Срок-Дожития

Аннотация: Это моя картина мира, что будет - если лишить ребёнка полноценной семьи! Кем он сможет вырасти? Сможет ли он жить, как гражданин нашего общества, или же что-то пойдёт не так? И мне на ум, невольно приходят только стихи Лермонтова, "Дума".

1) Почему Принцессы Кусаются?
2) Папа, которого не было.
3) Когда Мама-Тиран.
4) Нет места для людей.
5) Сели на мель.
Бонус: Бабка
Бонус: Детдом
---
6) Техно
7) Заработалась
8) Ежовые Рукавицы
9) Негатив (Плёнка)
---

1) Почему Принцессы Кусаются?
Глава1: Рождение
Мир всегда в движении: белые облака, плывущие вперёд, одинокие птицы  железные и стайные обычные, солнце, луна, звёзды, вода и ветер.
Жизнь кипит, города наполняются людьми, и смотря сверху, огни земли  загораются, образуя светящуюся паутинку из нитей, из сетей паука  которой, уже нет выхода.
И ближе к ночи, жизнь останавливается. Прогуливаясь по тихим улочкам,  редко встретишь случайно заплутавших путников, бредущих до своей норки,  дабы желание бренного тела в отдыхе, было исполнено.
Пять утра, взволнованный полный мужчина бредёт по пустой улице, звонит  его сотовый телефон, Геннадий отвечает, улыбается, и мир замирает в  ожидании слов, -"Я стал отцом".
---
Глава2: до 1,5 лет
"Это девочка, девочка», - сообщили по телефону.
И далее следовали: ночи без сна, детский плач, синяки под глазами, и неугомонный пупс.
Гиперактивные дети, хочу, надо, моё. Потребность в общении, с улыбкой до ушей.
"Ма-ма, Па-па», - различает звуки и нас, теперь она.
"Ба-ба, дом, пёс, ку-ра, да-ча, де-ти, яс-ли"
И отдав Олю в ясли, жена вышла из декрета, и вновь пошла на работу.
Оля впервые увидела так много новых лиц, других детей, и она сделала первый шаг навстречу этому новому миру.
---
Глава3: 3 года
К горшку приучена, команды понимает, со всеми ест, а ночью спит, нет, это не собачка, а девочка 3ех лет, Оля.
"Кто?», - спрашивает Оля у меня, показывая пальчиком на ляльку в моих руках.
"Твоя младшая сестрёнка», - отвечаю ей я, кладя ляльку в кроватку.
И Оля, обходит её кроватку, обнюхивает, знакомится. Радуется ли? Пока, не знаю, увидим.
Время идёт, и львиная доля внимания достаётся ляльке, все будто забыли  про Олю. Она злится, кидается игрушками, кричит и скандалит. Нда.
---
Глава4: 5 лет
Этим утром, дурная мамашка, вместо того, чтобы отвести дочку в садик, ничего не сказав, уходит с дочкой к другому мужчине.
Телефон отключила, молчит. Где дочка, не знаю. А жена, да пусть пропадёт она. И как тут быть?
Ну ладно, полиция и суд разводят руками, право матери и чёртовых феминисток на дочь одно. Ребёнок останется там, где мать.
Дверной замок сменил, младшую бабушке, а сам начал новую жизнь, с новой своею пассией.
Через пару лет, одним вечером, слышу, как кто-то скребётся ключиком, пытаясь попасть домой.
Подхожу, смотрю и вижу, загулявшую с дочкой жену, плачет, умоляет, просит всё забыть и вернуться.
Открываю дверь, ставлю её чемоданы с вещами, она проклинает своего  обидчика. И вскоре, после пинков в закрытую дверь, угроз смерти, слышу  отдаляющиеся шаги, затем ещё один звонок.
Мамка ушла, оставив своё чадо перед дверью, вот она, материнская любовь в действии.
Маленькая Оля не плачет, кончились слёзы, она входит, закрывает за собой  дверь, и никогда больше не откроет её, своей, бросившей её, матери.
---
Глава5: 7 лет
"Мачеха актриса театра, папа развозит по магазинам продукты, а я сегодня  стала школьницей», - размышляла Оля вечером, лёжа на диване, смотря в  чужой потолок, некогда бывший ей родным.
Экскурсии, походы в кино, выезды на природу, эх, нет, современные дети  потеряли к этому интерес. И девочки больше не играют в куклы, как это было в моём детстве, нет. Девочки, как и все, сидят в телефоне, листая  вниз, новостную ленту соц. сетей, в этом и находя смысл своей жизни.
Оля, за пару лет с матерью, изменилась. Будучи жизнерадостной по своей природе, начала вянуть. Бывает смотрит в одну точку, молчит и о чём-то  своём думает, будто её здесь уже нет, и она находится где-то в своём  собственном выдуманном мире.
И неужели это все матери такие, способные искалечить ребёнку не только  детство, но и сломать всю дальнейшую жизнь, и натренировать словно  собачку, на выполнение скрытых желаний-команд, которые дети буду  понимать и без слов.
---
Глава6: 9 лет
Изоляция, капризы, бурлящие эмоции, нехочуха напоказ.
Идём по улице, говорю ей, -"Хочешь мороженого?"
А она фыркает, виляя головой в разные стороны. Но я всё равно покупаю.
А придя домой, залазит в пакет, крадёт мороженое, и словно кошка,  убегает в свою комнату, закрывая дверь, и ограждая своё личное  пространство, от посторонних.
Болтушка по ночам с подружками по телефону, любит вредничать, командовать, но до поры, а потом приходит и просит прощение.
Гуляет с младшей сестрёнкой, поладили, а куда деваться. Учит её чему-то,  о мальчиках говорят, о школе, причёсках... Ну, это не моё дело.
---
Глава7: 11 лет
Возвращаюсь с работы, а девочки в спальне, спины их вижу, в зеркальце  своё маленькое чего-то разглядывают, на меня 0 внимания, не привет папа,  ничего.
Ну, я подхожу, смотрю на них, а там, боже, что я увидел. Они косметичку мачехи взяли, и давай на себя всё оттуда, да на лицо себе, на ногти…  клоуны в цирке отдыхают.
"Пап, ну как тебе, я на маму похожа?”, - спрашивает меня младшенькая, она мамой, свою мачеху называет.
А мне страшно, не знаю, что и ответить, стою, краснею, будто это меня  так разукрасили. А Оля чего-то поняла, и тоже смотрит, бегающе  заглядывает мне в глаза, в поисках правды.
"Для первого раза хорошо, но ты лучше у тёти Анжелики спроси, как  сделать ещё лучше сделать», - выкручиваюсь я, звоню, рассказываю  ситуацию, и уже к вечеру, мои молодые дамы были при параде, всё как и  полагается.
---
Глава8: 13 лет
Оля подошла к зеркалу, покружилась в своём новом бальном платье, но  танцевать с мальчиком, да ещё на виду у всех, она сильно стеснялась.
Отношения с мачехой, у них были нормальными, без перекосов, не то чтобы  открыться, или попросить какой-то реальной помощи, при мне до этого не  доходило.
"Тётя Анжелика, а как танцевать при всех? Просто я, когда подумаю, что  она меня посмотрят другие люди, то я боюсь опозориться. А если я  случайно упаду, они будут над мной смеяться», - спросила Оля, у своей  мачехи.
"Знаешь, выходя на сцену, представь их всех голыми, я всегда так делаю,  когда выступаю. Это помогает поднять мне настроение, а если ошибёшься,  ничего страшного, принцессам всё прощают», - ответила мачеха, и Оля ушла  довольной.
Возможно после этого, их отношения и стали налаживаться.
---
Глава9: 16 лет
"Знакомьтесь, Вадим», - представила дочка, своего нового парня.
Нда, не думал я, что это случится так скоро, вот только моя девочка пошла в садик, и тут раз, парень. Быстро же летит время.
Ну, сели, поговорили, вроде нормальный тип, но как-то рано всё это, гулять-то моя дочурка начала.
Вскоре, парень её, в 18 лет ушёл в армию, да так и не вернулся. Что с ним, как, не говорит дочка.
"Нету, папа, нету больше его, для меня - он умер», - ответила она,  расплакалась, и убежала в свою комнату, поговорили называется.
---
Глава10: 18 лет
Прямо перед выпускным, в школе им задали какое-то сочинение, вроде "Кем я вижу себя через 10 лет"
Оля, всё крутилась подле, и допрашивала нас с мачехой. Сестру младшую, друзей своих, парня нового. Но ответа, видимо, которого хотела услышать,  так и не получила.
Запершись в своей комнате, и тяжело дыша, она принялась думать, не  помогало. Прогулка по улице тоже. Шопинг с подругами. Любимая музыка.  Вкусности разные.
Не знаю, что она написали, но я краем глаза заметил гору бумаги,  исписанные, скомканные, и выброшенные, они валялись повсюду. И всего  пару написанных слов в конце.
"…Всегда оставайся принцессой."
---
Глава11: 28 лет
Мир всегда в движении, и годы неумолимо идут, час за часом. И то, что  было рождено человеком, уже невозможно остановить, и оно будет  нуждаться, сначала в жажде жизни, а после, и в жажде смерти.
18-19-20-21-22-23-24-25-26-27-28 лет, на эту стрелку часов жизни, нет управы, она всё равно продолжит идти вперёд.
У Оли двое малолетних детей на руках, и её бросил муж за измену.
"Ну, загуляла, с кем не бывает. Только, что делать, и кто может помочь? «, - всплывали в её голове эти мысли.
Дети вечно кричат, с работы уволили, денег нет, с родителями поссорилась.
Знала бы она ещё в детстве, что повторит судьбу своей настоящей матери, то захотела бы жить дальше? Не знаю.
Выйдя на балкон, Оля испугалась, разок взглянув вниз. Но она была настроена серьезно, и отступать не привыкла.
В ход пошла подушка, и стоя возле детских кроваток, она решилась совершить чёрное дело, а затем уйти сама.
---
Глава12: Сочинение
"Они маленькие, ничего не почувствуют, да и зачем им такая жизнь?», - думала Оля в этот момент.
И Оля, уже собираясь совершить своё черное дело, вдруг заметила в уголке, свои старые вещи, и бумажку, торчащую поверх.
Взяла её в свои трясущиеся руки, и прочла: Кем я вижу себя, через 10 лет?
"Я в кругу большой семьи, рядом бегают дети, любящий муж, своя квартира,  машина, и хорошая работа. Каждые выходные, навещают пожилых родителей, езжу с ними за город. И следуя правилу тёти Анжелики, я всегда буду  оставаться принцессой, что бы со мной не случилось."
Оля заплакала, не от сочинения, а от того, что она только что хотела  сделать. Позвонила своим родителям, извинилась, и попросила приехать, выпив успокоительное, и занавес.

