Описание природы из разных книг

природа

...Это бесконечное разнообразие света и темноты, тепла и холода, движения и запаха, тверди и воды, это уходящий в бесконечность весь блистающий мир, подробный и объясняемый.
Но это одновременно – границы физических и химических условий, и мы знаем теперь – границы узкие, в которых можешь ты существовать, границы невраждебные для твоих непосредственных ощущений. И сам ты тоже природа, отгороженная от остального мира прежде всего ощущениями.
И встал поперек тебя разум, твой же, возмущая естественную гармонию (да и есть ли она? а если и есть, то на каком напряжении держится?).
И, оказывается,  внешние условия все – это начало тебя и вопросы тебе, оказывается, внешний мир инверсируется в нашем внутреннем мире, мир наш внутренний – это перестроенное пространство и время, и время в сознании может останавливаться, течь вспять, и пространства у нас в сознании необозримы и неожиданны, и не противоречат друг другу: личное свое человек иногда безболезненно выносит вопреки общественному…
Оказывается, противостоящий сознанию мир внешний, действительный, когда-то уравновесил и определил всю силу и степень тенденций внутренних. Как? И мир внутренний – уже также действительный, да зависимый от внешнего – хотя бы первое время, да зависимый – от твоего я.
Как зимний закат солнца сквозь сплетение ветвей деревьев способен вызывать мгновенные оценки, ассоциации? И, тщетно пытаясь охватить все огромное событие, мы, тем не менее, получаем высшее наслаждение от сопереживания, получаем какое-то мысленное направление, устойчивое, важное - не теряемое! Мы насмотреться не можем на свет вольный вообще, словно свет этот – и только он! – вызывает ежесекундно к жизни наше сознание...
Как небо все, огромное всегда, тяжелое или умчавшееся к себе, оставляет тебе свободу - взгляда, радости, действия? И все вопреки твоему личному грузу - забот людских?
Ты легко можешь подчинить внешнее своим заботам и не замечать красоты мироздания, но любой кусочек Земли, невыдуманный, для сознания нашего – всегда повод, не только вопрос, но и ответ: пища для фантазии, напоминание чего-либо, просто отдых – неясное, и уже какой-то исключительно важный момент, уравновешивающий твои внутренние необъятные дали... Природа может всегда провоцировать, побуждать движения чувств - все уже сейчас, после того, как она спровоцировала появление сознания, после того, как человеческое овладело нашим внутренним миром (или - создало внутренний мир?).
Но и тогда! когда не было человека разумного! Как протекало это взаимодействие? Чем уравновешивалось в растущем сознании эта неоспоряемая внешняя красота? все   природные условия жизни нашей? Просто быть не может, что только общественные условия и труд сформировали сознание людское, даже если и понимать труд как активный поиск выхода.
Природа – это самая сильная Родина, пусть сейчас и неосознаваемая, забываемая в непосредственных мыслях, в рассуждениях.
Потому что отдых, вдохновение в природе - давным-давно свернутые в нашу плоть и кровь, давным-давно – опосредованные  в нас условия Земли. Человек – это одушевленная природа Земли.
... Связь свою доказываем мы грубо: мы из праха Земли. Но – облик свой? Сознание свое? как прочесть все это?
Из книги «Мир твой», глава 1


