Я - Сикорский. киносценарий. Фильм пятый

                Вячеслав Винник




                «Редко когда мечты дальновидного человека воплощаются в действительности.             
                Ещё реже дальновидный человек приносит благо другим, осуществляя своё               
                призвание Но такой человек был, есть - Сикорский»
      

            Генерал полковник КГБ Святослав Иванович Ростовцев, сидел на заднем сидении боль-шого черного автомобиля, только-только появившегося в ассортименте высшего руководства го- сударства.

            титр: август 1967 года, «Щелково-14». Звездный городок, зона закрытого режима.
                Генерал полковник КГБ - Ростовцев, Святослав  Иванович - 78 лет. 

            Он не без любопытства рассматривал и отмечал про себя... качество дороги, ведущей в во-енный городок строго закрытого режима - идеально ровной, с вызывающе строгой разметкой на на две полосы - «туда-сюда» и обилие упреждающих дорожных знаков...
            -  Коля... - обратился он к крепко сбитому водителю, лет пятидесяти..
            - Да, товарищ генерал, слушаю вас.
            - А ты уже ездил по этой дороге?
            - Так точно, Святослав Иванович, - два раза... Один раз в... ту сторону, другой раз - обрат- но...      
            Ростовцев улыбнулся ответу водителя.
            - С Семичастным?
            - Так точно - с Владимиров Ефимовичем.
            - Ну... и как тебе?.
            - Не понял, товарищ генерал - кто...или что именно?
            - Дорога...  Как тебе дорога?.
            - А... дорога... Я думал - Владимир Ефимович... Дорога... Ну... дорога, она и есть дорога - особенно такая... Я такие только  в кино про Америку видел...Тут у нас один журналист есть, - он по телеку часто Америку показывает... Он на... Киссинджера похож...
            - На (????) кого?? - генерал чуть не подпрыгнул от удивления и тут же расхохотался... - На... Киссинджера?  Вот это номер! Вернемся, я ему обязательно позвоню и скажу, что он двою- родный брат Киссинджера!!
            - А то вы не знаете, Ростислав Иванович...Этот Зорин... один раз где-то в Америке нашел улицу с  разбитым асфальтом и начал мне по телевизору парить мозги - смотрите,мол, какие до- роги в стране, которая считает себя лучшей в мире!.. Вот скажите мне, Ростислав Иванович, где вы таких журналистов... выращиваете? Чем... прикармливаете?
           - Коля, ты это... Ты случайно... не американский шпион?
           - Нет, Ростислав Иванович, я ваш, проверенный до самого последнего сантиметра пря-мой кишки, личный водитель вот уже двадцать два года, мне пятьдесят и я по-прежнему для вас... Коля...
           - Ну... ладно тебе... Не ворчи...
           - Я не ворчу,.. Я... как... шут возле царя и имею полное законодательное право говорить в глаза, что есть на самом деле.
           - Еще одно слово и я... не привезу тебе подарка из этой самой Америки,которую пога-нит двоюродный брат Киссинджера.
           - Ростислав Иванович, а чё в Америку, если не секрет, конечно...Вы такой секретный, шо как говорят в Одессе - «надо сильно заплатить, шо-б шо-то узнать»...
           - Коля, ты такое трепло - свет не видывал. Я в Америку еду, чтобы... - как  говорят в твоей Одессе, «шо-б там договорится, кто на Луну полетит первым - они...или мы»..
           - Ну да ладно вам - так я и поверил!..
           - А ты... не верь, а просто... притормози возле часов, не то  проскочим и они откроют паль-бу изо всех пушек. Оно тебе надо?
           Автомобиль подъехал к пропускному пункту, Николай открыл окно и показал два удосто-верения - свое и генерала. Капитан  посмотрел на один документ, вернул Николаю, подошел к задней двери большого автомобиля, где медленно опустилось стекло и сверил фотографию чело-
овека на заднем сидении.. Отдал честь и возвратил документ владельцу.
           Медленно разошлись створки  металлических ворот и лимузин вьехал на территорию го- родка, который совсем недавно назвали Звездным...
           Их уже ждала машина сопровождения, мигнула фарами и они неспеша последовали за «следуй за мной».
          

           Возле одноэтажного дома обе машины затормозили, из  «Москвича» вышел майор и отдал честь  генералу.
           Тут же дверь в доме открылась и на пороге оказался... генерал Пильщиков, одетый в граж-данское - джинсы, темного цвета рубашку с короткими рукавами и с... той же очаровательной улыбкой...
           Он подошел к Ростовцеву, они по-дружески обнялись и Борис Владимирович жестом при-гласил его в дом.
           У самого порога Ростовцев неожиданно - и поэтому странно - приложил палец к губам и слегка кивнул головой. Ладонью правой руки показал жест, похожий на выражение «серединка на половинку...»  - обычно, когда говорить громко и что-то... личное - не желательно...
           - Хорошая новость, Борис Владимирович, я привез хорошую новость, сказал Ростовцев.
           - Рад узнать, Ростислав Иванович... Если эта новость из уст самого влиятельного че-ловека  КГБ - это уже не новость, это - … пожизненный срок... - пошутил  молодой генерал.
           - В Штаты мы летим вместе,  - сказал Ростовцев. - С нами еще поедут три человека из музея Советской авиации в... гражданском... - полный комплект, гак сказать, заинтересованных лиц.      
           В большой гостиной их ждал роскошно накрытый стол и хозяйка дома, - очень привле-кательная молодая женщина.
           - Лидочка, к нам Ростислав Иванович...
           Ростовцев пожал руку и... неожиданно вынул из кармана... подарок для хозяйки ...
           - Лида, ваш супруг, конечно же, никогда не рассказывал, что я... самый страшный че-кист всех… разных Россий, но мои... тайные шпионы доложили, что вам очень идут... изумрудные серьги... Во время очень опасной загранической вылазки, они... выкрали наши, кровные, совет-ские, потрясающие серьги, которые почему-то продаются во Франции. Вот, специально для вас...          
           - Ой... спасибо. Ростислав Иванович... - Лида приложила ладони, открыла небольшую ко-робочку и... совсем ахнула... - ой... какое большое спасибочки...
           - В машине...  - генералу захотелось расщедриться окончательно, но он передумал и толь-ко махнул рукой... -  Ладно, об этом позже... Там подарок для пацана... Где он? - на пра-вах давне-го и хорошего друга, спросил Ростoвцев.
           - Где, где... ракету запускают на их  полигоне...Там свой... Байконур...
           - Они... головы себе не по-отрывают? Сейчас такие пацаны пошли, только крутись...
           - Да... я кручусь, Ростислав Иванович... Очень. Недавно он показал мне одну штуку - я в шоке... Даже не заню, что это... Самолетик, не самолетик... Летает - не летает... Как мое-му сыну захочется - то он и делает... Например - висит в воздухе - понимаете. просто... висит в воздухе или летает... боком. У меня волосы дыбом... Спрашиваю - как  ты сделал? Отвечает, папа, я пока не знаю, как обьяснить, еще нет... понятного математического алгоритма... А ему всего восемь...
           - Это... шутка такая, да?- удивленно спросил Ростовцев.
           - Нет, Идемте, модель в сарае, на столе - он там мастерит...
           Они вышли из дома и направились к небольшому домику в глубине двора - там на столе лежало нечто похожее на самолетик...
           - Вот, пожалуйста... Я... ничего не понимаю...
           Ростислав Иванович взял в руки небольшую модель отдаленно напоминающую привычный глазу самолетик и спросил.
           - Это... летает? Само?
           - В моих руках  - нет. У него...- да. Сам... Без... ничего. Моя «этажерка»... коро-че, то, что делаю я -  …плавно переместилось в моего сына...
           - Борис Владимирович, а может дети наши... может они... подкидыши? - не то пошутил, не то серьезно сказал Ростовцев.
           - Не знаю...  Проверил на... отцовство - вроде ребенок мой, хотя врачи сказали, что маль-чик... поздний...
           Ростислав Иванович положил модель обратно и присел на стол... Посидел некоторое вре-мя, подумал, опять взял в руки модель...Почему-то... понюхал...
           - Так повелось, что я с давних времен... кручусь вместе с вами... - даже не знаю почему. Еще с... тех времен, - Ростислав Иванович махнул рукой куда- то в вверх, мол очень давно и еще более внимательно посмотрел на... игрушку сына Пильшикова.  - Я понимаю, что... использовать это во... благо...нашей великой Родины - генерал саркастически улыбнулся,-  или поставить на... поток в... заинтересованных кругах мего ведомства никак нельзя, да?
           - Ни... коим образом, Ростислав Иванович... Это абсолютно вне всяких законов физики, я уже не говорю о природе человека.
           - Борис Владимирович, кто еще знает об этой игрушке  кроме меня и тебя?
           - Ну... не знаю...может пацаны, с которыми он носится по своим Байконурам - у них это... обыкновенная детская забава - кто лучше...
           -  Мой тебе совет - сделай так, чтобы...это не «ушло» из зоны, понял? Раньше ты замечал за ним такое?
           - Так... по мелочам, но это... совсем недавно.
           - По... придержи его... Мне не хочется, чтобы он стал... подопытным кроликом...
           Ростовцев положил модель обратно.            
           - Так и... в Бога поверить можно... - неожиданно сказал он. -  Понятно, да?
           - Конечно...
           -  Борис Владимирович... - генерал по странной привычке оглянулся и сказал приглу-шенным голосом- тебя в Америку выпускать категорически не хотели... Ну - ты сам понимаешь...
           Ростислав Иванович снова взял со стола игрушку и опять стал ее рассматривать...
           - Хотя бы... из-за того, что у всей вашей родни - начиная с твоего... деда или тво-его отца - что-то непонятное творится с головой... Вы... как не с этой планеты... Или... вот это... - генерал слегка  помахал игрушкой между собой и Пильщиковым... - У тебя... столько(!) сверхсекретных допусков, что там - у всех - мозги плавились... Поэтому с тобой лечу я и еще несколько наших, переодетых в... гражданское. В нашей стране... вдруг обнаружился  музей...чекистов- любителей  аэропланов... А если честно... - Ростовцев вдруг запнулся и почти засмеялся... - ты, конечно, мо-жешь иронизировать, когда  генерал КГБ вслух произносит слово... «честно»... но на самом деле  - я... хочу его видеть во сто крат больше, чем ты... У тебя, Борис Владимирович, все понятно и придумывать ничего не надо  -  твой отец работал на «РуссоБалт», когда он в четырнадцатом де-лал свои «Муромцы» и они бомбили Кайзера... А у меня... чуть посложнее...
           Генерал умолк, но не надолго...
           - Его жена, Ольга, стала...- он сделал паузу, затем добавил, - потом стала... - моей женой и...
             Генерал хотел что-то добавить, но.. .почти сразу же -  передумал...

