Адский квартет или волчья шерсть - 26-30 главы

26

Время идет. Мы с молодой женой каждую ночь стараемся в постели. Инга  снова покупает и делает тест. Опять мимо. Теперь она уже делится всем этим не с Ольгой , а уже со мной. Причем прямо при Анюте. Пытаюсь утешить Ингу и говорю ей то же самое , что недавно слышал от Оли. Про несовпадение реактивов на определение наличия или содержания каких-то гормонов в ее моче.
- Оля мне говорила в точности –то же самое.
Говорит , а сама смотрит вон уже подозрительно. Подумаешь. Вот еще. Догадалась что ли уже про наш с дочкой разговор. Вот еще. Теперь нужно выкручиваться. Потому что Инга вроде просила Олю никому не говорить про их разговор. Пытаюсь оправдываться. Хотя врать Инге мне почему-то совсем не хочется. Не смотря на всю ее внешнюю взрослость и даже уже абсолютно взрослое поведение, глаза у нее все равно остаются детские и наивные. Я уже начинаю смущаться и  нести всякую чушь – типа того, что у меня в школе была стабильная пятерка по анатомии.  Но вроде бы опять получается отболтаться.
Снова работа днем и почти бессонные ночи. У нас еще одно нововведение. Сразу для нас обоих – для меня и Инги. Ольга неожиданно вдруг придумала, что мне нужно обязательно получить лицензию на ношение огнестрельного оружия, а Инге получить права на вождение автомобиля и пройти курс каких-нибудь приемов рукопашного боя. Удивленно смотрю на свою красотулю и глаза даже выпучиваю. А Оленька мне отвечает ничуть себе не смущаясь:
- А ты папочка как думал? Да пистолет. Причем разрешение уже фактически есть. Осталось только за бумагой сходить. Просто походишь пару неделек в тир и все. А девушка – телохранитель – это вообще нынче модный тренд.
- Ага, очень смешно,- ворчу я, - А я между прочим даже в армии не служил.
Я как-то пропускаю олино замечание по поводу Инги. Опять удивленно на меня смотрит словно я глупость какую-то сказал. Ну вот еще. Да ну на фиг.
- Не вижу логики,- слышу я невозмутимый ответ Оленьки,- Между прочим, в армии солдат учат стрелять из автомата. Мне вон дедушка в прошлый раз рассказывал.
Дедушка рассказывал. Ну конечно. А кто же еще. Как говорилось в одном сериале – «из всех знакомых в армии служил только мой батя». Вот примерно та же самая история и у меня. Причем отец мой личность вполне себе выдающаяся. И в армии служил простым солдатом. Потом окончил какой-то техникум, стал офицером запаса и его призывали потом еще на переподготовку на офицерские курсы в Челябинск. Кажется он стал наминальным командиром автороты. Там его уже учили стрелять из пистолета. Так что про армию если кто и мог рассказать моей красотуле, то это  только ее дедушка. 
Ничего же не поменялось. Девчонки вон через день по очереди навещают дедушку и бабушку, а вместе мы заявляемся уже только в выходные. Все никак не решусь презентовать родителям Ингу. Хотя Анюта уже проболталась кажется, что мол папочка безумно полюбил девушку и они даже пошли и расписались в порыве страсти.
Все-таки иду и получаю разрешение на ношение оружия. Начинаю ходить на стрельбище вместе с Ингой. Нет Ольга сама уже было хотела меня туда сопровождать потому что эта идея у Анюты явно энтузиазма не вызывала. Но и Ольга туда в тир особо не рвалась. Просто видимо вынуждено уже согласилась. А Инга возьми да скажи, что она меня тоже сама туда провожать может. Я уже было напрягся, думал, что они опять спорить будут, а Оля согласилась сразу. Поддержала. И даже обрадовалась кажется.