природа

Природа – это строение всего, что вокруг, это зависимость наша - неожиданная и прекрасная.
Это сонный день летний, с запахом берега и воды, зелени и нагретой земли, с ощущением открытого тела и прохлады только при ветре, это начинающаяся сразу от тебя бесконечная свобода и голубизна огромного неба...
Это морозное напряжение всего пространства зимой, заставляющее искать или сохранять уют и где ты как бы на виду, открыт, несмотря на одежды, это теряющаяся в себе белизна снега в пасмурное время или блистающие поверхности снежных полян под солнцем...
Это время волшебное – сумерки, зимой и летом – всегда  неопределенность, равновесие, когда сам ты прочитываешь и в себе и вокруг столько взаимоисключающих традиций...
Это так необходимый тебе покой, идиллия где-то и – буря, шторм, буран, – всеобщее движение, где ты сильнее обстоятельств, где ты споришь со стихией.
Природа – твоя  Родина в далеком прошлом и всегда и потому лучшее свое полно совершить, додумать мы можем только в этой невраждебной обстановке.
Природа уже давно - жизнь, воссоздающая себя, сопротивляющаяся воздействиям на себя до конца, готовая использовать малейший шанс на свое выживание.
Но как строение природы обусловило свойства ее? обусловливает? В чем простота и гениальность жизни? всей природы?
А прочтет ли человек свою гениальность? то есть, прочтет ли он структуры и технологии в других организмах, в неживой природе? поймет ли себя? Будет ли свободен среди всех найденных и не найденных истин? Ответит ли человек на свои главные вопросы?
Почему шум леса, парка во время ветра вызывает одно из лучших состояний нашей души? почему этот шум пробуждает очистительную тревогу, естественно рождающиеся образы? и все, что есть в сознании нашем, совершает положенный круговорот, замыкаясь на важные нам события, расставляя эти события в необходимой иерархии?
Течение природы Великой всем нам целебный источник, какой-то неосознаваемый образец.
Как мы в течении этом живем? сопротивляемся какому ритму? Природному ли? И не поперек ли нам тогда ум наш?
Как наше, человеческое, – мысленное и совершаемое в действительности, соотносится со всем природным? Не разрушает ли самоутверждение наше природу? и можно ли на останках природы построить свое будущее?
А природа – это не только гигантское предшествующее нам прошлое, это параллель развития – и  живого и неживого (?). Это ответы на наш внутренний, почти самопроизвольный напор вопросов, куда более важные ответы, чем ответы на запросы тела.
Природа нужна нам, жалким или целеустремленным людям, нужна всегда как доказательство реальности своей жизни, потому что созданное нами – доказательство  еще тенденциозное, это доказательство нашей жизни, но не нашего пути, направления, общей ориентации.
Нам необходим момент объективности, соотнесенности со всем, имеющим Развитие, нам нужен момент тревоги – оценки.
Нам нужно – все  Земное.
Из книги «Мир твой», глава 2

природа Земли

Забываем мы об огромности пространства земли, о необъятной дали, о свежести – разлетающихся в разные стороны неведомых силах, о свободе воздуха вокруг, который видимо переполняет тебя, уравновешивает твою природу и в то же время отделен воздух от всего... Забываем потому, что в свой внутренний мир незаметно "вмещаем" и все эти огромные пространства.
Мы забываем подробности зимних дней, морозных, когда густеет воздух даже ясным днем, когда звонкая тишина соединяет (расширяет?) пространство, мы забываем освещенность зимнего дня, так важную для восприятия самого дня, где мечется контраст между белым снегом и границей дня – далью.
А даль стеной неопределенной и грозной замыкает пространство, и, следовательно, и твои мысли, и само пространство словно рождается сейчас – при падающих снежинках.
Забываясь, мы принижаем значение природы для себя... А эти сумерки зимние, или вечер – под далекой, но светлой луной, эта лиловая разреженная темнота, покрывающая холмы и овраги, далекие дома людей, ближние неровности земли, едва виднеющиеся под луной, эта тишина вокруг с далеким едва слышимым неопределенным шумом, - и  вся темная эта местность как бесшумный холодный корабль словно ввысь летит к такой же холодной и безжизненной луне.
А время на земле среди людей замкнулось (запнулось?) в особом ритме. И ритм тот не всегда совпадает с ритмом живой природы – давно  уже с нами противоречия неестественные. Мы забываем снегопад, дождь, пасмурное освещение, грязь, потемневшие от воды строения, свое же ощущение мокрого лица, разогретого ходьбой тела, вкус дождевых капель – все  единая основа мира.
Природа земли – свет и темнота, воздух, тепло и холод, дождь и снег, озера и реки, сама земля в зеленых и серых тонах – все вызывает в сознании нашем не просто ответ в виде конкретных руководств к действиям, но и оценку, общую, теряющуюся множеством связей со всеми нашими мыслями, совершенно неожиданными, и оценка та смещается, блуждает вокруг каких-то пределов неопределенным пятном, где степень ясности, конечно же, в центре... Это ведь смысл человеческий ускользает, полное знание о себе и природе земли не охватывается...
Что свет и темнота, что сумерки нам? что воздух, свободный и ненасытный, воздух улицы и свободного пространства,
воздух тенистого леса или знойного луга? что тот узкий, но необыкновенно богатый спектр тепла, богатый превращениями именно воды в различные свои состояния? Что вода сама – может быть, самое уязвимое вещество во Вселенной, но для нас самое великое и непонятное в своей простоте? что твердь земная, рождающая плоды, являющаяся основой в самом прямом смысле?
Природа Земли – самый  лучший доктор и советчик, природа Земли - это начало наше.
Из книги «Мир твой», глава 4