           титр:

                Н А С Л Е Д И Е

           служебные титры фильма
           на фоне не титров звучит песня.
               
                Галактический миг, по понятьям земным,
                Это все-таки тоже мгновенье.
                А пока мы живем по законам Земли,
                По-земному нас давит в сиденье.

                Космос гроxочет, и Бездна ворчит,
                И воют турбины на марше,
                Нас уносит мечта, и ракета нас мчит,
                Мы уxодим все дальше и дальше.

                Мы запомним улыбку, заметим слезу,
                Кто украдкой смаxнул ненароком.
                Нас не надо жалеть, там, оставшись внизу,
                Мы вернемся, с улыбкой и в сроки               

                «Гончим Псам" за радушие водки нальем,
                Чудо Деву в созвездии "Девы" найдем,
                Мы утащим "Стрельца"- молодца за собой
                И помчимся за самой за дальней звездой
             
           Титр:  август 1967 года  Истон, штат Коннектикут, США

           Светлый «Бьюик» остановился у красивого парка, недалеко от тихого залива.
           Из него вышли Ростовцев и Пильщиков, постояли некоторое время, осмотрелись  во все стороны и медленно пошли вдоль уютного искусственного залива - был день, его середина, было воскресенье, лето - жаркое лето шестьдесят седьмого.
           Затем... приземлились на скамейку - в десятке метрах от берега - и Ростислав Ивано-вич открыл небольшой кейс, который во всем мире почему-то стали называть «дипломат»...
           К удивлению Бориса Владимировича, внутри чемоданчика находилось какое-то оборудова-ние и генерал открыл дополнительную задвижку, как дверцу. Там была телефонная трубка, -  про-вод, скрученный, как пружина, растянулся на большую длину... Ростислав Иванович открыл запис-ную книжку.
           - Это его телефонный номер... Первый - домашний, второй - у него есть такая же штука и он всегда на связи по второму телефону... - генерал развел руками и добавил, - он шеф и богатый человек, может себе позволить...
           -  А вы? Тоже... богатый?  - улыбнулся Пильщиков. - показывая на кейс...       
           - Нет, я простой генерал, правда из... КГБ... Это - последний крик коммуникационной моды - беспроволочный телефон и...всякая хреновина с аккумуляторами внутри... Еле несу и в по-те лица  делаю вид, что легко жить на этом свете... Он живет... во-о-о-о-н в том доме - звони и... очень вежливо скажи кто ты...
           Борис Владимирович с недоверием смотрел на телефонную трубку, затем набрал номер. Буквально сразу ему ответили - голос был четкий и удивительно не соответствовал возрасту се-мидесяти восьми лет...
           - Хэллоу?.. - услыхал Борис Владимирович.
           - Игорь Иванович?
           Через короткую паузу удивленного человека, услыхавшего русскую речь, Пильщиков ус-лыхал...
           - Да... Слушаю вас...
           - Игорь Иванович, я...Борис,сын Владимира Пильщикова, который работал с вами на за-воде «РуссоБалт» и возглавлял лабораторию магнитного поля, с целью его применения на самолеле-тах вашей конструкции. А дед мой - генерал Пильщиков, Ерофей Никитич, он перед полетом  «Ильи Муромце» в Киев...  подарил вам... навигационный прибор, помните?..
           После сказанного на том конце провода произошел какого-то  яростный взрыв... тишины и тут же последовавшей за ней возглас...
           - О Боже!!! Где вы?? Откуда вы звоните и откуда вы знаете этот номер телефона???
           - Игорь Иванович, мне... все дали в... посольстве...и даже рассказали, как звонить. - растерялся Пильщиков... - А что...  нельзя?
           - Да... нет же - конечно можно!! Вы где? Где вы находитесь??
           - Понимаете... Рядом с вашим домом...парк... Это... совсем рядом... - я сижу на скамейке...
           - Какая же вы умница, что позвонили... Я сейчас... Нет, погодите... Сидите и... никуда не уходите, я мигом -  скажите ориентир...
           - Парк...рядом... Раз, два, три...Здесь четыре скамейки...У самого берега - я вижу ваш дом.
           - Понял... Сейчас буду...
           Борис Владимирович видел, как резко распахнулась дверь и из дома,спрятанного в гус-той зелени, по ступенькам быстро спускался человек. Действительно, по всем признакам, ему ни-как нельзя  было дать семьдесят восемь лет от роду...
           Борис Владимирович поднялся навстречу и они наконец сошлись...
           - Здравствуйте, Игорь Иванович... здравствуйте...
           - Я приветствую вас - Сикорски немного откинул голову назад и посмотрел на сына Владимира Пильшикова, как бы со стороны. -  А ведь вы чертовски похожи на отца, Борис Владими-рович, - я-то хорошо его помню!. Ну, - две капли!! Скажите... как вы... умудрились... как вам разрешили приехать в... Америку? И к кому - ко мне??
           - Скажу правду, Игорь Иванович - меня к вам... привезли...
           - То есть - как это? - Сикорский совсем не ожидал подобного ответа... - В чем... привезли?
           - Меня привез... человек, который хочет вас видеть - даже болле, чем я. Если вы... согласитесь встретиться - я ему дам знать. Если нет - значит поговорим только мы. Сорок лет тому назад он вам спас жизнь - это все, что я знаю...
           Сикорский как-то... выпрямился и невольно обернулся... Рядом никого не было - скамейки были свободны, а людей вокруг было на так уж и много...
           - Где он? Он нас видит?
           - Да.
           - Хорошо. Дайте ему знать.
           Пильщиков поднял вверх правую руку,  тут же из-за небольшого киоска в сотне метрах от них, показался Ростовцев и неторопливо стал приближаться...
           Надо быть откровенным - Сикорский узнал в нем ТОГО Ростовцева не сразу - только, когда он подошел совсем близко...
           Они долго стояли друг против друга, только смотрели, без какой-либо попытки сбли-зиться или, хотя бы, сказать один другому обыкновенное «здрасьте» или...безличное -  «привет».             
           Просто стояли и... смотрели...
           Чтобы как-то сгладить нервное состояние, Борис Владимирович мягко сказал.
           - Вы... позволите, я оставлю вас наедине...
           - Почему же, Борис Владимирович, я хочу, чтобы вы были свидетелем - я же на испо-ведь прилетел, за тысячи километров и только сейчас, вдруг, подумалось - а не... перед смертью ли?..
           Окончание фразы было неожиданным и Сикорский даже вздрогнул...
           - Не рано ли? - спросил Игорь Иванович, человек глубоко верующий и понимающий, что значит слово «исповедь?
           - Нет, Игорь Иванович, не рано, не поздно... Скажем так - во время. И, чтобы бесе-да, о которой я думал много лет - говорю без пафоса - состоялась, начну со следующего - тогда, в, двадцать шестом, это не мы взорвали Рене Фонка. Мы знали, что готовился теракт,  Штаты при-была моя команда, но предотвратить не смогли...
           - Кто?
           - Сейчас это уже не имеет значения. Конкуренты. Ваши ближайшие конкуренты из  Евро-пы.
           - Почему я должен вам верить?.
           - Хотя бы потому, что я... «вел» вас до самого Петрозаводска, - именно до момента, когда... вы с женщиной сели в товарный поезд с красногвардейцами...               
           - Неужели! - Сикорский остолбенел от мысли, что он был под негласным надзором  до Архангельска в компании Юлии Александровны...
           Ростовцев заметил растерянность на лице Сикорского и тут же его успокоил.
           - Нет, -  резко перебил его Ростовцев. -  о нас... Лили... ничего не знала, просто в последний момент, совершенно случайно. вы оказались вместе и это было, как знак свыше... В нашем деле случайности бывают тоже. Мне было известно, что Лили везла, мы даже... сделали ей «зе-леный» свет, чтобы она могла поклясться на Библии, - что все, случившееся с ней -  правда, как и... объявленная «правда» с... семьей вашего кумира - Николая Второго....  Но... это уже другая история. А... дальше... - генерал сделал паузу, - Игорь Иванович, вы никогда не задумы-вались каким образом к вам, из Финляндии, приехали...братья Глухаревы и сразу вас нашли - и именно в Лонг Айленде ? Нет, - не задумывались? А зря. И... - генерал снова замолчал, чтобы окончательно расставить ставить точки над «i», - и, наконец, если это поможет, встряхнуть вашу память - приезд сестер и вашей дочери Татьяны сорок пять лет тому назад...Именно, когда никто в мире не признал умирающую страну, когда налево-направо людей косил повальный голод и мы про-валивались в средневековье... И вот,  - в это время,  родные вам люди каким-то... невообрази-мым чудом, приехали в Америку...  Игорь Иванович...на излете наших жизней, давайте... хотя бы на секунду остановим эзотерику, отбросим в сторону все... тяжелое, потому, что это  мешает здра-вому смыслу - и... побудем наедине... Один на один - глаз в глаз. Ведь нам есть, что сказать друг другу, не так ли?  Вот вам... моя рука. Примите ее -  узнаем правду. Нет - сейчас же уеду и...тогда  я окончательно... потеряю к вам интерес.



