Милосердная Княжна

                ***
  Рассказ этот мы писали вместе - началось все со старшей дочери Ирины, немного помогали я и бабушка. Произведение заняло призовое место на конкурсе творческих работ, посвященных памяти Царской семьи в 2018 году. Работа проделана большая, серьезная, и хочется, чтобы как можно больше людей узнало о ней. Ведь, то. что написано здесь - это история не только нашего рода, но и всей многострадальной России...

                ***

  Так случилось, что в День всех Святых, в земле Российской просиявших, мне в руки попала старая потертая фотография с изломанными  краями. На ней я увидела святую Царственную мученицу Анастасию. Тогда Княжна была еще девочкой. Ей было тринадцать лет, как и мне сейчас.

  Это был 1914 год. Первая Мировая война. Много людей было призвано на фронт. В их числе  - и мой двоюродный прапрадедушка по папиной линии – Иван Иванович Куприк. На полях сражений он был тяжело ранен, повредил колено и уже не мог воевать. Его перевезли в госпиталь в Царском Селе. Там, лежа в палате, он встретился однажды с Княжной Анастасией и ее сестрой Марией. (Они навещали раненых). Этот момент и запечатлен на старой, пожелтевшей фотографии – Великая Княжна стоит у кровати моего прапрадедушки.

  Конечно, это чудо, в которое сейчас, по прошествии века, трудно поверить! Моя семья была связана с Царской семьей! Великая Княжна говорила с моим прапрадедушкой! Интересно, о чем?

  Историю снимка  его герой рассказал своим близким и очень гордился тем , что ему, простому солдату,  довелось видеть Царственных особ и испытать на себе их заботу и внимание.

  А дело было так…

  В одном из ожесточенных боев я, Куприк Иван, был тяжело ранен. Помню, что  будто чем-то тяжелым ударили по голове. И…  наступила темнота. Искры и темнота. Долго ли лежал я на сырой, пропахшей кровью земле - не знаю, но очнулся уже в лазарете. Шум, крики, куда-то бегущие санитары, а потом усталый , небритый доктор рядом со мной. « Что, боец? - грубовато произнес он.- И тебя настигла пуля-дура? Да, братец, война, куда от нее денешься». Он поднял мою руку, которая  упала плетью на постель, как только  ее перестали осматривать. И еще острая боль пронзила колено. Озабоченность на лице врача заставила меня разволноваться. Что со мной? Сколь тяжело  ранение? И только ли рука бездействует?

  Доктор больше ничего не сказал, только поручил сестре милосердия  определить меня в палату. На носилках два крепких  санитара перенесли меня в огромную комнату, в которой было больше десятка людей, Кто-то стонал, кто-то ругался или плакал, а тошнотворный запах крови и немытых тел создавал атмосферу полевого  лазарета. Меня положили  у двери на только  что освободившуюся койку и накрыли тонким солдатским одеялом, так как усилившийся  на улице ветер пробирался  в щели и холодной струей  скользил по полу.

  Через несколько дней я был переведен  в госпиталь в Царском Селе. Вот там и произошла та незабываемая встреча.

   Серое осеннее утро. Тяжелая дрёма одолевала меня, но ноющая боль в руке и ноге   не давала уснуть. Наконец  я стал погружаться в сон, и  на некоторое время мои проблемы отошли на второй план. Волны забвения, напоминающие какие-то радужные облака, тяжелые и огромные, кружились передо мной. И вот из одного из них показалась необыкновенной красоты женщина с ласковой улыбкой. «Что, голубчик, больно тебе?» - спросила она. Я потянулся к ней и легко стал подниматься вверх. А она все улыбалась и улыбалась, протягивая руки ко мне. Я ступил на край облака  и почему-то полетел вниз. Вздрогнув, резко открыл глаза. Передо мной стояла прекрасная девушка в белом халате и косынке. Ее улыбка напоминала ту, которая озаряла лицо небесной жительницы. Она положила свою теплую руку мне на лоб и тихо прошептала: «Не волнуйтесь, все будет хорошо. Давайте я умою вас». Влажным бинтом она провела по моему лицу, поправила сползшее одеяло, потом  поднесла железную кружку к моим губам. Сделав несколько глотков, я почувствовал, как сухость, из-за которой  язык едва поворачивался во рту, потихоньку проходит. «Поправляйтесь»,- сказала эта милая девушка и перешла к следующей кровати, на которой лежал бородатый мужик.