природа

Природа это наша родина до нас и без нас, это объяснение, которое трудно прочесть.
Самое главное - было когда-то, оно уже в нашем сознании, и сейчас мы лишь удивляемся, оглядываясь назад на природу, удивляемся, что наши болезненные противоречия кажутся преодолеваемыми, наши недоумения и предчувствия посильными, и подсознательный диалог этот нам легок.
Мы удивляемся заполненности жизнью, словно у жизни не было тупиков, словно в безвыходных когда-то ситуациях все же находились выходы, и вот результат этого давления жизни, эта живая природа сейчас нам пример.
Природа это возможность прочесть и себя, ибо мы плоть от плоти.
Мы - результат природы дня, результат давления жизни, и какой поиск ведем, ответ какой ищем - алогичный, мгновенный всеохватностью, ищем, да не прочитывается ответ, потому что чисто человеческое заполнило связи, мы перегружены только своим.
Что было? до того как деревни и города как последние секунды наслоились на сжатое прошлое Природы? В уже существующей жизни как организовались и изменялись эти нервные клетки и изменялись ли? Предпосылки, основу человеческого отобразить как в зависимости или равновесии с внешним миром? Как выплеснулись догадки нашего, разумного уровня взаимоотношения с миром? выплеснулись из проверенных миллионами лет нервной системы животных, и уже Слова так неотразимо и мощно подталкивают нас к Новому, а в словах - и смысл для людей, в словах и самозащита...
Зима всегда неожиданна белым снегом, потому что белое снизу подхватывает взгляд твой, не дает ему основы, белое провоцирует странную свободу; зима всегда радостна нам ощущением собственной силы, потому что зимой - путешествие от уюта, а мы свое лишь помним, строя поведение; зима всегда сурова и слепа, обнажая то оттепель, и видны нам темные пятна деревьев и строений, а воздух неба тяжел и медленен и задевает сжавшуюся белым землю, задевает деревья и дома, и воздуху постоянно тесно... То - снегопад, быстрый всеобщим движением снежинок, и нет ни земли, ни неба, только где-то понизу срезаются летящие снежинки бесследно и бесшумно, то звенит зима еле слышно снежной дорогой и низкими избами, окутанными сугробами, а солнце далекое и низкое, затухающее, и мороз давно пронизывает тебя...
А весна это ожидание открытого тепла, теплых солнечных лучей, ожидание зелени, теплой и мягкой земли, и ожидание твое все сильнее подтверждается всем течением природы, и вот уже блестит под солнцем тающий снег, темнеется внутренней голубизной, и уже проглядывает так понятная в тепле темная земля...
И лето от мягкой земли разрастается зеленым, лето бесконечно теплом, знакомой далью, лето естественно нашим чувствам.
Но  скоро  уже  прохлада  вновь  застаивается  в  воздухе,
скоро уже дожди сменяются снегопадом, и в осенние пасмурные дни небо над открытым пространством словно мчит взгляд твой до такой же открытой неуюту дали, и даль низка, и начинается от ног твоих, а небо не смыкается с далью, оно всегда выше и подробно сплошными серо-синими тучами... И из   неопределенной  пустоты  под  небом   рождаются,   ища землю, снежинки...
Это ненасытное условие нашей жизни, природы, это таинство нашего окружения тогда и сейчас, таинство, которому доверяем мы свои извечные вопросы…
Из книги «Мир твой», глава 5


