Маёвка

Кто постарше, помнит, что раньше, 1 мая, всегда проводилась маёвка. Сидоровы регулярно посещали первомайские демонстрации, но после ельцинских реформ и длительного периода вставания с колен как-то от этого процесса отошли. К тому же тёща со временем стала слаба здоровьем. Пять лет назад она сломала ногу, и хоть кости срослись, но передвигаться тёща могла только по квартире. Сначала на костылях, а потом с помощью ходунков. Но ностальгия по родному Советскому Союзу брала свое, и вот, в последние годы Сидоровы стали проводить маёвки прямо у себя в квартире. Они заранее готовились к этой акции: мастерили транспаранты, писали зубной пастой на красных тряпках лозунги и развешивали их по квартире, а также привязывали к бкрёзовым веточкам бумажные цветочки. Роли распределялись строгого в соответствии с мировоззрением: теща Роза Петровна - ватница, тесть Пал Палыч - оппозиция, жена Галина - едросовка,  зять Николай - росгвардия. Камера предварительного заключения - в тещиной комнате. Тесть сидит после каждой маевки по пять суток, с соседом перестукивается. Выпускают его только в туалет, и то под присмотром росгвардии.
Начиналась демонстрация обычно в кухне, сразу после завтрака. Дело в том что Сидоровы не любят мыть посуду, поэтому постоянно спорят, кому заниматься этим неприятным делом. Вот и сегодня перепалка чуть не дошла до драки, пока Галя не взяла в руки красный флаг и не двинулась из кухни в коридор с песней "Взвейтесь кострами синие ночи!" За ней пристроилась тёща с ходунками, за тёщей  - тесть с белым шариком. Где он его взял неизвестно, от ответа уклонился. Возможно шарик остался с прошлогодней маёвки и пролежал в сдутом виде где-нибудь под матрасом. Николай взял веточку с привязанными цветочками и пошёл сзади, замыкая колонну. Он был похож на пастуха, идущего вслед за небольшим стадом.
Путь Сидоровых лежал через шестиметровый коридор в большой просторный зал, в середине которого на стене висел огромный экран телевизора. Сидоровы планировали расположиться на диване напротив экрана и наблюдать дальнейшую маевку вместе со всей страной.
Но сегодня с утра что-то пошло не так. Дело в том что тёще сегодня должны были принести пенсию. Раньше ее приносили 3-го числа, а в прошлом месяце доставщица сообщила, что дату перенесли на 1-е число и теперь она будет приходить каждый месяц ровно 1-го. Тёща по причине ветхости мозгов забыла об этом предупреждении.
И вот когда колонна Сидоровых поравнялась с входными дверями, снаружи громко постучали.
Сидоровы оторопели: они ожидали  чего угодно только не этого! Колонна мгновенно разрушилась и все демонстранты побежали в разные стороны: Галя рванула в зал, упала на пол и накрыла своим крепким телом дорогое Красное знамя. Роза Петровна, брякая ходунками, застряла в дверном проеме. Пал Палыч, застигнутый врасплох на середине коридора, метнулся в спальню и юркнул под кровать. Один Коля не стал метаться, он понял что его то уж точно не возьмут, - он же свой, классово близкий.
Стук в дверь повторился более громко и требовательно.
- Откройте!!!... Доставка пенсии!
Николай кинулся к двери, вмиг  распахнул её и впустил в прихожую молодую блондинку, доставщицу пенсий Ольгу.
- Здравствуйте, - сказала Ольга, - с праздником вас, с Первомаем!
Роза Петровна, осознав что опасность миновала, шустро повернула свои ходунки на 180 градусов и заковыляла обратно на кухню. Процесс получения пенсии происходил, как обычно, за кухонным столом. Оля доставала из сумки ведомость, в которой Роза Петровна ставила свою красивую подпись. Затем Ольга отсчитывал а Розе Петровне купюры: 15 бумажек достоинством в одну тысячу и несколько соток. Получался ровнёхонько прожиточный минимум.
В спальне что-то зашуршало и оттуда, одергивая рубаху, вышел слегка помятый Пал Палыч.
- Ох и напугали вы нас, Оленька! Мы тут, понимаешь, маевку проводим... А тут ваш стук!
- Ой, извините, я же не знала!
- Ну ничего, вы еще можете к нам присоединиться, сказал Пал Палыч.
- Я тебе присоединюсь! - отрезала Роза Петровна, - старый пень! Давно в КПЗ не сидел, пятая колонна?!
Оля рассмеялась, ещё раз поздравила Сидоровых с праздником, и пошла разносить пенсию дальше. И тут из зала, опираясь на древко красного флага, вышла, прихрамывая, Галя. Она, падая на пол, больно ушибла колено.
- Ну что, митинговщики, поздравляю, теперь у нас два инвалида!
- Ах ты старая революционерка, закричал Пал Палыч на жену. Это всё из-за тебя! Роза Петровна взвизгнула в ответ: А сам-то кто? Забыл, как партбилет сжигал в девяносто первом году? Разъяренный Пал Палыч схватил ходунки и начал вырывать их из рук жены. Но тут, как нельзя вовремя подоспела росгвардия. И Пал Палыч отправился, как несложно догадаться, в камеру предварительного заключения. И вот сидит там почитай, уже второй день. Хоть бы, ко Дню Победы выпустили!

128


Рецензии