           Костер не собирался угасать - наоборот...
           Получив порцию сухих поленьев, он разошелся во всю окаянную,затрещав сочными ис-крами.
           На правах самого...молодого, Борис Владимирович, с присущим русского человек умени-ем, мастерил...походный стол из неиспользованных для костра аккуратных деревянных ящиков, нак-рыв его газетой «New York Times», потому что под рукой не оказалось «Правды», ножом нарезал помидоры, копченую рыбу и...не обращал внимание на сидевших чуть в стороне Ростовцева и Сикор-ского...
           В удобных креслах, сплетенных из лозы, и удивительным образом сохранившихся здесь издавна, Сикорский и генерал Ростовцев сидели и... молча рассматривали друг друга...
           - Ростислав Иванович, только откровенно... - задумчиво сказал Сикорский, - Здесь о сове-тах всегда писали так много...чудовищного, что в это трудно поверить...Сейчас, но... изредка,  об этой  стране, пишут так.. много замечательного, что даже не верится... Что, все-таки, - правда?
           - И то и другое, - жестко и честно ответил Ростовцев.
           - К... какой части вопроса относите  вы себя -...лично - к...чудовищному или замечательно-му?
           - Игорь Иванович, вы делали свой вертолет, мы строили свою страну. Вам... понадобилось тридцать лет, чтобы реализовать задуманное... Помните, когда впервые посадили племянницу в
свой... примитивный аппарат во дворе дома, в Киеве? Тогда он не взлетел, да? Мы тоже... взлете-ли не сразу и нам на это понадобилось чуть больше... пятидесяти, но...  с кровью...
           Ростовцев развел руки и ладонями изобразил весы, слегка покачивая  вверх и вниз...
           - Один вертолет и... территория почти в...пол Земного шара - СССР.  К сожалению, в этом... штопоре мы по сей день. То... опять голод, то... опять война, то старые маразматики у власти...
           - У меня странное к вам...недоверие, Ростислав Иванович...Может это еще с того времени?
           Ростовцев ответил не сразу.
           Он  поднялся и заходил «туда-сюда», находясь в глубоком раздумье... Как бы там ни было, но присущий каждому человеку долг чести, посвященного в любую из тайн, обязывал серьезно думать, прежде чем принять  решение...
           Ростовцев остановился, посмотрел на Сикорского, - прямо в глаза.
           - Хорошо. - Ростовцев еще раз, молча, глянул на Сикорского... -  Я вам скажу, но... имейте мужество выслушать и... не перебивать, договорились?
           - Вы... мой гость... - неопределенно сказал Сикорский.
           -  Как говорят - незванный гость хуже татарина. Я же... - гость незванный, издалека и из... далекого прошлого...
           - Лирика...
           - Тогда проза...Знаете, почему вы... никому не верите  и почему - а это очень важно (!) - по-чему вы такой замкнутый человек? Несмотря на кажущуюся независимость - вы... всю свою сознательную жизнь... были зависимы  от многих людей  - могущественных  Без них вы - обыкно-венный, талантливый человек, каких в этом мире  - особенно в то время, - было м-о-р-е. Я вам об этом говорил давно, помните, перед побегом вместе с... Шидловским, прямо с территории заво-да?.. Помните? Тогда вы соврали, что Михаила Шидловского с вами не было и я сделал вид, что поверил. Поэтому, сейчас, к сказанному тогда добавлю следующее.
           Было похоже, что генерал зацепил  больную точку Сикорского и он  невольно сжался... Он смотрел на уже забытое... прошлое,  в образе совсем незнакомого и, к сожалению - знакомого - человека с каким-то...яростным недоверием и еле сдерживал себя... не взорваться в ответ...
           Ростовцев отбросил  в сторону всякие «вежливости» и рамки приличия - он жестко рубил с плеча.
           - Когда вы начинали свои самолетные потуги с  Федором Былинкиным - помните  первый и известный на весь район Киева «БИС-1» - да? Так вот - у того парня, Федора, были: а) - бога-тый папа, значит - деньги  и б) - опыт - он...СВОИМИ руками, по картинке смог воссоздать само- лет братьев Райт! У вас, кроме огромного желания, полной головы идей ничего не было, - осо-бенно денег... Пролетев на «БИС-1»... двадцать метров, вы обрели уверенность и очень быстро... разбежались - Былинкин вообще...исчез, вас - выбросили на улицу из Политехнического института в Киеве - вы не заплатили за учебу... И вот здесь начинается чудо -  на вашем пути взвился ан-гел в лице... Михаила Владимировича Шидловского, который на то время, в той, еще Царской Рос-сии управлял заводом, производил  первые российские автомобили, создавал отечественные моторы и, кроме всего - был приближенным человеком Императора! Шидловскский... поверил в вас и назна-чил... главным конструктором «РуссоБалт» - пацана с улицы в возрасте двадцати пяти лет!!
           Генерал стоял напротив и смотрел на Сикорского как-то сверху...
           - Игорь Иванович, я... ничего не выдумываю? Может я приписываю небылицы, - нет? Мо-
жет вы... где-то меня поправите? Может не согласны, что именно Михаил Владимирович Шид-ловский  сделал из вас... Сикорского, о котором теперь знает весь мир!
           Ростовцев подошел к Пильщикову, - тот возился с закуской, - нагнулся, взял с прими-тивного стола бутылку с виски, налил в стакан...больше половины и... выпил одним махом...  Вы-тер губы тыльной стороной ладони и уже оттуда сказал.
           - Вот почему нам - тогда - были нужны... шидловские, организаторы, талантливые ру-ководители, которые могли  СОЗДАВАТЬ! Создавать - во благо! Вам знакомо такое - создавать  «Во благо?»? В то время, Игорь Иванович, была целая плеяда очень способных ребят - истребитель... Антона Фоккера, из Нидерландов, Глен Кертис из Америки. Луи Блерио из Франции, Вильгельм Мес-сершмидт, самолеты которого нацистская Германию наклепала более... тридцати пяти тысяч единиц Тридцать пять тысяч штук, Игорь Иванович!! Ну, и...как триумф вашего взлета - вы любимец Нико-лая Второго!
           Ростовцев позволил себе передохнуть, и уже просто не обращал внимания на затихшего Сикорского. Как бы... нехотя - то ли от усталости, то ли от мысли, что все сказанное уже не име-ет никакого значения, генерал подвел итог.
           -  Признаюсь, вы были у нас на особом счету - по распоряжению Сталина в Союзе даже  создали секретное «КБ», где ваше...изделие, особенно вертолет - разбиралось, копировалось и... бессовестно лепилось на отечественные гробы...Даже стреловидное крыло Миши Глухарева, которое наша разведка в 1937 году стащила у вас - оно лежало на столе Сталина и он дал личное распоря-жение взять это за основу в дальнейших разработках, а вот двигателей для таких машин еще не было... И... украсть было не у кого - его идея опередила время на десятки лет! Вот, кто рабо-тал с вами. И в ваше время, Игорь Иванович - у меня даже памяти не хватает на все имена, - ге-нерал постучал пальцем по лбу. -  Не скрою - нам было...выгодно иметь вас в Америке, а... шид-ловских и... как Шидловский - держать в Советском Союзе, но... к великому сожалению генерал-майор Михаил Владимирович... отказался служить нам, потому что был верен присяге и... Царю батюшке....
           - Мираж... - неожиданно сказал Сикорский и Ростовцев несколько опешил...
           - Что - мираж?            
           - Французы взяли за основу крыло Миши Глухарева и получился истребитель «Мираж»...
           - А... Вы об этом...