27

И я начал ходить в тир вместе с Ингой. И параллельно же Инга еще начинает ходить на автокурсы и в секцию рукопашного боя. Поэтому сначала идем с ней вместе на автокурсы – она усердно учится в своем классе, а я усердно жду ее в коридоре, ну а после идем в тир, и все происходит уже совсем наоборот. Только там же не класс а зал с мишенями. Поэтому ее пускают со мной внутрь, регулярно выдают еще одни наушники и по первости даже стул предлагали. А эта же мадам не просто так а буквально что-то с чем-то. Деловая сыроежка. Ей же все равно спокойно ну совсем никак не сидится. Буквально бегает вокруг меня и чуть ли не ощупывает.
Да и ощупывает можно сказать. Только прицелюсь, а она уже тут – вроде бы как тоже стоит рядом и примеряется. То вдруг с другой стороны примеряется. Словно фотограф который выбирает себе удачный ракурс. Инструктор даже ругался сначала, что мол это совсем уже безобразие и что мол ее уже и так пустили в нарушение всех правил и норм. Причем просто за красивые глаза. Я конечно сразу подумал, что это он нам сейчас так элегантно на взятку намекает, но промолчал. Хотя мог бы конечно и пристроить во всю сумму свои двадцать рублей. Но я промолчал. Потому что эти курсы и так по факту уже оплачены и поэтому нечего тут из себя изображать злостного взяточника. Короче я-то промолчал, а Инга – ну как ребенок же. Уже стоит и оправдание подбирает. Лепечет что-то лепечет, а под конец все-таки формулирует : мол она только сбоку и сзади подходит, а не спереди. И вокруг даже не бегает поэтому попасть случайно в нее просто  невозможно. «Ну а специально же Костик в меня стрелять не будет.»  Так она закончила свою мысль.
Видимо инструктор что-то не так понял. Кажется, потом он вообще молчал до самого конца курсов. Только испуганно мне кивал при встрече и когда мы уходили. Он даже не стал возражать когда я просто смеха ради в шутку предложил Инге стрельнуть пару раз. Она конечно согласилась и у нее даже получилось.
Я спросил у Ольги потом, с чего это вдруг к нам там такое странное отношение и даже целый комплект поблажек в придачу. Почему оно вдруг поменялось то? На что она мне ответила, что мол этот инструктор наверное уже после того как еще раз бумажку внимательней перечитал понял что-то неправильно:
- Вот мне интересно, что там можно неправильно понять?
- Просто , папочка, произошла маленькая ошибочка,- ну вот Оля уже смеется,- Там когда все документы оформляли перепутали что-то и написали что ты боевой офицер из органов приводящий себя в форму после серьезного ранения. И он даже Ингу видимо за твою любовницу принял. И в этом весь комизм ситуации.
Мне становится смешно. Ничего себе. Какие это вдруг у нас нечаянные повороты сюжета в романе. Уже говорю и стараюсь сдержать хохот:
- Какой еще офицер? Я же в армии даже не служил.
- Полковник,- невозмутимо отвечает мне дочка,- И не комплексуй так пожалуйста папочка. Некоторые другие полковники тоже в армии не служили. И ничего. Они расстраиваются конечно, но почему-то совсем не так  сильно как ты.
Пытаюсь сложить в голове всю эту сказанную Оленькой несуразицу. Анюта с Ингой слушают нас стоят. Инга пока еще только улыбается просто, а Анечка вовсю  хохочет уже стоит.
- Вот еще. Какой еще полковник?- я уже тоже от смеха фыркаю.
- Из органов,- невозмутимо отвечает мне дочка.
Вот это уже совсем интересно. Ничего себе выдумки. Думаю я об этом и тут же уточняю:
- Из каких еще органов, доченька любимая?
- Из внутренних. Ну я не знаю. Все-таки я девушка и не особо в этом разбираюсь. Может МВД или ФСБ. Или может еще откуда - я точно не знаю. Может из правительственной  охраны. Сам почитай. Документ же у тебя.
Пытаюсь соскрести со стенок своего разума весь положенный мне сарказм:
- Где почитать, ребенок, я же твою эту бумажку уже отдал.
- Ну и ладно.
Нет ну надо же как все привычно, наивно и спокойно. Ладно ей. Прохладно. А я напрягаться начинаю. И говорю:
- А между прочим выдавать себя за лиц имеющих должности и звания – это уголовное преступление.
- подумаешь,- отмахивается Оля.
Вот такой был случай и такой разговор у нас после этого с доченькой состоялся.