---

2) Остаться с отцом.

В белый была большая выкрашена комната, и лицом в кругу к друг другу повернув лица сидели мы, светя на психолога своим унынием и безысходностью, умные да речи слушая его.

- И из вас начнёт первый - кто?

Болезненно зуб на зуб, стучало от страха сердце бешено, поднял таки нервно Артём руку свою, как на ветру лист колышущуюся.

- Ладно, не вставай. Можно с места.

И Артём этот, нет Артём Михайлович скорее, бугаём летам к 29 вымахал, полноватый, в спортивном костюме, лицо не бритое, синячищи под глазами, а изо рта тянет перегаром, встал и свою шарманку завёл.

- Тема: Развод родителей, я остался с отцом...

Замер Артём, рот после открыв. Слова не мог и вымолвить. Ком тут как-бы застрял в его горле, и пот от натуги потёк со лба, по лицу, и по шее.

- Хорошо, будь ласка, сядь и успокойся. Коль не в силах молвить - не беда. Следующий.

Но в попытке начать, на своём стоял Артём, запинаясь в словах и путался, рану на душе оголив на обозрение всеобщее. А все, потухшие свои отведя взгляды в куда-то в сторону, были лишь невольными его слушателями.

...

Стою значит в коридоре, ****юк ещё, рядом мама, за руку держит крепко-крепко, как заложника. Тесно тут, воздуха мало, и народу, семья вся. Перед нами стеной крепкой напротив выхода встали, бегают во все стороны испуганные их глазки. Из орбит, того и гляди, вылетят.

"И что они все от тебя с мамой хотят?",- спрашивает психолог у Артёма.

Душно, все в надрыв орут, до предела накаляя ситуацию. А рука матери, словно петелька на шее, только сильнее руку мою сжимает, до боли, ногтями в мясо впиваясь. Играя мною как игрушкой, как только ей одной захочется.

"Давай по-плану",- перебивает она Артёма.

Немного тот отдышавшись, продолжает, не сразу. Увильнуть охото, то влево уводя глазами, то вправо, от заданного ему вопроса.

"Дальше, по-новому",- давит психолог.

Когда мы с ней никуда не уходим, и я остаюсь в этой семье?

"Да, остаёшься с отцом",- вносит она ясность.

Эм, как из лап морского чудовища, ушедший давно на покой герой, отнимает меня у матери. Нет, вырывает из плена. Нет, оставляет в семье. Нет...

"Ладно, что дальше?"

Освобождённый из пасти проклятой Немезиды, я встаю перед ней, а за спиной семья, и говорю, крича громче всех, что я отсюда никуда не пойду, и хочу остаться тут.

"И ты остаёшься?"

Да, я остаюсь тут. В кругу семьи: бабушки, дедушки и дядьки, брата моего отца. А монстр уходит не с чем, пожитки свои держа в руках.

"А где отец твой? Ты же с ним остаться хотел?"

Отец? Ну как где. в тюрьме! Ему там самое место, как и всем мерзким преступникам!

"Эм, и почему ты его туда посадил?"

За дело, за ним приехали тем же вечером, и в тюрьму. Да, наверно, я бы хотел остаться с ним, но не с тем, что это существо сделало со мной в тот день, а с отцом за день до этого.

...

"Прости, я не знала, что у тебя всё настолько плохо..."

- Дерьмо случается.

И на выходе из центра реабилитации "Вторая Надежда", они попрощались, и разошлись каждый своей дорогой. Артём же, пешком, напрямик, в ночи, по тёмной дороге без фонарных столбов, дотяпал до своего общежития.

Там, на втором этаже, ждала его старая однушка, мать же - уже спала, и чтобы её не будить, он не стал включать свет, или разделаться. А просто лёг рядом с ней, на свободное место в ту же постель, закрыл глаза, и от накативший усталости, уснул.

