Юноша, Тишина, Вечность

   Если направиться по шоссе из Опочки в сторону Красногородска, то неподалеку от  деревни Барсаново повстречается мост.
   А под мостом течет река Исса. Эта речушка удивительно живописная.  Она петляет по равнине как заяц, который пытается уйти от  волка или охотника. В некоторых местах речка течет практически в обратном направлении. Потом делает лихой разворот и снова бежит правильно.

  Берега Иссы очень разные. Вот она течет, возвышаясь своей водной гладью над полями (ну или почти возвышаясь). А вот прячется змейкой в обрывистых кромках.  Дальше вообще не  понятно – это озерцо или болотце? Нет, это все-таки речка, которая, развязав свои запутанные узлы, вдруг ныряет в лес.
   
   В юности я любил путешествовать на велосипеде по тем  местам. Это были просто путешествия без особой цели. Не рыбалка, не грибная охота и не другие виды активного полезного отдыха. Просто путешествия созерцательного характера. Хотя и рыбку поудить и грибы поискать я очень любил.

   Рыбалка это  здорово. Но на рыбалке все внимание сосредоточено на поплавке. На процессе, так сказать. А если повезет – то и на пойманной рыбе. А просто путешествовать – это совсем другое.  Выбираешь направление, сворачиваешь на едва заметную лесную тропинку или дорожку, и движешься. Главное – не забыть обратный путь.

   Однажды тихим летним вечером я повернул на такую, едва видимую дорогу, и поехал по ней. Вокруг был чистый сосновый лес. Не было ни ветра, ни комаров-разбойников, ни слепней-вампиров. Было тихо и торжественно, как может быть только в лесу. И то не всегда. Справа что-то блеснуло в глаза. Я посмотрел и увидел, что это переливается на солнце гладь реки. Причем откуда-то далеко снизу.

    Я знал, что  берега Иссы  кое-где обрывисты. Но тут было нечто необычное. Спрыгнув с велосипеда, я пошел пешком. Место было очень интересное. Дорожка все ближе подходила к берегу, и становилось понятно, что он очень крут и высок.

   Я не мог оторвать глаза от реки, сверкавшей под лучами вечернего летнего солнца. А когда все же отвел взгляд и посмотрел налево от себя, то был поражен еще больше – там, слева,  далеко внизу, тоже блестела река.

    И впереди была река - я стоял на краю высокого обрыва, похожего на нос огромного корабля.

     Дорожка закончилась – она просто привела меня к этому удивительному месту. Вокруг стояли ровные высокие сосны. Именно из-за сосен я в последний момент понял, что нахожусь на обрывистом выступе. Сосны мешали увидеть это на подходе.

    А передо мной, на самом краю обрыва, холмиком возвышалась одинокая безымянная могила. Стояла звенящая тишина. Только где-то в вышине редко и лаконично перекликались лесные вороны. Ударение на первый слог. Это были именно суровые лесные Вороны, а не суетливые городские вороны.

    Перехватило дыхание и по телу пошли мурашки. Не от страха конечно. А от величия и торжественности  открывшейся перед глазами картины.

     Справившись с нахлынувшим чувством, я перевел дыхание.
Могила представляла собой земляное возвышение с железным христианским крестом и располагалась у подножия высокой сосны. Краска с креста почти вся сошла, и по всему было видно, что здесь давно никто не бывал. На кресте не было ни таблички, ни фотографии. Только кусочки медной проволоки, посредством которой когда-то  был закреплен венок.
   
     Кто же этот человек, погребенный здесь, в одиночестве и тишине?  Может почтенный старец, пожелавший покоиться там, где когда-то произошло важное для него событие? Может малое дитя – холмик могильный был невелик. А может…

    Понятно, что версий  много.  Одно ясно – человек был достойно погребен. Возможно, у него нет родственников, и о могиле забыли. Но он не в одиночестве. Вокруг матушка природа. А теперь вот и я случайно его посетил.

   Юноше в четырнадцать лет еще рано задумываться о вопросах бытия, вечности и веры. Но тогда, стоя на краю обрыва, я  вдруг ощутил всем своим существом дыхание вечности. И вспомнил почти забытое ощущение из детства, которое возникало, когда я своим детским мозгом, начитавшись книг о космосе, пытался представить себе бесконечность вселенной.

