Зойка. Часть 2. Глава 13

Страна готовилась к празднованию 57 годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. 7 ноября отмечалось всегда широко и с размахом, с обязательным проведением концертов.

В этом году ученики Олошкинской школы были приглашены в районный Дом культуры для выступления.  Зойке доверили петь песню про Щорса, а ей так хотелось спеть её любимую – «Старый марш».

- Андрей Борисович, праздник же! А эта такая грустная песня, не то, что «Старый марш»! - в очередной раз упрашивала она учителя пения. – Вот послушайте, как у меня получается!

«Эй, музыканты! Где ваши ноты?
Ждёт вас сегодня много работы…»

Заглянувшая после уроков в класс Мария Савельевна внимательно дослушала песню до конца и, посмотрев на Андрея Борисовича, спросила:

- Может, и правда стоит изменить репертуар? А, Андрей Борисович? У Зои очень хорошо получается! И песня живая, и про Щорса есть. Вроде, как и программу мы не нарушаем.

- Надо подумать, Мария Савельевна. Позвоню художественному руководителю Дома культуры. Если согласует, то я не против. В исполнении Зои она звучит неплохо. Больше скажу – очень и очень хорошо!

От радости Зойка подпрыгнула на месте, но тут же приняв серьёзный вид, с важностью проговорила:

- Деда сказал, что это очень патритичная песня!

- Патриотичная! – поправила Мария Савельевна.

- Ага! Патри…патри… - попыталась выговорить девочка непонятное ей слово.

- Зоя, слово «патриотичная» образовано от слова «патриот». Если бы ты больше слушала на уроках и читала, то знала бы значение этого слова!

Зойка сконфуженно опустила голову.

- Патриотичная, Марья Савельна! Я поняла…

- Вот-вот! Теперь правильно! Молодец!

Сегодня их пригласили на репетицию в районный Дом культуры.  Вместе с Зойкой в город поехала и Люся, решив заодно купить дочери к празднику новое платье.

Огромное, трёхэтажное здание Дома культуры потрясало своей мощью и красотой. Могучие двери, огромное фойе, лестницы из красного дерева, покрытого лаком, до блеска начищенный паркет в залах - всё это впечатляло, но больше всего Зойке понравилась оркестровая яма. Она несколько раз подходила к её краю и каждый раз то Мария Савельевна, то мама её останавливали. А ей так хотелось туда заглянуть!

Аккомпанировал Зое на аккордеоне их учитель пения Андрей Борисович. Ему всё же удалось уговорить художественного руководителя заменить одну песню на другую. Свой любимы марш Зойка спела с первого раза чисто и без ошибок, поэтому её сразу отпустили. Покрутившись по сторонам и, не увидев мать, она решила пройтись по Дому культуры. Откуда-то с верхнего этажа доносилась плясовая музыка. Девочка осторожно поднялась по ступенькам до второго этажа и замерла перед приоткрытой дверью. В щёлочку хорошо просматривался золотой зеркальный зал, освещённый многочисленными лампами в огромных, свисающих с высокого потолка, люстр. В центре зала находилась невысокая женщина в чёрных широких штанах и свободной светлой блузке. Вдоль стен стояли девочки, ровесницы Зои, почему-то все в одинаковых, синих до колен платьях.

- Батман тандю! – красиво выговаривала женщина незнакомые Зое слова.

- Гранд батман, Лиза! Гранд батман!

Зойка взирала на это чудо с приоткрытым от удивления ртом. Ей так хотелось сейчас встать в один ряд с этими незнакомыми девочками, взяться рукой за поручень и двигать ногами, как они.

- Пардебра! Вперёд, назад, в сторону!

Это было необыкновенно красиво! Волшебно!

- Зоя! Я тебя уже обыскалась!

Люся подошла к дочери и остановилась.

- Мамочка, я тоже так хочу! Мамочка, пожалуйста! – наполненные влагой восторженные глаза дочери просяще смотрели на мать.

- А теперь, девоньки, в центр! – доносились из-за приоткрытой двери.

- Дробь!... Умницы! Хорошо!... «Ковырялочки»! Анечка, корпус!

- Ну у нас же нет такого кружка в деревне, Заюшка! Разве я против была бы? – растерянно развела руками Люся.

По щёчкам Зойки покатились крупные слезинки.  Преподаватель танцев с ученицами расплывались в её глазах, создавая радужное сияние, из самой сердцевины которого она слышала волнующий её самый добрый голос – голос волшебницы, казавшейся ей музыкой: - «Соте!  Круглая кисть! Локоть!»

Этот голос звучал в её ушах беспрерывно.  В автобусе, дома…

- Зоюшка, давай примерим платье! Посмотри какое красивое!

Люся крутила перед ней белое, из парчи платье.

- Неужели не нравится? – спросил Илья. – Вроде красивое… 

- Она занятие по танцам в Доме культуры увидела, - пояснила Люся. – Еле вытащила её оттуда!

Илья по привычке запустил ладонь в свою буйную шевелюру, почесал в затылке.

- Так давай запишем! Пусть учится!

Зойка тут же навострила свои маленькие ушки, бросив косой взгляд на платье.

- А как добираться она будет? Маленькая ещё одна ездить.

- Надо узнать расписание занятий. Я могу отвозить, когда мать, а когда и тёща. Неужели некому, Мила?!

- Илюшенька! – кинулась Зойка Илье на шею. Он слегка наклонился, обхватил её руками, приподнимая вверх. – Ты самый лучший, Илюшенька! Ты лучше, чем папы!
Глаза Ильи покрылись влагой.

«Как мало надо человеку для счастья. И как же много одновременно…» -подумал Илья, пряча от жены лицо.

Продолжение: http://www.proza.ru/2019/04/21/185


Рецензии
Ох, Мариночка, ну как же можно без слёз читать такие трогательные сцены!
Да...цыганская кровь даёт о себе знать... и пусть она будет направлена в правильное русло...
Красиво описано занятие... так и вижу девочек у станка...(и себя вспомнила...)
С теплом души и добрыми пожеланиями, Т.М.

Татьяна Микулич   24.10.2019 21:56     Заявить о нарушении
Я мало была у станка, но в памяти кое-что, конечно же, осталось...
Балет заменила беговая дорожка. Сейчас, наверное, нет-нет и сожалею, что тогда так бездумно поступила)

Спасибо, моя хорошая, что так искренне отзываетесь на события в романе, переживаете и радуетесь вместе с моими героями и, конечно, любите их. Я это чувствую как душой, так и сердцем.
Цыганская кровь в девочке. И она всё равно проявиться должна была...

С теплом души и огромной благодарностью к Вам, Танечка!

Марина Белухина   24.10.2019 23:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.