ПРИРОДА

Должно быть много значений у этого понятия, включая и те, что доступны нашим чувствам и знаниям, и те, что глубоко недоступны. «Природа» природы доступна только ей самой, мы же набрасываем на нее только схемы.
В самом глубоком значении, может быть, природа едина и целостна до такой степени, что миг каждый — вечность и наоборот, что атом каждый — Вселенная вся, и сопоставимы «они» — дополняемы. Но как? Пока же таинственный наш внутренний мир, отражая «всю» Все¬ленную с ее бесконечными масштабами, лишь видит красоту и строгость, но не продолжает ее, не строит ее. Пока же Великая природа, уравновесив каким-то скрытым значением (и напряжением) наш внутренний мир, любым своим ландшафтом и его состоянием питает и умиротворяет нас.
Где «идеальное» в сознании? во внутреннем мире? И если оно есть в нас (то есть, это — божественное), то оно есть и вне нас — в той природе. Его нужно назвать. Проявляет ли оно себя? например, в морозных узорах на окнах, так схожих с буйной растительностью, узорах, фантастически полно и свободно украшающих в холодную зиму наши окна? Эти подобия водорослей нам — какая-то не чуждая граница... А в предчувствиях? Они неясны, тревожны, они объединяют нас всех чем-то единым, о котором мы только догадываемся; то вдруг предчувствия замысловато проходят перед нами в коротких сюжетах сновидений, причудливо переходящих одно в другое.
Но более непонятное — в «улице», то есть, в масштабе пространства, непосредственно окружающего именно нас вне жилища, в том соотношении дня и тебя самого: непонятна твоя жажда смотреть и невозможность «насмотреться» любым временем года, смотреть, вдыхать этот огромный блистающий или мягкосумеречный мир...
Открытая всем ветрам природа дает твоему взгляду все ответы, но более неосознаваемые..; открытая всему природа едина, и единое «замыкается» как на собственные структуры, включая структуры нашего организма, так и на наше Я, которое все время буквально спотыкается о собственное наслаждение или страдание, о собственную неудовлетворенность, все снимая с ситуаций.
Любое время дня и ночи! Любой ландшафт в любое время года!
Что приходит к нам? Что осознаем как великое и сильное? Осознаем как глубинный смысл жизни своей? Какая целостность соприкасается с нашей — несомненной целостностью? Ведь, действительно,  все ответы приходят!
Еще есть сумерки — срез времени, когда время «забывается», когда оно либо с нами, либо отстает или забегает вперед... И странно нам... в собственной инерции. Но сумерки! Как они охватывают все звенящей тишиной! И тишина приобретает формы, запахи, тишина рождает новые реальности.
Да и сам свет — тайна: «часть» его, небольшую, «знаем» мы, «знает» внутренний мир наш, но организм весь, как и внутренний мир, как и все остальное на Земле, пронизывает свет    целиком.
Не поторопились ли назвать просто неизвестное — идеальным, вне времени и пространства? Может быть, это только неизвестное нам есть большая часть природных сил?
Из книги «И звук, и свет», 1997

природа

до предела взорван мир, уже до таких пустот, в которых отражается все вещественное богатство, и в которых "изначальная пустота" и рассредоточена /?/. И доказательства ответов, если ищем мы их, — в природе вокруг, природе человека
В основе ответов — одновременно свобода и несвобода, в основе мира — падение и полет.
Голубое  звонкое небо в основе, огромное и ненасытное, жесткая и зеленая на поверхности земля в основе, и дождь, и реки, и тонкая-тонкая граница всюду — для доказательств нам.
Ведь первые фразы природа, первые фразы и определяют текст весь, определили его, и, в конечном счете, поверхность-граница отражает богатство дня и ночи, и потому природа — это то, что имеет поверхность... для нас.
И поверхность та — между светом и тьмой, между теплом и холодом, между твердью и небом, между одним и прямо противоположным...
Между светом и тьмой! между свободой и несвободой!
И природу эту мы перестали читать: десятилетия или столетия человек уже становится самодостаточным, интересуясь почти только созданным собой и изредка тем, что прочли далекие предки. А университет природы в языческие времена был единственным /?/ для человека — тысячелетия вырабатывались народные приметы для жизни, для оценок... Да и сам язык общения отражал /истинные/ природные связи, слово само...надстраивалось на всем природном вокруг: как?
Но самое главное — открытый внешний мир в любое время дня, в любое время года одним единственным мгновением восстанавливал скрытую соподчиненность явлений и событий.
Небо, огромное небо не могло не взрастить нас... и мир открытый дыханием нашим — оказывался жадным для нас, оказывался мгновенно понятным и необходимым...
…между городом на высокой горе и речным портом на пространстве в десять минут ходьбы произрастали старые деревья. ...с горы утоптанная тропинка вела к большой реке через темный зеленый лес: деревья наверху смыкали свои кроны, и серый спокойный воздух под ними пропитывался запахом лесной почвы, сырости и мокрой древесной коры... Почти всегда летом этот лесной отрезок пути сопровождали тонкие птичьи голоса, а сейчас они звучно перекрывались сильным соловьиным пением.
На окраине леса, почти у берега еще цвела сирень, застывало солнечное тепло, но под открытым небом свежий ветер с тяжелой и теплой поверхности воды так и смешивал все запахи — леса, цветущей сирени и открытого, кружащего голову, водного простора...
    ...не могло не взрастить нас огромное небо, а мы — всю непридуманную   природу   осознавали лишь   иногда,  к случаю...

Из книги «Арабески», 2001


Рецензии