---

3) Когда Мама-Тиран.
"А тут, оживлённо",- заметил Павел.
"Да, мне тут тоже нравится",- согласилась Юля.
И они чокнулись бокалами с шампанским.
...
Пока ждали еду, было время и поговорить.
П - "Сегодня ты выглядишь словно богиня!"
Ю - "Спасибо, ты тоже ничего"
И Юля улыбнулась, немного покраснев.
Ю - "А тебе какая марка машин нравится?"
П - "Не знаю, я и своей девяткой доволен"
Ю - "Небось выходные на даче проводишь?"
П - "Куда там, днями работаю"
И Павел добавил, - "Даже отпусков нету"
Ю - "А можно поинтересовать, то кем?"
П -"Да, конечно, разнорабочим на стройке"
Ю - "Не опасно ли это? А то кирпич сверху и..."
П - "Ну травмы были, но ничего серьёзного"
Ю - "Значит ты не местный, да?"
П - "Ага, на заработки сюда приехал"
Ю - "И как, возвращаться не планируешь?"
П - "Куда там? Обратно в деревню? НЕТ!"
Ю - "На стройке живёшь, в бараках?"
П - "Есть такое, деньги родителям отсылаю"
Ю - "Скажем, другую работу найти пробовал?"
П - "Другую, хех, и среднего образования нет"
Ухмыльнулся он,- "Как бы и с этой не выгнали"
"Ясна",- чётко на это отреагировала Юля.
Скуксившись, она ожидая услышать другое.
...
Принесли еду, и они начали есть.
Ю - "А какие женщины тебе нравятся?"
П - "Пфф...Не знаю, не думал о таком"
И почесав тыковку, Павел продолжил.
П - "Хозяйственные, заботливые и, э..."
Ю - "А такие как я, тебе нравятся?"
П - "Да откуда я знаю. Я тебя вижу впервые"
Ю - "Разве этого мало, чтобы полюбить?"
П - "Влюбляются только молодые"
Фыркнув,-"А мы - взрослые, те ещё черти"
П - "У нас всё строится на холодном расчёте"
...
Их ужин уже подходил к логическому концу,
И настало время расходиться по домам.
Ю - "Да, мы хорошо провели время вместе"
П - "Мне тоже понравилась твоя компания"
"Ваш счёт",- оставил его официант на столе.
П - "Ладно, разделим его на двоих"
И он внимательно проследил за её реакцией.
Ю - "На свидании всегда платит парень"
Юля неумолимо настаивала на своём.
Не оставляя Павлу и выбора что-то ответить.
Но Павел не отчаивался, в своих проверках.
П - "Хорошо, но кто платит, тот и музыку..."
Правда, Юля его быстро перебила.
Ю - "Прости, давай не сегодня, голова болит"
И опущенный Павел остался не с чем.
Юля значит просто поела на халяву, и всё.
Она не прошла проверку на вшивость, а зря.
И попрощавшись с ней, Павел зашёл за угол.
Сел в свой Ford и рванул домой, в трёшку.
...
Юля же, обиженная поведением Павла.
Ехала до дома на маршрутке, и всё думала.
Ю - "Какой же этот Павел скупердяй!"
Ужин пожалел оплатить, бомж, а не парень!
Из машины одна девятка, жилья своего нет!
И зачем мне он нужен? Скажите, а?
Искала она причины для своего отказа.
...
И Юля зайдя в дом, услышала с порога.
"Опять ты со своими ёбарями встречалась?"
Ю - "Нет мам, я на работе задержалась?"
Соврала ей намеренно Юля, и разделась.
М - "Не ври мне тут, я чувствую - надушилась!"
Ю - "И что с того? Я уже взрослая! Всё можно!"
М - "Шлюха ты - вот ты кто. Всём даёшь"
В кричала на дочь, парализованная мать.
М - "Я тебя значит поила, кормила, ростила"
Задыхаясь от злости, изливала желчь она.
М - "А ты телом торгуешь. Не дочь ты мне!"
Юля заплакала, она устала от такой жизни.
На работе плохо, дома плохо, семьи нет.
Убежать некуда, везде её ждали проблемы.
...
Закончив мыть мать, и менять ей подгузники.
Юля заперлась в своей комнате с телефоном.
Она не прекращала попыток найти себе мужа,
И наконец-то сбежать из этой адской дыры.
Но было поздно, воспитание матери дало плоды.
И возраст 35 лет, не давал ей быть женщиной
Будто с молоком матери - она всосала и горе.

---

4) Нет места для людей.

Вот она, эта виновная во всех смертных грехах женщина. Идёт под ручку, с каким-то жирным хряком. Улыбается, радуясь своей полноценной жизни, совсем забыв про меня, кровиночку, родную дочь, от которой когда-то она отказалась по молодости.

...

Сколько же боли и унижения было мною проглочено. Сколько слёз ночами выплакано в подушку. И сколько раз, стоя у решетчатых ворот детского дома, я в каждом прохожем видела её, свою маму, папу, бабушку, и дедушку. Думая, что это они идут забирать меня обратно домой.

Я выживала и терпела. Было жёстко засыпать от немощи и чувства голода по всему телу. Не грели и одеяла, и бывало, найденный где-то в тёмном уголочке детский труп, уже воспринимался как данность. Порой и в мою голову, закладывались те же мысли.

...

Но одним днём кончилось всё это, и началась взрослая жизнь. Пинок под зад и вперёд, крутись как хочешь. Хоть вставай у обочины, и продавай своё тело, за сколько дадут. Хоть лезь в петлю, теперь ты стала никому больше не нужная.

Скача по членам, попался охранник один, из проф. училища, куда он меня по знакомству и отправил, на швею. Жила у него в каморке, ему 47, мне 19. Старый, вонял, пил, бил, но заботился, и не выгонял из дома, как некоторые.

Работа швеи проста, сидишь до вечера в тепле, делом занятая, на машинке своей жу-жу-жу, ногой на педальку надавливая. Только, вот идея найти свою маму, меня никак не покидала. Навела справки, пробили по базам, нашли, а она.

...

Вылупилась на меня недовольно своим оплывшим от жира лицом. Смотрит как на пустое место, будто меня, её дочери, и нет совсем, и никогда не было в её жизни.

"Не узнала? Это же я, твоя дочь",- говорю ей с порога её дома.

"Милочка, у меня нет дочери. Она ещё при рождении умерла. Уходите",- отвечает мне мать, громко хлопая перед моим лицом дверью.

Неужели ошиблась я? Да нет, вроде и фамилия Галкина, и возраст сходится. Или... Постойте-ка, всё ясно, ах ты мразь, мать! Дочь увидела, и на в кусты. Такой фокус со мною не прокатит.

...

И подкараулив вечером свою мамашку, выносящую мусор, проделала ей ножичком пару-тройку лишних в теле дырочек. Да, поймали, посадили. А что тут такого, отсижу свой срок и выйду на волю, но зато знать буду, что отомстила той женщине, которая меня, моего детства, и всей нормальной жизни - лишила.