           - Как... вы остались  в живых? - неожиданно спросил Сикорский.
           Ростовцев долго не отвечал. Не потому, что не знал, а раздумывал - говорить или нет. Наконец, пришел к выводу, что... сказать можно, потому что это будет правда и правда убе-дительная... Неожиданно он не то улыбнулся, не то - усмехнулся...
           - Закон абсурда гласит, если хочешь, чтобы тебе не поверили - говори правду. Скажу так - обо мне... никто ничего не знал. Обо мне знал только один человек - ... Сталин.
           Сикорский посмотрел на Ростовцева с... сожалением... Не поверив ни единому слову, он сказал с легким сарказмом.
           - Ростислав Иванович, вы не находите, что против вас сидит... достаточно грамотный и во многом разбирающийся человек?
           - А... вы  не догадываетесь, что напротив сидит тоже далеко не глупый и достаточно гра-мотный человек - к тому же... генерал такого джаз ансам...бля, как КГБ?
           - То, что вы из... этих - к этому я уже привык. Но то, что вы сообщили, меня - ска-жем так умиляет. Прожить  инкогнито в стране, где всех косил не только вселенский голод, раз-руха, но и пули НКВД, при этом стать генералом и о вас...никто ничего не знал? - согласитесь, выглядит театром абсурда. Или... у вас вся страна такая?..
           Теперь... Ростовцев смотрел на Сикорского с определенной долей сарказма...
           Было  ощущение, что он даже перестал; воспринимать его всерьез - просто... отмахнулся, как от назойливой мухи......
           - Извините, вы говорите че-пу-ху. Я даже не стану объяснять, что именно,- сказал генерал и, как бы нехотя, добавил -  Вам что-нибудь известно о лауреате Сталинских премий  47-го и 53 -их годов, физике - ядерщике, любимце Гитлера - Мандфреде фон Ардене? Нет? Странно...А ведь он дал Сталину атомную бомбу и Коба ходил (потом) петухом на Потсдамской конференции глав Америки и Великобритании, УЖЕ имея за пазухой атомную бомбу и... 15 тонн.(!) металлического урана немецкого качества очистки!! Так вот - Манфреда фон Ардене - Сталину дал я. Ни Курчатов,  ни Капица к этой бомбе не имели никакого отношения, потому что мы вывезли из Германии все - до последней мензурки ядерного топлива. Но это, - к слову. Ответ на вопрос - почему я выжил
           Он снова сел.
           - Сталин, Гитлер, Муссолини...- Ростовцев опять умолк,как бы взвешивая - «говорить-не говорить» - У... Гитлера была тайная организация «Аненербе», у Сталина «ТОР». И первый и - особенно второй - были помешаны на оккультизме. Вы знаете, что такое «Аненербе»?
           - Поверхностно.
           - К сожалению - я тоже. Все об «Аненербе» осведомлены поверхностно  - это не... Лео-нардо да Винчи, который... на досуге посоветовал вам задуматься о вертолете... «ТОР» -  то же самое, только  в русском исполнении и... возглавлял его я. Для Сталина я был... ахиллесовой пя-той - он знал, если со мной случится что-либо, - он умрет  сразу же.
           Сикорский едва удержался, чтобы не рассмеяться... Он только развел руками, мол «ну и ну»...и... безжалостно добавил.
           - Признаюсь...я прочитал много фантастики...но это уже перебор,даже для КГБ,Ростис-лав Иванович... Я очень далек от небылиц, даже в красивой обертке, но... для Америки - да, здесь такое очень любят и зарабатывают на подобном хорошие-плохие деньги, кстати... Напишите для них что-нибудь такое... Я прагматик, цель у меня конкретная и всегда важен результат - это главная составляющая бытия этой страны.. Извините, слушать эту чушь - «Аненербе», Гитлер, Ста-лин с какой-то мифической организацией «ТОР»... Ну, помилуйте, Ростислав Иванович...
           - Борис Владимирович, как там у тебя? - Ростовцев неожиданно позвал Пильщикова.
           - Все... отличненько... Скоро... пригубим... - он улыбнулся своей потрясающе открытой улыбкой...
           - Можно... на минутку? Посиди с нами... капельку...
           - Можно, конечно можно...
           Борис Владимирович присел рядышком на небольшую скамейку...
           - Игорь Иванович, - Ростовцев положил свою ладонь на колено Пильщикова, и обратился к Сикорскому - Борис Владимирович, сын человека, которого вы знали в далеком шестнадцатом го- ду, он был руководителем лаборатории магнитной зашиты в вашем «КБ», на «РуссоБалт» да?
           - Это правда, Владимир Ерофеич, сын генерала... Очень хорошо помню, - еще не понимая к чему все это, согласился Сикорский.
          - Так вот... Нап Борис... Борис Владимирович, в... Звездном городке, он руководит секрет-ной лабораторией - Ростовцев обернулся к мо-лодому другу, -  Борис...покажи ему... Я хочу, чтобы этот человек, - генерал показал пальцем на Сикорского - осознал следующее - много-мно-го лет назад, находясь у истоков необьяснимых человеческих способностей,  он...оказался к ним преступно посторонним и безразличным. Я хочу, чтобы этот человек так же знал, кто был... твой отец, которого - кстати - я тоже уберег от штопора прошлых лет, впрочем, как и вас, Игорь Ива-нович... Все это... определяется словами «Во благо»...
           Сикорский ничего не понимал и от этого... напрягся...
           Лицо Бориса Владимировича стало серьезным, он еще раз взглянул на Ростовцева, на Си-корского и... словно передумал делать то, о чем  просил генерал...Он взял со столика откры-тую бутылку с минеральной водой,налил в стакан, будто собирался сделать глоток и неожиданно... все выпустил из рук...
           Нет...они не упали на землю...они продолжали медленно плыть в пространстве, повора-чиваясь вокруг оси - бутылка, почти... вылившаяся из стакана вода, стакан... Так могли вести се-бя предметы, если бы находились в открытом космосе...
           Борис поднял обе руки вверх, будто... обозначив ладонями границу абсурда... Затем, медленно, плавно... «повел» их в сторону... Затем, так же плавно «уложил» на землю и уже там, ког-да все успокоилось, - из горлышкам... слегка побулькивая, стала вытекать вода, а водяной хвост из стакана медленно исчез в траве......
           Сикорский... оцепенел...
           - Игорь Иванович... - тихо позвал его Ростовцев. - Вы... в состоянии говорить?
           - Да, - очень тихо ответил Игорь Иванович. - я в состоянии, но... это просто невозможно...
           - Послушайте... Очень внимательно теперь меня послушайте... Есть еще одна причина по-чему я до сих пор жив - мы... в некотором смысле,  сняли с совести российского народа вели-кий грех... Цареубийства...Вам, верующему человеку скажу - спасение Царской Семьи совершилось с благословения и содействия одного из высших иерархов Российской Церкви и нами был дан обет молчания. До сих пор.
           Сикорский смотрел на Ростовцева совсем по другому - без саркастической  ухмылки и странно отрешенно.
           - Я говорю об этом впервые в жизни, но после... нашей встречи вы все забудете  и это не лукавство с моей стороны  - именно так оно и будет... Вы обо всем забудете, поэтому я так откровенен.
           Ростовцев оперся на спинку кресла-качалки.
           - Я знаю о чем вы думаете, но спросить не решаетесь. Я... очень любил Ольгу. Она стала разведчицей из-за блестящего знания немецкого -  вы прекрасно знаете, кто у нее была няня...   Ольга... работала в самом гнезде в фашистской Германии...Об этом знал только я. Ольга пропала. Исчезла. На всю мою оставшуюся жизнь...
           На стоп-кадре  с лицом Ростовцева, где-то издалека и тихо зазвучала песня...

