Реестр пути. Первый поход

1971, сентябрь. Начало учебного года,младшекурсники ехали на уборочную. Мне повезло. Вместо колхоза пошел в довольно серьезный поход. Я был дружком и однокашником сына декана факультета и поход оформили как общественно-политическое мероприятие: «Восхождение на высшую точку Южного Урала г. Яман-Тау в честь чего-то там…"

Поход получился славный: От Белорецка мы доехали до Тирляна по удивительно красивой узкоколейке проложенной вдоль знаменитой реки Белая. В постсоветское время поезд там ходить перестал, а потом и дорогу демонтировали, вернее растащили. Сейчас о ней можно догадаться только по заросшей насыпи и то местами. А в Швейцарии по таким узкоколейкам возят экскурсантов за немалые деньги.
 Из Тирляна пошли к брошенной деревеньке или скорее хутору под название "Мессиля" с остатками плотины водяной мельницы. Потом были еще какие-то оставленные людьми деревни, которые представляли собой очень романтическое и чуть жутковатое зрелище: стоят дома пригодные для жилья, многие не заколоченные, а людей нет…
Из-за малолюдности они относительно медленно разрушались вандалами и временем. Места там глухие, запросто можно встретить лося или медведя…
Наша группа состояла из шести человек, четверых парней Женя Зинченко, Борис Суханов (заядлые туристы, знавшие местность), Юрка Цыгалов, я (неофиты) и две девицы с моей группы.(Была еще одна девушка, но за ней в Мессиля приехали из института гонцы, у нее скоропостижно скончался отец.)

Непосредственно на Ямантау отправились втроем, оставив караулить девушек Цыгалова. Юрка свою задачу выполнял так добросовестно, что на одной из них (однофамилице реки Белая) Вальке Белой впоследствии женится. Мы же успешно достигли вершины Урал-Тау, что заняло у нас, кажется два дня.

Я впервые оказался в совершенно дикой местности. Впрочем, поговаривали, что внутри горы находятся какие-то секретные стратегические объекты. Долгое время я так хорошо помнил те места, что казалось, мог бы повторить маршрут самостоятельно. Илююзия, кончно, места там гиблые. Сейчас маршрут и детали я забыл, остались лишь просто пейзажные зрительные образы. Однако этот текст требует описания маршрута, хотя бы в общих чертах.

Я обратился к старому знакомому географу и местному краеведу, чтобы тот восстановил мне наиболее очевидные детали маршрута. Он мою просьбу удовлетворил. Вот его текст с минимальной редакционной правкой.

 Сергей Ларичев: " Из Миселей вы пошли на Инзерские Зубчатки. Перевалив их, спустились в болотистую долину Большого Инзера. Потом, поднялись по хребту Кумардак и перешли на хребет Машак. Спустившись с него в болотную седловину у горы Караульной, вы начали подъём уже по её склону. Далее тропа идёт уже на Яман-Тау. Вернее, на её седловину. От седловины до вершины рукой подать.

 Возвращались Вы другой дорогой: не стали спускаться к Инзеру, а свернули левее, на север, и по хребту Кумардак вышли на станцию узкоколейки Двойныши, она расположена в седловине между хребтами Кумардак и Зигальга. (Спешу исправиться: с Ямантау на Двойныши, конечно, надо двигаться по Машкам, а не по хребту Кумардак: эта станция находится на седловине между хребтами Зигальга и Машак. Уже забывать стал важные вещи.) С этой станции до наивысшей точки Зигальги — Большого Шелома поднимешься плавно и не долго, а спускаешься совсем хорошо.
Это как бы я вёл лет 30 назад».

Да, а мы ходили 47 лет тому назад. И проводники у нас были Зинченко с Сухановым, не слишком опытные… Но прошли однако. Спасибо за реконструкцию, Сергей Васильевич.

Жаль что нет уже ни узкоколейки Белорецк-Тирлян, ни Мессилей, ни Двойнишей, равно как нет и многого другого, что когда-то давало тебе приют и тепло в пути, называемом жизнью…


Рецензии