---

5) Сели на мель.
Данный рассказ, будет в форме интервью.
Всего этих интервью будет ровно три.
Вводное. Завязка и долгожданный финал.
Проблему наркотиков в России надо решать.
---
Первое: Гита осуждена за сбыт героина.
Гита - Работаю наркокурьером с 8 лет.
Борис - С чего всё началось?
Гита - Ну просто мамка сказала, иди и отдай.
Борис - А ты не задумывалась, что это плохо?
Гита - Я не виноватая, чему научили, тем и живу.
...
Борис - Вся твоя родня торгует наркотиками?
Гита - Все, абсолютно все.
Борис - Все до единого.
Гита - Все.
...
Борис - Когда выйдешь, то чем займёшься?
Гита - Ну конечно, снова пойду торговать.
Борис - И что, нет никакого иного пути?
На что Гита лишь ехидно улыбнулась.
Борис - А как пойти честно работать?
Гита - Они не одобрят. А работать, нет - нельзя.
Борис - Они что, тебя выгонят из дому?
Гита - Скандал, скандал, потом выгонят.
---
Оправдания адвоката суде.
Цыгане - это нация, берущая мудростью. Мудростью.
Цыганская культура складывалась тысячелетиями, и
Никаким законам Нуворишей (УК РФ), нас не изменить.
---
У цыганской преступности, есть одна особенность.
Эта преступность - себя таковой не осознаёт.
И несмотря на иконы в каждом доме, мораль одна.
Согласно которой, есть только Ромы - свои,
и Гаджо - это все остальные, в том числе русские.
Кто сгубит Рому - тому на небесах несдобровать.
Но вот за Гаджо наказания никакого не будет.
---
Второе: На допросе Златы за сбыт героина.
Борис - Золушка, а скажи, за что сидишь?
Злата - Я торговала наркотиками.
Улыбчиво ответила Злата, строя глазки.
Злата - Так как работать, я не умею.
Борис - Кому продавала?
Злата - Ребятам русским.
Борис - А своим?
Злата - Нет.
Борис - Почему?
Злата - Своим нельзя.
Борис - Нельзя?
Злата - Нет.
---
Третье: Разговор с Аллой на свободе.
Борис - Как к вам относятся окружающие?
Алла - Когда узнают что я цыганка?
Борис - Да, я это и имел ввиду.
Алла - Как к воровке или торговке наркотиками.
Она покружилась в своём новом платье.
Алла - Хотя может я чистый человек! И не буду..
...
(Через полгода после этого интервью)
Борис - Колония, колючая проволока. Почему?
И Алла стыдливо отвела глаза сторону.
Борис - Что за рок? Что вас всех сюда тянет!?
Алла - На работе дела шли плохо, и я подумала
Борис - А не начать ли барыжить дурью?
Алла - Да. Нам не хватало денег, чтобы выжить
Борис - А почему? Вас что, боится зритель?
Алла - "Ну как бы, зрители думают - Цыгане.
Вот мы сейчас станцуем, споём - Артисты.
А на самом деле, мы занимаемся наркотиками.
И травим ихних детей. Но не смогли донести,
Что такого не было"
Борис - "Ну вот вы говорить правильные слова.
Ай-яй-яй, зрители не доверяют!
И всё равно сами сидите за что?"
Алла - За наркотики.
Борис - Так что получается, что зрители правы?

---

Бонус: Бабка

Как-то бабке в голову взбрело, что её из семьи никто не любит, и живёт она одна, внуков нет и все дела. Позвонила дочерям, говорит устала жить, где бы уксус прикупить? Зятю молвит, поплохело, что таблеток переела. Ставит на уши родню, мыло я к петле ищу. Собрала народу кучу, прибежала вся родня, а та бабка всё ж жива. С пирожками у порога, рада, не одна она.

---

Бонус: Детдом

Целыми днями я наблюдаю за вами из окна своей комнаты. Я смотрю за всем, что вы делаете и куда идёте. Моя глухота, и паралич ног, нисколько не мешают мне в этом. Потому что, я хочу всегда быть рядом с вами, хочу быть полноценным человеком. Даже, если моё желание будет ограничено лишь моими фантазиями о вас, где я беру вас за руки и мы уходим отсюда, как это происходило со многими детьми до меня. А когда мы будем уходить из детского дома-интерната, то я оглянусь назад, чтобы последний раз попрощаться с оставшимся здесь детьми и…

…меня накрывает, непонятно откуда взявшаяся дрожь по всему телу, стремительно переходящая в судороги, и я теряю контроль над происходящим, под влиянием жуткой боли, и сознание быстро покидает меня, унося в другое более приятное место, будто я вновь оказался в материнской утробе.

Вскоре это проходит, и я прихожу в себя, валяясь на полу, не в силах и пошевелиться. Паралич мышц ещё долго не отпускает, заставляя меня становиться лишь пассивным наблюдателем происходящего вокруг. И когда силы возвращаются ко мне, я заново привыкаю к своему новому старому телу. Игнорируя боль, переворачиваюсь на живот, поднимаю упавшую вместе со мной инвалидную коляску, забираюсь в неё и после, снова смотрю в окно, ожидая, пока за мной тоже придут родители, примут меня в свою новую семью, и мы все наконец-то уйдём отсюда, все вместе. Но этого почему-то так и не происходит.

---

6. Техно

"Жизнь твоего ребёнка - в твоих руках",- сообщает билборд неприложные истины. Вот только права матери, давно были отобраны у их законных владельцев. Да и само слово Мать - оплёвано. "Пусть эти свиноматки рожают детей, а я чайлдфри",- говорит среднестатистическая девушка.

"Дети? А кто это?",- с неким отторжением, скажут лет через 40, когда женщины утратят свои детородные функции, и кроме как выращивать клонов из пробирки, не будет никакого иного выхода. А пока, это наверно последнее поколение, способное к естественному размножению.

(...)

Субботний день, механический бобик, лижет своим шершавым языком лицо мальчика Адама. "Просыпайся-Просыпайся",- доносится из бобика, роботизированным голосом. "Да, встаю я",- нехотя соглашается Адам, протирая сонные глазки. Потягивается и встаёт, пока бобик крутится рядом, лая.

На стене голографический календарик, как и сами обои, это лишь проекция на белые стены. Глаза слипаются, но Адам идёт на кухню, втыкая общий шланг себе в рот, и приложа чуть усилий, давит на туговатый рычаг. И вот уже в рот льётся сладковато-вязкая жижа - гидроплазма. Ныне заменившая людям еду, полностью.

Следом, пару шагов до уборной, и сделав дела, в ванную комнату, попутно проверив, надеты ли умные-очки, с дополненной 3d-реальностью. Это мини-компьютер, который достраивает поверх обычный вещей то, чего на самом деле нет. Любые вещи, проекции, и даже людей.

Напялив зелёный костюм, и выглядивший словно эльф в рождество, Адам у зеркала примерял на себя предложенную системой форму, для утренней пробежки. "Костюм 19 выбран, приступаю",- вновь проскрипел этот голос машины, шекоча череп через костную проводимость очков. И нет, это была не настоящая одежда, но всё её видели именно такой, те кто имел те же очки, и был соединён с глобальной паутиной.

"Комната родителей всё ещё закрыта, наверное спят",- подумал Адам, не решаясь будить их, субботним утром, в их выходной. "Бобик, ко мне, идём гулять",- прозвучала команда робо-псу, и тот подчинившись, подбежал поближе, и из его ошейника, вверх, выстрелила ручка, за которую и схватился Адам.

Рядом с входной дверью, Адам нажал на кнопку, находившуюся там, где обычно вешают звонок. И внутри самой квартиры, было слышно некое шебуршение стен. Со стороны было похоже, словно огромная 100 этажная высотка, сплющилась вниз, вдавиашись в землю, и когда 79 этаж опустился до уровня земли, Адам со своей собакой вышли. И дом, взлетев обратно, снова стал прежним.

(...)

Пробежка по безлюдным улицам города миллионика, Адаму была в тягость. Это пёс, и только он, заставлял его вставать его в такую рань, и не давать доступа в глобальную паутину до того момента, пока Адам не пробежит долбанные 5 километров. И поначалу, это сильно бесило Адама, но после, он привык и бег, даже начал ему немного нравиться.

"Тут так тихо, словно этот город мёртв",- изредка хотел было подумать Адам, но всякий раз, срабатывал какой-то блок внутри черепной коробки, "Бииип",- писк и удар тока, и голова начинала сильно болеть. И боль непревычно колола его мозг, до того момента, пока Адам не переставал думать самостоятельно, на запрещённые ему темы.

Бежать Адаму приходилось только по определённому маршруту. Не шагу вправо, не шагу влево, за это тоже следовало стандартное наказание током.

(...)

Современные люди, вообще довольно редко выходили на улицу, они почти всю свою жизнь сидят дома, и там есть всё что им нужно. Сам же Адам, так бы тоже, и сидел в своей клетке на 79 этаже, если бы не... Но он не помнить, что именно произошло, и как у него появился этот пёс. Будто часть его памяти, была кем-то нарочно стёрта.

Да, и воздух на улице был не из приятных. Он бил прямо в нодри, вызывая не прекращающийся кашель, иногда с кровью. Поэтому и пробежка на улице, превращалась в испытание, и эти забеги каждый день, приходилось делить на три, чтобы выполнить эту чёртову норму.