28

Кажется я немного ушел от темы. Но что делать, если  такой случай у нас произошел с этим тиром и такой разговор тоже имел место быть. Значит каждый день мы вдвоем с Ингой сначала идем вместе в автошколу, потом в тир. Потом снова я вел ее уже на курсы рукопашного боя.
А про рукопашный бой  уже была совсем другая история. Но тоже с особым юмором. Дело все в том , что эта группа рукопашного боя на деле оказалась женской группой по обучению приемам самообороны. Мне кажется или это все не совсем то, что нам нужно в данной ситуации. Видимо Оленька по недосмотру что-то там  перепутала. Но не суть в принципе. Я конечно в этом не особенно уверен. Хотя если честно положить свою руку на свое сердце мне это и не особо принципиально. Потому что Инга и без всяких курсов дерется лучше,  чем все мы втроем вместе взятые. А тут вдруг я пришел со своей женой на занятия и случайно обнаружил обильное наличие в этой группе девушек разных возрастов и фактур. Маленькие, высокие, полненькие и стройненькие, светлые, темные, рыжие, кареглазые, голубоглазые. А вот из зеленоглазых была только одна Инга. И вообще она очень сильно почему-то выделялась на общем даже таком разношерстном фоне. И априори все  равно была для меня самой маленькой и самой красивой. Даже она кажется заметила что я смотрю в основном только на нее и даже почти не ревновала. А я? Что я. Уже ко второму разу записал себе на мобильник побольше любимых мелодий и просто стоял в углу и спокойно слушал себе музыку. Так собственно и продолжалось первую пару дней. А на третий у меня вдруг разболелась нога и я придя туда вдруг наконец обратил внимание на пару бесхозных матов сложенных  друг на друга в углу зала. Подошел и сел. И третий день уже спокойно сидел себе. А на четвертый я случайно снова попался на глаза инструкторше, и она настоятельно попросила меня изобразить насильника. Ничего себе. Вот и я тоже сильно удивился.
Чего, правда насильника? Серьезно? Да ладно. А как все делать – понарошку или взаправду? И кого насиловать – пусть даже если и понарошку. Кажется инструкторша смутилась потому что именно так я ее и спросил.
- Ну вы что, разве не играли в детстве в школьных спектаклях?-  это она меня спрашивает.
- Знаете, нет,- ухмыляюсь я.
- А почему?- инструкторша изображает на лице не совсем адекватное удивление,- Вроде бы Вы такой видный сейчас мужчина.  Или были какие-то подростковые комплексы?
Подумаешь. Много она понимает. Даже хмыкаю. Вот скажет же тоже – «подростковые комплексы». Скажет же тоже. А еще женщина. Красивая? Нет, ну не знаю. Вроде бы и симпатичная, но немного не в моем вкусе. Не знаю как объяснить, но не суть:
- Подумаешь, комплексы. – ворчливо говорю я,- А у кого их не было? Прыщи, полнота, хромота. Просто я на дому учился. Не довелось.
Чего-то я завелся немного даже. Ворчать даже продолжил почему-то. Что мол вообще театр – это не мое, что вообще а почти писатель, что тянуться к прекрасному мне не нужно – дома постоянно дочка, ее подруга гостит неопределенное время и жена вон им же почти ровестница.
- А Инга вообще вам кто – жена или дочка?
Ага. Вот сейчас хорошо. Умыла, что называется.
- Инга жена. – я уже сам начинаю смущаться.
- Ну вот, раз так, то помочь жене Вам сам Бог велел.
Слова о боге почему-то меня смущают. И Ингу кажется тоже. Чтоб дальше не развивать эту мысль приходится вписаться. Представляю себе своего героя, вживаюсь в роль, хватаю Ингу одной рукой за запястье, а другой рукой даже начинаю расстегивать на себе штаны.

29

Кажется я немного увлекаюсь и даже переигрываю. Хотя я конечно же не снимаю штаны. Просто обозначил и расстегнул пуговицу на джинсах. И тут же все девчонки вдруг неожиданно все разом начинают краснеть. А Инга оглядывается на меня и смеется уже.  Прижимаюсь губами к ее уху и шепчу:
- Чего смеешься-то Инга, помогай давай . Испуг изображай, страх, оцепенение и все такое.
- Ага, сейчас,- весело хохочет моя жена,- Только штаны застегни , не смущай девочек – это во первых.
Быстро застегиваю штаны обратно. Виновато развожу руками, глядя на девчонок, и улыбаюсь. Девчонки тоже улыбаются мне в ответ, а инструкторша строго смотрит на меня и качает головой.
- Немного переиграл, прошу прощения,- говорю я и снова нагибаюсь к Инге и спрашиваю,- А во вторых.
- А во вторых,- уже озорно хохочет Инга,- Что когда ты расстегиваешь штаны, то не только девочки смущаются, но и я начинаю возбуждаться. И даже немного нервничаю.
Удивленно смотрю на Ингу.  Потом подхватываю ее на руки, обнимаю крепко и даже целую в губы. А она даже смеется уже.  Весело и заливисто. Вот еще . да ладно. Ставлю свою маленькую принцессу обратно на пол и говорю:
- Извините, перемудрил. Тогда дубль два.
Снова хватаю за запястье, но теперь уже не Ингу а саму инструкторшу. Сначала она легко освобождается. Начинает все подробно объяснять. Описывает подробно все свои действия пошагово. Потом говорит мне шепотом, что делать дальше, а я все в точности повторяю и мы демонстрируем девушкам уже другой прием. Потом третий, потом четвертый, а потом я решаю пошутить и говорю:
- А если насильник за волосы схватит? Сейчас вон очень многие девушки носят длинные волосы. И что тогда? За волосы схватит, на руку их намотает и…
Кажется я опять несу что-то не то и смущенно обрываю ход своих мыслей . пытаюсь оправдаться:
- Извините девочки. Дяденька случайно вспомнил фильм для взрослых.
Услышав это Инга снова начинает дико хохотать, а потом вдруг извиняется , срывается с места и выбегает в дверь. Услышав хохот Инги инструкторша снова начинает краснеть. Интересно почему. Да ладно. А у инструкторши я вдруг неожиданно замечаю на затылке скрученные в тугой пучок волосы.
- В дальнем углу коридора . справа.- кричу я  вслед Инге.
Завуалировано объясняю Инге  где я видел туалет по пути сюда. Потом снова перевожу взгляд обратно на инструкторшу. А волосы у нее действительно длинные видимо. Потому что пучок совсем не маленький. Кажется, своими писательскими фантазиями я ввел женщину в некоторый ступор. Может это что-то личное? Может на нее тоже насильник нападал, поэтому и пошла сюда. Кстати тоже вариант. И чего теперь делать?
Уже чувствую как меня кто –то за руку дергает. Смотрю – а это Инга уже вернулась. Быстро она . Смотрит и спрашивает:
- А что случилось? Папочка задумался и запутался? У папочки в голове очень много умных и красивых мыслей, ага?
- Девочка, не хами,- хитро улыбаюсь я,- А то на голодный паек посажу и без интима останешься. До туалета-то хоть добежала?
Кажется инструкторша уже заметила что Инга пришла. Значит она уже вернулась к нам – можно продолжать. Это все я думаю, а Инга ворчит:
- Подумаешь, очень надо. Я между прочим всегда с собой запасные трусики на всякий случай беру.
Нет, вот ну надо же. Уже ворчит и смеется одновременно – почти как Ольга. Инструкторша окончательно отходит, и мы продолжаем.

