Свет давних встреч

- Сегодня мы потеряли весну… Наверно, она отправилась дарить цветы более достойным... - трагическим голосом произнёс Иван Петрович, наблюдая через окно,  как   снежный  январь белым пледом накрывает нежную зелень мая.


 - Не переживай, - успокаивал деда внук Игорь. – Это временное явление. Растает снег, обязательно растает. Он землю  к празднику прикрыл для  маскировки… Раз… и «нет безобразья в природе»,  и в жизни тоже нет.


Ивану  Петровичу такие перемены ни к чему. Он с нетерпением ждёт праздника, ждёт приглашение на парад, поздравление от Совета ветеранов.  Накануне Дня Победы старик совсем покой потерял: в течение дня несколько раз подходил к почтовому ящику,  спать ложился поздно, вставал рано. Он включал-выключал телевизор, надеясь в хронике военных лет  увидеть однополчан. Однако годы, которые возвращал ему экран в фильмах, казались обманом. Постепенно глаза Ивана Петровича наполнялись сухой тоской, мысли уводили на другую, знакомую не понаслышке войну.


Вот серой лентой в сером тумане растворилась пехота. Быть незамеченной врагом не удалось. Взрывы, беспорядочная стрельба, крики, стоны… Бледный рассвет. Не спросив разрешения свыше, исчез туман, а на пропитанной кровью земле трупы солдат.


После таких воспоминаний Иван Петрович надолго замолкал. Тогда внук доставал из шкафа старенький патефон. Скользнув по пластинке, игла находила нужную дорожку и… «Валенки, да валенки! Ой, да не подшиты, стареньки…» Песня трогала душу, задевала её русские струны.  Голос Лидии Руслановой возвращал Ивана Петровича к жизни: разглаживались на лбу морщины, топорщился забавный хохолок на голове, рот расплывался в улыбке: «Женщина! Вот это женщина! Самородок! Талант! Рядом с ней и поставить некого! Хочешь, Игорёша, я тебе одну историю расскажу?»


Игорь, конечно, не очень хотел в сотый раз слушать давно известную историю, но отказать  любимому деду не мог.

 
«Значит, дело было так… - неспешно начинал Иван Петрович. – Однажды приехала к нам в часть известная певица Лидия Русланова. В лёгком концертном наряде она выступала перед фронтовиками в любую погоду. Мороз под 30 градусов, пар валит изо рта, а она поёт о раздолье русском, о любви, о Родине, которую мы защищаем. Дождь льёт, а она спрячется  под крыло самолёта и поёт. Слава о ней была громче залпов артиллерийских орудий. И надо же было такому случиться, что накануне концерта я и ещё двое бойцов должны были идти в разведку.  Расстроились мы, конечно, но виду не показываем, собираемся потихоньку. И тут, понимаешь ли ты, Игорёша, дверь в землянку открывается, и входит певица Русланова. А у нас в землянке махорочный дым, хоть топор вешай, убогий фитиль чадит в гильзе от снаряда. Растерялись мы, но пройти предложили, место за столом освободили, чаю налили… «Спасибо, - говорит. – Но я по другому поводу пришла. Хочу спеть для вас перед тем, как уйдёте на задание». И запела. Пела сильная, порывистая, простая русская баба, а не тщеславная заласканная вниманием почитателей звезда. Нарядная панёва на ней, душегрейка, на ногах – лапти, на голове – шаль узорчатая, из-под которой глаза горят. А голос, что ручеёк на перекатах, чистый, как родничковая вода. Я и детство вспомнил, и деревенскую плакальщицу Аксинью, и вместе с ямщиком замерзал в глухой степи, и валенки подшивал для своей любимой. Пела она, слёз не сдерживала, и мы вместе с ней плакали по ушедшим на фронт и не вернувшимся домой солдатам.  «А вы, пожалуйста, возвращайтесь…» - на прощание тихо попросила она.

 
Иван Петрович снова и снова крутил ручку патефона.


- Ангел небесный, ангел… - шептал он. - Я ещё раз песню послушаю, а ты, внучок,  загляни, пожалуйста, в почтовый  ящик.


Вот они, желанные приглашения!


- А теперь, Игорёк, давай приведём в порядок ордена и медали. Вот только нет среди них медали за то, что выжил, - пошутил дед.