Через 30 минут, возвратившись обратно, Адам был уже весь пропитан потом. И встав под горячий душ, он освежился, затем выпил ещё немного гидроплазмы. И борясь с ломкой перед выходом в интернет, решил поделать заданные ему на выходные уроки. Отвлечиться на что-то, так сказать.

(...)

Какие книги? Дети давно уже учатся по-новому. Ридус 3000 - это штука выданная школой для учёбы и выхода в интернет. И достав аптечку, Адам вынул из неё шприц, снял заглушку, и вогнал иголку в вену, медленно загоняя всю эту зелёную заразу себе в кровь.

Мельчайшие нано-боты, нужные для передачи нейронных связей из Ридуса 3000, прямо в мозг. Их вводят себе все дети, чтобы учиться. И это уже после, ближе к 21 году, их тела подвергают частичной роботизации. Тогда-то и никакие уколы уже не будут ему нужны.

А пока, Адаму приходилось довольствоваться тем, что есть. Сев на кресло, он одел на голову этот шлем и положил руки на подлокотники, вцепившись в них, и громко выкрикнул команду, -"Учиться!". "Пжиньк",- заработал Ридус 3000, и сверху над ним уж пар пошёл, будто мозги Адама подверглись конкретной поджарке.

(...)

"Адам, иди кушать",- позвала его мама на кухню. И он сняв Ридус 3000, вытер тряпочкой кровь из носа, и побежал. Отец за столом, мама наливает гидроплазму в тарелки и ставит её. И Адам тоже, садится вместе с семьёй. "Проголодался наверно после учёбы?",- спрашивает отец ехидно Адама, а тот кивает, черпая ложкой свою гидроплазму, как суп.

Быстро-быстро, первым доедает и бегом ставить тарелку в посудомойку. "Спасибо за еду",- торопится Адам, чтобы ещё раз выйти на улицу для пробежки. "Бобик, гулять",- даёт команду Адам, и из-под стола пёс резво перебирая лапами к двери. Хрясь, и бобик путаясь в ногах у Адама, из-за чего тот запинается и падает, разбил при этом свои 3d-очки.

"Ау, как больно",- жалуется Адам, который хочет получить сочувствие от своих родителей, поворачивается к ним. А там, на их месте, человекоподобные роботы без ртов и лиц. Живые куски металла. Один из роботов молча встаёт, и неестественно резко двигаясь, идёт в свою комнату.

"Мама, Папа, куда вы дели моих родителей",- не может понять Адам. Смотря на отца - робота, так и продолжавшего сидеть неподвижно, и очевидно смотревшего прямо на него, своим овальным лицом, и лишь жестом показывая Адаму, чтобы он одел свои новые очки, которые принёсла робот - мать...

7. Заработалась

Утро, не радостное, на работе полный завал. Мама неохотно просыпается, и едва открыв сонные глазки, видит перед собой одетую дочку, стоящую перед её кроватью и готовую идти в супермаркет за подарками к своему дню рождения.
Мама - Прости доча, давай не сегодня!
Нюша - Но Мама, ты же мне обещала!
Мама - Давай завтра, золотце.
Нюша - Мама, ты меня не обманываешь?
Мама - Нет, Обещаю.
И встав с постели, Мама оделась и как фея из сказки о Золушке, поехала на работу на своей карете, которую впору можно было назвать тыквой.
...
Утром следующего дня, история с работой повторяется. И Нюша уже начинает злиться по-настоящему. А Мама не обращая внимания, быстро-быстро собирается, лишь бы не опоздать на работу и в воскресенье. Сроки горят!
Мама - О, ты уже проснулась. С днём рождения, Нюша.
Нюша - Мама, ты снова на работу! А как же мой день рождения? Ты обещала!
Мама - Знаю, знаю, вечером буду с тортиком.
Нюша - А каким тортиком?
Мама -  С тортиком Прага.
Нюша - Хорошо, только обязательно приди.
Мама - Всё, Нюша, люблю, целую, до вечера.
И Мама убежала, оставив свою дочку одну, в день её рождения. День был долгий. И конечно же своё обещание, Мама не сдержала. Пришла домой поздно ночью, Нюша уже спала. Нюша с Папой чего-то там поели, взорвали пару хлопушек и спать. И усталая, Мама тоже легла спать.
...
Новое утро, Мама встала позже обычного, а Папа уже приготовил завтрак, и ушёл на работу. Нюша же, сидела на кухне, и водила ложкой в тарелке, выводя причудливые узоры из своей манной каши.
Мама - С добрым утром, Нюша.
Нюша - Мама, ты меня не любишь?
Но Мама не обратила на это особого внимания. Ну обиделась дочка, что меня вчера не было, подуётся и перестанет. С кем не бывает. Вон у меня детстве вообще праздников не было, и ничего, справилась. Вон какую счастливую семью создала. Мама выпила кофе, оделась, и на работу.
...
Неделя пролетела довольно быстро. Всё было как всегда, работа - дом - работа - дом. Но дочка что-то зачастила, Нюша каждое утро спрашивала меня:
Нюша - Мама, ты меня не любишь?
По первости я думала, мол всё пройдёт само, но дочка не отставала, а поговорить нормально, у меня времени не было, и Нюша спрашивала всё настойчивее, даже начала звонить на работу.
- Мама, ты меня не любишь?
Пришлось внести номер дочери в чёрный список. Ну нет у меня сейчас времени на неё. Работа прежде всего! Но через пару дней, эта её фраза, начала меня реально выбешивать, и я не могла уже отделаться...
- На обиженных воду возят!
- Ну хватит это повторять!
- Ну сколько можно?
- Я не виновата!
- Замолкни уже!
И всё это, переросло в истерику, дочка заплакала, убежав в свою комнату, громко хлопнув дверью. А мне легче не стало, всё стало только хуже. Я всё понимаю, обманула, с кем не бывает, но зачем день ото дня, Нюша портила мне на нервы, и выводила меня из себя? Что дочка хотела этим добиться? Не понимаю я этих детей, и все тут!
...
Дальше по списку был Муж, и его тут как тут оказавшаяся Свекровь. Им видите ли не понравилось, что я кричу на дочку, и скандалы на пустом месте устраиваю. Меня виноватой выставили, ироды проклятые. Стоят сзади, как собаки на привязи - сторожат меня, ну куда я от них убегу? В тайгу разве что, да на работу-каторгу.
"Тук-Тук",- постучала Мама в дверь рано утром.
Нюша - Уходи, я не хочу тебя видеть.
Мама - Прости, я была не права.
В ответ было слышно только молчание. И Мама оборачивается, решив было сдаться и уйти, но Муж и Свекровь стоят на своём. Ты должна помириться с дочкой, да - сегодня! Поныкавшись, шаг право, шаг влево - сбежать не удалось.
...
Мама - Давай я куплю тебе тот тортик, Прагу?
Дочка молчит. Мама снова оборачивается, и вздыхая, продолжает попытки. Эти двое, её никуда не отпустят.
Мама - Может ты хочешь какой подарок?
И Мама начинает терять терпение, но делать нечего, сама наворотила делов - сама и расхлёбывай.
Мама - Или сходим куда?
Мама - Ты вообще меня слышишь?
Нюша - Слышу. (недовольно)
Мама - Так ответь мне.
Немного помедля, Нюша отвечает.
Нюша - Тебе на работу не надо?
Мама - Я возьму выходной.
Нюша - А как быть со школой?
Мама - Скажу, что ты заболела!
Нюша - А у меня сегодня контрольная по русскому.
Мама - Ты хочешь пойти или нет?
Дочка уже одетая открывает дверь.
Нюша - Пошли, я готова.
...
Сегодня мы с Нюшей были в торговом центре, на батуте она прыгала, мороженое ела, в подарок плюшевого кролика получила. А по пути домой, купили ещё и торт Прага. Но Нюша не выглядела весёлой, она почему-то хмурилась. И сев на лавочку перед домом, Мама решила поговорить.
Мама - Ну, Нюша, тебе понравилось?
Нюша - Всё равно ты меня не любишь!
Мама - Я очень тебя люблю, моя морковочка!
Нюша - Нет, ты меня обманываешь.
Мама - Я говорю правду. Я очень тебя люблю!
Нюша - Но ты скоро меня перестанешь любить...
Мама - Я буду любить тебя всегда, и моя любовь к тебе никогда не кончится.
Мама и дочь обнялись, и Нюша простила её.
Мама - Ну, иди домой первой, я ещё здесь посижу.
Видя как её дочь весело бежит вприпрыжку, держа в пакете тортик. Мама подумала.
- Как бы ты не перестал любить меня, когда повзрослеешь, и покинешь родное знёздышко.

