оставшиеся оставались свободны. Цвет его одежды сменился со светлого на чёрный. А вместо пары гнедых на груди, теперь красовались два ворона в натуральную величину.      
   Поражала мёртвая тишина. Никаких признаков того, что на улице творится настоящий Армагеддон, никаких отголосков канонады, разбудившей приятелей.
- Проснулись черти! Прошу к столу! – обратился к ним А.Н. и жестом ладони указал на свободные стулья.
   После видений из прошлого все они находились немного не в себе, и безропотно приняли приглашение хозяина квартиры. А когда расселись по местам, оглядели друг друга и обомлели. В свете свечей на голове у каждого обнаружились небольшие серые рожки. Чтобы убедиться, что данный факт не обман зрения, каждый из них собственноручно нащупал у себя костяные наросты. Поменявшись в лицах, они вопрошающе глядели на своего закадычного друга. Тот оставался серьёзен, и было непонятно, чего он хочет, и чего добивается. Может, хочет просто попугать их, но как, и зачем? Да им и пришедших фантомов хватило. Но А.Н. не стал долго мучить приятелей, улыбнулся, и с иронией произнёс:
- Ну, ну, не огорчайтесь. Это же, такой пустяк! - Он щёлкнул пальцем левой руки, и «окаянные» с голов сотоварищей моментально исчезли.
- Что происходит, Андрей?! – возмутилась Зиночка. – Объясни. Это такой фокус?
- Прошу прощения,  одну минутку друзья, - извинился А.Н..
– Только отпущу своих птичек. Нам завтра открываться, а недоделочки кое какие остались. Боюсь, без них будет не обойтись. – Он хлопнул в ладоши, и вороны тут же вспорхнули с красной сорочки А.Н. (только она не поменяла цвет), и улетели прочь в окружавшую темноту. В тишине был слышен звук их работающих крыльев, постепенно он удалялся, и наконец, совсем утих.
  Боцман и Серый, как сидели, так и остались на своих местах, а Зина подскочила и зачем то побежала вслед птицам.
- Куда это она помчалась, со всех ног? – спросил у А.Н. Борис.
- Моя подружка видимо хочет заглянуть, туда, куда нельзя проникнуть живым. Не переживай Борис, очевидно, она скоро вернётся.
- Живым? – Боцман привстал, наклонился через стол к А.Н., и посмотрел ему в глаза. – А ты сам то живой? А твои птицы, скажешь, тоже живые? И куда делся коридор? Где мы?
- Ответь нам, пожалуйста, Андрей. Не молчи. Где ты пропадал целые сутки? – Зина вернулась из тени (недолго её не было), подошла к А.Н., и положила ладони ему на плечи. – Где мы, Андрей? И куда улетели вороны? Там нет ни конца и ни края: везде просто бездна какая-то!
- Ничему не удивляйтесь друзья. – А.Н. накрыл своей ладонью аристократические пальчики Зины, погладил любя. – Дело всё в том, что мой всемогущий покровитель доверил мне не только целый банк с кучей наличности, но ещё и наградил меня способностями, касаемо чёрной магии. Считайте,  меня попросили поучаствовать в эксперименте, и я согласился. Но что же мы всё это на голодный желудок? Присаживайся на своё место Зина. Сейчас будем ужинать. –  Девушка вернулась за стол, а А.Н. ещё раз щёлкнул пальцами, и на дубовой столешнице появились ароматные блюда, причём каждому досталось его любимое. Боцману  большущая курица-гриль, Серому – две палочки шашлычка, а Зиночке «Пломбир», густо присыпанный шоколадной крошкой. Сам А.Н. выбрал себе бифштекс с кровью, только вот крови было многовато: кусок мяса и зажаренное яйцо буквально плавали в тарелке с красной жидкостью; ещё две тарелки с таким же заказом оставались в стороне.
- Угощайтесь, это вкусно! – предложил приступить к ужину А.Н..
- Еда-то настоящая? Сделал из нас, не пойми кого, - выразил недовольство Боцман. И разламывая свою курицу приговаривал: - Хороша чертовка, хороша…
  При слове «чертовка» Серый и Зина с укором глянули на него, и Борис понял, что ляпнул лишнего. А Серёжа в свою очередь пожелал всем: «Приятного аппетита», чего ранее за ним не наблюдалось.
  Они кушали молча. Неизвестно о чём думал А.Н., но Борис, Серый и Зина, вероятно, размышляли о мистических способностях своего друга, ведь еда-то и вправду оказалась настоящей. Давно они так не наедались досыта... 
   Когда вечерняя трапеза подходила к своему завершению, к четверым едокам присоединились ещё двое. Чёрные птицы вернулись мокрые, взъерошенные, их  клювы были замазаны кровью. Два ворона с жадностью принялись за нетронутые бифштексы, а разделавшись с ними, вмиг очутились на атласной сорочке А.Н..
    В этот миг зажегся электрический свет, а свечи погасли. Комната, в которой они отужинали, оказалась вполне обычной, но вот только без окон, и всего одной дверью, ведущей в знакомый приятелям коридор с люстрами из горного хрусталя, и «кремлёвской» ковровой дорожкой. И куда летали вороны, для них осталось загадкой.
   Перед ними снова находились те же двери с золотым курсивом, за которыми они повстречали фантомов, но теперь никто не желал новой встречи со своим прошлым.
- Со мной можете ничего не бояться! – А.Н. открыл дверь комнаты Зины, и взял подружку под руку. – Уже завтра весь мир будет трепетать у наших ног! Ступайте же вперёд смело друзья! Никто вас там не укусит.
  Друзья послушались, и на этот раз действительно обошлось без фантомов.
   Боцмана в его комнате ожидала кровать с мягкой пуховой периной, на которой он любил спать в далёком детстве, когда гостил у бабули в деревне, а Серёже достался диван два с полтиной в длину, о котором с его ростом он мог только мечтать.
  Зиночка разделась догола и лёжа на широкой двуспальной кровати, дожидалась Андрюшу. А.Н. снял пиджак, а затем и рубаху с ручными птицами. Девушка посмотрела на его спину, и сильно удивилась. Наколка с Церковью с пятью синими куполами, которые означали все пять его «ходок» исчезла, а на их месте появилась новая, - три цифры шесть.
- Что сделалось с твоей наколкой, милый? – нежно спросила она любимого.
- Я же уже говорил Зина, что у нас теперь будет новая, другая жизнь. Забудь о прошлом. – С такими словами А.Н. отправился в объятия Зиночки, чей сарафан, подаренный Андреем, небрежно валялся на полу возле ложа любви – любви дьявола и обычной русской девушки…


Рецензии