   Юноша, тишина, вечность.

   Я склонил голову, и какое-то время так стоял. Очень трудно передать словами то, что я тогда чувствовал. Так бывает – ты чувствуешь нечто такое, для описания чего просто нет слов в языке. Но могу сказать точно – это нечто повлияло на всю мою жизнь. За плечами уже больше полувека, а я отчетливо все помню. Даже цвет облупившейся краски на кресте.

  Когда в жизни возникали проблемы, всегда вспоминалась та, поразившая меня в далекой юности, картина. Юноша, тишина, вечность. Это воспоминание помогало взглянуть на проблемы совсем с другой стороны – как бы сверху, что ли. А ведь сверху виднее. Лесные суровые птицы подтвердят…

    Я больше ни разу не был там. Признаться, даже забыл на следующий же день, по какой дороге туда добрался. Память как отрезало. Потом, через годы, возникало  желание попробовать отыскать тот обрыв, но каждый раз предупреждала мысль – а вдруг там уже все иначе! И лес вырублен. И все остальное не так. Я так и не решился туда поехать. Не всегда вторичное посещение памятного места приносит радость и умиротворение. Спрашивал у старожилов - не помнят такого места.
    Недавно попалась на глаза старая военная топографическая карта 1937 года. Изучая ландшафт, я вдруг увидел похожее. И даже та лесная дорога  отмечена. И судя по обозначениям - это обрывистый берег. Только лес тогда был еще совсем молодой.

 

    В 1985 году я окончательно перебрался  во Псков. Дом был новый, пятиэтажный. А из окон на западную сторону виднелись пустырь и остатки деревень. Как деревни назывались, уже и не помню – там теперь город.  В один из дней самосвал привез кучу земли. Выгрузил землю и уехал. Наверное, грунт привезли –
 для разбивки газона. Благоустройство территории. В открытую форточку я услышал возбужденные голоса мальчишек.  “Кости от черепа “- кричали они.

   Подошел к окну и  увидел, что пацаны пинают человеческий череп!  Из привезенной кучи земли торчали еще несколько человеческих костей. Я хотел  ринуться вниз, но из соседнего подъезда уже вышли люди и остановили мальчишек. Потом точно не помню – кажется, приехала милиция ну и далее по протоколу…

   Какие разные судьбы. Один человек, пусть и позабытый людьми, спокойно спит вечным сном в своей последней постели на красивом крутом берегу, и сон его оберегает мать природа. И душа его, возможно, иногда прилетает сюда - присесть возле могилки. Может и тогда душа его была рядом, с любопытством рассматривая незнакомого юношу с велосипедом?

   А другого человека вынули экскаватором из земли. Может, это узник фашистского концлагеря. Во Пскове их несколько было. Может боец, засыпанный в окопе взрывом тротилового эквивалента. А может,невинно и тайно убиенный.

   Суровая штука жизнь. Даже после смерти. Может именно поэтому иногда так хочется жить? Долго и счастливо. Поступая всегда по-божески, пусть формально и не являясь человеком верующим.

                Основное событие года 1979.
                Положено на текст в апреле 2019.
                Рисунок мой – апрель 2019.


 


 

   

 
 


Рецензии
Наверное, в жизни каждого человека бывают вот такие реперные точки, когда происходит нечто, что определяет твою жизнь. Вроде ничего не произошло, но ощущение себя в вечности - это делает человека созданием Божьим. Юноша, могила и вечный покой вокруг. Какая всеобъемлющая философия... Картинка отличная, точно попадающая в идею рассказа. Мне очень понравилось.

Ольга Горбач   30.08.2019 20:42     Заявить о нарушении
Так ведь картинку сам рисовал. Себя.Такой я был тогда,в юности. И велосипед мой. И все остальное - как тогда.

А ощущение то до сей поры помню. Будто повзрослел разом!

Полезно иногда вот так одному путешествовать... Шумная ватага не дает увидеть тонкости...
Спасибо за понимание и добрые слова. Каюсь - любил с детства философствовать.

С уважением,Валерий

Валерий Павлович Гаврилов   30.08.2019 21:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.