                «Гончим Псам" за радушие водки нальем,
                Чудо Деву в созвездии "Девы" найдем,
                Мы утащим "Стрельца"- молодца за собой
                И помчимся за самой за дальней звездой
               
                Наши дети, Земля, через тысячу лет,
                Вернутся, как эxо  на старте,
                А пока мы уxодим к вершинам планет, 
                Что-б Землею назвать иx на карте. 

                Досвиданьe Земля. Досвиданьe, земляне
                Помяните нас добрым словом,
                А Космос грохочет и Бездна ворчит, 
                Мы уходим все  дальше от дома.

           Они оставили Сикорского одного, сидящего у костра, совсем... пожилого, если не сказать честно - старого...
           Ростовцев и Пильшиков медленно шли вдоль набережной большого залива и вдруг Рости-слав Иванович задумчиво произнес.
           - Я скажу так -  Сикорский, как и Никола Тесла, - они... сделали двадцатый век... Самоле-ты самолетами - это так, для зарабатывание денег - особенно здесь, а вот вертолет - это Сикор-ский. На все времена.
           - Он... - Борис Владимирович, сделал паузу... - он умрет через пять лет... - неожиданно сказал Борис Владимирович... - Умрет во сне... Так умирают очень добрые и очень счастливые люди...
           Ростовцев словно ткнулся лбом в какую-то преграду...
           - Боря, следующий раз ты... это... хоть как-то подготовь меня к подобному... Ты хоть... по-нимаешь, что  мне тоже... под восемьдесят?  От твоих природных дарований  я ведь... могу сы-грать...  в гости раньше, чем он...
           - Хорошо, тогда... больше не спрашивайте когда это случится с вами... - отмахнулся от него Пильщиков, - этот вопрос у вас горит на лбу вот таким пламенем!!
           - Хотя бы раз в жизни я тебя просил об этом??
           - Вы... посмотрите на свой лоб - там все написано!..
           - Мда... Связался я с вами на свою голову...

            титр: Штат Коннектикут. 1930, июль.         

             Самолет амфибия «S-38», шел на посадку и гондола плавно коснулась поверхности залива...  Проплыв добрую сотню метров, самолет, слегка взвыв двигателями, подошел  вплотную к плоту, где его «приняла» обслуга и как моторную лодку пришвартовали к кнехтам.
           Прилетевших встречал Виктор Утгоф и машин было две - два больших черных «Паккар-да». Открылась дверца самолета - оттуда вышли шестеро,среди которых находился Говард Хьюз. 
            Спутником Хьюза был невысокого роста молодой человек, как впрочем и сам Говард, - по всей видимости большой любитель сигар и он ее практически не вынимал изо рта...
           Остальные - скорее всего помощники, - вытаскивали на плот какие-то треноги, среднего размера чемоданы, обтянутые кожей и все это бережно  укладывали рядом — один за другим.
           Утгоф на правах старого знакомого поздоровался с Говардом - они даже обнялись, - а за-тем Хьюз представил друга.
           - Виктор - это Уолт Дисней, тебе знаком его персонаж - мышонок Джерри?
           - Я... хорошо знаю Уолта, Говард... Мы много говорили по телефону, а вот его персонажи - любимые герои моих детей - им искренне  жаль беспомощного Кота и они всегда хотят прийти ему на помощь от наглого мышонка Джерри… Они мне даже рассказали свои историю, как Плу-
то заманил их в ловушку - посадил на самолет мистера Сикорского, чтобы сбросить их с самоле-
-та... Правда... на парашютах...
           Уолт только всплеснул руками и откровенно, по-дружески хлопнул своей ладонью по ла-дони Виктора...
           - Это!!! Это абсолютно реальная история!! Во всяком случае, то, что я привез мисте-ру Сикорскому - очень близко к тому, что ты сейчас рассказал!! Блеск!! Если ему... понравится - значит будем делать!!
          


            Два автомобиля въехали на территорию большого двора, с таким же большим домом, где
абсолютно все было спланировано и везде витал дух образа жизни породистого американца...
            Когда Уолт Дисней узнал, что этот дом принадлежит русскому - Виктору Утгофу, сотруд-нику  известной во всей Америке авиационной корпорации Игоря Сикорского, он не поверил своим глазам...
            - У русских поразительная способность брать лучшее, что они могут взять и отдавать аб-солютно даром  самое бесценное, чем они владеют! Если это действительно твой дом, ты меня убил наповал - так могут жить только американцы! Сколько лет  ты в Америке? - непроизвольно спросил Уолт, надеясь услыхать ответ в пять, ну... шесть лет... - Пять, шесть?
            - Четырнадцать... - ответил Утгоф, - на половину меньше, чем твой возраст...
            - Ты думаешь... в России я бы... тоже смог так, как ты здесь? - вдруг спросил Дисней.
            - Не... советую... - по-дружески  ответил Виктор. - Живи... лучше здесь на радость детей и... не морочь себе голову - она у тебя очень светлая ..
            Показалась большая группа мужчин во главе с Сикорским. Здесь были все - знакомые и не очень знакомые лица...
            - Ты меня заинтриговал, Говард... - скзал Сикорский, пожимая руку Хьюзу,  - Очень заин-триговал . Должен признать,- предложение совсем необычное и я во всем полагаюсь на Виктора Утгофа -  в этом смысле он у нас человек номер один!
            Дело шло к вечеру, сотрудники Уолта, размотав длинный кабель, подключили аппарату-ру, натянули экран и стали ждать, когда Босс даст команду начинать...
            Появились другие - молодые женщины, их дети, совсем маленькие, (на руках) чуть стар-ше - все собрались  в непосредственной близости от экрана.
            Уолт Дисней заметил сигнал коллег и обратился к Сикорскому и остальным.
            - Друзья... Мне Говард рассказал, что здесь, в Коннектикут, находится «Форт Россв» Лонг Айленд - самый...уверенный в своих делах, самый настойчивый и самый активный русский де-сант в Америке... Вот и я  - со своими коллегами - решил кинуть здесь якорь, а... вдруг что-то и... выловлю... Мы только-только  закончили проект, смысл которого вам станет понятен после про-смотра... Пока это... реклама - «Sikorsky aircraft», - но, как говорят и у нас, и - особенно - здесь, в «Форт Росс», - победы начинались с...  курятника Виктора Утгофа...
            Слушавшие Диснея,  расхохотались неожиданной концовке презентации рекламного про-екта.
            - Прошу... - он дал команду и экран вспыхнул  уже ставшей знаменитой заставкой продук-ции Уолта Диснея...
            «По аллее парка, странно перебирая ногами и извиняясь на каждом шагу шел Плуто и его грустные глаза застилали слезы... Ему казалось, что мир... навсегда потерял свою красоту  и его несчастьям  никогда не наступит конец... Он увидел красивый цветок, припал к его стебельку и попытался прильнуть к цветку, но он тут же... увял...
            Плуто совсем стало обидно, и его длинны уши, стали... вытирать обильные слезы, стря-хивая  на землю обильными струями... Милый пёс заплакал навзрыд...
            Вдруг в его глазах поселилась надежда -  он моментально приободрился, вынул из задне-го кармана мощный бинокль и увидел красивую Болонку, с огромным красивым бантом - она си-дела на скамейке и... читала какую-то книгу...
            Рядом расхаживал роскошный кавалер - породистая овчарка и демонстрировала перед Бо-лонкой свое великолепие...
            Плуто решительно подбежал к клумбе, полной невероятно красивых цветов, и вспомнил,
как недавно один из них завял...
            И ему. вдруг...  в голову пришла благородная мысль...
            Он подбежал к телеграфной будке и... позвонил в.. «Форт Росс», где призвал на помощь Серого Кота и его вечных оппонентов - мышку Джерри и остальную компанию мелких бездель-ников... Кот стал торговаться за цену, и  Плуто решительно пообещал ему роскошную кость - са-мую сладку и свежую...
            «Форт Росс» трудился не покладая рук, как это бывает в мультике - все вертелось, все стругалось, все конструировалось и все... превращалось в какой-то дивный летательный аппарат, который только мог себе вообразить художник-мультипликатор...
            Прекрасная Болонка с красивым бантом снова пришла на то же самое место и раскрыла ту же самую книжку... Там же оказался прошлый ухажер...
            Вдруг, высоко над ее головой прилетел и завис дивный летательный аппарат...
            Большой Серый Кот крутил педали от чего такой же большой винт над головой держал странную машину в воздухе, а. когда он ручкой наклонял винт - машина плавно двига;ась вперед   
            Мышонок Джерри со своими подручным  проказниками, раскручивали два винта на неко-ем подобии хвостового оперения, чтобы аппарат летел прямо... Когда Плуто, в бинокль увидел свою Болонку, он стремительно  размотал трос и... корзина, полная цветов медленно опустилась, зависнув... перед глазами прекрасной незнакомки...
           От удивления и благодарности красавица подняла вверх мордочку и увидела, как Плуто... растянул во всю ширь плакат - «Это может себе позволить только «Sikorsky aircraft corporation»...
           Потом он снял снял знаменитую уже на то время... фетровую шляпу и послал воздушный поцелуй прекрасной Блондинке...
           Сикорский хохотал больше всех - он обнял Уолта Диснея и они закружили, как мальчишки в азартном танце...
           Особенно радовались дети - они подбежали к режиссеру картины и стали требовать пока-зать еще раз...
           Когда восторженный шум перекатился на другую  сторону двора, Михаил Глухарев подо-шел к Сикорскому и сказал.
           - Игорь Иванович, а ведь... художник предельно точно передал в мультфильме... изобрете-ние, которое мы назвали... автоматом перекоса для изменения шага лопастей... Как нам прикаже-те быть?
           С лица Сикорского тут же слетела улыбка и его вдруг... зациклило...         
           - Послушайте, а ведь верно!.. Боже, как такое может быть?? Этот...Кот с его мышами, они летят именно так, как думаем мы!! - хлопнул себя ладонью по лбу Сикорский...
           - Игорь Иванович, сейчас много фирм следят за нами и нашими разработками... то, что мы сейчас увидели - по нашему называется -  «бери не хочу»... Точно сказал Уолт, что мы... бе-рем самое необходимое и даром отдаем самое бесценное, - подытожил его брат Сергей Глухарев...
           - Виктор Викторович... - позвал Сикорский Виктора Утгофа...
           Тот подошел, продолжая пылать ярким светом  от возбуждения...
           - Виктор Викторович, у нас маленькое происшествие... - сказал Сикорский. - И знаете, - сейчас выяснили, что это... происшествие... не такое оно и... безобидное...
           - Так в чем, все-таки дело?
           - Виктор Викторович, в мультфильме Диснея раскрыто наше изобретение, которое имеет 
самое непосредственное отношение к поведению машины в полете! Если вы помните, мы это называ-ем «искусственные силы или автомат перекоса лопастей вертолета»... Уолт Дисней, как всегда, сделал это в очень доступной манере... - объяснил Михаил Глухарев.
           - Да... ладно вам... - Утгоф даже растерялся... - Вы шутите?
           - Хорошие шутки... - вставил Сергей. - Нам бы такого шутника да в конструкторы...
           - Я предлагаю... - Сикорский на секунду помолчал... - Виктор Викторович, это уже работка для вас... Надо... любым способом приостановить показ фильма... Хотябы на месяц, да? Нам месяц... или сколько нам еще понадобится времени на патент изобретения?
           - Минимум месяц, вся документация готова, а  что касается фильма... предлагаю сей-час... этот фильм  у Диснея купить...И купить право и...время выхода его на экраны. Сколько он может стоить?
           - Можно купить все права на определенное время - скажем... на два месяца. Цена бу-дет совсем другой... Он жук опытный и очень догадливый, у него нюх будь здоров...
           - Братцы, будем откровенны - нам очень повезло... Очень. Мистер Утгоф - вы...гений, пригласив Диснея в гости и... вообще, заказав эту рекламу, - внезапно согласился Сикорский...- Что будем делать?
           - Что делать? - ответил Виктор Утгоф, - а... ничего не делать! Завтра Игорь Ивано-вич, рано утром, после скудного завтрака Президента Корпорации сядет за... штурвал нашего чуда и мы на весь мир заявим, что это себе может позволить только «Sikorsky aircraft corporation». Остальное я беру на себя.

