Антошин

Наталья Сафронова

Антошин


Очень хотелось влюбиться, Альбина даже оглядывалась в поисках подходящей кандидатуры, боялась пропустить свое счастье. Ночью просыпалась, подходила к окну, смотрела на звезды. Загадывала желание. Напевала шепотом: "А знаешь, все еще будет, теплый вечер еще подует и весну еще наколдует, и память перелистает. И встретиться нас заставит..." Песня Пугачевой дарила надежду.

У девчонок в школе - свои секреты. Все были в кого-то влюблены, а Таня ходила с Алешкой Кудрявцевым. Буквально, в школу и из школы они ходили, держась за руки. Таня первого сентября явилась  с распущенными волосами, на замечание завуча ответила: сегодня можно – праздник! Волосы струились по спине, длинные, как у русалки, и Алеша ее заметил. В прошлом году не обращал внимания, и вдруг увидел. Словно кто-то подтолкнул: смотри! С тех пор девочка больше не хочет заплетать косу, боится разрушить образ. Завучиха «ставит на вид». Марго, классная руководительница, пишет замечания в дневник, снижает оценку за поведение, но Тане красота важнее. Медленно отводит прядь волос с лица,  как-то особенно, по-женски, и слушает, что ей Алеша говорит. И походка изменилась. "Выступает, будто пава,.."- вспомнилось Але. А когда с девочками разговаривает, на Алешу оглянется, и они встречаются взглядами. Получается, что он смотрит на Таню неотрывно. Таня засмеется, откинет назад голову и снова поправит волосы этим своим новым движением, и опять словно бы невзначай посмотрит на Алешу. Аля замечает, и все замечают.

Аля дотронулась до Вовкиного плеча, он сидит в классе перед ней, протянула записку, чтобы передал Алеше. Таня неустанно пишет Алеше, интересно, что она такое необыкновенное, не терпящее отлагательств,  сообщает ему на каждом уроке. Алька положила записку Вовке в ладонь, вздрогнула от прикосновения его пальцев. Посмотрела в глаза.
- Оказывается, у Вовки синие глаза! - восхищенно поделилась Алька своими наблюдениями с подружками.
- Тебе Антошин нравится? - со знанием дела спросила Таня.
Алька смущенно пожала плечами. Почему-то раньше она Вовку не выделяла из мальчишек, а тут на тебе - сразу и нравится. Рыжий, до чего же он рыжий! Волосы густющие, темное тяжелое золото,  так и хочется провести по ним рукой, почувствовать, какие они на ощупь. И лицо в милых веснушках. Альбина медленно прошла по классу, оглянулась, неосознанно повторяя Танины движения. Поймала Вовкин удивленный взгляд. Теперь у нее тоже есть тайна.

Дома отпрашивалась у мамы в поход с ребятами. Класс в этом году сдружился, всем вдруг стало интересно вместе. После уроков не расходились, шли в кафетерий, пили молочный коктейль и березовый сок. Потом гуляли в аллее рядом со школой. И кто-то предложил идти в поход с ночевкой. Сентябрь, бабье лето, еще не холодно. Посидим у костра, попоем песни. Волны плещутся, романтика.
- Окунь сейчас клюет, можно на уху наловить, - пообещал Вовка.
- Меня мама не пустит, - Алька отчаянно посмотрела на Антошина.
- Мы тебя отпросим, - с готовностью предложила Таня.
- Возьмем за тебя ответственность, - подхватил Алеша.
Вовка промолчал.
- Вы сначала сами отпроситесь, - усмехнулась Алька.

Мама ее не отпустила, конечно.
- Только через мой труп, - заявила мама.
Алька почему-то знала, что мама не разрешит. Они еще ни разу не расставались. Всегда вдвоем. В отпуск ездили к бабушке в деревню, сидели по вечерам дома, как три девицы под окном, или на лавочке рядом с калиткой, дышали воздухом. В парк или в кино с девочками Алю не отпускали. Мама была гиперответственной и никогда не оставляла ребенка без присмотра. Правда, иногда дежурила по ночам в больнице,  хотя старалась отказываться от ночных дежурств, но не всегда получалось. Навещала  дочь звонками, контролировала:
- Посуду помыла?
Через час снова звонок:
- Уроки выучила? Задачки решила? Сверь ответы с Нонной.

Нонна - отличница, поэтому Аля обязана сверяться с ней по алгебре. Нонну, кстати, тоже в поход не отпустили. И в школе их затею не одобрили. Классная так и сказала:
- Что за безумная затея! Кто это, интересно, будет за вас отвечать?
Алька тогда подумала, что все дело в ответственности. Эта ответственность, видно, тяжелый груз, если все так ее страшатся. Даже мама боится позволить дочери хоть немножко свободы, водит везде за руку, как маленькую. Алеша готов отвечать за Таню. И даже за нее, Альку. А она сама - готова за себя отвечать? Алька задумалась. Почему-то особых сил сопротивляться маме не было. Нечего было противопоставить.

