Поющая женщина

Исполнить песню — значит вдохнуть в неё личную жизнь.
                Эдит Пиаф

Мои родители — Виталий Григорьевич и Людмила Николаевна Пикулевы — любили и понимали музыку и песни разных лет зарубежных и советских композиторов. Мои будущие родители жили в Перми в пятидесятые годы в одном доме по улице Орджоникидзе, 16 (снесли). Мама с младшей сестрой Галиной и моей бабушкой Евгенией Фёдоровной Авциной — в подвальном помещении дома, а папа с родителями, сестрой и братьями на втором этаже этого небольшого двухэтажного дома.

В молодости папа не только хорошо пел, но и самостоятельно научился играть на мандолине и аккордеоне. Чтобы привлечь внимание моей мамы, папа пел песни и арии из оперетт, аккомпанируя себе на мандолине. 19 декабря 1959 года родители заключили брак, и мама взяла фамилию отца и стала Пикулевой.

Я ещё не родилась, но, уже находясь в утробе мамы, жила и слушала не только эстрадные песни 1930–1950-х годов XX века, но и арии из опер: А. П. Бородина «Князь Игорь», П. И. Чайковского «Иоланта», Джоаккино Россини «Севильский цирюльник», Джузеппе Верди «Аида» и «Риголетто», а также из оперетт: Имре Кальмана «Принцесса цирка», Иоганна Штрауса (сына) «Летучая мышь» и «Цыганский барон», Франса Легара «Весёлая вдова»…

Папа (тенор) пел в художественной самодеятельности Пермского завода им. Я. М. Свердлова, а мама (сопрано) участвовала в театральной весне Пермского медицинского института.
Звуки музыки и мелодии песен, танцевальные ритмы звучали постоянно в нашей двенадцатиметровой комнате на улице Карпинского в квартире номер один дома пятьдесят. Они раздавались из разных уголков нашего скромного советского жилища: то из динамиков радио и радиоприёмника, то из проигрывателя «Спутника» с грампластинок.
Музыка и песни вначале плавно входили в моё детство, а потом в юности, а особенно в студенческие и дальнейшие годы жизни, их ритмы стремительно покоряли моё сердце. И мне это нравилось. Слушая, как поют и что поют мои родители, я постепенно постигала музыкальную культуру.

 Вначале я занималась пением в школьном хоре, а потом в хоре библиотечного факультета Пермского государственного института культуры. Я пела в группе школьников и студентов и никогда не была солисткой, однако обладала, как и родители, голосом широкого диапазона.

Тогда, в 60-е годы XX века, было время маршей, строевых и пионерских песен, но я всегда любила слушать песни из репертуара Робертино Лоретти: «Ямайка», «Санта Лючия», «Вернусь в Сорренто», «Солнце моё», «Аве Мария»… Голос этого итальянского мальчика завораживал не только меня, а многих советских девочек и мальчиков и даже взрослых людей.
В Пермской школе №91 нас учил петь на уроках пения участник Великой Отечественной войны Валерий Андрианович Гладких. Было весёлое советское время. Мы всё делали с песней: субботники, сбор металлолома и макулатуры…

Мы с мамой любили слушать и петь песни из репертуара Тамары Миансаровой «Чёрный кот», Валерия Ободзинского «Эти глаза напротив», Владимира Макарова «Последняя электричка», Рашида Бейбутова «Я встретил девушку», Марии Пахоменко «Стоят девчонки», Майи Кристалинской «Нежность», Аиды Ведищевой «Лесной олень»…
Нашей любимой артисткой оперетты была Народная артистка СССР Татьяна Ивановна Шмыга.

Я росла музыкальной и поющей девочкой, но площадь нашей комнаты (12 кв. метров) не позволяла родителям поставить там фортепьяно. Однако меня отдали всё же учиться музыке в Пермскую музыкальную школу №1 по классу аккордеона, когда наша семья переехала на Крохалевку и у меня появилась отдельная комната. Но время ушло, я выросла и стала стеснительным подростком и не подходила  в группу для детей, и в группе взрослых была чужая, поэтому желания учиться не было. Успехов в учёбе  не было, я ушла из музыкальной школы, даже не окончив первого класса.
Таким образом, мой музыкальный слух и голос развивались постепенно, а вместе с ними и мои музыкальный вкус и музыкальные способности.

В дальнейшем жизнь без песен мне не представлялась возможной. Как говорил Адриано Челентано: «Жизнь — это самая красивая песня». В конце 80-х я стирала и полоскала руками в ванной джинсы и батник. Вдруг родилась мелодия, к которой я подбирала по ходу стирки слова. Так рождалась моя первая песня «Где найти кавалеров?».

До сих пор я люблю петь в свободную минуту и без посторонних глаз душевные песни со смыслом и мелодией. Мне кажется, что, сочиняя песни (текст + мелодия) много лет подряд, моя душа поёт и радуется вместе с моим голосом, когда создаётся моя новая песня. У меня около 36 песен и много ещё не написанных. Недаром Леонид Утёсов писал в воспоминаниях: «Я пою не голосом, я пою сердцем». Эти слова Леонида Иосифовича я вспоминаю, когда исполняю мои песни на презентациях и творческих авторских вечерах.

О песне и музыке можно говорить, писать и вспоминать бесконечно. Я остановилась на конкретных, запоминающихся моментах и примерах из своей жизни.
                06.04. 2019, Пермь


Рецензии