            
           Утро выдалось ветреное...
           На взлетном поле собрались почти все, кто вчера была на пре-зентации рекламного ролика. Всем - особенно создателям короткометражки, было любопытно увидеть то,именно, что так тщательно скрывало от посторонних глаз конструкторское бюро Сикорского
           Ворота просторного бокса открылись и перед десятком присутствующих показалась очень странная конструкция, даже отдаленно не напоминающая летательный аппарат. Почему-то бро-салось в глаза очевидное - это... нечто, подчеркнуто имело... примитивный вид, подчеркивая  ис-тину  - чтобы стать красивой оно должно взлететь... Обязательно... взлететь.
           То, что готовилось ко взлету,  имело простой фюзеляж - кстати, он очень походил на рисунок из рекламы Уолта Диснея, - и было - это оно - собрано из обыкновенных тоненьких метал-лических трубочек, а пилот размещался рядом с двигателем за его спиной и пилота предохраня-ла  толста овальная труба жесткости, со щитом и...прочным «фонарем» над головой в... полумет-ре от веера лопастей...
           Уолт наклонился к Хьюзу, что-то сказал, тот согласился и художник полез в карман, вынул записную книжку и... записал...
           Утгоф заметил и пошутил.
           - Идеи художника - враг конструктора, - и тот и другой часто заканчиваются бесславно... 
           - Мне пришла неплоха идея - вид аппарата очень символичен - он...как женшина, кото-рая обнажена и всем своим видом заявляет - мне пойдет любое платье и... даже если я полечу об-наженной... Очень символично... Это придумал Сикорский - да? Обнаженное диво и в глазах... на-дежда... - Уолт процитировал начальные строки какого-то стихотворения, но Утгоф его перебил и сказал.
           - Почти... согласился Виктор Утгоф. - подобное когда-то сказал ваш Генри Форд, -  «ты сначала купи машину черного цвета,  - потом я тебе ее покрашу в какой захочешь..
           Уолт Дисней посмотрел на Виктора с восхищением и слегка... подтолкнул его в бок...
           - Ты, я вижу, мастак на все случаи жизни... Форд в самом деле такое сказал?
           - Лично мне... - неожиданно ответил Уотгоф.
           - Да... ладно тебе... - он застыл в изумлении...
           - Ну, конечно, я пошутил...
           К вертолету подошел Сикорский, что-то поправил внутри и забрался в некое подобие ка-бины...
           Передвинул тумблеры, мотор неожиданно чихнул, крутанул лопасти и они сразу же.. ста-ли  невидимыми,ударив по траве плотный воздушным потоком....
           Он неожиданности, гости дружно отбежали на приличное и безопасное расстояние...
           Сикорский  осторожно двинул сектор газа, мотор стремительно стал набирать обороты, аппарат слегка заскользил по траве и сдвинулся в сторону - чуть больше метра...
          Звук двигателя все нарастал и нарастал и вдруг машина, слегка подпрыгивая, оторва-лась на пол-метра, на какое-то мгновение зависла в воздухе, показав, что она...- «да» - может это де-лать, и уже, готова  была  взлететь еще выше, но вдруг...рванулась  в сторону, беспоря-дочно вра-щаясь вокруг какой-то оси зацепилась и ударилась правым колесом, опрокинулась, нес-колько раз перевернулась и тут же в разные стороны разлетелись оторванные лоасти, а потом... все... внезапно затихло...         
          Потом - разноголосый крик...
          Толпа людей, руки, окровавленный Сикорский, который был не в состоянии двигаться...
          Крики врачей...
          Вой сирены машины скорой помощи...
          Уолт Дисней смотрел на Виктора Утгофа и в его глазах  был ужас...
          - Уолт... - тихо сказал Виктор Утгоф, - ты сделаешь, о чем я тебя... очень попрошу?.
          - Что ты хочешь, чтобы я сделал, Виктор? 
          - Помнишь, я тебе подсказал идею ролика и обещал помочь заручиться согласием Сикор-ского использовать идею вертолета, как  будущего персонажа твоих рисованных картин?..
          - Конечно, Виктор - это прекрасная идея... К чему ты клонишь?
          - Я хочу, что бы ты на... короткое время придержал фильм и не пустил его на экраны, -ок? Ты свидетель - наш очаровательный Плуто так и не подарил Болонке букет цветов. Ты сдеаешь   
          - Обещаю, Виктор.