---

8. Ежовые Руковицы
Мама - Не плачь, Самсон, это ненадолго.
Папа - Веди себя хорошо, и слушайся бабушку!
Прощались родители со своим сынишкой.
А Самсон плакал, стоя посреди коридора.
И Папа погладил Самсона по светлой головке.
Они взяли чемоданы в руки, и вышли из дома.
Бабушка - Ну они ни же не навсегда уехали.
Самсом - Правда, они точно вернутся?
Бабушка - Правда, правда, потерпи немного.
И Самсон вытерев слёзы, опёрся на костыли.
Самсон - Ба, а недолго, это сколько?
Бабушка - Недолго, это примерно полгода.
...
Сидя на кресле, Самсов всё воображал себе:
Как и где, его родители археологи работают.
"И думают ли Папа и Мама, сейчас обо мне?!"
"Дзинь-Дзинь",- зазвенел бабушкин телефон.
Бабушка выбежала с кухни, и взяла телефон.
Бабушка - Алло, алло, говорите, я слушаю.
Реакция же бабушки, была неоднозначной.
И глянув на Самсона, бабушка скорчила мину.
Бабушка - Да, да, я поняла, спасибо.
Самсом - Ба, это родители звонят?
Бабушка сначала молчала, думая, что сказать.
Самсом - Ба, можно мне с ними поговорить?
И только повесив трубку, бабушка продолжила.
Бабушка - Нет, они задержатся, ещё ненадолго.
Самсон немного огорчился, но виду не подал.
Но бабушка не ушла обратно на кухню, нет.
Она подошла к Самсону, и крепко обняла его.
Самсон - Ба, ты чего это? Что случилось?
Но бабушка, так и продолжала это делать.
Самсон - Знаешь, что я только что решил?
Бабушка не ответила, сжав внука ещё сильнее.
Самсон - Я когда вырасту, тоже буду, как они...
Наконец, бабушка не выдержала и заплакала.
...
К семи годам, Самсом мог уже ходить сам.
А его костыли, пылились в тёмном чулане.
Правда, искривление ног, всё же осталось.
Из-за этого, Самсон и был похож на калеку,
Когда он и пошёл в школу, в первый класс.
...
Школа из рассказов бабушки, отличалась.
В первый же день, Самсон сильно выделялся.
Приковывая к себе косые взгляды окружающих.
"Косиножка",- так дразнили его ребята.
Даже классная и та, была против Самсона.
Она часто приводила его в пример ребятам.
"Будете плохо учиться, станете как Самсон"
Говорила классная обидные вещи, и смеялась.
А вместе с ней, и весь класс, с некой издёвкой.
...
Уже позже, Самсом узнал, что и она инвалид.
Классную звали Оля Диско, но это не фамилия.
Оля была сама припадошной эпилиптичкой.
Однажды, она замерла на мгновение, и
Из её рта начала идти пена, и Оля упала.
После, она кричала и извивалась, уже на полу.
Это был последний раз, когда мы её видели.
...
После первого школьного дня, это и началось.
"Что это?",- спросит меня читатель?
"Травля",- горько ответит им, Самсон.
Каждый поход в школу - как тюрьма.
Дети вообще, очень жёсткие существа.
Словно кто-то или что-то нашёптывает им.
А дети повинуясь этим мыслям, делают всё,
Чтобы эти там шепотки, и не сказали вовсе.
...
А что делать в такой ситуации, Самсон не знал.
Посоветоваться, кроме бабушки, было не с кем.
И как же вы думаете, что тут случилось?
Ну конечно, бабушка пошла разбираться?
Как куда? В школу конечно! И пошло - поехало!
Стало только хуже, и хуже, как она вмешалась.
Побои, воровство карманных денег, и страх.
Знаете, жить в вечном страхе, это очень тяжело.
...
Самсон не глупый, но почему-то учиться не мог.
Не знаю, всякий раз садясь за учебники.
К нему в голову лез страх, и эти хулиганы.
Самсон тратил всё время, на самоистязание.
...
Скоро, всё это прошло. Но шрамы остались.
Шрамы не на теле, в голове и сердце Самсона.
Со стороны, мир был полностью враждебен.
И приходя из школы, Самсон очень хотел спать.
Силы, будто покидали его молодое тело.
Самсона как бы выпивали из трубочки, как сок.
Придя с работы, бабушка будила Самсона.
...
Бабушка - Ну, чем ты меня сегодня порадуешь?
И вялый Самсон, приносил ей свой дневник.
А его оценки, редко когда были выше троек.
Просматривая, глаз бабушки метил в двойки.
Найдя одну такую, она непременно говорила:
"Я вот в твоём возрасте, была отличницей!"
Заставляя бедного Самсона краснеть, терпя её.
Бабушка - Почему опять двойка! Ты что, дурак?
На любое его оправдание, ответ был один:
Бабушка - Пока всё не выучишь, никакой улицы!
И Самсон, нехотя, садился делать эти уроки,
Которые он ненавидел всей своей душонкой.
...
На этих долбанных уроках, дело не кончалось.
Бабушка - Внучек, пропылесось полы.
Бабушка - Внучек, я устала, приготовь еды.
Бабушка - Внучек то, Внучек сё...
...
Время идёт, раз, не успел Самсон и оглянуться,
Как уже стоит на пороге окончания 9го класса.
И тут как раз, и идёт родительское собрание.
Классная - Ваш внук, Самсон - Дурак!
Озвучила она это перед всем его классом.
Бабушка ажно вся раскраснелась от стыда.
И придя с Самсоном домой, закатила скандал.
За уши, но Самсона вытянули до конца года.
...
"Куда же идти дальше?",- думал он про себя.
"На ТПУ нужны деньги",- это останавливало его.
"Значит, выход только один - идти работать"
Ну кому нужен человек без образования?
Верно что никому. И максимум - это мыть полы.
Чем Самсон, впрочем, и начал заниматься.
И когда казалось, жизнь начала налаживаться,
Случилось то, чего даже Самсон не ожидал.
"Бабка-то, Сдохла!",- едва выдавил он.
...
А куда деваться инвалиду с квартирой?
Правильно, его быстро выставили на улицу.
Как кто? - Чёрные риэлторы, конечно же.
Поймали на подсадную уточку, и напоили.
Наутро, очухался в Самсон на помойке жизни.
Квартира переписана, и никто ему не поможет.
Но недолго тот бомжевал, и найдя женщину,
Сильно похожую, чем-то на его бабушку,
И через постель с ней, Самсон смог выжить...

---

9) Негатив (Плёнка)

И проснулся вовремя, и собрался быстро, и на автобус успел, и на работу не опоздал – странно всё это, ну не к добру эта белая полоса в жизни, после неё – как по волшебству, обязательно случается что-то очень плохое, что перекроет собой всё то хорошее, случившееся этим субботним утром.

