Переезд на Волгу

Переезд на Волгу.

  Дедушке Дмитрию Захаровичу -  волжанину, не подходил херсонский климат, а главное - вода.
Он стал тяжело болеть и было решено, по совету врачей, переезжать на Волгу.

Это со слов. Я этого не помню. Совсем.
  А  помню я, и очень отчётливо вот что:
Купе вагона, перестук колёс, и братик Саша, совсем больной. Перед самой дорогой, когда билеты были уже куплены и вещи упакованы, Саша заболевает скарлатиной.

  Плохо ему было - очень. Я помню то щемящее чувство жалости и сострадания. Именно тогда я поняла, как сильно  люблю братика, когда смотрела на его полузакрытые, покрасневшие глаза и  голову, которая клонилась набок...ммм...

И ещё...этот страх. Нас могли высадить из поезда с больным, инфекционным ребёнком и мы прятали Сашу от злой проводницы.
Помню маленькую подушку, которой я закрывала Сашу при каждом стуке в дверь ... и страх, ползущий, противный до тошноты, страх!

  Ехали мы долго, несколько дней. Сашеньке стало получше. Кризис миновал.
Помню - мы с ним сидим у окошка за столиком и я- болтушка, учу  старшего брата говорить  - РАК.  Смеюсь, повторяю ему -рак, рак, а у него получается - лгак.

  После долгих повторов и смеха, после того, что мы почти потеряли надежду ... вдруг... Саша громко и раскатисто произносит :
- Рррррак! Рррррак!
Ликование было всеобщим!

*****


  Новая жизнь на новом месте.


Мы приехали в село Квасниковка, на Саратовщине.
 По моему это была весна.  Сняли временно домик, пока не подыскали и не купили свой и началась совсем другая жизнь. Совсем другая.

  На улицу нас выпускали с опаской. Тогда я впервые услышала слова - чахотка и сифилис.
Напротив нашего дома жила молодая женщина с проваленым от сифилиса носом. А через дом - мужчина, который кашлял кровью- чахотка, или беркулёз - вместо туберкулёз, так произносили.
И нас всегда предупреждали, близко туда не ходить.

  Я, конечно, не понимала значения этих слов, но помню, что беркулёза боялась больше, чем Нюру, с её красной ямой, вместо носа. Она была крикливая, боломутная и совсем не страшная.

  И ещё - очень хорошо помню мальчика Витю, даже не самого мальчика, а его огромную  машину на которой он ездил, нажимая на педали.
Машина была светло-зелёная, обшарпанная и помятая. Но такой игрушки я никогда раньше не видела. Эту машину Вите папа привёз из Германии. Как  трофей. И она ездила...и... скрипела...

  А самое главное  в памяти - это бабушка Мария и ощущение дома, в этом чужом временном жилище.
Как она могла это создать? Волшебницей, что ли была? Там, где она - там всегда -  уют, чистота, пироги и любовь.

***

                Заблудились.

Не знаю, как и когда это произошло?
Удивительно одно: я, как бы сверху вижу нас с Сашей, безнадёжно бредущих по незнакомой улице. Отчётливо, как со стороны, вижу нашу одежду. На мне клетчатый нитяной платок, под горло и завязанный сзади на узел, пальтишко коричневое, шараварчики и ботики.

А Саша в фуражке с козырьком,  чёрное пальтишко, штаны и ботинки на шнурках. Я даже личики наши перепуганные вижу, как будто наблюдаю со стороны и немного сверху.
  Мы потерялись. Вечереет. Холодает. В который раз мы бредём туда-сюда по незнакомой улице. Я плачу тихо и тоскливо. Саша держит меня за руку и сопит, но не плачет. И такая безнадёга...

  Отчаяние!  Не знаем, куда нам идти? Всё плохо! Но брат рядом и главное, он крепко держит меня за руку.
Я больше ничего не помню, а Саша говорит, что какая-то женщина шла вечером по улице, увидела нас и отвела домой.

  Удивительная это штука, детская память. Почему запоминается именно это? Ярким отрывком. И навсегда.


Продолжение:
http://proza.ru/2019/04/22/262


Рецензии
Прекрасный рассказ.
Поддержу.

С уважением,

Виктор Николаевич Левашов   05.05.2019 17:25     Заявить о нарушении
Виктор! Признательна и благодарна.
С глубочайшим уважением.

Нина Калашникова   05.05.2019 21:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.