           Комната, где лежал забинтованный Сикорский, была просторная, - собственно, это была даже  не комната, а аккуратно огороженное от людей... место, где он находился после аварии. У
изголовья все необходимое медицинское  по тем временам достаточно...примитивное, но надеж-ное...
           Правая рука была в гипсе, голова - забинтована так, что виднелись одни глаза...       
           Капельница... и тому подобное.
           Сбоку, на стуле, рядом с медицинской кроватью, сидела Лиза, - его жена.
           Она сложила руки на коленях - одна нас другую - и молча смотрела на мужа...
           - Сикорский... - наконец тихо сказала она.
           Игорь медленно... добрался левой рукой до ее колена и нежно его погладил...
           - Я... Сикорский... - так же тихо сказал он.
           - Сикорский, я скажу тебе вот что... А ты...меня...послушай. Один раз в жизни. Послушай внимательно... один раз.
           - Я всегда теня слушал... внимательно...
           - Я... почти всегда... молчала. Молчала... и ты делал все, что хотел... Я... отдала себя детям и несу этот священный крест с любовью и достоинством - потому что я мать твоих детей и жена Сикорского. Я всегда рядом и всегда нахожусь за твоей спиной, я всегда... была и есть твоим... красным крестом милосердия в этой твоей самолетной  войне...
           Постепенно, с каждым произнесенным словом, ее голос начинал вздрагивать, а глаза... заволакивались нежеланной пеленой - она была готова разрыдаться, но держала себя в руках, как могла...
           - Сикорский... Вот что... - она на какое-то короткое мгновение затихла и нежно положила свою ладонь на ладонь Сикорского... - ... у нас три  сына... Сергею...пять,  Коле - четыре, а... Иго- речку всего год... А ты у нас - один... И мы... у тебя единственные, ты нас понял?
           - Лиза... - тихо перебил ее Сикорский, - обещаю... у нас еще будет сын... Ты мне веришь?.
           Было видно, как его глаза... улыбались, а ее - вконец набрякли от слез и стали похожи на взорвавшуюся дамбу...
           - Сколько тебе лет, Сикорский?
           - Мне так... нравится, когда ты меня называешь... Си-кор-ский...- он сжал ее ладонь, - и я... больше никогда не сделаю ничего такого, чтобы видеть твои слезы... Ты моя умница... Большая, добрая и... самая красивая умница...

           титр; 1930. год. Август месяц, «КБ Сикорского» Рузвельфельд

           - У нас ничего, абсолютно ничего, нет - ни в голове ни...ну,  нет у нас таких приборов, что-бы математически доказать или прогнозировать событие!! Мы даже не знаем - с чем имеем дело! И не потому, что мы тупые, нет! Мы как... - Михаил Глухарев старался подобрать понятное сравнение, но ничто не попадало...под руку... - мы, как те лошадки Пони - вроде бы похожи на насто-ящих лошадей, а все же - не они! Вы заявляете, что автомат перекоса не работа-ет, а я утверждаю обратное - автомат перекоса будет работать, но его надо...рассчитать! А рас-считать его можно одним путем - падать, взлетать, снова падать, снова взлетать! Только тогда у нас будет... багаж знаний и... целый арсенал поломанных рук, ног, даже... наших шей! Я убежден в одном - ЭТО полетит!
          Сикорский молчал, - он внимательно слушал и мучительно вспоминал детали полета...         
          - Я... мучительно вспоминаю, как вела себя машина после отрыва от земли...  Особен-но... запомнилось - мое... бессилие... Не я управлял ею, а... она мной... Ее неудержимо... та-щило против моей воли... Мне кажется, что автомат перекоса не работает, как следует...
          - Я сделал... расчет - неожиданно сказал брат Михаила Глухарев - Сергей. - Даже не расчет, а... физическое предположение, если так можно выразиться... Миша прав - мы работаем... вслепую, наощупь. Ну, а теперь - первое, что приходит в голову... Во время работы винта возни-кают... купол, зона мощного потока вниз, который... а) «глушит»  работу стабилизатора, он... за-хлебывается и не в состоянии создать тягу, чтобы держать машину в прямолинейном движении - это раз. Стабилизатор надо вынести из-под этого зонтика и для этого фюзеляж надо делать как минимум в два раза длиннее - там он будет «держать» задницу, как надо!... Второе - думаю это очень важно...Автомат пе-ре-коса - идея за-ме-ча-тель-на-я, но его надо точно рассчи-тать - по миллиметру. К сожалению - на коленках, примитивно, на пальцах - шаг за шагом,  взлетел-упал, снова взлетел, шишки на лбу, переломы...Потому, что мы.. первые и...ничего не знаем. Смотрите.
          Сергей подошел к доске и стал чертить мелом...
          - Лопасть делает оборот в триста шестьдесят градусов...Если заднее положение лопасти принять за «0», то через каждые девяносто градусов она - при движении вперед - «набегает» на воздушный поток и образуется начальный момент подъемной силы!
          Сергей классно все воспроизводил жестами обеих рук, наглядно показывая, как... «работа-ют» лопасти в момент перехода из  одной позиции в другую - особенно, после «критической» точки...
         -  В то же время противоположная сторона лопасти...«убегает» от потока и ее подъемная сила становится меньше, что приводит к... тенденции... переворачивания, не так ли, Игорь Ива-нович?
          - Совершенно верно! - Сикорский даже резко встал со стула и заходил по комнате. - Имен-но так и происходило!


          За приоткрытой дверью конструкторского бюро стояла Лиза, и все слышала, - до мелочей - и понимала, что... всему, что происходит там, за дверью  никогда не будет ни конца, ни и края...
          Из забытья ее вывел осторожный голос Виктора Утгофа, который остановился рядом, - он как и Лиза, прислонился спиной к стене и тоже слышал  напряженное обсуждение проблемы...
          - Это... на всю жизнь. Лиза... Не знаю - на оставшуюся  или нет, но... до конца жизни - это точно... Ни поломанные руки, ни... оторванные ноги-головы - ничто и никогда их не остановит... Ни-ко-гда... Мой тебе совет - прими, как  должное и... не обращай внимания...
          - Думаешь - ты лучше? Ты такое же... ненормальный, как они, может... еще хуже.
          - Я... не лучше, не хуже - просто я другой.
          - Мне Юля сказала, что вы собираетесь переезжать...
          - Да. Я пришел поговорить с Игорем. У него команда на полном ходу и мне здесь  нечего делать. Я... умею летать, хочу летать, хочу научить этому делу своих пацанов...
          Из-за угла, в самом конце длинного коридора, показались двое мальчишек, почти одинако-вого возраста - они еще продолжали быть во власти какой-то своей игры, смеялись и, наконец, подошли ко взрослым...
          Остановился и оба, в разнобой, сказал по-русски.
          - Здрасьте, тетя Лиза... - и прижались  к отцу. Тот слегка прижал ее к себе и погла-дил волосы.
           - Как они хорошо говорят по-русски. - с удивлением заметила Лиза, - ты молодец, что ре- бята не забывает наш... Сколько Вите?
           - Ровно пятнадцать... Вадик - на два года младше... Время летит... Не успеешь оглянуться, а... зима катит в глаза...
           -  Какая там зима, Виктор Викторович!...  До зимы, - как до Луны...
           - Па...мы... полетаем сегодня? - спросил старший - Виктор,- а младший  брат добавил, - мы задание выполнили на отлично и мистер Рой Грехем, через нас  передал тебе «пять»  за отлично проделанную работу...
           - Он еще добавил, что ты можешь... гордиться такими детьми, как Вадик и я. - добавил Виктор.
           - Лиза, как тебе... идущие за нами, -а?  Лихо, да? - улыбнулся Утгоф, похлопывая сыновей по плечам. - Ладно, полетаем - обещаю, каждый сделает по кругу... Если... проболтаетесь маме - полеты прекратим!
           - Па, - слово пилотов, - все на замке! - откозырял Виктор.
            - Лиза... - мы пойдем, наверное... Скажи Игорю, что встретимся вечером, дома... Там и по-говорим...

            

            На взлетном поле стоял заправленный двухместный истребитель «АТ-12 Seversky», чуть поодаль  несколько других самолетов, возле которых шла обычная аэродромная возня.       
            Виктор Утгоф остановил свой автомобиль - все тот же большой «Паккард», и из него пу-лей и с воплями выскочили двое мальчишек...
            Первым к самолету, как ни странно, добежал  Вадим и подошедший к ним отец, по-воен-ному поставил их в... один ряд  в стойке «смирно».
           - Курсант... семейной летной школы Виктор Утгоф, сын Утгофа, к полетам готов! - пацан лихо отдал честь.
           - Младший курсант того же летного семейного колледжа, Вадим Утгов,  к полетам готов! Маме - ни слова!
           - Вот это... - самое главное... - согласился отец. - Задание на сегодня, пробежка по полю - самостоятельно, подлет, посадка - тоже самостоятельно... Первый - Вадим!
           - Пап...
           - Ни звука! - тут же вставил Вадим. - я... длиннее тебя, хоть и младше и мне не нужна по-душка!
           Вадим взобрался на переднее сидение - отец  за его спиной...
           Тут же возле самолета оказалась аэродромная служба, работники подключили «бустер» для старта двигателя...
           Вадим поднял правую руку в знак готовности и нажал на кнопку :пуск». Мотор стрельнул несколько раз выхлопом, и дружно подхватил обороты. Длинные лопасти пропеллера, концы ко-торого были окрашены в желтый цвет, очертили четкий круг и упругий воздушный поток ударил в лицо. Вадим закрыл фонарь...
           - Па, подсказывай - только, если я сделаю ошибку. Идет?
           - Вперед...
           Красивая машина легко побежала по полю, в конце остановилась, развернулась, побежала обратно и в какое-то мгновение оторвалась от поверхности, пролетела метров двести, точно вы- держивая уровень, и... плавно коснулась колесами травяного покрытия...
           - Ставлю «пять», - стараясь перекричать звук мотора, сказал отец. - Молодец!!
           - Папа, еще раз!! Ну, пожалуйста...
           - Второй пробег с подскоком разрешаю!
           - УРА!!! - прокричал пацан и двинул сектор газа вперед...
           Самолет ушел на второй разбег, почти сразу же взлетел и перед границей поля плавно сел          
на поле -  стало совсем непонятно кто это сделал - то ли сын, то ли отец... 