Ожидание неудачи гнетёт, сегодня у меня было такое чувство, что ещё только немного удачи возьми я вдолг, и её тут же, вот-вот заберут обратно, но взымут-то сразу всё, с набежавшими к этому времени - процентами. И нервно похрустывая костяшками пальцев, я ждал конца, когда один из моих коллег, любивший заболтать до смерти, перекати-поле Барри Кнюклз, не подсел ко мне на диванчик.

«Что, уже на измене? Тоже ждёшь начало Лотереи-на-Миллион»,- спросил он в своей необычной манере, тараторя первое что придёт ему в голову. Иногда, это было даже забавно, когда он нарочно коверкал слова, веселя наш коллектив. Помню, как он выкрикнул, сильно заскучав на работе,-«Я потерял очко, никто не видел?». Тогда нам всем, так и хотелось спросить, не где именно, а с кем конкретно.

«Ага»,-на автомате, даже не думая, ответил я. Ожидая при этом, что Барри отстанет, но не тут то было. Нет, билетик у меня, конечно же был, но слушать то, что вчера Барри ел, с кем спал, и всё до мельчайших подробностей, нет уж, извольте. Стрелка на моих наручных часах показывала 7:30 утра, а это значило только одно, начало Лотереи-на-Миллион.

И Барри, достав из внутреннего кармана пиджака свой ч/б портативный TV, размером немногим более обычного CD-плеера, с небольшой выдвижной антенной, и включив его, он наконец-то с благоговением замолк, с появлением на экране заветной картинки, с ведущим, и лототроном на заднем фоне. Знали бы вы, каких денег стоила эта штука, и как Барри хвалился, когда ему подарила этот TV, его новая богатая пассия, одна из, обычно годившаяся ему в матери.

На работу стали подтягиваться и все остальные опоздуны, с этими их вечными отговорками, по типу – «автобуса долго не было», или «машина утром не заводилась». Поскольку именно мы с Барри пришли первее всех, и заняли единственный из диванчиков, всем остальным же нечего не оставалось делать, кроме как топтаться снаружи, и курить, по-тихому перемалывать косточки, сплетничая и обсуждая «грязное бельё» всех своих коллег.

Сзади, смотря и дивясь портативным TV, стоял Смит О'Коннел, один из лизоблюдов нашего босса Мачете Родригеса. Он вечно крутился подле него, и поддакивал каждому его слову, принимая огонь на себя. И на слова босса,-«Давайте сегодня останемся, и поработаем сверхурочно»,- Смит реагировал бурно, и отвечал согласием за весь коллектив в целом, но всегда увиливал от этого сам, находя отговорки по типу, что мол сегодня не может, и уходил, подставляя при этом нас, простых работяг.

Мы трое, в молчании сверяли свои номера на билетиках, но как на зло ничего не сходилось. «Главный приз составляет один миллион долларов»,- сквозь помехи и шипенье в эфире, произнёс ведущий, и входная дверь с улицы – открылась. Это был мой босс, Мачете Родригес, крепкий телом мексиканец. И пройдя мимо, он бросил на нас своим гневным взглядом, и двинулся дальше, через пост охраны, и дальше наверх по лестнице, в свой офис. После, мы с Барри вновь сели, конечно же рассчитывали поздороваться с боссом, но нет – не судьба. А его верный бобик – Смит, обиженно и скуля, словно чем-то нашкодивший пёс, бросил нас, и побрёл следом за боссом, в ожидании публичной трёпки.

«Чё, снова этому оленю изменила жена?»,- тихо на ушко, решил пошутить Барри, и я кивнул, не отрывая глаз от экрана TV. Тут все знали об изменах его жены, и что Мачете даже прав на неё нету, не то что ударить, даже накричать не в силах, чего уж о разводе-то говорить. Его жена – это дочь одного из местных божков, директоров компании, она была ещё той шлюхой, но Мачете вынужден был мириться с этим, находя ей лично всё новых, и новых любовников, если хотел однажды подняться выше по карьерной лестнице в этой компании.

И мне в голову, сразу пришла такая картинка, как Мачете раньше времени вернулся домой, и застав жену с любовником, едва сдерживаясь, чтобы того не убить, и просто наблюдал, пока тот голым выпрыгивает из окна его дома. Да, жесть конечно! «Сегодня, босс не в духе, а значит будет вымещать весь пар на нас»,- нехотя заметил я, и моя улыбка медленно сползла вниз. Меня уже больше не интересовала эта лотерея, проблемы были куда более серьёзные. Вызови он к себе в офис одного из нас, вот начнётся унижение, или может это будут проверки на рабочих местах…

И пока я думал об этом, я словно никого вокруг даже не замечал, этот мир для меня будто бы останавливался вовсе, и единственное что я чувствовал, были толчки Барри в плечо, они заставили меня выйти из моего маленького мирка, и быстро привели в чувство. «Три-два-восемь!»,- повторял он как заведённый, эту комбинацию из трёх цифр, вводя мой мозг в ступор. «Что, какие три-два…»,- непонимающе, что тут происходит, задал я ему вопрос, и его ответ – едва не вверг меня в шок. «Ты выиграл!»

И вытаращив глаза, всё моё внимание были приковано к этому моему выигрышному билету, и точно, три последние цифры на нём были: Три-два-восемь. «Ещё раз проверьте комбинацию трёх последних чисел, Три-Два-Восемь»,- выдал ведущий этой лотереи. В тот момент, я не знал, что мне делать, смеяться, или же плакать. «Стой, может это какая-то ошибка? Я никогда, и ничего в этой жизни не выигрывался»,- спонтанно признался я Барри, не веря в свой успех.

«У нас есть победитель…билет был куплен в штате Техас…»,- и объявление ведущего прервалось из-за севших в телевизоре Барри, батареек. «Миллион долларов»,- негромко сказал Барри, повернувшись лицом ко мне. «Миллион мать его долларов»,- повторил он ещё раз, ещё сильнее выпучив на меня, свои большие на выкате глаза. Он так и продолжил бы недвижимо смотреть мне в лицо, ожидая бурной ответной реакции, если бы я не среагировал, и после моего неуверенного,-«Yahoo!»,- Барри чуть успокоился, встал и дав драпака, куда-то побежал. «Я пока пойду всем расскажу»,- крикнул он едва слышно. «Ох уж этот его язык без костей, просто находка для шпиона»,- подумалось мне, ох не к добру!

«Как, неужели это я выиграл?»,- не хотелось верить мне, что это было на самом деле. Я, тот самый неудачник, выиграл целый миллион долларов?! И настолько сильно обрадовался, что почти забыл, чем я обычно расплачиваюсь за счастье. «Если где-то прибыло, значит где-то обязательно убыло»,- гласила моя непреложная правда жизни. Помню, как ещё в детстве на рождество, я попросил у Пончо Клауса – вернуть в семью моего отца, и моё желание исполнилось, правда Пончо Клаус навсегда взамен забрал у меня мать. И ровно год с этого самого момента, и всё – чего бы я не хотел, то обязательно получал это, но взамен – отдавал сторицей.

И так всю жизнь, я довольствовался малым, чтобы не дать повода своей судьбе выставить мне счета для оплаты. Моё детское письмо Пончо Клаусу – обратилось же против меня. Никогда ничего не желай, иначе сбудется – было мучительно было осознавать это. Но даже так, меня кто-то всю мою жизнь вёл за ручку, это и знакомство в школе с Мартой – моей будущей женой, и матерью двоих детей: Хосе и Сильва. Это были мои дети, и я никогда их ни на что не обменяю. Но чёрт дёрнулся, когда на это рождество, я не смог оторваться от этого лотерейного билета, и купил его, втайне надеясь выиграть миллион долларов.