  Это потом от других больных я узнал, что моей доброй феей была Царственная особа, дочь последнего российского Государя Николая II Анастасия. Но не только она, а и ее сестра Мария были частыми гостями у раненых. И трудно было себе представить, что эти девушки, воспитанные в семье императора, с тонкими и нежными руками, которыми  только играть на рояле  или обмахиваться веером в жаркую погоду, помогают больным, ухаживают за ними без брезгливости, не боятся трудиться и сострадают мучениям  простых солдат.

  Этих милых барышень любили все. Каждый из больных радовался той доле счастья, которая ему доставалась, когда, обходя ряды коек, одна из них   приближалась к кому-то, говорила слова утешения или вытирала лицо, помогала поднести  ко рту кружку с водой или ложку с похлебкой.

  Когда же случалось, что девушки несколько дней не приходили, какая-то тоска одолевала всех, не хотелось общаться. Но стоило только открыть дверь одной из них, а лучше, если на пороге появлялись обе, сразу оживление появлялось в рядах коек. Те ,кто шел на поправку, пытались шутить. В ответ на ласковое обращение к ним уверяли, что они уже почти в полном порядке, что скоро покинут этот временный приют. А один старый солдат как-то сказал растроганным голосом: «Теперь, когда их, родимых, увидал, и помереть можно. Ей Богу. А как хороши-то сердечные. Какие ласковые. Точно солнышко ясное прокатило».

   Иногда девушки не облачались в белые  халаты, а оставались в своем  скромном одеянии. Это была длинная юбка темного цвета, белая или коричневая  блузка с большим воротником, похожим на матросский, а на груди - бант или галстук. Волосы же у них были просто великолепные: вьющиеся, пушистые, густые-густые, уложенные в прическу, напоминавшую  шапку.  Мария предпочитала сидеть у изголовья раненых и беседовать с ними. Она знала по именам практически всех, кто был у нее на попечении.

  Анастасия отличалась легким и жизнерадостным характером, могла разогнать морщины у каждого, кто был не в духе. Часто  она приводила с собой собачку, и та отплясывала на задних лапках, вызывая  смех.

  Девушки утешали тех, кто был в унынии, или  слушали  рассказы  солдат о себе и их  семье и обязательно дарили  надежду на  скорейшее выздоровление. Каждый из выписывающихся получал  из  рук  Великих Княжон маленький подарок.

   Принимая заботу этих юных сестер милосердия, любуясь их красотой и умением дарить сердечное тепло, видеть в каждом простом солдате человека, я часто думал о воспитании  детей в Царской семье. Ведь всем известно, что для любого ребенка  самое главное - личный пример родителей. Как же нужно было любить простой народ, чтобы научить дочерей сострадать ему, быть готовыми помогать убогим и раненым, исполнять христианские заповеди.

   Не знаю, всё ли запомнил внук Ивана Куприка из рассказов своего деда, но то, что осталось в памяти, пусть и немногое, еще раз говорит  нам о том, что живым примером истинной  святости стала для русского народа Царская семья  мучеников Николая II и Александры Фёдоровны с их  святыми  детьми. Вот бы нам так научиться относиться к людям, не лениться, не сидеть в гаджетах и телефонах, а жить жизнью своего народа, своей страны, проявлять сочувствие и сострадание, оказывать помощь нуждающимся искренне, не по необходимости,  не для отчета, а по велению сердца.

  Мчатся годы, уходит в прошлое страшный день  гибели царской семьи. Жестокость и милосердие, зверство и сострадание, христианская любовь и нечеловеческая злоба – вот те несовместимые грани человеческого бытия. Но все лучшее, самое светлое - это то, что   отличало членов семьи Романовых. И мы, потомки  солдат Первой Мировой войны, признательны  им, Царственным особам, за милосердие и сострадание и бесконечную любовь к ближнему.

(2018)


Рецензии
Очень хорошо, что написали об этом. Я много читала о царственной семье. Но издано в 10 раз больше, чем можно прочитать одному человеку за несколько лет. Вероятно, рассказчик перепутал имена. Ведь Анастасия родилась в 1901 году. В госпитале работали старшие дочери: Ольга и Татьяна.
Однако автору - поклон.

Галина Иосифовна Правдина   05.11.2019 12:35     Заявить о нарушении
Спасибо за рецензию! Мы ничего не перепутали. Все обосновано. Перечитайте еще раз внимательно рассказ. В Первую Мировую Анастасии как раз было тринадцать лет. Да, профессиональной медсестрой она не была. Но в госпитале раненых навещала. И на фотографии запечатлена именно она. Мы здесь историю не искажаем.

Иван Ляпин Павловчанин   06.11.2019 19:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.