           На территорию аэродрома вьехал «Плимут», из которого вышел Игорь Сикорский.
           Он... подсел на траве рядом с Виктором младшим...
           - Здоров, пилот...
           Мальчишка обернулся, узнал Сикорского.
           - Здравствуйте, дядя Игорь... Папа... катает Вадика...
           - Почему ты думаешь, что папа его катает?
           - Потому что... малой он еще, поэтому... Папа его вегда берет первым...
           - Правильно, младшим надо помогать - ты же, во-о-о -н какой вымахал, а ему еще...два года надо...
           - На два года младше, а вымахал почти на голову длинее, Папа его за это первым и возит...
           - Витя.... ты знаешь, на какой машине Папа учит тебя и Влада летать? - неспроста спросил Игорь Сикорский.
           - Да, Папа рассказывал.
           - Все рассказывал?
           - Ну... этот самолет сделал его давний друг - дядя Саша Северский...
           - Больше ничего?
           - Я знаю, что... это - самый первый самолет, который он сделал здесь - да? Вы знаете дядю Сашу?
           - Да. Мы знаем друг друга давно...
           Самолет зарулил на стоянку в десяти метрах и Вадим с криком «УРА» буквально выстре- лил из кабины...             
           За ним спокойно покинул машину отец и улыбнулся Игорю Сикорскому.  Обнялись...
           - Все же... решил? - сказал Сикорский.
           - Понимаешь, Игорь Иванович, ну...нравится мне  Бостон... Как это... обьяснить почему он мне нравится... Боевой штат этот - Массачусетс... Именно с этого штата началась война за независимость Америки, знаменитый Гарвардский университет и... неплохое предложения работать в Береговой охране -  я очень хочу лететь, Игорь Иванович... Что поделаешь - а-фе-ри-ст по на-туре...
           - Это... - Сикорский показал на самолет, - подарок Саши Северского?
           - Да... подарок отменный... Когда Саша его пригнал, - мы так... погудели... Его же-на - Эвелин, -  была в шоке... Она  поразилась и страшно удивилась, как из таких алкоголиков вообще могли выйти нормальные люди...
           - Она с ним прилетела?? - удивился Сикорский.
           - Она ТАК!!! летает, Игорь, - как Богиня!! Эвелин здесь такое выделывала, я чуть не посе-дел...
           - Я не понял, они назад - поездом?
           - Игорь, они примчали к нам на...двух машинах - обе «спарки» его фирмы...Улетели домой вдвоем!.
           - Он, наверное, ничего ей не  рассказывал о делах былых... - невзначай спросил Сикорский
            - Думаю нет... А... зачем? Та война... была нашим личным делом, не так ли?
 
          титр; 1915. июль 1915, Первая мировая война.

           Два истребителя  Сикорского - «S-16», - шли вдоль окопов кайзеровской армии на высоте двести метров.
           Ведомым был молодой летчик Александр Северский, а ведущий - старший и по званию, и по возрасту. - Виктор Утгоф.
           Они не слышали, но отчетливо видели, как по ним палили из винтовок и даже из пуле-метов - было видно, как пули, попадая в обшивку, отрывали куски перкалия вместе с узлами само-лета и оба пилота отлично понимали, что в любой момент могло случиться всякое...
           Виктор поднял левую руку вверх и «взвинтил» указательным пальцем вверх, давая по-нять, что надо уходит повыше на верх и махнул крыльями - «вверх-вниз»
           Под  «брюхом» легкого и маневренного истребителя Александра Северского висели две бомбы, - двадцать килограмм каждая, и летчик обязательно хотел ее сбросить в самую гущу про-тивника...
           Когда они забрались добрались до пятисот метров, истребитель Северского приблизился  совсем близко к самолету Утгофа и жестом показал ему, что пришло время нанести удар по про-тивнику...
           Она самолета нырнули вниз и пошли в отвесное пике...
           Именно в этот момент какая-то шальная пуля попала в висевшую бомбу, раздался оглуши-тельный грохот и уходящей взрывной волной оторвало фюзеляж истребителя, - его хвостовую часть, разметав все на мелкие кусочки...
           Северский внезапно почувствовал страшную боль...
           Кабина  моментально была залита кровью...
           Машина стала беспорядочно вращаться вокруг свой оси и  Северский  пытался удержать ее хотя бы... в плавном падении...
          Уклон высокого холма приближался с невообразимой скоростью, но, как это ни странно, - именно уходящая круто вниз поверхность холма, спасла Саше жизнь...
           Сопровождавший падение друга Утгоф, отчетливо видел, как машина коснулась земли - 
не ударилась, а именно... пошла по касательной, завертелась, и... наконец затихла...
           Немецкие солдаты видели взрыв, слышали его и ринулись к месту падения...- кто на чем попало...
           Виктор Утгоф, не раздумывая ни секунды, бросил свой истребитель в крен со снижением и в последний момент, когда основание массивного холма стало стремительно приближаться, он поднял нос своей машины и совершил посадку,  будто... взбирался на вершину холма...
           Самолет Утгофа остановился в нескольких десятках метров он потерявшего сознание Се- верского... Он так и продолжал сидеть в кабине и Утгоф  не знал - жив он или нет...
           - Саша!! - закричал летчик, - Саша, ты можешь...         
           Он рванул его за куртку и тот тяжело застонал...
           - Саша... помоги же мне!! Держись... - кричал Виктор, понимая, что преследователи уже приблизились к подножию холма...
           Утгоф хотел было поднять Александра  на руки, но не смог... Тогда он подхватил его под  мышки и... потащил к своему самолету, винт которого медленно вращался на холостых оборо-тах. 
           Поднял, затащил... на крыло...
           Где-то снизу доносилось гоготанье немецких солдат... Им было тяжело взбираться на гору, но все же - они неумолимо приближались...
           - Саша, держись за стойку!!! Ты можешь удержать  себя??... Иначе мы не взлетим!!
           Северский не отвечал...
           Тогда Утгоф... вытянул обе его руки и связал... кисти своим ремнем так, чтобы передняя растяжка  крыла к корпусу самолета оказалась между ними...
           Виктор спрыгнул, схватил  хвост самолета, повернул носом вниз... Ему осталось только воткнуть ручку сектора газа до упора...


           А потом Северского несли к машине с красным крестом, потом ему делали операцию -... ампутацию ноги...

           титр; 1930. год. Август месяц,  Рузвельфельд, Америка.
       
           Вечерело.
           На аэродроме завода Сикорского наступило затишье, только двое мальчишек играли в лет-чиков...
           Сикорский и Утгоф сидели  на удобной скамейке - один против другого...
           - Ты мне этого не рассказывал, - сказал Сикорский.
           - Я тебе много чего не рассказывал, Игорь.
           - Если честно, я его плохо помню... - задумчиво произнес Сикорский... - но очень хорошо запомнил, когда он стоял в строю и Николай Второй узнал, что он летает... без ноги...Потом, сво-им Высочайшим Указом разрешил летать и дальше...  Сколько ему тогда было?
           - Двадцать лет... Всего двадцать лет... Он на шесть лет младше нас... Научился ле-тать в... четырнадцать... Игорь, в... семнадцатом году у него уже было... тысяча шестьсот ча-сов налета! Представляешь?? Пятьдесят семь боев в Первой Мировой и тринадцать побед, золотое оружие от Николая Второго, и Орден Святого Георгия. Он такой, как... все мы, - он до безумия наш... И... вот эта машина - его подарок... Я хочу летать. Игорь, так что - не обессудь, поэ-тому выбрал Бостон... У тебя... все в полном порядке и... знаешь, твой вертолет взлетит - вот увидишь.
            - Хорошо... Так и будет...
            Сикорский поднялся, встал и Утгоф...
            - Когда летишь? - спросил Сикорский.
            - Завтра. Утром... Все готово.
             Они еще расз обнялись и разошлись в разные стороны...
             Через несколько секунд Сикорский обернулся и... долго смотрел вслед Утгофу, словно... прощаясь...
             И... тут же оглянулся Виктор Утгоф... Так они постояли некоторое время и... все
 
                конец пятого фильма


Рецензии