Они тогда сделали еще один отчаянный рывок во взрослость. Сбежали с урока своей классной. Марго вела английский у одной подгруппы, но вторая половина класса, "немцы", тоже прогуляли, из солидарности. Почему-то все выпрыгивали через окно, благо, уроки английского шли на первом этаже. Отправились в кафетерий, обсуждали Марго. Как она пришла в кабинет, а там никого. Нечего было срывать нам поход. И вообще, нечего на нас повышать голос, мы боимся отвечать на уроке.
- К нам нужно обращаться на "вы", восьмой класс уже, взрослые, - серьезно сказала Таня, поправляя волосы своим новым, женским движением.
- Это будут наши требования, - подытожила Нонна. - Мы сейчас вернемся в школу, нас спросят, зачем, почему? Нужно знать, что отвечать.
- Может, не будем возвращаться? - предложил Вовка. - День такой хороший. Пойдемте на Волгу. Там окунь ходит, чайки над ним кружат. Красота!
Алька готова была кивнуть, но не успела.
- Так мы просто прогуляем, - не согласилась Нонна. - А если придем на следующий урок - это протест.

Марго  растерялась и даже плакала, вытирала платочком глаза. Но завучиха, действительно, устроила допрос. Ее совершенно не интересовало, почему они ушли с урока. Все попытки объяснить причину она пресекала. Тем более, что говорить заплаканной учительнице о несостоявшемся походе и что она на них кричит, было неловко. Нонна притихла и смотрела в парту. Завучиха допытывалась, кто предложил сорвать урок. Ученики почему-то называли  ее между собой Зосей. На самом деле, ее имя было Ада Петровна.
 Ребята сидели в кабинете и честно вспоминали, кто первый сказал: давайте сбежим с английского! Получалось, что никто не сказал. Решение сбежать созрело у всех одновременно. Стихийно. И все разом прыгнули из окна.
- Но ведь кто-то должен быть сказать: давайте сбежим! Ну, вспоминайте! Иначе двойка за четверть вам обеспечена. Каждому. А значит, и годовая оценка, соответственно, снизится.
Альке показалось, что Зося заглянула ей прямо в сердце или еще глубже, так пристально она смотрела. Алька напряглась. Ну, точно, это она сказала: давайте сбежим! Наверняка, она, больше некому. Обиделась на Марго за несостоявшийся поход и предложила. Девочка покраснела и встала из-за парты.
- Говори, Альбина, - кивнула Зося.
- Это я предложила сбежать, - выдавила Алька неожиданно глухим голосом, на глазах у девочки показались слезы. Марго громко высморкалась и вышла из класса. Алька поняла, что обидела учителя до глубины души.
- Как ты могла обидеть педагога? - озвучила Зося ее мысли.
Завучиха неустанно призывала учеников следить за чистотой своих помыслов,  одежды, поступков. Что внутри, то и снаружи.  Ничто не случайно, все взаимосвязано. Только на прошлой неделе она рассказывала, как девочки в семье Ульяновых украшали свои школьные платья белыми воротничками. Она и сама была похожа своим форменным платьем с белым ажурным воротничком на классную даму начала века. Волосы уложены на затылке в скучную шишку. Распущенные русалочьи пряди Тани кажутся призывом к революции.
- Сначала распустили волосы, - кивает в такт Алькиным мыслям Зося, - а потом сорвали урок. Что дальше будет?
- Это я первый сказал: давайте сбежим! - неожиданно поднялся Антошин.
- Так! - приподняла брови Зося. - Интересный поворот!
- Маргарита Павловна здесь ни при чем, - кивнул Вовка. - Я позвал всех на Волгу.
- Вот как! - завучиха подошла к двери и позвала Марго. - Революцией тут и не пахло. Обычное разгильдяйство.
Марго вошла в класс, промокнула глаза и с надеждой посмотрела на Вовку.
- Ну, рассказывай, - разрешила Зося.
- Да нечего рассказывать, - мальчик пожал плечами. - Я позвал на Волгу, ребята сначала согласились, а потом передумали. Аля сказала, что нужно вернуться в школу.

Алька первой выскользнула из класса, когда им разрешили. Было неловко, даже стыдно, но за что и перед кем именно, девочка не могла осознать. Вспомнилось, как маленькой она обувала мамины туфли и заходила в ванную комнату, было интересно, как звонко стучат каблуки на кафеле. В маминых туфлях Алька казалась себе очень взрослой.


Рецензии
Очень здорово!

Арсений Рождественский   25.06.2019 23:41     Заявить о нарушении