- Может, ещё дадут, - выразил надежду Игорь и улыбнулся. – Я с тобой. Можно, дед?


- В программе празднования Дня Победы   концерт в филармонии для ветеранов Великой Отечественной войны. Вот туда мы с тобой и пойдём.


Заслуженную  артистку  России и Тывы Людмилу  Луценко попросили спеть на концерте что-нибудь руслановское. Неожиданно выпавший снег подсказал выбор. Конечно, «Валенки». В песне и широкий размах русской души, и безудержная удаль, и оптимизм...


 Людмила встречалась с Лидией Андреевной в Москве. Выполняя задание своего педагога по классическому народному вокалу  Заслуженной артистки РСФСР Ирмы Петровны Яунзем, она отправилась к великой певице, чтобы спеть и  узнать её мнение. То, что Людмила услышала, обрадовало:


- Молодец, деточка. Ты единственная певица, которая мне не подражает. Талант у тебя незаурядный! Иди своим путём! Ты откуда родом будешь? – поинтересовалась она.

- Из Сибири, - ответила Людмила.


- Иди ко мне, я тебя поцелую…


Поцелованная Богом и Лидией Руслановой, Людмила вышла на сцену филармонии. Она попросила конферансье не объявлять её номер. Перед ней самая благодарная аудитория. Сосредоточенные лица, седые головы, на парадных пиджаках ордена и медали…


  Во  втором ряду рядом с красавцем внуком-студентом наш уважаемый Иван Петрович.  Прищурив подслеповатые глаза, он  внимательно рассматривал певицу: 
«Нарядная панёва на ней, душегрейка, на ногах – лапти, на голове – шаль узорчатая, из-под которой глаза горят. А голос, что ручеёк на перекатах, чистый, как родничковая вода. «Валенки, да валенки! Ой, да не подшиты,   стареньки…» Пела сильная, порывистая, простая русская баба, а не тщеславная заласканная вниманием почитателей звезда».

 
Иван Петрович чувствовал, как оживала его русская правдивая и горячая душа. В большом волнении он  мигал глазами, неровно дышал, дрожащими руками дёргал за рукав пиджака Игоря, пытаясь что-то сказать.

Одетая «под Русланову»,  Людмила Луценко впервые копировала  руслановский тембр. Результат потрясающий: зрители подёргивали плечами, хлопали  в такт мелодии, вставали с мест, приплясывали, а потом долго благодарили аплодисментами.


  Когда в зале установилась тишина, Иван Петрович вскочил  с места  и  закричал:


  - Я  Вас  узнал! Я Вас  узнал!!!!  Это ВЫ  приезжали в 42-м  к нам на передовую и пели  «ВАЛЕНКИ». Вы ангел небесный, ангел… Золотой голос России!


  Людмила   плакала   вместе  с  ветераном...


Домой возвращались вечером. Снег растаял. Посвежевшая нежная зелень мая снова радовала глаз. «Вот и весна  к нам с тобой  вернулась. Завтра будет дарить нам цветы…» - радовался Иван Петрович.


Рецензии
Говорят что память играет с нами и может преподнести злую шутку. Тот-ли это случай? Можно-ли судить старого солдата за "промах"? А есть-ли вообще в том смысл - судить и какое мы имеем, в конечном итоге, на то право?
Автор, не многосложно, на лёгком пере, показал на это. Голос со сцены, стал голосом из далёкого прошлого и какая разница во внешности исполнителя, если песня лилась из души. Вот и письмо это, что крик души, подтверждающий действительность, напоминающий нам, что завтра - придёт весна, стало быть цветы подарит и с ними - надежду.

С поклоном к Вам, дорогая Людмила.
Счастья, любви и успехов!

Ваш Саша, краснодарский поклонник и ученик.

В рейт. - понравилось.

Александр Краснослободский   20.05.2019 08:17     Заявить о нарушении
Свет давних встреч остаётся в памяти, и порой помимо воли человека появляется в настоящем.

Спасибо, Александр.

Радости!

Людмила.

Людмила Каутова   20.05.2019 16:58   Заявить о нарушении
Свет давних встреч, какие добрые слова, запомню.

Александр Краснослободский   20.05.2019 17:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.