Лес ликовал

     Из вагона пригородного поезда вышел   человек в брезентовой куртке и потертых джинсах,   с  большим рюкзаком за плечами. Посмотрев налево и направо, он  решительно  направился через  заросшее  кустами  поле к  лесу.  Вскоре человек   вошел под сень   хвойных  деревьев. 
  Некоторое  время Кир мерил лесное  пространство  ритмичными шагами,    тишину нарушал лишь  хруст  шишек и сучьев под  ногами.
Стволы поредели,   перед человеком  возникла     лесная  полянка.   Кир остановился,  скинул рюкзак возле кривой  сосны,   рядом с которой  вырос нетипичный длинный  колокольчик.   Из   темно-голубого цветочного   венчика     выглядывали    золотистые  тычинки. 
 
          Итак, я на месте,  начинаю  действовать. В первую очередь  -    шалаш. Достаю из рюкзака топорик и   заостренные колья. Надо  вбить колья так,  чтобы можно было  максимально сблизить  их  верхушки.  Это  нелегко. Работаю, взмок весь, но вот последняя пара кольев,   и  вот,   стоит       каркас шалаша.
Дальше потребуется много   еловых  веток.  Топорик плохо  слушается. Не торопись, Кир, вспомни, как надо:  легко, точно,  раз-два,  раз-два.
    Когда  охапка еловых лап   выросла, Кир  перетащил ветки к   шалашу.  Буду настилать ветки  снизу,   от земли,  постепенно переходя  на более высокий   уровень,  тогда дождевая   вода  не затечет  в шалаш, а побежит  с иголочки на иголочку, и   в землю. 

     Еловые  ветки  остались,  это хорошо.  Выстилаю лапником  шалаш, наволочку набиваю.  Отличная  получилась  постель,  так и хочется  прилечь.
    А в городе у меня  кровать широченная,  прямо королевское  ложе,  а толку?  Я приходил  домой после   съемок, еле живой,  валился на постель, в надежде     забыться     сном.  Но   долгожданный  отдых  не приходил:     передо мной  мелькали какие-то  лица,    обрывки ролевых фраз в голове  перемешивались    с командами режиссера  и его помощника.  Руки и ноги у меня  подрагивали,       я вскакивал с  постели, хватался  за книгу,   снова  ложился и  наконец,   забывался  тяжелым сном.  Когда  Светлана  жила со мной,  все было в   норме,   она  умела  снимать мои стрессы.  Но  увы,  теперь   она далече...


       Кир  посмотрел на небо.  Солнце за  деревьями спустилось ниже.    Колокольчик  придвинулся,      тычинки торчат наружу.   
Да, знаю-знаю,   пора развести    костер.
      
Вырубаю  неглубокую  ямку.   Хворост,  кусочки коры, шишки под рукой. Оставшимися  кольями  обкладываю ямку,  в центре  помещаю  пучок  мха,  немного   хвороста.  Можно поджигать.   Стоп! Я тренировался  высечь огонь с помощью  двух кремней. Смог бы и  сейчас, да время  поджимает, так что обойдусь спичкой, но только  одной!  Мох вспыхнул, синеватая змейка дыма  поползла к верхушкам  сосен. Не дай   огню  погаснуть, пестуй  его, оберегай, словно ребенка.

    Кир,  как ты выглядишь,   бородатый, закопченный,   с     топориком несущий  вахту у  костра?  Я думаю, что выгляжу, как надо, на зависть  многим  друзьям, ведь  сегодня у меня будет  еловая  постель с  ароматом  смолы, волшебный свет, сочащийся  сквозь иголки…

А ты, колокольчик, отступи,    надоел  уже,  мочи  нет!

Я думал, что буду в лесу стихи сочинять, философствовать,   песни петь, а  на деле мне хочется лишь   пожевать горбушку хлеба, запить водой  из фляги  и на боковую.
 
 Восход застал Кира спящим в зеленом  шалаше.  Раздались потрескивание,  хрип, низкий  голос:
- Кир, подъём!
Заспанный, с прилипшей хвоинкой на лбу,  Кир вылез из шалаша в сияние утра,  пробормотал:
-  Кто тут?

Голос, похожий на голос помощника режиссера, шел  из колокольчика:
- Спасибо, Кир! Съемки  «По следам  муромского  Робинзона» закончены.  Собирайся, да  поживее. Машина  будет ждать тебя  возле  станции,    поезда здесь ходят редко,  можешь  застрять.  А Фарыч страсть как не любит  непунктуальных.
- Ему и не придется меня терпеть, я не буду сниматься  в «Горящих крышах», так  и передайте Фархаду  Кудасовичу.  Остаюсь в лесу, я понял, это моё!

Колокольчик  захрипел, давясь потоком неласковых слов. Кир приблизился  и, недолго думая,  оторвал  колокольчику   голову.  Злорадно посмотрел    на пучок   оборванных  проводов,  усмехнулся.

Лес   ликовал.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.