30

Нет, сначала она, то есть инструкторша испуганно по сторонам оглядывается, потом смущается, потом снова краснеет. Ну вот случайно вывел человека из состояния душевного равновесия. Действительно неудобно получилось. Она уже смотрит на меня с каким то вызовом. Нахально и даже презрительно как-то. Нет ну а чего я. Просто мой мозг привык рассматривать разные способы развития событий. В конце концов я же не для жены стараюсь. Ей-то в принципе такие вот курсы на фиг не нужны. Она голыми руками и без таких примитивных приемов кого угодно по полу раскатает, в рулон свернет и на шкаф закинет. А я и про остальных девчонок из тех которые тут есть тоже думаю.
- А вы сами что предлагаете?- я уже замечаю злую ухмылку на лице инструкторши. Потом ее рука театрально взывает вверх и выдергивает из своего пучка несколько шпилек. Не знаю как у других, а мне показалось будто на театральную сцену упал занавес – такие длинные шикарные и густые у нее волосы оказались.- Покажите нам. Предлагаю Вам даже немного меня потрепать.
Хмыкаю и иду прямо к инструкторше.  Когда прохожу мимо Инги слышу смех и громкий шепот:
- Папочка писатель, папочка блоггер, папочка очень умный.
Хмыкаю, быстро поворачиваюсь в сторону Инги , потом обратно, и показываю ей кулак у себя за спиной. Слышу как она уже начинает хохотать. Подхожу к инструкторше, осторожно и с большим трудом  наматываю на свою ладонь роскошный хвост из ее шелковистых волос. Кажется я делаю это уж слишком осторожно и инструкторша весело усмехается:
- Нет, ну надо же какие нынче ласковые пошли насильники. И что дальше делать?
Смущенно роюсь в памяти и выуживаю приемы от захватов за волосы – интересовался раньше разными видами единоборств - и говорю с полной серьезностью:
- главное сначала зафиксировать руку,- я сам поднимаю левую руку инструкторши вверх и кладу поверх своей.- Ну а теперь действуем уже ногой или другой рукой. Бьем либо пяткой в подъем стопы, в колено  или в голень. А если действуем рукой, то бьем или ребром ладони, или кулаком, а еще лучше локтем. Зоны поражения – нос, висок, глаз, челюсть, солнечное сплетение.
Потом мы пытаемся все это изобразить. Показываем снова и снова. Потом немного меняем ситуацию и  мне кажется или на инструкторшу накатывает истерика. Видимо мой новый сюжет совпал с личным и реальным. Инга ухмыляется непонятно чему, потом бежит к ревущей женщине и пытается ее успокоить. А сама глядит в зал и спрашивает:
- Девочки кто хочет помочь и изобразить из себя жертву.
Уже вижу как несколько длинноволосых девчонок поднимают руки и даже  не дожидаясь моей реакции, торопятся, почти бегут в нашу сторону.


Рецензии