«Дин-дон»,- запищали электронные часы на стене у входа, «ровно 8 часов утра»,- как бы говорили они, пора бы тебе уже идти и начинать работать. И спрятав в карман заветный выигрышный билетик, я встал с диванчика, показал пропуск охране и пробив начало своей смены, направился дальше – вовнутрь. Работал я на заводе по сборке Audi, а именно в цеху для покраски каркасов авто. Когда ты, стоя за пультом управления, единолично следишь за всеми процессами за стеклом, каждый раз изводишься, выводя себя на нервы, чтобы эти умные и механизированные роботы, не взяли там, и не наворотили делов.

Этот конвейер, никогда не останавливается, он как наша жизнь, всегда ровно в 8:30 начинает своё движение вперёд, минуя точку невозврата. На заводе, от рождения – сборки, до готовой продукции – взрослой жизни машины. Обычно, мысли не частые мои гости, но все мои действия отточены, и доведены до полного автоматизма. На приборной панели загорается огонёк, поднимай рычаг вверх, запускай ленту и веди каркас на покраску, но сегодня - выигрыш в лотерею, не давал мне покоя, путал меня, развеяв моё обычное спокойствие. Даже привычный мне треск металла и въедающийся в ноздри запах краски, уже не позволяли полностью избавиться от всех мыслей, как я это всегда делал до этого.

«Что же заберёт Пончо Клаус из моей жизни, на этот раз?»,- терзал я сам себя. И тут «Бах», и свет погас, и включился снова, и конвейерная лента вдруг остановилась, и с силой подёргав рукой этот гнусный рычаг туда-сюда, кроме щелчков самого рычажка – ничего больше не услышал, и ничего не двигалось. А в цехе наступила удушающая тишина. Ну вот оно, начинается, наконец-то, а я уж думал - когда это всё начнётся?! Десять лет этой грёбанной работы без единой ошибки, и тут раз - мой первый провал! Это… это всё произошло из моего желания выиграть в лотерею! И Пончо Клаус пришёл забрать своё себе обратно, я точно говорю – не к добру всё это. «Винсент Кано, срочно пройдите к директору»,- послышался недобрый голос этой шавки - Смита О'Коннела из громкоговорителя, извещающий всех вокруг, кто именно это тут является виновником всех этих неприятностей, и взгляды коллег по цеху вокруг, обратились в мою сторону. Неловко, как же это неловко, у меня было желание провалиться под землю.

«Вот тебя и уволят»,- под ухо наговаривал такой привычный голос совести, мыслям угнетения вторя. И под ноги смотря, чтобы не встречаться взглядами, тело трясло от страха, но я шёл медленно, сдерживаясь, чтобы не дать дёру. Вышел из покрасочного цеха, и за угол. Чувствую, ноги ватные, голова как на тонком стебельке держится, жар на лице, и слёзы текут – едва успел, иначе бы на смех коллеги подняли. А перед глазами жена и дети, а я говорю им - меня уволили. Дети – давай плакать, а жена собирать вещи, и к маме. И через месяц, стою я на улице со своими пожитками, и смотрю как экскаватор сносит мой дом, потому что кредит не был оплачен в срок.

И тяжело дыша, так и не дойдя офиса босса, заглядываю до уборной, справив нужду, и умывшись, вижу в зеркале своё отражение, лицо моё выглядит как спелый плод помидора. И оно тоже смотрит на меня в ответ, глазами полными ужаса. Шаг назад, но оно, застыв на месте, улыбается, и продолжает смотреть дальше, прямо на меня, точно мне лицо в лицо. Как с цепи сорвавшись, выбегаю наружу и отдышавшись, подхлёстываемый эмоциями, иду офиса босса. Зная, что не спроста всё это, это сам Пончо Клаус смотрел на меня, всё было как и в моём детстве, всё как тогда, когда мама просто взяла, и не проснулась вовсе… И поднявшись на второй этаж, стою у его двери, стучу. «Это вы – Винсент?»,- слышу я из закрытой комнаты. «Да, это я сэр»,- срывается с языка по привычке. «Войдите»,- и неловко схватившись на ручку, «щелчок» замка, и дверь открывается.

Внутри, в офисе босса, похоже меня давно уже ждали они, эти подлые лизоблюды и подсиралы босса, включая Смита, и Барри, человека которого я ранее считал своим другом. Меня все предали, вызвали в офис, и сейчас точно будут бить. Я очень хорошо знаю эти лица, этот взгляд исподлобья, когда от тебя точно чего-то хотят, и ты уже знаешь что им нужно. Надо признаться во всём, сказать - что это я сделал, и тогда может мне удастся уйти отсюда хотя бы на своих двоих! «Ну давай, рассказывай»,- залаяла одна из его шавок, выйдя немного вперёд, держа в руке палку свернутую в фольге, наверное чтобы на ней не осталось моей крови. «Да, всё верно, это я сделал»,- сознался Винсент, закрыв глаза, в ожидании, когда же его будут бить.

«Хлоп», и что-то выстрелило, прямо перед лицом Винсента, но удара, так и не последовало. Зато вместо этого, воздух наполнило запахом пороха. «Поздравляю!»,- боров, размером с двух меня, уже жал мне руку, держа в руках заготовленную ранее хлопушку. «Ну вот босс, а вы не верили»,- обратился Смит, смотря на человека в белом костюме, сидящего за столом. «Да и Барри тоже, отличный малый, он в таких делах врать не будет»,- заметил Смит. Я же ничего не понимая, заглядывал в рот каждому из них, в надежде узнать – почему меня ещё не начали бить?! «Ладно, Винсент, показывай свой билет»,- с некой интригой в голосе, дал указание босс. Мачете сейчас был крайне серьёзен, и мне ничего не оставалось, кроме как променять свой выигрыш в лотерее, на свою жизнь, и я - сделал это.

Все пятеро были крайне напряжены, это читалось по их лбам, когда они всем разом, приступили к сверке чисел на этом маленьком листочке с лотерейным билетом. «Три-Два-Восемь»,- прошептал Мачете, уже одевший свои очки, и выглядевший сейчас, крайне нелепо. «Да-да-да, три-два-восемь»,- повторил за ним Барри вслед. И не веря своим же глазам, Мачете снова всё перепроверил, и сняв очки, охватил меня всего взглядом, снизу вверх, и уставившись в лицо, принялся чего-то ждать. «Ладно»,- произнёс он, поднялся из-за стола, подошёл поближе ко мне, и первым подал руку. Я посмотрел на неё и пожал. «Проблем точно не будет?»,- с недоверием в голосе спросил я у босса, чем сильно рассмешил его.

«Ладно, не будет. На сегодня все свободны. Сходите-ка с ним за компанию, пусть Винсент заявит в этой его лотерее, что он победитель. И смотрите, возвращайтесь быстрее обратно, Винсент сегодня проставляется»,- эта новость, лично для меня, стала неожиданностью. Ранее, я не мог подумать, что все они, включая даже Смита О'Харриса – окажутся где-то в глубине, но нормальными людьми. Что именно из-за меня, из-за моей победы в лотерее, босс и сделал всем выходной, вечером накрыв стол с бухлишком. И на следующий день, видя себя в новостях по телеку, я почему-то уже не как обычно – грустил, и ждал подвоха на каждом шагу, а просто по-человечески радовался успеху. Обдумывая, что может пора наконец-то открыть сердце этому светлому миру.

(Решил остановиться в последнем рассказе на счастливой ноте. Но вы можете сами загуглить, как обычно кончают люди - выигрывшие в лотерею большие деньги. И что Винвсент был по-сути прав, говоря,-"После большой белой полосы, следует ещё большая чёрная полоса")


Рецензии